Исламизм по-белорусски
Солдаты перекрыли улицу в Брюсселе после серии терактов. Фото: Philippe Huguen / AFP

Солдаты перекрыли улицу в Брюсселе после серии терактов. Фото: Philippe Huguen / AFP

Радикальный ислам приходит в Белоруссию из Западной Европы

После кровавых терактов, произошедших 22 марта в Брюсселе, в СМИ появилась информация о причастности к ним трех бывших граждан Белоруссии. Эти обвинения практически сразу же были опровергнуты. Однако в последнее время все больше выходцев из спокойной славянской республики стали фигурировать в делах, связанных с исламистским терроризмом.

Братья-мусульмане

22 марта в бельгийском аэропорту Завентем и на станции метро «Маалбек» в Брюсселе прогремели взрывы, унесшие жизни 34 человек. Ответственность на себя взяла запрещенная в России группировка ДАИШ. Вскоре после этого телеканал LifeNews сообщил, что к этим терактам могли иметь отношение выходцы из Белоруссии Алексей и Иван Довбаши и Марат Юнусов.

Марат Юнусов — дагестанец, одно время проживавший в РБ. Братья Довбаши — коренные белорусы, жители Гомеля. 27-летний Алексей Довбаш с детства занимался боксом, тренировался в гомельской ДЮСШ. Был участником областных и республиканских соревнований, призером области по этому виду спорта. В 2000-х годах мать братьев вышла замуж за бельгийского подданного и вместе с детьми уехала в Королевство Бельгия. Школу братья заканчивали уже за границей. В Бельгии Алексей продолжал увлекаться боксом. По некоторым данным, именно в тренировочном зале Алексей Довбаш познакомился с радикальными исламистами, после чего принял ислам и имя Халид. Под влиянием старшего брата мусульманином стал и 23-летний Иван Довбаш (ныне Сулейман).

В декабре 2015 года российская ФСБ заявила о возможной причастности братьев Довбашей к международной террористической деятельности и обратилась с соответствующим запросом в КГБ Белоруссии. По данным спецслужб, не так давно братья Довбаши выезжали в Сирию, где проходили обучение в тренировочных лагерях террористов, после чего вернулись в Евросоюз. 22 марта, когда в СМИ появились первые сообщения о терактах и причастности к ним белорусов, пресс-служба КГБ Белоруссии озвучила эту информацию, а также сообщила, что братья Довбаши находятся в поле зрения ведомства с 2014 года. В течение того же дня от имени Сулеймана (Ивана) Довбаша в ряд белорусских и белорусско-российских изданий поступили электронные сообщения, в котором опровергалась причастность братьев к терроризму. При этом говорилось: «Эти статьи — очередная желтая пресса и бездумные попытки убогих журналистов получить очередную "звездочку"… Нас записали в смертники, при этом нас не искала полиция, никто даже не звонил. Не удивительно ли?»

Одновременно в ряде СМИ были опубликованы комментарии анонимных друзей братьев, утверждавших, что те хоть и исповедуют ислам, но «не являются террористами».

Вечером того же дня в прямом эфире белорусского телевидения начальник пресс-службы КГБ РБ Дмитрий Поберяжкин сообщил, что в момент взрывов в Брюсселе Алексей Довбаш находился в Гомеле. А о своей поездке в Белоруссию он законопослушно поставил в известность бельгийскую полицию. «Узнав из интернета об информации, которая распространяется в отношении их с братом, он попросил брата Ивана объясниться в антитеррористических подразделениях Бельгии, что и было сделано… По имеющейся информации, в последнее время мечеть он не посещал, а молитвы производит дома. Также мы располагаем информацией о том, что в 2013 году он познакомился с выходцем из Сербии, который впоследствии выехал на войну в Сирию. В 2014 году приблизительно около полутора месяцев он находился с целью поиска работы на территории Турции. Вместе с тем за нарушения турецкого законодательства был обратно выслан в Бельгию», — сказал представитель белорусского КГБ.

При этом некоторые эксперты выразили сомнение в том, что целью поездки гражданина ЕС в Турцию со значительно более низким уровнем оплаты труда могли быть «поиски работы».

Подозреваемые в совершении терактов в Бельгии. Фото: Zuma\TASS

Не только Довбаши

Это не первый случай обвинения белорусов в принадлежности к исламскому фундаментализму.

В июне 2012 года молодой человек странного вида, в маске с арабскими надписями, пытался войти в здание РОВД в городе Жлобине Гомельской области. При задержании оказал сопротивление, но был обезврежен. По официальным сообщениям, на нем был «пояс шахида». Интернет-комментаторы по этому поводу саркастически писали: мол, эпизод инспирирован спецслужбами в своих информационных целях. Но источник, близкий к этим событиям, сообщил: когда молодого человека повалили на землю, на нем действительно оказалось самодельное взрывное устройство мощностью 5 кг в тротиловом эквиваленте, готовое к применению. Последующее расследование выявило, что с идеями исламизма подозреваемый познакомился в интернете. Его целью была месть милиции.

В январе 2015 года сотрудники госбезопасности задержали под Минском уже 20 участников незаконного религиозного собрания мусульман-салафитов. Восемь из них были иностранцами, при этом была изъята религиозная литература экстремистского содержания. По заявлению КГБ, собрание проводилось под влиянием зарубежной исламистской организации, исповедующей джихад. Некоторые представители минской мусульманской общины, кстати, белорусы по национальности, пытались организовать в «независимой» прессе и с помощью оппозиционных партий кампанию протестов по этому поводу.

О своей приверженности ДАИШ неоднократно заявлял уроженец Бреста Даниил Ляшук, участник АТО в составе территориальной роты МВД Украины «Торнадо». В Белоруссии Ляшук был футбольным ультрас и рэп-исполнителем по прозвищу Дэни Мэд, придерживался праворадикальных взглядов и называл себя язычником, затем на время сблизился с антифашистами, после оказался на Украине и принял радикальный ислам и имя Даниял аль-Такбир. Он охотно выкладывал в социальных сетях фото, на которых вместе с другими боевиками позирует с оружием в руках на фоне черного флага исламистов. Командование и ряд других членов «Торнадо» были обвинены украинскими властями в пытках, похищениях людей и других тяжких преступлениях, перед судом предстал и Ляшук.

В конце 2015 года в районе Синджара на границе Ирака с Сирией в бою с курдскими отрядами самообороны был убит уроженец Белоруссии Денис Васильев, воевавший в составе формирований ДАИШ. Согласно распространенным курдскими СМИ данным, Васильев прибыл в Турцию из Австрии, где ранее получил вид на жительство и присоединился к исламистам. Он выехал в Турцию, оттуда попал в Сирию и вступил в ДАИШ. На теле убитого были обнаружены соответствующие документы. Как сообщали представители курдского ополчения, Васильев участвовал в массовых казнях мирных курдов-езидов. Ранее Денис Васильев проживал в городе Чечерске Гомельской области, ничем не выделялся среди сверстников. Его классная руководительница характеризует Дениса как «спокойного и доброго мальчика».

По данным белорусского МВД, сегодня установлена принадлежность к различным исламистским вооруженным группировкам уже около десяти уроженцев Белоруссии.

Сотрудники экстренных служб во время оказания помощи пострадавшему при теракте в метро. Фото: AP/ТАСС

Чтоб землю свою халифату отдать?

Исторически в Белоруссии ислам исповедали только белорусские татары — национальное меньшинство, появившееся как военные поселенцы в XIV–XV веках. В советское время белорусские татары почти полностью слились с остальным населением, но с конца прошлого века началось восстановление их традиций, возврат к мусульманской религии. Представители белорусско-татарской мусульманской общины нередко проходят обучение в исламских университетах в Турции, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Характерно, что выходцы общин из Закавказья и Средней Азии активно прозелитизмом в Белоруссии не занимались, в отличие от эмиссаров из монархий Персидского залива и стран Западной Европы.

По этой причине количество этнических белорусов, принявших ислам, сегодня растет. Среди них можно выделить несколько типов. Первый — уроженцы Белоруссии, оформившие брачные отношения с мусульманами. Это преимущественно девушки, вышедшие замуж за жителей арабских стран. Здесь речь идет, как правило, об обычном традиционном исламе. И от прочих молодых мам, гуляющих с колясками, их отличают только платки на головах.

Второй тип — «активистский». К нему чаще всего относятся молодые люди, постоянно пребывающие в поисках «духовного смысла». Как правило, это бывшие представители субкультурной богемы и различных молодежных течений. Некоторые из них в прошлом имели леворадикальные взгляды, некоторые были крайне правыми.

Несколько примеров. Владимир ранее участвовал в анархистском движении, затем увлекся идеями «безгосударственного социализма» Муаммара Каддафи и через Народное бюро (посольство) Ливийской Народной Арабской Джамахирии выехал на учебу в Академию по изучению «Зеленой Книги» в Триполи. Но вскоре он принял ислам и занял антикаддафистские позиции. Сегодня Владимир ездит работать волонтером в страны ЕС, отрицательно относится к фундаментализму и считает ислам религией «добра и мира». Мария была в прошлом активисткой социальной и антимилитаристской инициативы «Еда вместо бомб» и движения в защиту животных. Приняла шиизм, но потом разочаровалась в мусульманах, с которыми доводилось общаться в Белоруссии, и покинула ислам. Уже упоминавшийся Даниил Ляшук был ультраправым футбольным фанатом, и так далее.

Мотивы подобных новообращенных мусульман бывают самые разные — от поиска смысла жизни и служения через религию до откровенного фанатизма и экстремизма.

Парадоксально, но в начале XXI века средневековое мракобесие и фанатизм становятся все более популярны во всем мире, в том числе и в наших регионах. Впрочем, у этого есть вполне реальные причины: развал Советского Союза и общее наступление регресса, беспрецедентный мировой экономический кризис.

Характерно при этом вот что: совсем не Восток, который, как известно, «дело тонкое», а именно Запад начинает играть определяющую роль в распространении радикального ислама в Белоруссии. Начиная с того, что именно в Западной Европе создаются во многом организации исламского интегризма и соответствующие сайты. И практически никто из мусульманских неофитов «активистского типа» не едет из Белоруссии в регионы распространения традиционного ислама, в том числе и на постсоветском пространстве. Большинство из них стремятся в Западную Европу — в Австрию, Бельгию, Германию, потом на территории, контролируемые вооруженными исламистскими группировками. Одной из причин этого служит, возможно, и модный ныне среди даже самой разной молодежи «евроцентризм». Но более всего — тот простой факт, что современный исламизм, по сути, имеет мало общего с традиционным исламом, одной из великих религий мира, но является его постмодернистским искажением, одним из центров которого сегодня становится Запад.

Налог на паразитов Далее в рубрике Налог на паразитовБиржевые сделки, приносящие колоссальные прибыли спекулянтам, необходимо обложить налогом Читайте в рубрике «Терроризм» «Алеппо будет нашим, Рус!»Еще один российский офицер отдал жизнь, обучая сирийских военных «Алеппо будет нашим, Рус!»

Комментарии

24 марта 2016, 15:18
Ну и что белорусы? Разве среди приверженцев радикального ислама нет англичан, норвежцев, китайцев и других наций? Какой-то бред. Пытаются выдать мягкое за теплое.
24 марта 2016, 17:33
да просто там бацка, всех в кулаке держит, а тут еще выясняется, что к Белоруссии эти белорусы никакого отношения не имеют
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»