Художник анатомии и богопознания
Архиепископ Лука. Середина 1940-х годов. Фото из архива Тамбовской Епархии

Архиепископ Лука. Середина 1940-х годов. Фото из архива Тамбовской Епархии

В Тамбове открывают первый мемориальный дом-музей архиепископа Луки

В Тамбове официально объявлено о создании народного музея Архиепископа Луки. Знаменитый хирург, ученый и богослов пробыл здесь около двух с половиной лет, но именно этот период многие считают самым продуктивным в его жизни. После долгого периода лагерей Луке в Тамбове официально разрешили оперировать и проводить службы в храмах. Живя здесь, он начал работу по возрождению Тамбовской церкви и получил Сталинскую премию первой степени за фундаментальный труд «Очерки гнойной хирургии». «Русская Планета» узнала, где разместится новый музей и какие экспонаты пополнят его фонды.

— Мы ведем эту работу уже 15 лет, — рассказывает главный научный сотрудник тамбовского областного краеведческого музея Галина Абрамова, ― Когда делали первую выставку, с большим трудом собрали экспонаты. Но, что поразительно ― чем дальше, тем больше вещей находится. Как только было объявлено о создании музея, люди сами стали к нам приходить, приносить вещи из семейных архивов, спрашивать, куда сдать деньги. В некоторых семьях до сих пор сохранились фотографии и книги, подаренные святителем Лукой. Экспонатов накопилось уже довольно много. Мы даже не вели подсчет. Хотя, когда в августе 1944 года святитель Лука (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий) приехал в Тамбов, ему пришлось начинать здесь с нуля. С 1923 по 1943 год он провел в лагерях, где ему запрещалось врачевать и служить. Но он все равно делал это ― по легендам, оперировал перочинным ножом, зашивая место разреза человеческим волосом. Не так давно мы готовили к списанию хозяйственный архив 70-летней давности и обнаружили 24 документа, связанных с периодом жизни святителя Луки в Тамбове. На протяжении 2,5 лет музей передал архиепископу более 600 предметов из закрытых в 20-е годы тамбовских храмов и монастырей. По сути это будет первый полноценный музей архиепископа Луки. Есть небольшие мемориальные комнаты под Красноярском, где святитель отбывал последнюю ссылку, и в Симферополе в Троицком храме, где хранятся его мощи. А в Тамбове сохранился дом, в котором он жил на Комсомольской, 9. Сюда стекались люди. Ведь не все могли прийти в церковь ― к нему обращались партработники, педагоги, учителя. Сейчас главное ― расселить этот дом. Власти ведут переговоры с семьями, которые там живут, они готовы выехать. Этот дом станет центром большой мемориальной территории, в которую войдет и Покровский собор, который святитель Лука возрождал, и здания вокруг ― бывшие госпитали, в которых он оперировал. Мы хотим сделать это как можно быстрее. Будущий год ― 140-летие со дня рождения архиепископа Луки.

Дом № 9 на ул. Комсомольской, в котором с 1944 по 1946 годы жил архиепископ Лука

Дом № 9 на ул. Комсомольской, в котором с 1944 по 1946 годы жил архиепископ Лука. Фото: Екатерина Жмырова / Русская Планета

«Голубушка, как ваши руки мне помогли»

— И как священник, и как хирург Лука привнес сюда совсем другое отношение к людям. Когда архиепископ приехал в Тамбов, времена были тяжелые, военные, люди ожесточились. В таких ситуациях, как правило, проявляются крайние человеческие свойства ― как высоты духа, так и его темные глубины. По воспоминаниям медсестер, их предупредили, что в Тамбов прибыл ссыльный профессор и просили быть с ним поосторожней. Но когда Лука провел первую операцию, он поцеловал руки своей медицинской сестре и сказал: «Голубушка, как ваши руки мне помогли». Медсестры были ошарашены. Они не привыкли к такому обращению. Военные врачи были грубыми, суровыми, могли и инструментом хирургическим швырнуть. А он очень заботился о своих медсестрах, помогал деньгами, доставал теплую одежду.

Ученый-энциклопедист, интеллектуал, богослов, здесь в Тамбове Лука начинает писать трактат «Дух, душа и тело». Но даже в этой работе он проявляет себя как врач. Например, о сердце пишет и с точки зрения медицинской, и с точки зрения богословской: «Сердце ― это орган богопознания». Лука был еще и талантливым живописцем. Он вообще-то хотел стать художником, но стал мужицким врачом, понимая, что надо людям помогать ― такие настроения были в интеллигенции в конце XIX века. Он сам проиллюстрировал «Очерки гнойной хирургии». Лука говорил: «Я стал художником в области анатомии и хирургии». А какая у него была точность! Коллеги-хирурги вспоминали, что давали ему пачку бумаги и просили одним движением скальпеля рассечь 136 листов. И он рассекал ровно 136.

«Симе Акимушкиной на долгую память»

— У нас есть уникальные фотографии, которые святитель Лука дарил тамбовчанам. После работы в госпиталях и службы в храме святитель Лука возвращался домой и встречал там огромное количество посетителей. Лука очень мучился тем, что не может принять всех пациентов, но он был прекрасным диагностом и понимал, кому нужно оказать помощь в первую очередь. И вот в толпе он увидел девушку Серафиму Акимушкину. В детстве у нее была травма, которая привела к гнойному заболеванию суставов и костей. Врачи ничем не могли ей помочь. Девушка ходила на костылях. Лука осмотрел ее и сказал, что нужно делать операцию. После операции Серафима стала его крестницей и духовной дочерью. Когда в 1946 году Лука уезжал из Тамбова, она была уже здорова и ходила без костылей. Он оставил ей две фотографии. На одной надпись: «Симе Акимушкиной хорошей девушке на молитвенную память», а на второй: «Стала крепкой нога твоя, Сима, иди же не хромай по пути Христову и поминай меня, излечившего тебя».

Покровский храм в 1940-е годы

Покровский храм в 1940-е годы. Фото из архива Тамбовской Епархии

Откупился пайком и встретил жену в операционной

— Вот еще одна история. У нас лежит нательный крестик, ждет своего места в музее. Профессор должен был провести операцию в военном госпитале, а старшая хирургическая медсестра отлучилась покормить больную дочку. За ней прибежал посыльный и сказал, что ее срочно вызывают к тяжело раненому. Медсестра прибегает и видит на операционном столе своего мужа ― офицера советской армии. Выяснилось, что его, раненого, везли в эвакпоезде через Мичуринск. Там он пришел в себя, узнал, где находится и откупился офицерским пайком, чтобы в Тамбов попасть. Но пока добрался, рана открылась, началось кровотечение. И вот по судьбоносному стечению обстоятельств они встретились с женой в операционной. Операция прошла успешно. После архиепископ спросил, крещена ли их дочь. Но офицер, человек партийный, крестить дочку отказался. Тогда Лука подарил им этот крестик со словами: «Настанет время, и она примет святое Крещение». И дочь действительно его приняла уже в начале 90-х годов, став взрослым человеком. Крестик в семье сохранился. Не так давно эта женщина ушла из жизни. Перед смертью она сняла с себя крестик, сказав: «Я его с собой не возьму, здесь он вам будет нужнее».

Террорист и английский шпион

— Лука всегда писал в письмах и статьях: «Любимая тамбовская паства». Как только он приехал в Тамбов, сразу же выступил с обращением: «Давайте все вместе примемся за великое трудное дело возрождения церкви тамбовской». Когда вошел в Покровский храм на свою первую проповедь, отметил царящие там мерзость и запустение. Архиепископ взялся за возрождение собора. Его богослужения всегда собирали очень много людей. Настолько было тесно, что детей передавали вверху по рукам. Святитель очень заботился о детях. Значительную часть сталинской премии, которую он получил в 1946 году за монографию «Очерки гнойной хирургии», Лука раздал, как сейчас сказали бы, на адресную помощь. Детишки, которых бабушки и мамы водили на службы, позже делились своими воспоминаниями. Многие из них запомнили его руки, которыми он благословлял их ― мощные, крупные с длинными пальцами.

Что касается взаимоотношений с властью, по-видимому, это был такой прагматичный подход. Власти понимали, что в этот страшный период людям нужна духовная и нравственная опора и пошли на такую вот «оттепель», некий ренессанс взаимоотношений государства и церкви. Эти два с половиной года были как бы его «звездным часом». Было признание и общественное, и даже государственное после долгих лет ссылок. Как только началась Великая Отечественная война, он обратился к правительству с просьбой использовать его как хирурга. Но разрешили ему это только в 1943 году. А после отъезда из Тамбова все это опять сошло на нет. В Крыму он начал слепнуть, оперировать уже не мог, а возглавить кафедру в мединституте ему не разрешили. Кстати сказать, святитель был реабилитирован относительно недавно ― только в 2000 году, в этом же году причислен к Лику святых.

«Страшнее Бухенвальда, Освенцима и ада» Далее в рубрике «Страшнее Бухенвальда, Освенцима и ада»Как пермячка выжила в фашистском лагере смерти, где за 10 дней погибли 20 тысяч узников

Комментарии

04 июля 2016, 01:19
Поразительная история. Как в одном человеке может сочетаться столько служения на пользу людям. Ведь Лука врачевал и телесные раны, и душевные, и при этом умудрялся как-то договариваться с советской властью. Думаю, мало кому это удавалось. Скорее всего просто не до него было в то тяжёлое время.
04 июля 2016, 11:45
Как насчет того, чтобы снять художественный фильм-биографию о Валентине Феликсовиче Войно-Ясенецком? А то ведь многие лишь по-наслышке знают кто такой Святитель Лука, а есть и такие, кто никогда и не слышал об этом таллантливейшем человеке и выдающемся духовном деятеле ...
05 июля 2016, 02:27
Могли бы и в Крыму подсуетиться - он ведь жил и работал в Сиферополе.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»