«К японцам мы в баню ходили»
Фото: ucoz.org

Фото: ucoz.org

Ветеран советско-японской войны — о вежливых красноармейцах и о том, почему в войне нет ничего интересного

В эти дни мир готовится праздновать 70-ю годовщину капитуляции милитаристской Японии и окончания Второй мировой войны. События 9 августа — 2 сентября 1945 года непосредственно коснулись Дальнего Востока СССР: здесь формировались боевые соединения, в значительной мере из местных новобранцев, а некоторые советские населенные пункты находились в тот период на военном положении.

Владимира Сергеевича Лупарева призвали на войну с японцами в 18 лет. Сейчас ему 88. Своими воспоминаниями он поделился с корреспондентом «Русской планеты».

Впервые вопрос об участии Советского Союза в войне против Японии был поставлен президентом США Франклином Рузвельтом на Тегеранской конференции в 1943 году. Иосиф Сталин, получив конкретный ответ о сроках высадки англо-американских войск в северной Франции, прямо заявил, что СССР готов выступить с союзниками общим фронтом против Японии, после того как капитулирует Германия. Планирование операции против Квантунской армии началось в конце 1944 года, хотя часть пехоты стояла на дальневосточной границе на случай нападения самураев с самого 1941-го. Маршал Александр Василевский в своих воспоминаниях писал: «То, что мне придется ехать на Дальний Восток, я впервые узнал летом 1944 г. После окончания Белорусской операции И. В. Сталин в беседе со мной сказал, что мне будет поручено командование войсками Дальнего Востока в войне с милитаристской Японией».

— Меня призвали 15 мая 1945 года. Я тогда жил в Якутии и работал на прииске. Нас, молодых, восемь человек призвали, а вернулись только двое, — рассказывает ветеран Владимир Лупарев. — Сначала нас под Иркутск привезли, на станцию Мальта. Прошли мы комиссию, и нас одели в старое обмундирование, которое после фронта осталось. На некоторых гимнастерках даже кровь неотмытая была.

Ветеран советско-японской войны Владимир Лупарев

Ветеран советско-японской войны Владимир Лупарев. Фото: Матвей Журбин/«Русская планета»

Потом приезжает командир дивизии. Нас построили, он посмотрел и как дал чих-пыху! На другой день нас сразу же всех переодели в новое. Потом загрузили в эшелон, и поехали мы в Читу. Прибыли ночью. Я просыпаюсь, а земляков моих нет: в Чите они по частям распределились, а нас дальше повезли. Привезли в Борзю. Поместили в пустых ангарах. Вместо кроватей солому выдали. Кормили плохо. Потом «покупатели» (офицеры, которые отбирали себе бойцов среди призывников. — РП) из частей приезжают. Мы им в первую очередь вопрос: «Как кормят?» Один старший лейтенант по фамилии Казанцев нам говорит: ребята, в обиде не останетесь, прыгайте в машину. Мы погрузились, нас человек восемь было, и поехали в часть.

Приехали в поселок Харанор. Поселили нас в клиньях, которыми аэродромы чистят от снега. Соломы дали. Мы там две ночи переночевали. Потом приехали офицеры из подразделений: из аэродромной роты, автороты, из техчасти, продовольственной части. Разобрали кого куда, а я в связь попал.

Жили в палатках, кормили хорошо. Мясо два раза в день ели. Командир полка садился на кукурузник, а ребят посылал на машине вперед. Вылетает, дзеренов (вид антилопы. — РП) настреляет, ребята их грузят — вот и мясо.

Нашей задачей было обеспечивать воздушную и наземную связь. О том, что началась война, мы не знали. Приезжаем с дежурства, а нас на аэродром — ленты пулеметные заряжать и бомбы грузить. Что к чему, ничего не знаем, а наши уже бомбили. Через три дня подъезжает автобат, нас грузят, паек сухой выдают — и через границу. Вот тут я и узнал, что война.

Повезли в китайский Хайлар, а потом дальше через Хинган. Войну закончили в Цицикаре. Трупов много я насмотрелся. Ездил в передовой команде. Нашей задачей было приехать, приготовить место для самолетов, связь наладить. Когда наступали, в какой-нибудь небольшой город приезжаешь — лежат мертвые и японцы, и китайцы. Когда двигались обратно, в населенных пунктах их прибрали, а вдоль дорог — нет. Вонь страшная стояла.

Ничего интересного в войне нет. Никому не пожелаешь такого, даже врагу. Мы двигались за наступающей армией. Обслуживали аэродромы, с которых летали наши истребители и средние бомбардировщики: «Яки», «Лавочкины». Видели и японские аэродромы, нашими разбитые. На многих японские самолеты даже взлететь не успели.

Китайцы у нас работали. Очень голодные были. Мы их за работу кормили. Как они жили под японцами, я даже не знаю. Жалко их было. Зайдешь к ним в фанзу (китайская хижина. — РП), а у них ничего нет — одни циновки и куча ребятишек. Голые, голодные все.

А к японцам мы в баню ходили. Жили они хорошо: дома большие, прислуга из китайцев. Старики в основном. Наши их не трогали, гуманно себя вели, и они к нам лояльные были. Общались с ними по-разному: и жестами, и через переводчиков. Среди китайцев много было полукровок. Мать, например, из мигрантов — русская, а отец китаец, или наоборот. Они по-русски хорошо говорили и переводили нам.

Потерь в нашем соединении практически не было. Только в самом начале войны командир полка погиб: разбился в районе Хингана. Погода была плохая. Точно не известно, сбили его или сам рухнул.

Один раз под артиллерийский обстрел попали. Ехали в открытой машине. Тут снаряды рваться начали. Страшно не было. Мы же пацаны еще совсем, глупые были. Только наблюдали: этот перелетел, этот недолетел. По нашей колонне не попали, а вот полевой госпиталь — он чуть дальше от дороги стоял — разбомбили.

После войны вернулись мы на границу, туда, где раньше стояли. Тут нам туго пришлось: бывало, по месяцу из караулов не вылезали. Потому что людей не хватало: демобилизация началась. В первую очередь домой отправляли железнодорожников и учителей, а мы, молодые, служить остались. Потом наш полк перебросили под Кенигсберг, стали мы относиться к Балтийскому флоту. Всего я 10 лет прослужил — до 1955 года. 

Федор Тютчев: «Самые заклятые враги России с наибольшим успехом способствовали развитию ее величия» Далее в рубрике Федор Тютчев: «Самые заклятые враги России с наибольшим успехом способствовали развитию ее величия»Дипломат, цензор и поэт — о внутренних и внешних проблемах России

Комментарии

16 августа 2015, 09:21
А некоторым нравится. Некоторые после войны не могут себя найти в мирной жизни. Видимо убивать интереснее чем хзаводить семью и работать.
Дай бог здоровья ветерану.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»