«Сталь»: забытому подвигу посвящается…
На съемочной площадке фильма «Сталь». Фото: Partizan studio

На съемочной площадке фильма «Сталь». Фото: Partizan studio

Интервью с творческой командой фильма «Сталь»

Артем Кокин, автор идеи, военно-исторический консультант, автор сценария.

Петр Корягин, композитор, pr-менеджер проекта.

Матвей Захаров, технический директор картины.

«Битве под Сенно уделено две строчки»

— Добрый день. Ваша команда снимает фильм «Сталь» о событиях начала Великой Отечественной войны. Вокруг чего строится сюжет? Расскажите подробнее о проекте.

Артем Кокин: Сюжет строится вокруг реальной истории танкиста Ивана Колосова. Это лейтенант, который воевал под Вязьмой в 1941 году, оказался в окружении вместе с экипажем танка, и несколько дней они прорывались из кольца. В одном из боев танк был подбит, экипаж смертельно ранен, и Колосов увел его в чащу леса. Теряя силы, он написал письмо своей жене. Были там такие слова: «Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов. У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить. А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе. Твой Иван Колосов».

Иван Колосов, Василий Орлов и Павел Рудов

Актеры Дмитрий Мурашев, Артем Кокин и Иван Федорук. Фото: Partizan studio

Танк был найден в 1971 году, и эта история попала на страницы газеты «Правда», откуда перекочевала в книгу «Говорят погибшие герои». В 80-е годы, учась в школе, я прочитал эту книгу и узнал об этой истории. Сюжет отложился глубоко в памяти. А буквально в прошлом году я закончил работу над фильмом «28 панфиловцев», где выступал в качестве военно-исторического консультанта и увидел, как делается большое кино изнутри. Мне захотелось, чтобы такой фильм был не один. Со своими друзьями, актером БДТ Дмитрием Мурошевым (он у нас играет главную роль и выступает в качестве продюсера) и режиссером Алексеем Сильяновым мы решили взять историю Ивана Колосова и перенести ее под город Сенно, в Белоруссию. Почему так? Потому что захотелось рассказать о подвиге одного экипажа в формате большого сражения, и битва под Сенно подходит для этого как нельзя лучше. Во-первых, это одно из самых крупнейших танковых сражений Великой Отечественной войны и вообще Второй мировой войны в целом. В битве участвовало более двух тысяч танков. Больше даже, чем под Прохоровкой на Курской дуге. Во-вторых, потому что эта битва практически неизвестна широкой общественности. Сражение закончилась для наших войск поражением, и его не принято было вспоминать в советской историографии. Но тем не менее оно происходило в самом начале войны, с 6 по 10 июля 1941 года. Битва эта оставила след, так как на несколько дней удалось остановить армию вермахта, развернуть в тылу оборонительные укрепления и, в конечном итоге, остановить врага под Москвой. Если мы откроем «Историю Великой Отечественной войны», которая была издана в Советском Союзе, то увидим, что этой битве уделено буквально две строчки, из которых непонятно, насколько масштабной она была. То есть, просто две строчки, что 20-ая армия под командованием Курочкина совершила контрудар силами двух механизированных корпусов. Все. А как все это происходило, какими силами – об этом предпочитали умалчивать. И вот мы решили об этом рассказать. Встала задача: каким образом достучаться до молодежи? Мы хотим, чтобы наш фильм был первой «ласточкой» в возрождении традиций детско-юношеского кино…

— Которого сейчас в России нет.

А.К.: Да, нет вообще, от слова «совсем». Долго думали: как показать эту историю так, чтобы она была интересна современному ребенку? Конечно, это компьютерные игры, в частности, онлайновые танковые симуляторы. Поэтому мы решили добавить еще одну сюжетную линию. В нашем фильме десятилетний мальчик, играющий в эти танковые симуляторы, едет с мамой в деревню и, — не будем раскрывать всех деталей сюжета, — попадает в лес, находит заросший в бурьяне советский танк. Попав в него, он находит дневники погибшего командира. С этого момента начинается история танкового экипажа. В нем, как в капле воды, будет отражена вся битва, мы не собираемся ограничиваться историей одного танка, одного экипажа. Многие современные фильмы о войне этим грешат, не хватает масштаба, эпичности. Мы собираемся показать всю битву, как это происходило на самом деле.

— Сразу рождается вопрос: насколько этой историей заинтересовались в Министерстве культуры, в Фонде кино?  Есть ли помощь со стороны государства?

Петр Корягин: Хороший вопрос. Ситуация в следующем. Для того, чтобы получить помощь, нужно хорошо постараться. Помимо того, что есть идея, есть команда и есть желание, к этому еще необходима определенная доля профессионального продюсирования. Поэтому сейчас у нас в картине есть, скажем так, места для продюсеров мощной волны, которые смогли бы вывести проект на самый высокий уровень государственной поддержки. Потому что получить поддержку от Фонда кино в размере десяти-пятнадцати миллионов рублей можно самостоятельно: подать заявку, пройти отбор и за хорошую идею с хорошим материалом получить субсидию. Но когда мы говорим о серьезном полнометражном эпическом проекте, то и поддержка должна быть соответствующая. Такая поддержка у нас оказывается только студиям — лидерам кинопроизводства: «Тритэ», студия Бондарчука, студия Сергея Сельянова… Чтобы малоизвестной творческой команде выйти на этот уровень, должна быть проведена определенная работа. На сегодняшний день картиной заинтересовался один сильный продюсер. Кто он, пока не будем говорить. Сейчас мы находимся в стадии обсуждения, определяем возможности для сотрудничества.

А.К.: Мы сейчас готовим полную смету, раскадровку и так далее. Когда он это все увидит, он примет окончательное решение. Но мы по-прежнему открыты для всех предложений.

— Если не секрет, какой бюджет картины вы планируете в идеальном раскладе?

П.К.: По предварительным расчетам бюджет фильма уходит в район двухсот пятидесяти миллионов рублей. Над окончательным расчетом, то есть, над точной цифрой, мы сейчас как раз и работаем.

— Расскажите немного об актерском составе.

А.К.: Задумка у нас следующая. Я уже сказал, что фильм состоит из двух линий. Так вот, в исторической линии мы хотели бы обойтись вообще без медийных лиц. Это сознательный шаг. Нам нужно максимальное погружение в ту эпоху, чтобы зрителя ничто не отвлекало от тех событий, любой раскрученный актер все равно невольно приковывает внимание к своей персоне. А в современной истории, наоборот, хотим по максимуму задействовать узнаваемых, известных актеров.

На съемочной площадке фильма «Сталь»

На съемочной площадке фильма «Сталь». Фото: Partizan studio

«Главный герой — танк БТ-7»

— Теперь немного о географии. Где планируете проводить съемки? Насколько вам важна привязка к историческому месту сражения?

А.К.: Этим летом мы планируем побывать на местах боев, нас пригласил мотоклуб «Ночные волки» из города Сенно. Мы посмотрим своими глазами и тогда уже примем решение. Насколько я сейчас могу судить, сравнивая архивные данные и современные фотографии, то, что сейчас представляют собой места боев, очень сильно отличается от того рельефа, который был в 1941 году. Если местность под Сенно будет совсем не похожа, то мы будем искать другой рельеф, в другом месте. Нам важен рельеф того времени, потому что в танковом сражении каждый бугорок, каждый холм играет огромную роль. Помимо этого, есть вопросы с логистикой. Для фильма нам понадобится большое количество исторической техники…

— Сколько, кстати?

А.К.: Минимум двадцать единиц. А вероятнее всего, и того больше. Сколько мы сможем найти. Мы планируем по максимуму отказаться от компьютерной графики. То есть это будут комбинированные съемки. Грубо говоря, один и тот же танк мы будем многократно перекрашивать, по отдельности снимать, потом это все сводить, чтобы у нас на экране получилась массированная танковая атака. Совсем от компьютерной графики мы отказаться не сможем, но сведем ее использование к минимуму. Немецкую авиацию, конечно, придется рисовать на компьютере, потому что летающих самолетов «Юнкерс – 87» до наших дней не сохранилось. Так вот, исходя из того, что сейчас мы везде ищем эту технику, в музеях, у частных коллекционеров, нужно будет логистически просчитать, как это все доставить в одно время, в одно место….

Матвей Захаров: Плюс проблема у нас с главным героем… (смеются) Один из главных героев — это танк БТ-7. Во время съемок эскизного ролика мы использовали взятый в музее в Белоруссии родной, когда-то поднятый БТ-7. Но если киноэскиз снять мы смогли, танк по своему ресурсу это выдержал, то для полнометражных съемок эта машина нам не подходит. С одной стороны, она сильно поизносилась, с другой — это историческая ценность, мы просто не имеем права ее использовать с такой отдачей, какая нам требуется. Чтобы решить эту проблему, мы собираемся построить точную копию танка БТ-7.

— Один в один, со всеми тактико-техническими характеристиками?

М.З.: Именно. Это очень серьезная задача. Начиная с того, что даже чертежи этой машины найти очень сложно. Мы уже связывались с несколькими заводами, на которых они производились, но информации никакой получить не смогли. Возможно, нам придется заново разрабатывать все технические условия с чертежами на этот танк.

— А других подобных машин не сохранилось?

М.З.: Есть два танка БТ-7 в Екатеринбурге, там картина еще печальнее. У них банально нет подвески. То есть по асфальту такой танк проехать еще сможет, но в полевых условиях… Понимаете, нам нужно показать, как на полном ходу танк совершает прыжок, выпрыгивает из-за взгорка и одновременно отрабатывает по цели. Для этого нужно создать надежную, мощную машину, чтобы механик-водитель при этом был в безопасности. Она не должна ломаться, потому что один съемочный день — это большие деньги. Если происходит поломка — процесс встает. Сейчас мы активно ищем материалы, разрабатываем чертежи, дизайн-макет. Надо не забывать, что современный зритель достаточно придирчив, особенно подростки, та аудитория, на которую и рассчитан фильм. Ему не покажешь деревянную коробку в кадре и не скажешь: вот это Т-34, поверь нам на слово. Не прокатит.

П.К.: Да и не надо этого делать.

М.З.: Мы должны показать уровень, качество, как это было на самом деле. А это огромный массив работы.

А.К.: Отдельное внимание хотим уделить исторической достоверности и реалистичности происходящего на экране. Потому что последние годы смотреть современные исторические фильмы тяжело, удручает вопиющее количество ошибок, неточностей. Кому-то это может показаться излишней въедливостью, но я считаю, если ты делаешь историческое кино, то для тебя не может быть мелочей. Иначе это не историческое кино, а ряженное. В частности, было очень смешно смотреть на недавно вышедший трейлер фильма о танкистах, ремейк советского фильма «Жаворонок». Смешно и горько. Например, немецкий танкист смотрит в бинокль, а сетка взята из немецкого танкового прицела. И это самая безобидная неточность. Снаряды вылетают по дуге вопреки всем законам физики, сами снаряды заботливо выданы немцами в концлагере вместе с красной краской, чтобы звездочку на башне нарисовать… Все это очень грустно.

М.З.: Это просто неуважение к зрителю.

На съемочной площадке фильма «Сталь»

На съемочной площадке фильма «Сталь». Фото: Partizan studio

— Где вы берете фактический материал о ходе битвы? Остались ли в живых очевидцы, участники сражения?

А.К.: Да, слава Богу. Сейчас уйду немного в сторону от вопроса… Мы параллельно запустили проект воспоминаний танкистов, его можно посмотреть на нашем канале на youtube. Уже готова серия с воспоминаниями ленинградского танкиста Владимира Ивановича Трунина и в ближайшее время, предположительно 22 июня, мы планируем выпустить документальный фильм под названием «Силин» о совершенно уникальном человеке — Вячеславе Петровиче Силине. Насколько нам известно, это последний оставшийся в живых танкист, который воевал под городом Сенно. Ему девяносто девятый год, живет он в Керчи.

Первопроходцы

— Скажите, с какими трудностями вы уже сталкивались в ходе работы над картиной?

М.З.: Куда же без трудностей (смеются). Можем даже один эпизод рассказать. Это произошло во время съемок киноэскиза. Представьте себе: конец съемочной смены, нам нужно снимать проезд танка, заканчивается дубль, и у танка рвется трак. Все. Съемки встали. И случившееся далее показало сплоченность того коллектива, который работал на съемках. Приспособлений с собой никаких не было. В реальности — это такая здоровая струбцина, которая стягивает траки. И вся команда руками, с помощью строп стягивала эти тяжеленные детали. В итоге мы вручную все собрали и досняли оставшиеся сцены. Понимаете, вся команда, от звукачей до операторов — все впряглись в эту лямку и собрали танк.

— Наверное, только с таким отношением и получается сделать качественный фильм, когда каждый человек в команде душой болеет за общее дело?

М.З.: Когда человек снимает фильм не с целью наварить бабла, а с желанием рассказать историю новому поколению, тогда кто-то наверху все это отслеживает, и звезды сходятся как надо.

А.К.: Хочется сделать кино, которое не стыдно будет показывать своим детям.

— Вы сами себя ощущаете пионерами, первопроходцами? Ведь, по сути, ваш проект — это вторая история подобного рода после «28 панфиловцев», когда люди с нуля делают то, что им самим нравится и то, что они считают правильным, нужным? Ощущаете вы на себе этот груз?

П.К.: В жизни надо делать шаги. Русский человек по своему менталитету способен идти до конца, способен на подвиг, на самопожертвование. Вот вы говорите первопроходцы, а в советское время было снято огромное количество фильмов, в которых люди работали вот так же за идею. Поэтому мы, скорее, продолжатели вот той, старой кинематографической традиции. И это правильно, на наш взгляд. Это после разрушительного влияния 90-х наше дело воспринимается как некое подвижничество. А надо, чтобы это стало нормой.

— А почему, на ваш взгляд, эта традиция прервалась?  

П.К.: В творчестве, как в спорте, надо постоянно поддерживать ту планку, которую ты уже задал своими предыдущими работами. А в 90-е у нас выбили фундамент из-под ног, не стало точек опоры. Возможно, поэтому режиссеры, которые в советское время снимали блестящие картины, сейчас уже не берут прежнюю высоту. А такие молодые команды, как наша, приходят в кино без оглядки. У нас нет богатого опыта, прошлых побед и достижений, но зато есть свежий взгляд, отсутствие зашоренности и твердый фундамент под ногами — вера в то, что мы делаем.

— Я знаю, что вы обратились к опыту краудфандинга в своем проекте. Сколько денег уже удалось собрать?

А.К.: За два месяца мы собрали 1,5 миллиона рублей. Об успехе или не успехе говорить пока рано. Мы в самом начале пути. Вдобавок к этому, люди ждут, насколько ярко выстрелит фильм «28 панфиловцев». Нам даже в личку пишут, мол, все хорошо, ребята, идея отличная, но я уже скидывался на «панфиловцев», хочу сначала посмотреть, что получится. И это нормально, мы нисколько не комплексуем по этому поводу.

П.К.: Если уж зашла речь о «28 панфиловцах», процитирую Андрея Шальопу. Он говорил, что сбор средств «всем миром» — это даже не меценатство. Это можно сравнить с тем, как монахи в старину уходили в народ с сумой и собирали деньги на строительство храма. Тут, конечно, не буквальная ситуация, но очень похожая. Понимаете, когда человек жертвует на кино часть своих кровно заработанных – этот фильм становится и его фильмом, это уже превращается в личную историю. Ну, и вообще, краудфандинг — это проверка на вшивость: а нужно ли вообще твое кино хоть кому-нибудь? Я бы в обязательном порядке прогонял все проекты через эту процедуру.

Без права на перезагрузку

— Вы снимаете детско-юношеское кино. С 14 до 20 лет, условно говоря, у человека формируется картина мира. И те книги, которые он читает в этом возрасте, очень серьезно влияют на его мировосприятие. А какие книги повлияли на вас? Что бы вы посоветовали современному подростку?

П.К.: Я считаю, надо начинать с Пушкина, с «Повестей Белкина». Это пробудит интерес к чтению.

А.К.: Мы же говорим о любых книгах?

— Абсолютно.

А.К.: Тогда Николай Носов, все книги о приключениях Незнайки. Это шикарное произведение, которое на понятном для ребенка языке показывает модели построения общества. Обязательно Волков, «Волшебник Изумрудного города». В 14 лет я прочитал Ричарда Баха «Чайку по имени Джон Ливингстон». На мой взгляд, эту повесть вообще нужно в школьную программу включить. Обращаясь к теме воспитания патриотизма — замечательные книги Льва Кассиля, «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого. На этих книгах мы выросли. Отчего наша молодежь сейчас теряет корни? Нет актуальных для них героев. Спроси у ребенка, кто такой Бэтмэн — тебе любой ответит. А об Илье Муромце уже задумаются.

— Или об Александре Матросове.

А.К.: Кстати, Александра Матросова и Олега Кошевого недавно вычеркнули из учебников истории, что, на мой взгляд, неприемлемо совершенно. Может быть, скажу пафосно, но мы сейчас все бойцы идеологического фронта. Идет неприкрытая война по внедрению в умы молодежи ложных, разрушающих душу ценностей. И мы по мере сил хотим исправить эту ситуацию. Надеемся, что народ нас поддержит.

П.К.: Я бы добавил, что не только книги, но и фильмы, и музыка формируют мировоззрения. И все направления искусства с этих позиций должны быть охвачены.

М.З.: И, конечно, семья, окружение. Я родился в 1993 году, и мое детство было оккупировано «покемонами» и «спайдермэнами». Но все это прошло стороной. Моей настольной книгой было «Погружение вглубь атома», а кумиром — дед, физик-ядерщик по профессии.

— Возвращаясь к фильму, что такое танковый бой? Насколько мы можем судить о достоверности той или иной картинки?

А.К.: Это очень хороший вопрос. Разговаривая с ветеранами, мы слышали такие истории, которые, с точки зрения диванных экспертов, вообще не могут произойти. Есть достаточно известный в среде историков бой, который произошел в декабре 1941-го под Москвой. Лейтенант Тройнин дважды за один бой протаранил немецкие танки, причем успешно, на танке БТ-7. Наша машина стояла в дозоре, когда из леса выехали два немецких танка Panzer III. Последними снарядами один танк был уничтожен, а другой был протаранен и сброшен в овраг. А когда они его сбросили, и немецкий танк утонул в реке, то из леса выехал еще один вражеский танк. Немцы увидели один свой танк подбитым, второй вообще пропал неизвестно куда, начали обшаривать окрестности, и в этот момент их снова таранит наш танк. И это задокументированный исторический факт. Если сейчас снять по этой истории кино, то набежит куча диванных экспертов и скажет: что это вы тут нам показываете?

— Напоследок, что бы вы хотели сказать современному подростку, который пойдет смотреть ваш фильм?

А.К.: В компьютерной игре все просто, играешь за русских, за немцев, за англичан, за французов… Надоело – нажал на кнопку, начал с другого уровня. А у тех людей, которые отдали жизнь за Родину под Сенно, не было возможности перезагрузиться. Они отдавали единственную жизнь. Всегда надо об этом помнить.  

«Бог забрал у меня руку и ногу, но дал гораздо больше» Далее в рубрике «Бог забрал у меня руку и ногу, но дал гораздо больше»Елена Волохова — о том, как выжить в страшной аварии и радоваться своей новой жизни

Комментарии

18 июня 2016, 12:24
Тизер прикольный. Перед съемочной группой стоит очень непростая задача. Построить танк с нуля - это вам не водку пить в левиафановщине.
18 июня 2016, 19:55
Ну ждём с нетерпением выхода фильма! Картинка интересная, и вправду немного похоже на компьютерную графику. Думаю детям должно подойти. Им стоит знать что такое война как можно раньше. В такое неспокойное время живём. Мало ли... Не дай Бог!
20 июня 2016, 12:03
Вечная память русским героям, потрясающим, прекрасным людям, отдавших свои жизни за Родину и во имя будущего потомков, нас с вами!!!
04 июля 2016, 19:11
В добрый путь, ребята! Очень понравилось интервью . Взвешенное, продуманное, прочувствованное.Желаю, чтобы звёзды сошлись так,как надо! У вас всё должно получиться!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»