«Хлеб давали по карточкам, красота была не нормирована»
Памятник Борису Пастернаку в Скарятинском саду Чистополя. Фото: Наталия Федорова/«Русская планета»

Памятник Борису Пастернаку в Скарятинском саду Чистополя. Фото: Наталия Федорова/«Русская планета»

Как жили в Чистополе в годы ВОВ эвакуированные писатели и поэты

В годы Великой Отечественной войны Чистополь — провинциальный город на Каме — волею судеб стал центром литературной жизни всей страны. Сюда в 1941 году из Москвы и Ленинграда эвакуировали Союз писателей СССР — деятелей литературы с семьями, всего свыше двух тысяч человек. Среди них были Борис Пастернак, Анна Ахматова, Николай Асеев, Арсений Тарковский, Константин Паустовский, Александр Фадеев, Леонид Леонов, Михаил Исаковский; семьи Василия Гроссмана, Константина Федина, Александра Твардовского, Ильи Сельвинского. Думали — до конца лета, но остались на три года, в течение которых в тесноте и бедности были написаны произведения, вошедшие в золотой фонд русской литературы.

Историю этого периода чистопольцы бережно хранят и сегодня, а в этом году разработали туристический маршрут «Чистополь — город великой русской литературы». «Русская планета» первой отправилась по этому маршруту.

Борис Пастернак

Чистополь строился по очень простой и в то же время выверенной схеме, как Нью-Йорк и Петербург: параллельные улицы и перпендикулярные перекрестки. Поэтому практически все улицы выходят к Каме, и повсюду преследует ветер и серо-голубая даль. Приросшие уже после войны окраинные районы ничем не примечательны. Но исторический центр сразу пленяет своей стариной, невысокими купеческими домами, садами и бульварами с вековыми деревьями.

Напротив старинного Скарятинского сада, в окружении высоких тополей находится двухэтажный деревянный дом, где три года снимал комнату Борис Пастернак. Как пояснила научный сотрудник Наиля Белоглазова, в 1990 году здесь открылся первый в России мемориальный музей Пастернака — сначала только в одной комнате, а два года назад экспозиция заняла весь дом. Поэтому теперь посетители могут узнать не только о чистопольском периоде писателя, но и обо всей его жизни.

Комната Бориса Пастернака в Чистополе

Комната Бориса Пастернака в Чистополе. Фото: Наталия Федорова/«Русская планета»

— Пастернак хотел пойти на фронт. Но хромота — последствие травмы, пережитой в 16 лет, — не позволила. И когда уже дольше в Москве оставаться было нельзя, он с последней волной эвакуации присоединился к семье в Чистополе в октябре 1941 года, — рассказывает Наиля Белоглазова.

Мы входим в мемориальную комнату, расположенную рядом с маленькой кухней.

Комната небольшая, обстановка спартанская. Чем может похвалиться музей, так это подлинностью всех вещей. Здесь письменный стол Пастернака, стулья, чернильница, подстаканник, кровать с металлической спинкой, шкаф и даже книги, которые он, уезжая, подарил хозяевам квартиры. А также кушетка, на которой сиживала и Анна Ахматова, когда заходила в гости к поэту. Два года назад родственники подарили музею пальто и валенки, в которых Пастернак ходил чистопольскими зимами.

Белоглазова поясняет, что Пастернаку с комнатой повезло. Жена и дети устроились в открывшемся интернате Литфонда неподалеку, поэтому он мог работать в одиночестве. Большинство эвакуированных ютилось на куда меньшей площади. Здесь писатель переводил Шекспира, писал статьи, стихи, здесь собирал материалы для романа «Доктор Живаго».

Борис Пастернак в своей комнате в Чистополе

Борис Пастернак в своей комнате в Чистополе. Фото из фондов Чистопольского музея-заповедника

— Жизнь была очень тяжелой, — замечает сотрудница музея. — Все писатели получали 450 граммов хлеба. Кормили один раз в день в столовой, скудно. Лишь весной 1942-го эвакуированным выделили за городом участки для посадки картофеля. На рынке цены сильно поднялись. Особенно непросто пришлось в первую зиму. Она выдалась на редкость суровой — мороз до 50 градусов. Теплых вещей эвакуированные с собой не взяли, потому что считалось, что война продлится недолго.

Но Пастернак удивлялся, что многие живущие здесь писатели «ноют и жалуются и не могут оценить тех благ, которые им дала эвакуация в отношении приобретения внутренней независимости». Он радовался тому, что вырвался из замкнутого мира литераторов. «Я очень полюбил это звероподобное пошехонье, где я без отвращения чистил нужники и вращался среди детей природы на почти что волчьей или медвежьей грани…», — запишет он.

Многие эвакуированные в Чистополь писатели вскоре ушли на фронт, например, Гроссман, Твардовский, Фадеев, Багрицкий, Тарковский. В городке они бывали, навещая родных и выступая перед чистопольцами и на местном радио с чтением новых произведений. Пастернак же попал на фронт уже после Чистополя. Некоторые писатели, в том числе Анна Ахматова, которая пробыла в перенаселенном Чистополе несколько недель и поняла, что жизнь здесь обещает быть трудной, уехали в Ташкент.

Асеев, интернат, Цветаева

Мы идем по улочкам Чистополя с Ириной Сидоровой, старшим научным сотрудником туристско-информационного отдела Чистопольского музея-заповедника.

— В наш город эвакуировали пять фабрик и заводов со всем оборудованием и обслугой, а также следственные изоляторы двух тюрем — Таганской и Бутырской, — поясняет она. — Вот что пишет в воспоминаниях драматург Александр Гладков: «Маленький обычный городок с приездом эвакуированных москвичей и ленинградцев принял своеобразный вид. Особый оттенок ему придали писатели… В модных пальто и велюровых шляпах, они бродили по улицам, заквашенным добротной российской грязью, как по коридорам дома на улице Воровского». В городе не было развитых промышленных предприятий; издавалась всего одна двухполосная газета, работали местный узел радиовещания со штатом в пять человек, небольшой краеведческий музей, библиотека, несколько школ, где преподавали местные жители.

Большинство объектов литературного маршрута расположено на улице Карла Маркса, в шаговой доступности. Например, в пяти минутах от пастернаковской квартиры — дом, где снимал комнаты со своей женой и тремя ее сестрами поэт Николай Асеев. Чуть подальше еще одно купеческое здание — интернат Литфонда, куда поселили детей писателей. Впоследствии некоторые из них тоже стали знаменитостями — Тимур Гайдар, Макс Бременер, Наташа Чалая, Алексей Баталов и другие.

Интернат Литфонда, где в годы войны жили дети писателей

Интернат Литфонда, где в годы войны жили дети писателей. Фото: Наталия Федорова/«Русская планета»

— Интернат был полностью на попечении жен писателей. Супруга Пастернака Зинаида была сестрой-хозяйкой и поваром. С детьми занималась пианистка Елизавета Лойтер, которая подобрала музыку к присланным с фронта стихам мужа и впервые исполнила песню «Давай закурим, товарищ, по одной...» Дети осенью помогали убирать урожай в колхозах, учились в школе, — рассказывает экскурсовод.

Сейчас в этом доме располагаются музыкальная школа, центральная библиотека и магазинчики. Но старинное здание испорчено пластиковыми вывесками. Впрочем, по всему центру Чистополя изредка встречаются здания из современных материалов — с гладкими стеклянными фасадами, абсолютно не вписывающиеся в купеческую застройку. Сидорова замечает, что в ближайшее время исторический центр приведут в порядок.

Выходим на площадь, откуда открывается вид на Каму. Здесь стоит серое мрачноватое здание мировых судей. А в годы войны в этом доме находился парткабинет, где решались судьбы эвакуированных. Сюда приходила Марина Цветаева незадолго до того, как решилась на самоубийство. Поэтесса пробыла в Чистополе всего два дня. Она не была членом Союза писателей, поэтому ее эвакуировали дальше по реке, в Елабугу, где она никого не знала, поэтому решилась сама приехать в Чистополь, найти жилье и устроиться посудомойкой в открывающуюся столовую Литфонда. Разрешение на переезд она получила, но, уехав в Елабугу за сыном, так и не вернулась. Есть предположения, что на Цветаеву вышли сотрудники НКВД и предложили работу в качестве осведомителя, что стало для нее последней каплей.

Дом учителя

Скромное, стоящее на перекрестке купеческое здание — Дом учителя. В годы войны он был центром культурного общения и писателей, и чистопольцев. Мемориальная доска гласит, что здесь с 1941-го по 1943-й находилось отделение Союза советских писателей. Дом учителя выполнял функции и Дома литераторов, и Дома актера. Почти каждый день здесь выступали писатели и поэты, проходили различного рода спектакли, премьеры, потому что в Чистополе жили актеры Ленинградского областного драматического театра и часть труппы МХАТа. Здесь Борис Пастернак читал свой перевод «Ромео и Джульетты», Вера Инбер — свой «Пулковский меридиан».

— Сейчас в Доме учителя формируется литературно-мемориальный музей, где будет представлен материал обо всей эвакуации. Скоро у нас вся улица Карла Маркса будет, как большая стройка. Все здания приведут в порядок. Дом учителя в первую очередь, потому что он очень ветхий, — замечает моя спутница.

Крутая деревянная лестница в Доме учителя та же, что 70 лет назад, она даже не была перекрашена с тех пор, как по ней поднимался Пастернак. В стенах и на потолке трещины. Проходим в легендарный актовый зал. Он небольшой, невысокая сцена, ряды стульев, занавес.

— «В плохо отапливаемом зале сидели люди, потерявшие свои родные гнезда, и ждали от наших слов тепла, как от дров в печи. Хлеб давали по карточкам, красота была не нормирована», — процитировала экскурсовод слова поэта Виктора Бокова.

По ее словам, Арсений Тарковский здесь написал цикл «Чистопольская тетрадь», Михаил Исаковский — стихи, ставшие известными песнями, Леонид Леонов работал над знаменитой пьесой «Нашествие», премьера которой состоялась в Чистополе.

Мы направляемся к флигелю, где вместе с семьей жил драматург Леонид Леонов. В 1942 году он ушел на фронт, но дважды приезжал повидаться с семьей. Соседями Леоновых была семья Ильи Сельвинского, советского поэта-фронтовика. Вскоре в доме планируется создать музей Леоновых — Сельвинских.

В пяти минутах ходьбы, рядом с городским бульваром стоит двухэтажный деревянный дом синего цвета. В годы войны он был одноэтажным, и здесь жила семья местного интеллигента доктора Дмитрия Авдеева. Его гостиную посетил практически каждый эвакуированный писатель: в этом доме для них всегда был свет, тепло, чай и угощение.

Стихи и высказывания поэтов в историческом центре можно прочитать на фотозаборах. На одном из них я замечаю строки Пастернака: «Когда в своих воспоминаньях/ Я к Чистополю подойду,/ Я вспомню городок в геранях/ И домик с лодками в саду».

А чистопольцы знают эту свою историю?

— Мы работаем над этим, — отвечает Ирина Сидорова. — Сейчас уже и школьники, и рабочие коллективы заказывают экскурсии. Раньше такого не было. Но чистопольцы видят, как часто наш город посещают туристы. Если в прошлом году наш музей-заповедник встретил 3 теплохода, то в этом году мы встречали более 50 теплоходов.

В годы войны культурная жизнь города била ключом. А сейчас?

— В конце сентября в Чистополе прошли первые международные Пастернаковские чтения. В город приехало очень много исследователей, биографов, литературоведов. Культурная жизнь в нашем городе никогда не угасала. Просто это не было широко известно. Когда писатели уехали из Чистополя, связь с ними не обрывалась. У нас замечательные краеведы, они установили переписку сначала с писателями, потом с детьми писателей. И эта ниточка никогда не прерывалась.

***

3 октября в Скарятинском саду установили памятник Борису Пастернаку, посвященный 125-летию со дня его рождения. Это второй (после Перми) памятник поэту в России. Он стоит в полный рост, высоко вскинув голову.

Апостол Лука: евангелист, лекарь, художник Далее в рубрике Апостол Лука: евангелист, лекарь, художникСама Богородица позволила ему запечатлеть ее на иконе

Комментарии

01 ноября 2015, 11:17
Если честро никогда не воспринимал всерьез Пастернака - поэта. Стихи у него слабые и невзрачные. Зато проза и прежде всего Живаго - это конечно гениальный труд. Перечитываю по разу в год обязательно.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»