«Жизнь этой женщины сегодня кажется неправдоподобной»
Батальон смерти Марии Бочкаревой. Фото: stoneforest.ru

Батальон смерти Марии Бочкаревой. Фото: stoneforest.ru

Была ли расстреляна в Красноярске офицер Первой мировой войны Мария Бочкарева

Краеведы из нескольких регионов России предложили сохранить в Красноярске память о второй женщине-офицере Марии Бочкаревой. По мнению председателя «Русского культурного центра» Олега Соболева, не обязательно устанавливать памятник, достаточно и мемориальной таблички. Важно, чтобы в городе, где Бочкарева, вероятнее всего, была расстреляна, сохранилась хоть какая-то память об этой удивительной женщине. РП вспоминает судьбу Марии Бочкаревой.

Офицер Яшка

В истории российской армии Мария Бочкарева стала второй женщиной-офицером. Родившись в простой крестьянской семье, она добровольцем ушла на фронт, получив на это личное разрешение от императора Николая II. Сражаясь на германском фронте, стала кавалером Георгиевского креста, живым символом воинского героизма. После февральской революции по просьбе Александра Керенского создала первый в России ударный женский добровольческий батальон, получивший название «Батальон смерти» за то, что выдерживал атаки врага там, где бежали бывалые вояки. Бочкаревой восхищались и ее же ненавидели. Считали образцом русской женщины и в то же время карикатурой на нее, присвоив уничижительное прозвище «Яшка».

Во время Октябрьской революции женский батальон Марии Бочкаревой стал последней преградой на пути разбушевавшихся солдат и матросов к Зимнему дворцу. После победы большевиков ее несколько раз арестовывали. За отказ сотрудничать с новыми властями, обвинили в пособничестве генералу Лавру Корнилову и чудом не расстреляли — ей помог сбежать бывший однополчанин, которому она когда-то спасла жизнь. Затем она отправилась за границу, чтобы просить о помощи в борьбе с большевиками. В США журналист Исаак Дон Левин по рассказам Бочкаревой написал книгу о ней, которая была опубликована в 1919 году под названием «Яшка» и переведена на несколько языков.

— Во время этой поездки Бочкаревой удалось добиться встречи с президентом США Вудро Вильсоном и английским королем Георгом V, — рассказывает корреспонденту РП историк Иван Савельев. — На слова короля Англии: «Вы русский офицер и должны отправиться в Архангельск и служить родине», — она ответила: «Слушаюсь!» — и в 1918 году вернулась в Россию, чтобы продолжить борьбу.

К осени 1919 года Бочкарева оказалась в Омске, где адмирал Александр Колчак предложил ей в срочном порядке сформировать женский военно-санитарный отряд ее имени. Всего за два дня ей удалось привлечь под свои знамена свыше 200 сибирячек. Однако сражаться было уже слишком поздно: большевики одерживали одну победу за другой. 19 ноября они заняли Омск, Колчаку пришлось бежать. А Бочкарева вернулась в Томск, где у нее оставались родственники.

Мария Бочкарева на приеме у Вильсона, США, 1918 год

Мария Бочкарева на приеме у Вильсона, США, 1918 год. Фото из Библиотеки Конгресса США

«Непримиримый и злейший враг»

Бегство Колчака Бочкарева расценила как предательство. Поэтому, когда и Томск перешел под власть большевиков, добровольно сдалась на милость новых властей — сама пришла в комендатуру и сложила оружие. Для начала с нее взяли подписку о невыезде, но вскоре арестовали во время церковной службы и отправили в Красноярск.

— Обвинения ей были предъявлены более серьезные, чем в прошлый раз: создание женского батальона, боровшегося с Советской властью в Петрограде, агитация в поддержку Белой армии за границей, сотрудничество с Корниловым и Колчаком, — рассказывает Иван Савельев. — Однако в ходе следствия, затянувшегося на долгие четыре месяца, местные следователи Особого отдела перестали понимать, какое именно обвинение ей нужно предъявить. Непосредственного участия в боевых действиях против Красной Армии Бочкарева не принимала — с оружием в руках она сражалась только на германском фронте. На все вопросы, которые ей задавали, отвечала прямо и открыто. Поэтому в ВЧК были обескуражены и долго не знали, что с ней делать.

17 апреля военный следователь особого отдела ВЧК при 5 армии Поболотин все же вынес заключение по делу №796, сохранившееся в архивах УФСБ России по Омской области. Он пришел к выводу, что «преступная деятельность Бочкаревой перед РСФСР следствием доказана», она является «непримиримым и злейшим врагом Рабоче-крестьянской Республики», поэтому ее следует передать в распоряжение начальника Особого отдела 5-й армии.

Однако 21 апреля 1920 года Особый отдел решил переложить ответственность за сложное решение на плечи столичных коллег и постановил: «Для большей информации дело, вместе с личностью обвиняемой, направить в Особый отдел ВЧК в Москву». Возможно, если бы с Бочкаревой так и поступили, это стало бы для нее спасением, тем более что тогда постановлением ВЦИК и СНК смертная казнь в РСФСР была в очередной раз отменена. Но на этот раз Яшке не повезло — в Красноярск из Москвы прибыл первый заместитель начальника особого отдела ВЧК Иван Павлуновский, прославившийся как безжалостный организатор массовых расстрелов «буржуазных элементов» и карательных экспедиций.

— В начале 1920 года Феликс Дзержинский назначил Павлуновского полномочным представителем ВЧК в Сибири, поставив задачу «беспощадного подавления Красным террором любых контрреволюционных поползновений местного населения», — продолжает Иван Савельев. — 15 мая Иван Павлуновский, не вникая в суть дела и не церемонясь, написал на постановлении следователя Поболотина краткую резолюцию: «Бочкареву Марию Леонтьевну — расстрелять». Возможно, категоричное решение Павловский принял под влиянием момента: как раз после его прибытия неподалеку от Красноярска были обнаружены две баржи с трупами красноармейцев, которых колчаковцы заморозили заживо.

На обложке уголовного дела Бочкаревой синим карандашом написано: «Исполнено пост. 16 мая». Это означает, что именно в этот день постановление о расстреле было приведено в исполнение. Казалось бы, в истории жизни Яшки можно ставить точку. Но позднее выяснилось, что все не так просто, как кажется.

Расстрел, которого не было?

В 90-е годы прошлого века, когда в России в массовом порядке принимались решении о реабилитации невинных жертв Советской власти, в числе прочих было пересмотрено и дело Марии Бочкаревой. Изучив все обстоятельства, прокуратура России 9 января 1992 года пришла к выводу, что достоверные свидетельства ее расстрела отсутствуют.

— В заключении прокурора Омской области Государственного советника юстиции 3-го класса Ю. А. Якунина говорится: «В деле нет документов о приведении приговора в исполнение. Обвинение не предъявлялось. Свидетели по этому делу не привлекались», — рассказывает корреспонденту РП кандидат исторических наук Дмитрий Елизаров. — Могилу Бочкаревой в Красноярске также обнаружить не удалось, что, впрочем, неудивительно, если учитывать сколько «врагов революции» расстреливали в те дни и как их хоронили.

Сейчас историки рассматривают две основных версии, что же все-таки произошло с Марией Бочкаревой в мае 1920 года. По одной из них, героиню Первой мировой войны после пыток и издевательств собственноручно расстреляла жена Павлуновского Мильда Дзелтынь, отличавшаяся крайней жестокостью.

Другую версию выдвинул самый известный российский биограф Бочкаревой, историк Сергей Дроков. Он уверяет, что Мария Бочкарева вообще никогда не была расстреляна — ее спас американский журналист русского происхождения Исаак Дон Левин, написавший о ней книгу «Яшка».

— Как раз в это время он прибыл в Россию, искал встречи с Лениным. Получил отказ, но зато ему удалось получить разрешение совершить путешествие по Сибири и документ с подписью вождя пролетариата, дававший ему особые полномочия, — утверждает Дмитрий Елизаров. — В Красноярске Исаак Дон Левин воспользовался данным ему мандатом и спас героиню своей книги из большевистских застенков. Вместе с ним Бочкарева уехала в Харбин, где через некоторое время вышла замуж за бывшего однополчанина, вдовца с двумя сыновьями, взяла его фамилию. В 1927 году вместе с новой семьей, как и многие другие русские семьи, была насильственно депортирована с территории Китайско-Восточной железной дороги в Советскую Россию. В СССР похоронила мужа, и благополучно пережила Вторую мировую войну, в годы которой погибли два его сына от первого брака.

Одни свято верят в историю с чудесным спасением. Другие убеждают: в ней столько же правды, сколько в легендах о том, что Бочкареву расстреляли за то, что она спрятала в Томске золото Колчака и отказалась сообщить большевикам его местонахождение.

— Хотя стоит ли удивляться, что даже смерть Марии Бочкаревой породила множество легенд? — резюмирует Иван Савельев. — Ведь и сама жизнь этой выдающейся женщины была настолько удивительной, что кажется сегодня неправдоподобной.

«Русский костюм можно изучать бесконечно» Далее в рубрике «Русский костюм можно изучать бесконечно»Автор крестьянских костюмов XIX века Екатерина Чугина о традициях в одежде того времени

Комментарии

17 апреля 2016, 22:36
Это та Бочкарева, которая продала свою страну, достойная тетя, может встать в один ряд с генералом Власовым, еще и страшно мужеподобная
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»