«Десять лет прошло, а мы по-прежнему ходим с этой болью»
День памяти жертв террористического акта в школе №1, Беслан, 1 сентября 2014 года. Фото: Станислав Красильников / ИТАР-ТАСС

День памяти жертв террористического акта в школе №1, Беслан, 1 сентября 2014 года. Фото: Станислав Красильников / ИТАР-ТАСС

1 сентября 2004 года террористы взяли в заложники более 1200 человек в школе №1 Беслана

Десять лет назад три десятка боевиков захватили в заложники более 1200 школьников, их родителей и учителей, участвовавших в торжественной линейке. Людей три дня удерживали в заминированном школьном спортзале без воды и еды. 3 сентября в школе прогремело два мощных взрыва, началась перестрелка, а после силовики стали штурмовать здание. В результате теракта были убиты 334 человека, из них 186 детей, и более 800 ранены. Единственный оставшийся в живых нападавший отбывает пожизненное заключение.

В городе с населением в тридцать тысяч захват 1200 заложников — трагедия, затронувшая всех. У каждого из местных жителей в школе были родственники, близкие друзья или знакомые. Случайная прохожая, у которой я по приезду в Беслан спросила дорогу, предлагает подбросить меня до школы на своем стареньком «Опеле». Оказалось, у Альбины (так зовут женщину) от рук террористов погиб муж — Азамат Хуцистов. В заложники Азамат попал случайно: во время событий 2004 года они жили прямо напротив школы. Услышав выстрелы и крики, он выскочил из дома, чтобы впустить во двор убегавших старшеклассников, но на улице наткнулся на вооруженного боевика. «Я тоже выбежала, но пряталась за стеной. Услышала, как террорист приказал Азамату идти за ним. Потом на улицу попыталась выйти наша трехлетняя дочка, поэтому я рванула в дом и захлопнула дверь. Видимо, боевик услышал хлопок и начал палить по нашим окнам», — вспоминает Альбина. Азамата в итоге загнали в спортзал к остальным заложникам. Как рассказала потом соседская девочка, его убили одним из первых за то, что он отказался развешивать в зале взрывчатку.

***

Занятия в бесланских  школах вот уже 10 лет начинаются с 5 сентября. В первых числах месяца у здания школы и на мемориальном кладбище, где похоронены большинство жертв теракта, проходят траурные мероприятия. Все три дня в школьный двор приходят люди и выстраиваются в очередь, чтобы возложить цветы и венки к фотографиям погибших и зажечь свечи.  Родственники жертв разбредаются по углам спортзала, взрослые женщины громко рыдают, всхлипывают и медсестры, дежурящие у входа в школу, и сотрудницы полиции, даже некоторые из журналистов.

Остов школы со следами от снарядов и пожара после долгих споров решили не сносить и сделать частью Мемориального комплекса. В центре мемориала отдельно от всей школы стоит здание спортивного зала. После теракта крышу над ним накрыли пластиковым куполом, укрепили стены, а несколько лет назад вокруг соорудили металлическую защитную оболочку золотого цвета.

День памяти жертв террористического акта в школе №1, Беслан, 1 сентября 2014 года. Фото: Юлия Сугуева / «Русская планета»

На обугленных стенах с облупившейся краской висят фотографии всех жертв, плакаты и флаги, оставленные теми, кто посещал комплекс. На полу венки, а на подоконниках — мягкие игрушки. В одном углу стоит парта с «Книгой скорби» для записей посетителей. Стены тоже исписаны посланиями — их оставляли найденным на пепелище угольками в первые дни, когда только был открыт доступ в школу. В центре зала водружен большой православный крест. Под ним — свежие цветы и бутылки с водой и напитками в память о том, что заложники почти три дня страдали от жажды.

«Пить хотелось безумно, — вспоминает бывшая заложница, 21-летняя Зарина. — После штурма я помню все урывками. Вот мчусь со всех ног, даже не понимая, куда. Вот я уже оказалась у колледжа далеко отсюда. Помню, там было много воды. Мамочки, как я пила, не могла остановиться. Нам дали маленькие стаканчики, сказали «больше нельзя», но мы не слушали».

Каждый год Зарина и ее одноклассница Лена помогают подготовить школу к мероприятиям — прибирают территорию, украшают спортзал цветами. Десять лет назад они тоже пришли пораньше, чтобы устроить праздник для первоклашек, вспоминает Лена. «Когда только услышали выстрелы, никто ничего не понял. И тут появились люди в масках и с оружием, погнали нас всех в спортзал, места там не хватало, мы сидели впритык, — говорит она. — Террористы кричали, чтоб мы успокоились, но все были в панике, и никто не замолкал. И тогда поставили на колени одного мужчину, прямо рядом с нами и двумя его сыновьями. Боевик сказал: если вы сейчас все не заткнетесь, я его пристрелю. Но никто не замолкал, и террорист выстрелил ему в голову. Это было как в каком-то страшном фильме. Тогда все поняли, насколько все серьезно».

После террористы увели и расстреляли еще несколько мужчин, их тела скинули со второго этажа школы. «Они убили тех, кто был крепок физически и кто отказывался развешивать взрывчатку. Растяжку протянули между баскетбольными кольцами и вдоль стены. В середине — большой ящик.

Так было страшно: встаешь, а над головой взрывчатка», — вспоминает Зарина.

Главными среди террористов, по словам девушек, были двое: мужчина с черной бородой по кличке Полковник (Руслан Хучбаров) и мужчина с перевязанной рукой (Владимир Ходов) — «очень злой, когда он входил, все должны были держать руки "зайчиком"», — говорит Лена и поднимает ладони над головой — обычно так дети показывают зайчиков. Еще заложники запомнили террориста со шрамом на лице, из-за которого казалось, что мужчина все время улыбается. У него чаще всего просили попить. Но когда боевики решили прекратить выдавать воду, он на очередную просьбу ответил: «Не думайте, что если я улыбаюсь, это значит, что я добрый. Я все-таки террорист».

Могила Азамата Хуцистова, Беслан, 1 сентября 2014 года. Фото: Юлия Сугуева / «Русская планета»

Лена показывает, где она сидела и куда побежала после взрывов. Девушка едва заметно прихрамывает: после начала штурма она неудачно выпрыгнула из окна и повредила ногу. Зарина получила только осколочные ранения, но потом долго посещала психологов. А ее младшая сестра Залина погибла при штурме.

***

Ответственность за захват школы Беслана взял на себя Шамиль Басаев, но следствие по делу о теракте длится до сих пор. Большинство родственников погибших отчаялись дождаться окончания расследования. Сразу после трагедии бесланский теракт начал обрастать слухами и теориями заговоров, которые местные жители муссируют по сей день. Люди спорят по поводу количества террористов, настоящих организаторов, места двух взрывов (по воспоминаниям некоторых заложников, второй взрыв произошел снаружи школы, а не в спортзале), действий спецназа во время штурма. Так, по официальным данным, на школу напали от 28 до 33 боевиков, но местные считают, что их было больше. «Их было очень много, мне кажется, не меньше 50, они постоянно менялись. Когда нас только заставили залезать в спортзал через окно, мы видели, что по всему коридору стояли террористы», — говорят Зарина и Лена.

Светлана Хуцистова, мать Азамата, тоже не исключает, что боевиков было больше, и некоторые из них смогли уйти. В теорию о том, что теракт спланировали или спровоцировали сами власти, она не верит, но считает, что операция по спасению заложников была провалена. Надо было штурмовать сразу, не дожидаясь, пока террористы заминируют зал, говорит она. «Рядом со школой находится РОВД, но там никто не среагировал, время было потеряно. А потом еще "альфовцы" рассказывали, что штурм начался внезапно: они поехали в другую школу, похожую по строению, чтобы спланировать операцию, но на полпути им позвонили, сказали, что школу уже штурмуют — они бросились назад. Была суматоха, появились ополченцы со своим оружием, которые палили без разбору», — вспоминает Светлана.

Тех, кто считает, что школу следовало штурмовать сразу после захвата, — меньшинство. Многие родственники выступали против спецоперации и просили власти продолжить переговоры с террористами, требующими вывести войска из Чечни.

День памяти жертв террористического акта в школе №1, Беслан, 1 сентября 2014 года. Фото: Юлия Сугуева / «Русская планета»

«Нам обещали, что договорятся, и заложников отпустят. Я была на 100% уверена, что все дети вернутся живыми. Обещали коридор, но в результате детей со всех сторон обстреливали. Это было спланировано, силовики же знали, что там дети, зачем было стрелять? Сами террористы говорили, что это не они, это наши по детям стреляли. Наши же и уничтожили наших детей», — уверена мать бывших заложников Фатима.

В годовщину теракта она пришла на кладбище за Бесланом, которое называют «Городом ангелов». Здесь в несколько рядов стоят 266 одинаковых могил. Фатима показывает двойную могилу ее дочек-погодок. Девочки восьми и девяти лет погибли после штурма: они выскочили из школы и были убиты выстрелами в спину. Сын Фатимы, который тоже попал в заложники, остался в живых. В справедливое расследование дела женщина не верит, а осужденного на пожизненное заключение  Нурпашу Кулаева, по ее мнению, просто сделали крайним. «Он простая шестерка, его роль в этом нападении вообще неясна. Настоящего организатора не нашли. Может, через много лет выяснится, но от этого легче не станет. Да и детей уже не вернешь», — говорит она.

Поскольку большинство террористов были уроженцами Ингушетии, захват школы усугубил и без того напряженные отношения между ингушами и осетинами. Светлана вспоминает, что многие хотели мстить. Сейчас злость поутихла, но о своем отношении к соседям люди предпочитают просто не говорить. К осужденному Кулаеву сама Светлана относится даже с некоторым сочувствием.

«Не знаю, насколько можно верить Кулаеву, но мне его жалко, если его действительно заставили, как он говорил на суде. Как относиться к ингушам — не знаю, они ведь все разные, — осторожно говорит Хуцистова. — Но мы испытали очень много боли, десять лет прошло, а мы по-прежнему ходим с этой болью. Меня спрашивали, что помогло. Ничего. Азамат был единственным сыном, я до сих пор жизни не чувствую. Но я думала, что после этого ужаса зло замрет и люди, дети больше не будут так погибать. А тут Сирия, теперь Украина. И снова все ближе и ближе к нам. Страшно».

«Сибирская рулетка» Шона и его команды Далее в рубрике «Сибирская рулетка» Шона и его командыЧетверо лесорубов из США приехали в Сибирь, чтобы заработать себе на жизнь

Комментарии

02 сентября 2014, 09:04
Я не понимаю СМИ которые мусолят тему Беслана, ну неужели не понятно , что этот страшный теракт прошел и умерших детей не вернуть, надо смирится и держать терр ситуацию в руках, никто их нас не может отвечать чтобы мы сделали на месте Путина - отпустили бы армию террористов беспредельничать на Кавказе, или пошли бы на штурм здания. Это грех террористов, пусть они горят в аду, но раздувать не надо, не превращайтесь в радио свободы коллеги
02 сентября 2014, 13:51
Что бы помнили. Это все-таки наша общая трагедия и забывать о ней нельзя.
02 сентября 2014, 12:02
Подумать только ,уже 10 лет прошло,а все как будто вчера случилось. Вечная память погибшим детям и храбрым людям,которые жертвовали собой во их спасение!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»