«Хочу показать детям Россию»
Многодетная семья Каракуц воспитывает 15 детей, 11 из которых приемные. Фото из архива семьи Каракуц

Многодетная семья Каракуц воспитывает 15 детей, 11 из которых приемные. Фото из архива семьи Каракуц

О чем мечтает мать-героиня Любовь Каракуц из Крыма, усыновившая 11 детей

Многодетная семья Каракуц воспитывает 15 детей, 11 из которых приемные. В 2007 году Любови было присвоено звание «Мать-героиня». Как живет необычная семья — в репортаже «Русской планеты».

Любовь Каракуц родом с Западной Украины. Со своим супругом Петром познакомилась в Северодонецке, где она училась в техникуме, а он был дирижером и руководил церковным хором, в котором она пела. В Севастополь супруги переехали 17 лет назад по предписанию врача.

— У меня случилась травма позвоночника, и врачи посоветовали отправиться на море для лечения. В Каче у меня жил дядя, который сообщил, что местной церкви требуется священник. Мы взяли детей и переехали в Севастополь, где муж стал руководить приходом.

Трое родных детей вскоре выросли и разъехались, а младшая Людочка осталась одна и стала просить родителей взять ей сестренку.

— К тому, чтобы стать приемной семьей, мы шли очень долго. Когда я рожала своего первого сына, женщина, лежавшая рядом, отказалась от малыша. Уже тогда Бог показывал мне, что нужно делать. И вот уже в Севастополе мне рассказали, что в нашу церковь из детского дома водят сиротку. Мы хотели взять именно сироту: боялись биологических родителей, которые могли бы преследовать и нас, и ребенка.

Когда семья пришла в детский дом познакомиться с девочкой, в коридоре к ним подбежала малышка с пушистыми кучерявыми волосами и уставилась на них в упор.

— Муж тогда сказал: «И почему же ее не взять?». Но мы пришли за сиротой, и я настояла на том, чтобы дождаться директора и познакомиться с тем ребенком, за которым мы приехали. В кабинете нам сообщили, что в детском доме действительно есть одна сирота: «Пятилетняя Катя, но вы ее не возьмете, она стоит на учете у всех врачей», — сказала директор детдома.

И каково же было наше удивление, когда Катей оказалась именно та девочка, которая смотрела на нас в коридоре! Сейчас Катюше 33 года, она замужем, но каждый раз, когда мы общаемся, она спрашивает: «Мама, там было более 140 детей, почему ты выбрала именно меня?».

После того как забрали Катю, супруги задумались о том, чтобы взять малыша из дома малютки.

— Я приехала в дом малютки, а там был карантин, и сотрудники прямо мимо меня начали переносить всех детей из одного помещения в другое. Все малыши были такие красивые, хорошие, я не могла понять, почему их бросили. И тогда решила взять двух мальчиков.

Дети со свалки

На двойняшках настоял и ее старший сын, который воспитывался вместе с братом. Он сказал, что для Люды она взяла Катю, поэтому для одного малыша нужно брать второго.

— Сегодня старший сын живет в соседнем доме и воспитывает восьмерых детей, шесть из которых приемные. Мой второй сын, медик, раньше не понимал, зачем я это делаю, а теперь с малышами они не разлей вода. Это был 2001 год, и мы стали первыми в Севастополе, кто усыновлял одновременно трех детей. Судья отнесся настороженно, а потом признался, что накануне последнего слушанья не мог спать и все думал, что будет, если он не даст нам детей. А потом сказал себе: «Музыканты не могут быть плохими людьми, я ведь сам трубач».

Спустя семь лет, в 2008 году к семье Каракуц обратились сотрудники городской администрации и попросили взять в свою семью еще пятерых детей.

— Мы их всех пригласили домой, но старшая девочка решила к нам не переезжать и остаться жить в детском доме. Их родители были лишены родительских прав. Они много пили, дома у них не было ни воды, ни света, а само жилище было завалено кучами мусора. Когда на суде мы показывали фотографии их жилья, судья не поверил и сказал, что мы сфотографировали городскую свалку, а вовсе не дом.

Как говорит приемная мама, дети оказались абсолютно не приспособленными к нормальной жизни. Вскоре они превратили в свалку и дом Каракуц. Носились по участку, топтали саженцы, оборвали с деревьев всю кору.

Год спустя в доме Каракуц раздался звонок. Сотрудники администрации сказали, что у семьи Каракуц пустуют две лишних кровати.

— Кровати действительно были. Я приберегла их для внуков, чтобы они могли у нас ночевать. Но откуда об этом узнали в администрации, я не представляю. Они предложили мне взять еще двоих детей. В то время мои дети находились в лагере «Горный», эти новые ребята были там же, и они сдружились. Это оказались взрослые и очень сложные мальчишки. Женя, например, еще в детстве вылил на себя кипяток. Ребята стояли на учете у разных врачей. Со временем потихоньку их с учета сняли.

Фото из архива семьи Каракуц

«Я всю жизнь бредила детьми»

Еще двух детей семья взяла в 2014 году.

— Этих детей уже усыновляли, но спустя шесть лет приемные родители от них отказались. Это был переходный период, шла перерегистрация учреждений, и их просто некуда было поместить. Меня спросили: «Вы просто так ребят возьмете?» В итоге без документов дети прожили у меня три месяца. У них была большая обида на родителей. Я пыталась их убедить, что нужно прощать и быть благодарными за то, что они все эти шесть лет воспитывались в семье, а не в детдоме. Нельзя у детей оставлять этого негативного осадка ненужности. Они и сами были не ангелами.

Теперь, по российским законам, бывшие усыновители обязаны платить алименты на этих детей вплоть до их 18-летия.

— Я думаю, что они были хорошими родителями. Они сами честно сказали, что не справляются. Сейчас мы встречаемся на суде по поводу алиментов. Дети пишут и звонят им, поздравляя со всеми праздниками. Мы стараемся наладить дружеские отношения. Ведь главное — любить детей и не ставить перед ними заоблачные планки, до которых те не дотягивают. Я думаю, что это была одна из ошибок предыдущих родителей. Они хотели слишком многого от этих детей. Надо отдавать себя всю без остатка и не ждать благодарности. Я всю жизнь бредила детьми. Я их люблю и люблю свое дело. Переходный период необходимо перетерпеть. С детьми из детского дома это очень тяжело сделать. У них идет задержка в развитии, и получается, что внешне человек уже большой, а по мышлению 13-летний. Кроме того, необходимо, чтобы ребенок постоянно был чем-то занят: тогда никакого червяка не заведется, а праздность — это мастерская сатаны.

«Пообещала, что тут появится второй детский дом. Так и вышло»

— У нас двое школьников-выпускников. Если я не покажу им Россию, то потом они уже вряд ли ее увидят, — расстраивается Любовь Каракуц. — Я мечтаю отвезти детей в Санкт-Петербург, показать им Эрмитаж, поводить по музеям. Но это очень дорого. Конечно, деньги на детей мы сейчас получаем нормальные, 14 тысяч на человека, по 450 рублей в день. Но и расходы у нас тоже очень большие. Мы покупаем музыкальные инструменты, оплачиваем репетиторов, закупаем одежду, еду и многое другое.

Многодетная семья до сих пор живет в доме без газа.

— У нас газ идет по забору, в 20 метрах от дома. Правительство Севастополя хотело выделить средства, чтобы его подвести, но Сергей Меняйло не подписал документ. Проводить его за свой счет мы не имеем возможности. Горгаз оплатил проект, у нас два дома, надо покупать два котла и за проведение газа к каждому дому платить 60 тысяч за трубу и врезку. Нам предлагают это сделать за детские деньги. Но тогда ребятам нечего будет есть. А правительство Севастополя даже не реагирует.

И все же больше всего семья мечтает о новом большом доме в Севастополе.

– С участками в Каче нам помог его глава Василий Онищук. Теперь он на пенсии. Он оказал нам реальную помощь, выделил землю. Помню, как я пообещала тогда, что тут появится и второй детский дом. Так и вышло. Наш сын взял на воспитание шестерых детей и поселился на том же участке. Летом мы занимаемся фермерством, выращиваем клубнику. Часть сами съедаем, а часть продаем. За сезон удается собрать 600 кг. Дети все умеют делать, помогают на кухне, ухаживают за огородом.

Сегодня у Любови Каракуц 11 внуков, и семья ждет двенадцатого. Они живут в двух небольших домиках и каждый день ездят в город по делам.

– В город мы приезжаем каждый день, то в поликлинику, то в больницу. Мои собственные дети, прежде чем приехать в гости, звонят и интересуются, есть ли у меня место, где им переночевать. По сути, я собственных детей и внуков выставила на улицу. При Украине мы были «детским домом семейного типа» и назывались «Радуга». В России нет такого термина, и мы стали просто многодетной семьей.

Восточная Европа смотрит на Россию Далее в рубрике Восточная Европа смотрит на РоссиюКомплиментарную к нашей стране точку зрения в Чехии подвергли цензуре

Комментарии

24 января 2016, 09:49
Заразителен великодушный пример, дети видят доброту родителей и продолжают их дело. Благородное дело и полезное для страны. Дай бог семье Карапуц долгих и счастливых лет жизни!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»