Истребительно-противотанковая артиллерия Красной армии
Советские артиллеристы ведут бой. Фото: topwar.ru

Советские артиллеристы ведут бой. Фото: topwar.ru

История и герои элитарного вида войск, родившегося в годы Великой Отечественной войны

Бойцам этих подразделений завидовали и — одновременно — сочувствовали. «Ствол длинный, жизнь короткая», «Двойной оклад — тройная смерть!», «Прощай, Родина!» — все эти прозвища, намекающие на высокую смертность, достались солдатам и офицерам, воевавшим в истребительно-противотанковой артиллерии (ИПТА) Красной армии.

Все это правда: и повышенные в полтора-два раза оклады для состоящих в штате подразделений ИПТА, и длина стволов многих противотанковых пушек, и необычайно высокая смертность среди артиллеристов этих частей, позиции которых часто располагались рядом, а то и перед фронтом пехоты… Но правда и то, что на долю истребительно-противотанковой артиллерии пришлось 70% уничтоженных немецких танков; и то, что среди артиллеристов, удостоенных в годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза, каждый четвертый — солдат или офицер истребительно-противотанковых подразделений. В абсолютных цифрах это выглядит так: из 1744 артиллеристов — Героев Советского Союза, чьи биографии представлены в списках проекта «Герои страны», 453 человека воевали в истребительно-противотанковых подразделениях, главной и единственной задачей которых была стрельба прямой наводкой по немецким танкам…

Угнаться за танками

Само по себе понятие противотанковой артиллерии как отдельного вида этого рода войск появилось незадолго до Второй мировой войны. В годы Первой мировой борьбу с малоподвижными танками достаточно успешно вели обычные полевые орудия, для которых довольно быстро разработали бронебойные снаряды. К тому же бронирование танков до начала 1930-х оставалось в основном противопульным и лишь с приближением новой мировой войны начало усиливаться. Соответственно, потребовались и специфические средства борьбы с этим видом вооружений, которым и стала противотанковая артиллерия.

В СССР первый опыт создания специальных противотанковых орудий пришелся на самое начало 1930-х. В 1931 году появилась 37-миллиметровая противотанковая пушка, представлявшая собой лицензионную копию немецкого орудия, предназначенного для той же цели. Год спустя на лафет этой пушки установили советскую полуавтоматическую 45-миллиметровую пушку, и таким образом появилось 45-миллиметровое противотанковое орудие образца 1932 года — 19-К. Через пять лет его модернизировали, получив в итоге 45-миллиметровую противотанковую пушку образца 1937 года — 53-К. Она-то и стала самым массовым отечественным противотанковым орудием — знаменитой «сорокапяткой».

Расчет противотанковой пушки М-42 в бою

Расчет противотанковой пушки М-42 в бою. Фото: warphoto.ru

Эти пушки — главное средство борьбы с танками в Красной армии предвоенного периода. Именно ими с 1938 года вооружались противотанковые батареи, взводы и дивизионы, до осени 1940-го входившие в состав стрелковых, горно-стрелковых, мотострелковых, моторизованных и кавалерийских батальонов, полков и дивизий. Например, противотанковую оборону стрелкового батальона довоенного штата обеспечивал взвод 45-миллиметровых орудий — то есть две пушки; стрелкового и мотострелкового полков — батарея «сорокапяток», то есть шесть орудий. А в составе стрелковой и моторизованной дивизий с 1938 года был предусмотрен отдельный противотанковый дивизион — 18 пушек калибра 45 мм.

Но то, как стали разворачиваться боевые действия Второй мировой, начавшейся 1 сентября 1939 года с вторжения Германии в Польшу, быстро показало: противотанковая оборона на дивизионном уровне может оказаться недостаточной. И тогда появилась идея создать противотанковые артиллерийские бригады Резерва Главного командования. Каждая такая бригада была бы грозной силой: штатное вооружение подразделения численностью 5322 человека состояло из 48 пушек калибра 76 мм, 24 пушек калибра 107 мм, а также 48 зенитных пушек калибра 85 мм и еще 16 зенитных пушек калибра 37 мм. При этом собственно противотанковых пушек в штате бригад не было, однако с их задачами более или менее успешно справлялись и неспециализированные полевые пушки, получившие штатные бронебойные снаряды.

Увы, к началу Великой Отечественной войны завершить формирование противотанковых бригад РГК страна не успела. Но и недоформированные, эти подразделения, поступавшие в распоряжение армейского и фронтового командования, позволяли маневрировать ими гораздо более эффективно, чем противотанковыми подразделениями в штате стрелковых дивизий. И хотя начало войны привело к катастрофическим потерям во всей Красной армии, в том числе и в артиллерийских частях, за счет этого был накоплен необходимый опыт, который довольно скоро и привел к появлению специализированных противотанковых подразделений.

Рождение артиллерийского спецназа

Очень быстро стало понятно, что штатные дивизионные противотанковые средства не способны всерьез противостоять танковым клиньям вермахта, а нехватка противотанковых пушек нужного калибра вынуждает выкатывать на прямую наводку легкие полевые орудия. При этом их расчеты, как правило, не имели необходимой подготовки, а значит, порой действовали недостаточно эффективно даже в выгодных для них условиях. Кроме того, из-за эвакуации артиллерийских заводов и массовых потерь первых военных месяцев нехватка основных орудий в Красной армии стала катастрофической, поэтому распоряжаться ими нужно было гораздо бережнее.

В таких условиях единственным верным решением было формирование особых резервных противотанковых частей, которые можно было не просто ставить в оборону по фронту дивизий и армий, а маневрировать ими, бросая на конкретные танкоопасные направления. О том же говорил и опыт первых военных месяцев. И в итоге уже к 1 января 1942 года в распоряжении командования действующей армии и Ставки Верховного главнокомандования имелись одна противотанковая артиллерийская бригада, действовавшая на Ленинградском фронте, 57 противотанковых артиллерийских полков и два отдельных противотанковых артиллерийских дивизиона. Причем они действительно имелись, то есть активно участвовали в боях. Достаточно сказать, что пяти противотанковым полкам по итогам сражений осени 1941 года было присвоено только-только введенное в Красной армии звание «гвардейский».

Советские артиллеристы c 45-мм противотанковой пушкой в декабре 1941 года

Советские артиллеристы c 45-мм противотанковой пушкой в декабре 1941 года. Фото: Музей инженерных войск и артиллерии, Санкт Петербург

Еще через три месяца, 3 апреля 1942 года вышло постановление Государственного комитета обороны, вводившее понятие истребительной бригады, главной задачей которой становилась борьба с танками вермахта. Правда, ее штат вынужденно был гораздо скромнее, чем у подобного довоенного подразделения. В распоряжении командования такой бригады было втрое меньше людей — 1795 бойцов и командиров против 5322, 16 пушек калибра 76 мм против 48 по довоенному штату и четыре 37-миллиметровых зенитки вместо шестнадцати. Правда, в списке штатного вооружения появились двенадцать 45-миллиметровых пушек и 144 противотанковых ружья (ими были вооружены два пехотных батальона, входивших в состав бригады). Кроме того, ради создания новых бригад Верховный главнокомандующий приказал в течение недели пересмотреть списки личного состава всех родов войск и «изъять весь младший и рядовой состав, ранее служивший в артиллерийских частях». Именно эти бойцы, пройдя короткую переподготовку в запасных артиллерийских бригадах, и составили костяк противотанковых бригад. Но доукомплектовывать их пришлось все равно бойцами, не имеющими боевого опыта.

К началу июня 1942 года в Красной армии действовали уже двенадцать новосформированных истребительных бригад, в составе которых, помимо артиллерийских подразделений, были также минометный дивизион, инженерно-минный батальон и рота автоматчиков. А 8 июня появилось новое постановление ГКО, которое сводило эти бригады в четыре истребительные дивизии: ситуация на фронте требовала создания более мощных противотанковых кулаков, способных останавливать немецкие танковые клинья. Менее чем через месяц, в самый разгар летнего наступления немцев, быстро продвигавшихся на Кавказ и к Волге, вышел знаменитый приказ № 0528 «О переименовании противотанковых артиллерийских частей и подразделений в истребительно-противотанковые артиллерийские части и установлении преимуществ начальствующему и рядовому составу этих частей».

Пушкарская элита

Появлению приказа предшествовала большая подготовительная работа, касавшаяся не только расчетов, но и того, сколько орудий и какого калибра должны иметь новые части и какими преимуществами будет пользоваться их состав. Было совершенно ясно, что бойцам и командирам таких подразделений, которым придется ежедневно рисковать жизнью на самых опасных участках обороны, требуется мощный не только материальный, но и моральный стимул. Присваивать новым частям при формировании звание гвардейских, как это делалось с подразделениями реактивных минометов «катюша», не стали, зато решили оставить хорошо зарекомендовавшее себя слово «истребительные» и добавить к нему «противотанковые», подчеркивая особую значимость и предназначение новых частей. На тот же эффект, насколько можно судить сейчас, было рассчитано и введение особого нарукавного знака для всех солдат и офицеров истребительно-противотанковой артиллерии — черного ромба с перекрещенными золотистыми стволами стилизованных шуваловских «единорогов».

Все это было прописано в приказе отдельными пунктами. Такими же отдельными пунктами прописывались и особые финансовые условия для новых частей, а также нормы по возвращению в строй раненых бойцов и командиров. Так, начальствующему составу этих частей и подразделений был установлен полуторный, а младшему и рядовому — двойной оклад денежного содержания. За каждый подбитый танк расчету орудия также полагалась денежная премия: командиру и наводчику — по 500 рублей, остальным номерам расчета — по 200 рублей. Примечательно, что первоначально в тексте документа фигурировали другие суммы: 1000 и 300 рублей соответственно, но подписывавший приказ Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин собственноручно снизил расценки. Что же касается норм по возвращению в строй, то весь начальствующий состав истребительно-противотанковых частей вплоть до командира дивизиона нужно было держать на особом учете, и при этом весь состав после лечения в госпиталях требовалось возвращать только в указанные части. Это не гарантировало, что солдат или офицер вернулся бы в тот самый батальон или дивизион, в котором воевал до ранения, но и оказаться в каких-либо других подразделениях, кроме истребительно-противотанковых, он не мог.

Новый приказ моментально превратил противотанкистов в элиту артиллерии Красной армии. Но элитарность эта подтверждалась дорогой ценой. Уровень потерь в истребительно-противотанковых подразделениях был заметно выше, чем в других артиллерийских частях. Не случайно противотанковые части стали единственным подвидом артиллерии, где тем же приказом № 0528 вводилась должность заместителя наводчика: в бою расчеты, выкатывавшие свои орудия на необорудованные позиции перед фронтом обороняющейся пехоты и ведшие огонь прямой наводкой, нередко гибли раньше, чем их техника.

От батальонов — к дивизиям

Новые артиллерийские подразделения быстро набирали боевой опыт, который так же быстро распространялся: число истребительно-противотанковых частей росло. На 1 января 1943 года истребительно-противотанковая артиллерия Красной армии насчитывала две истребительные дивизии, 15 истребительных бригад, два тяжелых истребительно-противотанковых полка, 168 истребительно-противотанковых полков и один истребительно-противотанковый дивизион.

Подразделение истребительно-противотанковой артиллерии на марше

Подразделение истребительно-противотанковой артиллерии на марше. Фото: otvaga2004.ru

А к Курской битве советская противотанковая артиллерия получила и новую структуру. Приказ Наркомата обороны № 0063 от 10 апреля 1943 года ввел в составе каждой армии, в первую очередь Западного, Брянского, Центрального, Воронежского, Юго-Западного и Южного фронтов как минимум один истребительно-противотанковый полк армейского штата военного времени: шесть батарей 76-миллиметровых пушек, то есть всего 24 орудия. Тем же приказом в состав Западного, Брянского, Центрального, Воронежского, Юго-Западного и Южного фронтов организационно вводилась одна истребительно-противотанковая артиллерийская бригада численностью 1215 человек, в составе которой были истребительно-противотанковый полк 76-миллиметровых пушек — всего 10 батарей, или 40 орудий, и полк 45-миллиметровых пушек, имевший на вооружении 20 орудий.

Относительно спокойное время, отделявшее победу в Сталинградской битве от начала сражения на Курской дуге, командование Красной армии использовало в полной мере, чтобы максимально доформировать, довооружить и дообучить истребительно-противотанковые части. Никто не сомневался, что грядущая битва во многом будет опираться на массовое применение танков, особенно новых немецких машин, и к этому требовалось быть готовыми.

История показала, что подготовиться истребительно-противотанковые части успели. Сражение на Курской дуге стало главной проверкой артиллерийской элиты на прочность — и она выдержала ее с честью. А бесценный опыт, за который, увы, бойцам и командирам истребительно-противотанковых подразделений пришлось заплатить очень дорогой ценой, вскоре был осмыслен и использован. Именно после Курской битвы легендарные, но, к сожалению, уже слишком слабые для брони новых немецких танков «сорокопятки» начали понемногу убирать из этих подразделений, заменяя их на 57-миллиметровые противотанковые пушки ЗИС-2, а там, где этих орудий не хватало, на отлично зарекомендовавшие себя дивизионные 76-миллиметровые пушки ЗИС-3. Кстати, именно универсальность этого орудия, хорошо показавшего себя и в качестве дивизионной пушки, и в качестве противотанкового орудия, наряду с простотой конструкции и изготовления позволили ему стать самым массовым артиллерийским орудием в мире за всю историю артиллерии!

Мастера «огневых мешков»

Последним крупным изменением в структуре и тактике применения истребительно-противотанковой артиллерии стало полное переформирование всех истребительных дивизий и бригад в истребительно-противотанковые артиллерийские бригады. Таких бригад к 1 января 1944 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии числилось аж полсотни, а помимо них еще 141 истребительно-противотанковый артиллерийский полк. Основным оружием этих подразделений стали те самые 76-миллиметровые пушки ЗИС-3, которые отечественная промышленность выпускала с невероятной скоростью. Кроме них, на вооружении бригад и полков стояли 57-миллиметровые ЗИС-2 и некоторое количество «сорокапяток» и орудий калибра 107 мм.

К этому времени полностью была отработана и принципиальная тактика боевого применения истребительно-противотанковых частей. Разработанная и опробованная еще перед Курской битвой система противотанковых районов и противотанковых опорных пунктов была переосмыслена и доработана. Число противотанковых орудий в войсках стало более чем достаточным, для их применения хватало опытного личного состава, и борьбу с танками вермахта удалось сделать максимально гибкой и эффективной. Теперь советская противотанковая оборона строилась по принципу «огневых мешков», устраиваемых на путях движения немецких танковых частей. Противотанковые пушки размещались группами по 6–8 орудий (то есть по две батареи) на расстоянии полусотни метров друг от друга и маскировались со всей тщательностью. И огонь они открывали не тогда, когда в зоне уверенного поражения оказывалась первая линия вражеских танков, а только после того, как в нее входили фактически все атакующие танки.

Неизвестные советские девушки-рядовые из истребительно-противотанковой артиллерийской части

Неизвестные советские девушки-рядовые из истребительно-противотанковой артиллерийской части. Фото: topwar.ru

Такие «огневые мешки», учитывая характеристики орудий истребительно-противотанковой артиллерии, были эффективными только на средних и коротких дистанциях боя, а значит, риск для артиллеристов возрастал многократно. Нужно было проявить не только недюжинную выдержку, глядя, как почти рядом проходят немецкие танки, надо было угадать момент, когда открывать огонь, и вести его так быстро, как только позволяли возможности техники и силы расчетов. И при этом быть готовым в любую минуту сменить позицию, как только она оказывалась под огнем или танки уходили дальше дистанции уверенного поражения. А делать это в бою приходилось, как правило, буквально на руках: подогнать лошадей или машины чаще всего просто не успевали, да и процесс погрузки-разгрузки орудия занимал слишком много времени — куда больше, чем позволяли условия боя с наступающими танками.

Герои с черным ромбом на рукаве

Зная все это, уже не удивляешься числу героев среди бойцов и командиров истребительно-противотанковых подразделений. Среди них были настоящие артиллеристы-снайперы. Такие, как, например, командир орудия 322-го гвардейского истребительно-противотанкового полка гвардии старший сержант Закир Асфандияров, на счету которого почти три десятка фашистских танков, причем десять из них (в том числе и шесть «Тигров»!) он подбил в одном бою. За это ему и было присвоено звание Героя Советского Союза. Или, скажем, наводчик орудия 493-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка сержант Степан Хоптяр. Он воевал с самых первых дней войны, прошел с боями до Волги, а потом — до Одера, где в одном бою уничтожил четыре немецких танка, а всего за несколько январских дней 1945-го — девять танков и несколько бронетранспортеров. Этот подвиг страна оценила по достоинству: в апреле победного сорок пятого Хоптяру присвоили звание Героя Советского Союза.

Но даже на фоне этих и сотен других героев из числа солдат и офицеров истребительно-противотанковой артиллерии выделяется подвиг единственного среди них дважды Героя Советского Союза Василия Петрова. Призванный в армию в 1939 году, он прямо накануне войны окончил Сумское артиллерийское училище, а Великую Отечественную встретил лейтенантом, командиром взвода 92-го отдельного артиллерийского дивизиона в Новограде-Волынском на Украине.

Свою первую «Золотую Звезду» Героя Советского Союза капитан Василий Петров заслужил после форсирования Днепра в сентябре 1943-го. К тому времени он уже был заместителем командира 1850-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка, а на груди у него красовалось два ордена Красной Звезды и медаль «За отвагу» — и три нашивки за ранения. Указ о присвоении Петрову высшей степени отличия был подписан 24-го, а опубликован 29 декабря 1943 года. К тому времени тридцатилетний капитан уже лежал в госпитале, лишившись в одном из последних боев обеих рук. И если бы не легендарный приказ № 0528, предписывающий возвращать раненых в истребительно-противотанковые подразделения, свежеиспеченный Герой вряд ли бы получил шанс продолжить воевать. Но Петров, всегда отличавшийся твердостью и упорством (порой недовольные подчиненные и начальники говорили, что упрямством), добился своего. И в самом конце 1944-го вернулся в свой полк, который к тому времени уже стал называться 248-м гвардейским истребительно-противотанковым артиллерийским полком.

С этим полком гвардии майор Василий Петров и дошел до Одера, форсировал его и отличился, удерживая плацдарм на западном берегу, а потом участвуя в развитии наступления на Дрезден. И это не осталось без внимания: указом от 27 июня 1945 года за весенние подвиги на Одере гвардии майор артиллерии Василий Петров был второй раз удостоен звания Героя Советского Союза. К этому времени полк легендарного майора уже был расформирован, но сам Василий Петров остался в строю. И оставался в нем до самой смерти — а умер он в 2003 году!

После войны Василий Петров сумел окончить Львовский государственный университет и военную академию, получил степень кандидата военных наук, дослужился до звания генерал-лейтенанта артиллерии, которое получил в 1977 году, и занимал должность заместителя начальника ракетных войск и артиллерии Прикарпатского военного округа. Как вспоминает внук одного из сослуживцев генерала Петрова, время от времени, выбираясь на прогулку по Карпатам, немолодой военачальник умудрялся по пути наверх буквально загнать своих адъютантов, не поспевавших за ним…

Память сильнее времени

Послевоенная судьба истребительно-противотанковой артиллерии полностью повторила судьбу всех Вооруженных сил СССР, менявшихся в соответствии с изменениями вызовов времени. С сентября 1946 года личный состав частей и подразделений истребительно-противотанковой артиллерии, а также подразделений противотанковых ружей перестал получать увеличенные оклады. Право на особый нарукавный знак, коим так гордились противотанкисты, сохранилось на десять лет дольше. Но и оно со временем пропало: очередной приказ о введении новой формы для Советской армии отменил эту нашивку.

Постепенно пропадала и необходимость в специализированных противотанковых артиллерийских частях. На смену пушкам пришли противотанковые управляемые ракетные снаряды, в штате мотострелковых подразделений появились части, вооруженные этим оружием. В середине 1970-х из названия истребительно-противотанковых подразделений исчезло слово «истребительные», а через двадцать лет вместе с Советской армией исчезли и последние два десятка противотанковых артиллерийских полков и бригад. Но какой бы ни была послевоенная история советской противотанковой артиллерии, она никогда не отменит того мужества и тех подвигов, которыми прославили свой род войск бойцы и командиры истребительно-противотанковой артиллерии Красной армии в годы Великой Отечественной войны.

Родители дорого заплатят за 1 сентября Далее в рубрике Родители дорого заплатят за 1 сентябряПо данным опроса ВЦИОМ, в 2015 году сбор ребенка в школу обходится почти на 50% дороже, чем в 2014-м

Комментарии

31 августа 2015, 14:54
Статья у автора получилась лучше предыдущих, но ляпов хватает. Особенно в описании подвигов. Подвиг остается подвигом, но не надо доводить все до абсурда, например о 30 танках Закира Асфандиярова. - из них 10 за один бой - причем это не танкист в 1941 г., когда это было реально (Д. Ф. Лавриненко), а 1944 г. К сожалению ни "сорокопятка" ни ЗИС-3, ни ЗИС-2 в лоб "Тигр" не поражали. а 10 танков из них шесть "тигров" за раз это явный перебор, даже в официальный советских изданиях этот вопрос решили обойти и "тигры" не упоминать.....теперь явные ошибки. Тут особенно досталось Дважды Герою Советского Союза Василию Степановичу Петрову.
а) "капитан Василий Петров заслужил после форсирования Днепра в сентябре 1943-го. К тому времени он уже был заместителем командира 1850-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка, а на груди у него красовалось два ордена Красной Звезды" Не красовались - второго ордена Красной Звезды В. С. Петров был удостоен только 4 октября 1943 г.
б) "Петрову высшей степени отличия был подписан 24-го, а опубликован 29 декабря 1943 года. К тому времени тридцатилетний капитан уже лежал в госпитале" Петров родился 22 июня 1922 г. в с. Дмитриевка совр. Запорожской области. И как подсказывает арифметика ему было не 30, а 21 год.
01 сентября 2015, 06:56
Прискорбно признавать что война преподносит нам много хорошего в рождении и развитии не только новых родов войск , но и в гражданской жизни в виде прогресса.
02 сентября 2015, 15:43
Интересная статья, особенно с поправками и уточнениями от Юрия.
02 сентября 2015, 22:51
Юрия всегда дает огня, комменты всегда лбтым дополнением идут
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»