ИНИОН сгорел из-за тотального наплевательства
Сгоревшее здание фундаментальной библиотеки ИНИОН РАН. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Сгоревшее здание фундаментальной библиотеки ИНИОН РАН. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Как предотвратить пожары на объектах государственного значения

Прошло полгода со дня пожара в здании ИНИОН РАН, который уничтожил миллионы экземпляров библиотечных научных изданий. Причины возгорания по-прежнему продолжает выяснять следствие. Тем временем общественники решили провести свое экспертное расследование произошедшего, а также привлечь к обсуждению проблемы ученых, специалистов по пожарной охране и представителей государственных органов. 30 июля в Общественной палате РФ состоялся круглый стол «Трагедия в ИНИОН: что делать, чтобы она больше не повторилась».

Страна не может выжить без уважения к науке

По логике разговора, состоявшегося в Общественной палате, можно выделить две основные проблемы: равнодушие государства и общества к науке и беспечность в вопросах пожарной безопасности.

О первой проблеме у нас говорят давно. Как отметил учредитель «Комитета за гражданские права» Валерий Габисов, в результате печально знаменитой реформы РАН потеряла право на управление своими основными фондами, которое было передано Федеральному агентству научных организаций (ФАНО) России. Реформа вызвала большие опасения среди научной общественности, и случившийся 30 января пожар эти опасения подтвердил.

Как отметил доктор технических наук, специалист в области энергоэффективности и экологии нефтегазодобычи Александр Хавкин, эта трагедия высветила отношение к науке как части национального достояния страны. «Сейчас очень остро стоит проблема уважения к России, — сказал ученый. — В частности, признания наших достижений на мировой арене. К сожалению, сплошь и рядом изобретения, принадлежащие нашим ученым, подаются как достижения представителей других стран. Единственным доказательством авторства в любых юридических спорах могут быть документы — и только подлинники. Книги, пострадавшие в пожаре, собираются оцифровать, но цифровые копии не заменят оригиналов».


Так, еще в позапрошлом веке знаменитый русский ученый Владимир Шухов со своим помощником Сергеем Гавриловым изобрели промышленный процесс получения автомобильного бензина — первую в мире промышленную установку термического крекинга нефти (патент Российской империи № 12926 от 27 ноября 1891 года). Сравнив свой патент 1891 года с американскими патентами 1912—1916 годов, Шухов сумел доказать, что все заокеанские крекинг-установки повторяют его изобретение. В 1923 году Международный патентный суд в Гааге признал Шухова и Гаврилова единственными изобретателями термического крекинг-процесса.

 А вот советские ученые Леонид Мандельштам и Григорий Ландсберг, которые не поспешили сразу запатентовать свое открытие, остались без Нобелевской премии. В феврале 1928 года им удалось обнаружить эффект комбинационного рассеяния света. Сразу сообщать о своем открытии физики не стали, посчитав необходимым провести еще ряд опытов для более точной интерпретации. А вот их индийские коллеги Раман и Кришнан, обнаружившие такое же явление неделей позже, времени не теряли и уже в конце марта опубликовали статью о своем открытии. Затем на нее сослались другие ученые из разных стран. В результате Нобелевская премия по физике 1930 года была присуждена Раману, и комбинационное рассеяние света в иностранной литературе носит название «эффект Рамана». Так что в науке безо всякого преувеличения важен буквально каждый лист.


Фото: Игорь Кубединов / ТАСС

По мнению Александра Хавкина, проведя реформу РАН, власть повела себя, как слон в посудной лавке. Академия должна была оставаться саморегулирующимся инструментом. Страна не может выжить без уважения к науке. Нельзя предсказать, кто и что создаст или изобретет через две недели или два года, поэтому здесь важна массовость.

Всеобщее качественное образование не делало каждого гением, но создавало условия для раскрытия потенциала большого числа людей. Сейчас же мы периодически слышим заявления о том, что всеобщее образование — советский пережиток и современной России оно не нужно… Вот так и выходит: массовая наука не нужна, учить всех поголовно не нужно, качественная медицина, доступная каждому, тоже не нужна. Все попадает в руки «эффективных менеджеров», а они исходят только из соображений экономии средств. Но почему экономить нужно на самом важном для страны и ее будущего?

И вот тут мы переходим ко второй проблеме — собственно, проблеме пожарной безопасности. На ней сейчас тоже экономят.

Пожарный нигилизм

Как отметил первый заместитель руководителя центрального аппарата Всероссийского добровольного пожарного общества (ВДПО) Алексей Крылов, в ИНИОНе были отмечены нарушения правил пожарной безопасности, которые не были устранены по требованиям пожарной инспекции. Это, по мнению эксперта, и стало причиной пожара.

«Если бы все необходимые требования выполнялись, пожарные могли бы справиться с огнем быстрее. А там через шесть минут площадь пожара достигла 1000 метров. Руководитель не обеспечил выполнения требований федерального закона о пожарной безопасности. Причина — отсутствие средств. Федеральным законом о пожарной безопасности в 1994 году была введена норма об отчислении в пользу территориальных подразделений противопожарной службы 0,5% от общей стоимости работ по строительству, капитальному ремонту и реконструкции объектов. Но решением Конституционного суда в 2002 году эта норма была признана не подлежащей применению с 2003 года. Теперь размер расходов на нужды пожарной безопасности определяет руководитель, а для руководства большинства предприятий эти нужды не являются приоритетными», — констатирует Крылов.

Поэтому, как отметил председатель Совета Московского городского отделения ВДПО Николай Бондаренко, необходимо, чтобы на законодательном уровне была создана четкая система безопасности.

В общем, сейчас важно не только разобраться в причинах произошедшего в ИНИОНе. Справедливы обвинения в адрес бывшего директора института Юрия Пивоварова в халатности или нет, решат следственные органы. Хотелось бы надеяться, что будет выяснено и то, насколько правильно проводилось тушение горящего здания, можно ли было, например, тушить его не водой, а пеной, позволило бы это сохранить фонды и т.п.

Для нас же сейчас гораздо важнее другое — чтобы трагедия ИНИОНа не повторилась в других институтах, библиотеках, научных лабораториях и иных государственно значимых учреждениях Москвы и всей России. Можно ли это гарантировать? Нет.

Коммерческий поджог

По мнению Николая Бондаренко, сейчас в стране на всех уровнях наблюдается «пожарный нигилизм»: каждый думает, что пожар не произойдет, а если и произойдет, то уж точно не с ним. Предприятия проводят конкурсы, на них выбирают тех подрядчиков, которые готовы предоставить максимальное снижение цены, иногда оно доходит до 70–80%. Компания выигрывает конкурс, но на эти суммы просто невозможно проводить все необходимые меры по обеспечению полноценной пожарной безопасности. Персонал предприятий тоже не обучен, современных средств пожаротушения нет.

Руководитель научного института, допустим, доктор наук, не обязан разбираться в вопросах пожарной безопасности. Но у него должны быть сотрудники, которые профессионально этим занимаются. Многие учреждения сдают помещения в аренду, часть получаемых средств можно было бы выделить на пожарную охрану. И вложиться в обучение 10–15 человек ее основам было бы гораздо эффективнее, чем волевым решением назначить ответственным за пожарную безопасность, например, главного инженера, который ничего в этом не понимает.

Можно ли изменить эту ситуацию? Представители Всероссийского добровольного пожарного общества внесли несколько важных предложений. Во-первых, нужно рассмотреть вопрос о норме отчислений на пожарную безопасность: есть же в Трудовом кодексе отчисления на охрану труда, и это никого не возмущает. Во-вторых, необходимо определить критерии, по которым должна осуществляться пожарная охрана государственно значимых объектов: какие органы (федеральные, муниципальные или какие-то еще) должны за нее отвечать, какие средства пожаротушения обязательно должны быть на предприятиях и т.д. Такие критерии должны быть выработаны для каждого объекта, на котором находятся государственно значимые книги, документы или иные ценности. Особенно если речь идет о разработках военного назначения.

Документы, представляющие нашу историю, составляющие национальную гордость и во многом безопасность хранятся в единственных экземплярах, и сберечь это достояние — важнейшая государственная задача. По словам Александра Бобкова, заместителя председателя исполкома общественной организации «Народ», секретные документы, пропавшие некогда из РГАСПИ (Российского государственного архива социальной и политической информации), потом обнаружились в библиотеке Конгресса США… Нельзя допустить, чтобы та же участь постигла экземпляры из других архивных и библиотечных фондов России.

Пожар в здании фундаментальной библиотеки института РАН. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

В-третьих, важно предусмотреть меры на случай поджога государственно значимых объектов. Применительно к ИНИОНу следствие версию поджога не рассматривает, но, по некоторым данным, к руководству института за несколько месяцев до пожара приходили некие люди и предлагали большие деньги за то, чтобы институт со своими фондами куда-то убрался с этой территории. На освободившемся месте бизнесмены планировали построить большой торговый центр ли еще какой-то коммерческий объект. Руководство, по тем же слухам, от такого предложения с негодованием отказалось…

 Как бы то ни было, с некоторых пор в российском обиходе бытует даже специальный термин — «коммерческий поджог». Появился он после целой серии пожаров в Астрахани, где сгорело множество деревянных построек, а на их месте потом были построены коммерческие объекты. Такие же случаи отмечались и во многих других городах России. Между тем, например, в Греции существует законодательное положение, согласно которому на месте сгоревшего объекта может быть возведен только объект такого же назначения. Подобная норма очень пригодилась бы в России. Не факт, что, скажем, на месте сгоревшего памятника архитектуры будет построено нечто столь же прекрасное, но хотя бы смысл в поджоге зданий пропадет… Ну а пока участники мероприятия намерены подать в ФАНО запрос о том, что будет построено на месте сгоревшего здания ИНИОНа.

В-четвертых, необходимо возрождение народного контроля. Как сказал Александр Бобков, который был одним из авторов федерального закона о пожарной безопасности 1994 года, в советские времена народного контроля боялись порой больше, чем ОБХСС. «К сожалению, принцип демократии себя в России не оправдывает. Нет сознательности — должен действовать страх», — считает он.

По мнению Николая Бондаренко, в решение проблем пожарной безопасности должно включиться общество. Тем более что не так давно вступил в действие Федеральный закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», который должен применяться и в сфере пожарной безопасности. Для этого нужно обучить людей, чтобы они могли распознавать нарушения правил пожарной безопасности везде — в жилых домах, в школах и поликлиниках, на улице. При выявлении нарушений общественные контролеры должны обращаться в надзорные органы. ВДПО также выступает за создание на предприятиях добровольных пожарных команд.

К сожалению, на круглый стол не пришел никто из представителей правительства РФ, Генпрокуратуры, Минздрава и Минобразования, МВД и других органов исполнительной власти. Но все же организаторы мероприятия надеются, что государство их услышит. Предложения, прозвучавшие 30 июля, будут переданы в Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ. Кроме того, возможно, при том же совете будет создана комиссия по разработке решений проблем, обсуждавшихся на круглом столе.

Вторая российская беда Далее в рубрике Вторая российская бедаВысокие цены и нарушение технологий — отнюдь не главные проблемы дорожного строительства в России Читайте в рубрике «Наука и технологии» Казань выбрала лучшие стартапыИнвесторы на Kazan Startup Weekend в ИТ-парке начали сотрудничество с несколькими стартапами Казань выбрала лучшие стартапы

Комментарии

02 августа 2015, 22:43
Люди работающие в научной сфере не пекуться о своих архивах, пожарной безопасности нет, заинтересованности никакой, любви к профессиональной деятельности, следовательно никакой, о каком прорыве в науке может быть речь, после такого отношения к своим работам
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»