Андрей Стенин и русская журналистика
Заход Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Заход Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Что изменилось за два года, прошедшие со дня гибели российского фотокорреспондента в Донбассе

6 августа исполняется ровно два года с момента гибели фотокорреспондента МИА «Россия Сегодня» Андрея Стенина. Талантливый фотограф погиб в Донбассе, где находился по заданию редакции. Он, к сожалению, был не первым и не последним журналистом, смерть которого явилась следствием украинского кризиса. Но именно Андрей Стенин в силу ряда причин стал ключевой фигурой в этом списке, в котором также сотрудники ВГТРК Игорь Корнелюк и Дмитрий Волошин, оператор «Первого канала» Анатолий Клян и еще полтора десятка имен — в том числе и с «той» стороны. История Андрея — своего рода пролог к появлению новой русской журналистики, которая ковалась в ходе жестокой войны на уже навсегда бывшем юго-востоке Украине.

Отлично помню ощущения августа 2014 года, когда Донбасс неумолимо раскалялся: с одной стороны было понимание творящегося там смертельно опасного хаоса (отсутствие линии фронта), а с другой — уверенность в необходимости быть там, в новом центре Русского мира.

Когда Андрей Стенин пропал, в трагический исход поначалу никто не хотел верить, считалось, что он попал в украинский плен. МИА «Россия Сегодня» развернуло масштабную акцию c хештегом #Free Andrew (#Освободите Андрея), к которой подключились и некоторые зарубежные организации. До сих пор с десяток значков с очень скоро потерявшим смысл лозунгом хранится у меня дома.

22 августа в районе Снежного был найден обгоревший и изрешеченный пулями автомобиль с останками трех тел. На основании полученных данных российские эксперты заявили о смерти Андрея Стенина. «Вечером 6 августа он на автомобиле Renault Logan в составе колонны беженцев двигался по автодороге Снежное — Дмитровка. Колонну охраняли шестеро ополченцев. Северо-западнее населенного пункта Дмитровка украинская армия, предположительно 79-я аэромобильная бригада, из БМП-2 и танка открыли по этой колонне огонь на поражение», — говорилось в сухой сводке Следственного комитета. Расследование продолжается, а виновные в трагедии до сих пор не найдены и не наказаны.

С тех пор об Андрее Стенине сказано многое, трагические обстоятельства и предшествовавшие им события многократно обсуждались в прессе, друзья, коллеги и родные фотокорреспондента делились своими воспоминаниями. Со временем какие-то детали будут забываться, а может быть, наоборот, появятся новые подробности. Но с определенностью можно сказать, что Андрей Стенин не только остался в истории российской журналистики, но и определил ее будущее.

Сегодня в России учрежден международный конкурс фотожурналистики имени Андрея Стенина. При понимании всей ангажированности подобных мероприятий конкурс популяризует российскую журналистику, а его победители и участники работают под брендом «Андрей Стенин».

Но самое главное — стало очевидно, что в Донбассе сложилось некое сообщество военных корреспондентов: хотя большая часть из них так или иначе пересекались в ходе других конфликтов, именно эта война сплотила не только русских людей, но и русских журналистов в частности. И сегодня термин «военная журналистика» не вызывает у наших соотечественников ассоциаций исключительно с фотоагентством Noor или The Bang-Bang Club, а молодые люди заявляют о том, что хотели бы посвятить себя этому делу.

Новое сообщество

Для меня гибель Андрея Стенина стала одним из мотивов начать серию интервью с военными корреспондентами, работавшими в Донбассе. Цель охватить всех и сделать полноценное исследование этого явления не стояла, но определенный срез мнений был получен. Многих моих собеседников я спрашивала про Стенина и отношение к риску погибнуть на войне. И эти ответы до сих пор не потеряли актуальности.

Михаил Фомичев, тогда корреспондент LifeNews, ныне оператор РЕН ТВ, близко общавшийся со Стениным, рассказал об уроках, который можно извлечь из этой трагедии, но «все они будут по-своему бесполезны».

«Урок первый — журналист не должен ездить вместе с военными. По идее — не должен. Но в том месте, где погиб Андрей Стенин, было обнаружено еще 15–20 машин с мирными жителями, целыми семьями, которые бежали из-под обстрелов. Все эти автомобили были расстреляны и разграблены, и если бы Андрей поехал с гражданскими, то его тоже могли расстрелять. Еще один урок — надо больше доверять своей интуиции, обращать внимание на "знаки"».

С другой стороны, по словам Фомичева, Стенин погиб тогда, когда потерял некую отстраненность наблюдателя и стал ходить по лезвию бритвы. «Андрюхе всегда бесполезно было что-то говорить, советовать, он был аутичным, необщительным человеком, его мало интересовало мнение окружающих. Он весь — это работа, кадры, которые, он считал, станут великими. Подозреваю, он видел себя современным Робертом Капой», — вспоминал Фомичев.

В свою очередь, Антон Степаненко, военный корреспондент «Первого канала», признался, что боится смерти, как и все люди. «Как я уже говорил, сложилась группа российских журналистов, которые работают там. Почему они это делают? Не буду говорить об адреналиновой зависимости, это все глупости какие-то. Ты туда едешь, потому что ты хорошо умеешь выполнять работу в подобного рода условиях и тебе это интересно. Мы и наши редакции в этом плане являемся друг для друга удачными находками», — рассуждал Степаненко. Еще военные корреспонденты — эгоисты, игнорирующие эмоции своих близких, но насколько необъяснимо желание ехать на войну, настолько же сложно сказать, что может заставить остановиться, добавляет Степаненко.

Специальный корреспондент «Комсомольской правды» Александр Коц говорил также об эгоизме военкоров. «Военная журналистика — занятие эгоистичное. Мне оно нравится, моим родным — нет. Но мне повезло и с родителями (они тоже журналисты), и с супругой. Они, конечно, переживают, волнуются, не спят ночами, но ни разу не попытались отговорить от какой-нибудь поездки. А я стараюсь не тащить работу домой, это все-таки тыл. А война пусть остается на войне», — подчеркнул он.

Важную мысль высказал британский независимый журналист Грэм Филлипс, по мнению которого, смерть Андрея Стенина — трагедия, но не повод для его коллег прекращать свою работу. «Я думаю, что Андрей точно бы не хотел, чтобы его смерть остановила журналистику, работу журналистов в Новороссии. Гибель Андрея — это огромная потеря и большая ответственность для нас», — сказал Филлипс, который сам попадал в плен к СБУ и получил ранение в Донбассе.

Для русских людей события в Новороссии (хотя этот термин сегодня употребляется редко) стали пробуждением национального самосознания. А в российской журналистике произошли колоссальная мобилизация и возврат к традиционным ценностям и понятиям морали, появилось большое количество информационных ресурсов и спикеров. В России случилось окончательное разделение журналистики: существовавшей до февраля 2014 года, по сути, сформированной в 90-е и нулевые и ориентированной на Запад, и журналистики после «Русской весны».

Поэтому абсолютно бессмысленны преследования и убийства журналистов — тех, кто открыто поддерживал «Русскую весну» или просто непредвзято освещал преступления Киева в Донбассе. Новую русскую журналистику нельзя запугать публикацией расстрельных списков на украинском сайте «Миротворец»  и нельзя расстрелять, накрыть минометным огнем и сжечь.

Один мой знакомый ополченец любил повторять: «Cобирается воинство Христово», — говоря про своих однополчан, и мне кажется, что речь здесь идет и о русских и пророссийских бойцах информационного фронта.

Зачем президенту ипотека в Сбербанке? Далее в рубрике Зачем президенту ипотека в Сбербанке?Настойчивое желание вогнать россиян в ипотечную кабалу может иметь серьезные причины и далеко идущие последствия

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»