Братислав Живкович: хорошие люди — везде за Россию
Фото: Братислав Живкович

Фото: Братислав Живкович

Командир сербских «четников» — о Сербии, России, славянах и взаимной поддержке

Одним из ярких эпизодов, на которые была богата Русская весна, стало участие в самообороне Севастополя отряда сербов-«четников» — национально-освободительного движения, изначально сформированного для освобождения от турецкого владычества. После благополучного завершения референдума отряд сербов отправился в Луганск, где их присутствие также не прошло незамеченным — по официальным данным, только 12 августа 2014 года сербский отряд «Йован Шевич» уничтожил два танка ВСУ, одно горное орудие, а также одно самоходное артиллерийское орудие вместе с экипажами.

Через два года, 26 февраля 2016 года, командир четников Братислав Живкович снова приехал в Севастополь, где получил медаль «За воссоединение Крыма» от Минобороны РФ.

— Братислав, вопрос «почему вы здесь?», скорее всего, был самым частым для вас в последние два года — и в Крыму, и в Донбассе. Скажите, менялись ли со временем ответы?

 — Не особо. Два года назад, когда мы приехали в Севастополь, сразу было понятно, зачем. Можно было представить, что будет, если мы все не справимся. Всегда, если не остановить злых людей малой кровью, в самом начале, это заканчивается большой войной. Мы в Сербии это знаем.

Россия — наш большой славянский центр, наша родина. Когда у нас была война в Сербии, русские приходили на помощь. Сейчас мы пришли на помощь русским. Как правило, в истории Сербии и России было так, что судьбы государств и народов были тесно связаны. И беды становились общими. Можно взять даже самый свежий пример — конфликт в Сирии, где против России сейчас выступает Турция.

 У нас в Сербии много людей, которые так или иначе противостоят Турции. Мы в Сербии поддерживаем Асада и считаем, что присутствие России в Сирии — это хорошо. Мы ждем и надеемся, что одним из итогов сирийского конфликта будет поражение Турции.

Потому что Турция сама хочет войны. Они такие дураки — не видят и не хотят думать ни о чем, кроме курдов. Постоянно говорят: курдов надо уничтожить, нельзя им дать создать свое государство или автономию и так далее. Ради этого развязывают войны, в которые втягивается множество стран — и страдает огромное количество людей.

— После вашей поездки в Крым и в особенности в Луганск вы получили широкую известность. В том числе не только среди друзей.

— Да, это так. Дома начались проблемы. Меня и моих товарищей начали лишать работы, усилилось давление на само четническое движение. Мое государство начало по Евросоюзу распространять информацию о том, что я такой опасный человек, потенциальный террорист и т.д. Я много езжу по миру, и везде пограничники обстоятельно интересуются: к кому я еду, с кем планирую общаться и о чем. Адреса, где я останавливаюсь, постоянно проверяются. Но мы знали, на что шли, — мы не наемники. Мы помогали тому делу, которое считаем правильным.

 — В последние годы часто бывает, что поддерживающие Россию или ценности Русского мира люди приходят к выводу, что нужно становиться ее гражданином. Это известные актеры, общественные деятели да и обычные люди. Вы не планировали нечто подобное?

 — Как я могу становиться сейчас гражданином России? Да, у меня сейчас проблемы. Да, я уверен, что Россия примет меня и скажет: теперь тебя защищает наше государство, ты русский. Но как же Сербия? Нам всем, мне нужна Сербия, и поэтому нужно бороться там. Неважно, насколько мне там тяжело, насколько тяжело моим товарищам. Смотреть на Сербию со стороны, из России, мы не хотим. Нам не нужно приводить Сербию в Россию, нужно привести Россию в Сербию. Мы стараемся сейчас. Что будет потом — мы не знаем. У нас в Сербии большая организация, и другие люди тоже так думают.

Фото: Братислав Живкович

Фото: Братислав Живкович

— Раньше вы говорили, что поддержать Крым решили потому, что его судьба после распада СССР была очень похожа на судьбу нынешнего Косово. Почему именно Крым? Ведь, говоря формально, очень много русских территорий осталось за пределами сегодняшнего государства Россия. И такую аналогию можно провести в нескольких случаях.

— Крым — это первый шаг. Причем шаг очевидный, тут не нужно много думать: Крым — это русская земля. Точка. Косово и Метохия — это сербская земля. Точка. Сейчас принято говорить просто «Косово», но это неправильно. Только «Косово и Метохия», это очень важно. Потому что Метохия означает «земля Церкви», «земля веры». И она больше, чем Косово, примерно 60% против 40%. Когда в Сербию пришли коммунисты, они расселили там албанцев. Албанцы считают, что Метохии нет, и поэтому нам важно подчеркивать, что есть Косово — и есть Метохия.

Вряд ли Крым будет единственным регионом, который вернется в Россию в конечном итоге. Я прежде всего говорю про регионы Украины. А на той ее территории, которая останется Украиной, как мне кажется, будет федерация.

Я встречал много людей в Донбассе, которые говорили: «Нам не нужно идти в Россию. Мы просто хотим защитить наш образ жизни — наш язык и нашу веру». Эти люди считают себя украинцами, они хотят жить на Украине — но не такой, которая сейчас создается. Они хотят прогнать фашистов и вернуть то, что было раньше. Странно, что этого не понимают те, кто хочет сохранить Украину, там, в Киеве. Ее народ в массе своей хочет федерацию, где будут жить и русские, и украинцы.

Хотя, как мне кажется, не стоит ожидать прозрения в ближайшие три-четыре года. Брюссель и Вашингтон не хотят мира, им он не нужен и не выгоден. Открыто говорится: давайте сделаем плохо не только на Украине. Надо, чтобы плохо было на Кубани, давайте сделаем плохо в Белоруссии.

Им не нравятся славяне. Посмотрите на славян — самый лучший народ, самый сильный народ! А как с такими надо бороться? Разделяй и властвуй. Это классика. А мы, получается, классические дураки.

— Вы сейчас домой?

— Да, у меня есть работа там. Много людей в других славянских странах — Чехии, Словакии, Болгарии — смотрят на меня как на некое связующее звено в славянском мире. Сейчас в Болгарии есть хорошая организация, «Православна зора» — за Сербию, за Россию, за славянский мир. В Польше — то же самое. Хорошие организации, хорошие люди, которые осознают, что мы — славяне. И эти хорошие люди могут сделать хорошо.

В Болгарии власть — люди американцев. Исключительно по этой причине был остановлен нужный всем проект «Южный поток». Вместо этого два года назад принят закон, который отправляет болгарских солдат защищать турецкую границу! Но, как я говорил, и там есть организации, которые не считают это правильным. Даже в Польше, власти которой сейчас не любят Россию, постоянно уничтожают памятники, посвященные бандеровцам.

Очень смешно и показательно их спрашивать, поляков: вот вы постоянно говорите о русской угрозе — а зачем России на вас нападать? Что у вас есть? Я этот вопрос часто им задаю на разных конференциях. Никто пока не ответил.

Сейчас есть возможности для общеславянского объединения против общих вызовов. Раньше был панславянизм — но к успеху не пришел. Потому что не было славянских государств — в Восточной Европе они были частями Австро-Венгрии и Османской империи. Сейчас они есть. И можно сделать хорошее дело. А что будет потом — я не знаю. На все Божья воля.

Германия «покупает» Украину Далее в рубрике Германия «покупает» УкраинуДепутат Бундестага анонсировал новый «план Маршалла» — для Киева

Комментарии

02 марта 2016, 16:29
Молодцы что смогли в Гаагу не попасть, там сербского брата не сильно жалуют, как известно
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»