«Гидроакустическая» погоня
Локационное оборудование. Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости

Локационное оборудование. Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости

Создание гидроакустической системы защиты арктических вод не решит проблему освещения надводной и подводной обстановки

Кооперация российских предприятий во главе с корпорацией космических систем специального назначения «Комета» создает новую гидроакустическую систему. Она будет контролировать арктические территориальные воды на дальности в несколько сот километров. Разведывательная информация с надводных и подводных сенсоров через спутники будет поступать на наземные пункты и — после ее оценки — пользователям. Как сообщается, по дальности действия и чувствительности наша система будет превосходить американскую СОСУС (SOSUS, Sоund Surveillance System), которая была развернута в 60-е годы для противодействия советским подводным ракетоносцам. Проект должен завершиться в 2017 году, и после одобрения Минобороны начнется его практическая реализация.

Информация неоднозначная и заслуживает внимания. Проект направлен на укрепление обороноспособности России, и сомнений в его целесообразности нет. Тем более сегодня, когда на Россию «наступают» на всех фронтах, даже спортивном. Но «погружение» в тему показывает наличие старой, весьма острой для нас и замалчиваемой проблеме в области гидроакустики. По мнению специалистов и практиков, США в этой области обошли нас на добрые 15-20 лет. А редкие публикации на данную тему лишь доказывают это.

Суть проблемы

Своевременное обнаружение сухопутного, воздушного и морского противников обеспечивают различные специализированные средства и системы. Наиболее эффективный путь решения задачи обнаружения на море — постоянный контроль надводной и подводной обстановки с использованием активных (гидролокаторы) и пассивных (шумопеленгаторы) средств гидроакустической разведки. Она базируется на анализе гидроакустических сигналов, которые издают надводные и подводные объекты, и может обеспечить контроль водной среды на обширных территориях. Структура излучаемых сигналов надводными кораблями, подводными лодками и другими движущимися объектами оригинальна и является своего рода «паспортом» каждого из них.

Дальность и качество приема излучаемых сигналов определяются техническими возможностями гидроакустической аппаратуры, состоянием водной среды и характеристиками объекта разведки. Решающую роль в этом процессе зачастую играет уровень акустических помех на входе приемного устройства. Эта общемировая проблема с общеизвестными причинами, решение которой зависит в первую очередь от выбора направления сосредоточения усилий и тех, кто его выбирает.

Действия США

Развернутая в прошлом столетии стационарная американская система SOSUS предназначалась для защиты восточного и западного американского побережья. В начале 70-х гг. ситуацию коренным образом изменило открытие в США демаскирующих надводные и подводные объекты присущих им частот (сигнатур) излучения, которые наблюдались на экране спектроанализатора. В 1970 г. многоцелевая лодка «Лайпон» с таким прибором 50 суток непрерывно контролировала нашу ракетную субмарину проекта 667А в Северной Атлантике, определила ее индивидуальный «портрет» и район боевого дежурства ракетоносца. С 1974 г. и до последнего похода этих подлодок они контролировались и могли быть уничтожены до пуска своих ракет. В итоге наши субмарины стали дежурить в арктических морях с ракетами увеличенной до 9000 км дальностью пуска. Но обошлось это СССР весьма недешево.

В последующем ВМС США и НАТО создали интегрированную систему сбора и составления спектральных портретов всех судов и кораблей, особенно ракетных и многоцелевых подводных лодок СССР. Недостатки дорогой (600 млн долл. ежегодно) системы SOSUS компенсировали около 200 противолодочных самолетов «Орион», корабли и подлодки. Было построено 18 кораблей дальнего гидроакустического наблюдения типа «Сталворт» системы SURTASS (Surface Towed Array Surveillance System) с буксируемыми антеннами. В 1993 г. их пополнили 4 усовершенствованных корабля катамаранного типа «Викториес». Сегодня одно разведывательное судно НАТО «Марьята» с трехкилометровыми антеннами может контролировать наши ракетоносцы в Баренцевом море и наводить на них многоцелевые подводные лодки.

С 70-х годов гидроакустические средства ВМС США стали одним из основных элементов ядерного сдерживания СССР и достижения ядерного преимущества на море. С середины 90-х гг. и по сей день контроль российских субмарин осуществляет глобальная система подводного наблюдения IUSS (Integrated Undersea Surveillace System).

А что у нас?

По мнению ряда специалистов в области военной гидроакустики, с 70-х гг. наши проблемы только множатся. В результате, по данным контр-адмирала Сергея Жандарова, в 90-е гг. с ВМФ была снята задача борьбы с «вражескими» подводными ракетоносцами в дальней морской зоне. Сегодня он не исключает снятие такой задачи и с многоцелевых атомных субмарин, но уже в своих водах. Контр-адмирал, как и другие, серьезно сомневается в способности нашей противолодочной обороны обеспечить безопасность РФ от атак иностранных подводных лодок баллистическими и высокоточными крылатыми ракетами большой дальности, а также безопасность наших ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПК СН).

Главную причину такой ситуации специалисты видят в крайне отсталых средствах освещения надводной и подводной обстановки. Морская доктрина РФ 2000 г. и новая «Стратегия развития морской деятельности РФ до 2030 года» предусматривают создание и развитие Единой государственной системы освещения надводной и подводной обстановки (ЕГСОНПО). Необходимость ее подтверждается фактом неспособности Северного флота представить доказательства присутствия американских подводных лодок «Мемфис» и «Толедо» в районе гибели АПЛ «Курск».

Фото: Рамиль Ситдиков РИА Новости

Фото: Рамиль Ситдиков РИА Новости

Как считают специалисты, кризис в отечественной военной гидроакустике — следствие трех главных причин. Это ошибки в выборе основных путей развития военной гидроакустики в 70–80-х гг. прошлого века, умышленный технологический и технический саботаж монопольных поставщиков гидроакустической техники для ВМФ и упущения со стороны его руководства.

В числе первых умышленное или просто недальновидное решение Совета по гидрофизике АН СССР (РАН), которое остановило работы по векторно-фазовым приемникам на физическом факультете МГУ и создание спецлаборатории по инициативе замглавкома ВМФ адмирала флота Николая Смирнова. Результат – сегодня новейшие подлодки ВМС США класса Virginia укомплектованы эффективными векторно-фазовыми гидрофонами. Этот прибор подавляет помехи и в 3 раза увеличивает возможность обнаружения лодок противника.

Технологический саботаж монополистов-поставщиков обусловлен стремлением «пилить» государственные деньги путем производства устаревшей техники и нежеланием тратиться на создание современных образцов. В результате иностранные гидроакустические комплексы и станции превосходят отечественные. Так, до последнего времени концерн «Океанприбор» не внедрил алгоритмы обнаружения слабых сигналов, которые разработаны в 70-80-е гг. прошлого века. Виновен в этом и заказчик.

Прежние руководители ВМФ своевременно не реагировали и на информацию о состоянии и развитии аналогичных средств противника. Недостатки в гидроакустике замалчивали, а руководство Минобороны вводили в заблуждение. Еще в начале 80-х гг. была возможность модернизировать существующие гидроакустические системы ВМФ и повысить их эффективность по малошумным подводным лодкам. Отсутствие активности со стороны командования ВМФ РФ труднообъяснимо.

Результат всего этого очевиден. У нас нет интегрированной системы контроля и освещения морской обстановки. Российский ВМФ не имеет кораблей типа «Викториес» и «Сталворт». Наши противолодочные самолеты типа Ил-38 и Ту-142 оснащены устаревшей аппаратурой гидроакустического обнаружения. Есть и другие недостатки.

Что делать?

Нынешнему руководству ВМФ достался «ворох» проблем, и ему не позавидуешь, по крайней мере, в этой области. Но огромный научно-технический потенциал страны способен решить и эту проблему при условии должного внимания к ней общественности и руководства страны. Конечно, в ситуации активного «прессинга» со стороны США и их союзников по НАТО на ее быстрое решение рассчитывать трудно.

Именно поэтому должны быть определены четкие, первоочередные приоритеты для сосредоточения на них основных усилий. Быстрейшему преодолению «гидроакустического» кризиса будет способствовать и повышенное внимание к малому и среднему бизнесу. А ему есть что показать и в этой области. Для понимания этого достаточно посетить специализированные выставки, в том числе и приближающийся военно-технический форум «Армия-2016».

Сегодня в мире и у нас активно ведутся разработки в области автономных необитаемых подводных аппаратов (АНПА), безэкипажных надводных судов, создаются специализированные корабли и новые системы гидроакустической разведки. Так, головной корабль специального проекта 18280 «Юрий Иванов» был принят в состав флота через месяц после первого выхода в море.

И в завершение. Не хотелось бы повторения ситуации с этим сообщением, аналогичного истории с письмом Сергея Жандарова и его единомышленников президенту Путину о проблемах в Арктике. После его публикации 26 января 2015 г. уже 30 января того же года на коллегии военного ведомства последовал ответ, что «Минобороны создает системы освещения обстановки в Арктике». 

ВМФ России: под контролем Путина и Шойгу Далее в рубрике ВМФ России: под контролем Путина и ШойгуОптимизм относительно будущего флота во многом связан с политикой президента и авторитетом министра обороны

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»