Умирают в наказание

	Исправительно-трудовая колония в селе Заозерное в Хабаровском крае. Фото: Вячеслав Реутов / РИА Новости, архив

	 

Исправительно-трудовая колония в селе Заозерное в Хабаровском крае. Фото: Вячеслав Реутов / РИА Новости, архив  

Случай заключенного Николая Козлова, умершего от рака в первый день на воле, – один из многих. Почему неизлечимо больные осужденные остаются под стражей, дают понять нескольких похожих историй

17 мая в Москве скончался осужденный по нетяжкой экономической статье предприниматель Николай Козлов, днем ранее освобожденный из СИЗО «Матросская Тишина» в связи с онкологическим заболеванием в терминальной стадии.

Список диагнозов, дающих право на освобождение от уголовного наказания, определен  постановлением правительства России № 54 от 6 февраля 2004 года.

«А врачи все упирают на то, что Козлов не подпадает под постановление. Когда он попадет-то? Когда, не приведи Всевышний, скончается?», – писала  за пять дней до смерти заключенного замглавы Общественной наблюдательной комиссии по Москве Анна Каретникова.

По оценке правозащитников, нормы российского законодательства нуждаются в серьезной корректировке: держать под стражей неизлечимо больных в равной степени нерационально и безнравственно. Корреспондент «Русской планеты» Мария Климова нашла тому ряд примеров.

Бакшеев, ампутация

Геннадия Бакшеева доставили в исправительно-трудовую колонию №3 в селе Заозерном Хабаровского края в конце мая. Он осужден за кражу и пробудет здесь еще два с половиной года, если суд не найдет достаточно веских оснований для его освобождения. Одним из оснований может стать тот факт, что у Бакшеева на данный момент отсутствуют все четыре конечности.

На свободе Бакшеев вел скитальческий образ жизни. Поссорившись с сестрами, остался без крыши над головой; потом женился, у молодоженов родился сын, но вскоре Геннадий развелся с женой, снова оказался на улице и бродяжничал до тех пор, пока его не приютила жительница села Сита по имени Людмила. Через несколько месяцев Бакшеев ушел и от нее, а потом вернулся – в отсутствие хозяйки пробрался в дом и похитил у бывшей подруги магнитофон, килограмм сахара, бутылку растительного масла, банку томатной пасты и банку зеленого горошка. Людмила написала на Геннадия заявление – суд дал ему 2,5 года условно.

По условиям применения такого наказания Бакшеев был обязан регулярно отмечаться в правоохранительных органах, но в уголовно-исполнительной инспекции он так ни разу и не появился. У него не было ПМЖ (жил в заброшенном домике дачного кооператива), не имел он и постоянного места работы. С учетом обстоятельств, УФСИН обратилось в суд с ходатайством о назначении реального срока. Геннадия объявили в розыск, и через полтора месяца нашли – в больнице, куда он в январе 2013 года попал с обморожением всех конечностей.

Руки и ноги ему ампутировали. Это, впрочем, никак не повлияло на судебное решение об аресте Бакшеева. Два месяца Геннадий провел в СИЗО, где за ним ухаживал сокамерник, потом его этапировали в ИТУ №3.

Впервые о том, что в Хабаровском крае в колонии содержится мужчина без четырех конечностей, сообщила газета «Тихоокеанская звезда». По факту публикации краевая прокуратура провела проверку и пришла к выводу, что осужденный без рук и ног отбывает наказание в полном соответствии с законом. В ведомстве уточнили, что Бакшеев находится в медицинской части колонии, однако в медикаментозном лечении не нуждается.

«Вместе с тем, согласно постановлению Правительства РФ “О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью”, имеющееся заболевание входит в перечень заболеваний, препятствующих осужденному отбывать наказание», – говорится в сообщении прокуратуры. Сейчас Бакшеев проходит медицинское обследование. Родственники Геннадия подали в суд ходатайство о его освобождении.

Филатов, паралич

По мнению тюремных медиков, у 55-летнего заключенного Александра Филатова, отбывающего наказание за убийство в ИК № 7 Белгородской области, нет оснований для выхода на свободу. Филатов прикован к постели уже шесть лет. В 2007 году он перенес инсульт, результатом которого стал паралич всей правой половины тела.

Согласившись на интервью «Русской планете», сестра осужденного Филатова попросила не упоминать ее имя и фамилию – по соображениям безопасности. Проблемы с администрацией у брата, по ее словам, начались почти сразу после того, как он попал в колонию.

«У Саши изначально возникла конфликтная ситуация в колонии. Он жаловался, что сотрудники разворовывают его посылки или доставляют их, когда продукты уже испортились. Тогда ему начали портить жизнь. Например, устраивать ночные обыски: скидывали с кровати, разбрасывали личные вещи по камере, топтали грязными ботинками простыни. Еще его запирали в одиночной камере на сроки, превышающие все нормы», – вспоминает сестра заключенного. Что у брата в таких условиях случился инсульт – неудивительно, считает она.

«Когда его парализовало, его лечить-то начали не сразу. Начальник санчасти пришел и стал просить взятку, какую-то невероятную сумму. Черкашин его фамилия. Брат спросил, почему он вообще должен деньги, если у него диагноз не липовый», – продолжает рассказ собеседница «Русской планеты». Сейчас Филатов не может самостоятельно встать с постели, не может без посторонней помощи есть и ходить в туалет, но продолжает писать жалобы и добиваться освобождения.

Александр Филатов. Фото: gulagu.net

Александр Филатов. Фото: gulagu.net

По словам координатора проекта Gulagu.net Дениса Солдатова, Александру присвоена первая группа инвалидности. В заключении главного бюро медико-социальной экспертизы по Белгородской области сказано, что у него диагностированы хроническая дисциркуляторная энцефалопатия и правосторонняя гемиплегия; оба заболевания входят в список болезней, утвержденный постановлением № 54.

Солдатов предполагает, что претензии к парализованному заключенному у руководства колонии возникли не только из-за его жалоб: Филатов рассказал правозащитникам о странных привилегиях, которыми пользовался в ИК-7 будущий «белгородский стрелок» Сергей Помазун.

«Многие вещи, которые мы сейчас знаем о Помазуне, сообщил именно Филатов. В частности о том, что “белгородский стрелок” весь свой второй срок находился в ИК-7, хотя обычно туда сажают “первоходов”, а не рецидивистов. Филатов рассказал и то, что Помазуна постоянно держали в “одиночке”», – вспоминает Солдатов.

По мнению правозащитника, администрация колонии умышленно препятствует освобождению Филатова; тем временем состояние осужденного ухудшается.

«Он уже отсидел 13 из 18 лет; непонятно, зачем его в колонии держать. Он держится молодцом, конечно, не опустил руки, продолжает бороться. Правда, в последнее время его физическое здоровье ухудшается, его постоянно рвет. Врачи говорят, что у него распухла печень», – рассказывает Солдатов.

Председатель ОНК по Белгородской области Александр Гуров, услышав вопрос «Русской планеты» о перспективах освобождении Филатова, рассмеялся.

«Не знаю, кому он там жалобы пишет, кому не пишет. Нам бы с вами так жить, как он живет. В колонии его обслуживают санитары, у него там своя инвалидная коляска. Мы ездили с комиссией проверять жалобы этого Филатова, у него все там нормально»,  –

сказал Гуров, напомнив, что суд дважды отказался выпускать заключенного, а ОНК так и не нашла подтверждений его жалобам.

«Мы его спросили, есть ли жалобы к администрации колонии. Он говорит, что нет. Так чего хочет этот Филатов? Он заколебал всех, кого только можно, он над нами просто издевается. Это совсем не тот вопрос, который надо поднимать», – заключил глава общественной наблюдательной комиссии.

Комментария начальника ИК № 7 Александра Холина «Русской планете» получить не удалось. В колонии лишь подтвердили, что Филатов действительно отбывает там наказание, уточнив, что его физическое состояние «хуже не стало».

Тем временем, по сведениям «Русской планеты», во вторник это исправительное учреждение посетили с инспекцией члены президентского совета по правам человека. Эксперты изучают медицинские документы, чтобы в пятницу решить дальнейшую судьбу Филатова. Создатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин не исключает, что парализованный заключенный выйдет на свободу еще до конца года.

Арцханов, рак

Руслану Арцханову, отбывавшему наказание в ИК № 6 во Владимирской области, в некотором смысле повезло. В 2012-м, спустя всего полгода после приговора, у осужденного за разбой жителя Твери диагностировали рак четвертой стадии, и он был освобожден по решению суда. Сам Арцханов и его родственники уверены, что злокачественная опухоль у Руслана явилась следствием длительного воспаления, развившегося у него после задержания в ноябре 2010 года. В тюремной больнице заключенному ампутировали ногу.

«Когда меня задержали, мне провели медицинское освидетельствование, написали, что на тот момент я был полностью здоров, у меня даже бумаги соответствующие сохранились. В СИЗО-1 по Тверской области, где я ждал суда, меня систематически избивали на почве национальной и религиозной ненависти. Все видели это, я был весь в крови, на мои жалобы никто не реагировал. Я начал сильно хромать. Приговор суд вынес летом 2011 года, меня приговорили к шести годам. В декабре того же года мне поставили диагноз – рак», – вспоминает Арцханов. Но несмотря на болезнь, администрация колонии с освобождением заключенного не торопилась.

«Они знали, что я не буду молчать, буду жаловаться на их действия», – говорит Руслан. Суд дважды отказывал ему в освобождении, аргументируя свое решение тем, что Арцханов может представлять опасность для общества. Болезнь тем временем прогрессировала; появились метастазы.

Когда одноногому заключенному с помощью родственников и правозащитников удалось добиться освобождения, он весил 43 кг.

Из колонии Арцханов попал в Российский онкологический научный центр имени Н.Н. Блохина; медики тогда говорили, что ему осталось жить считанные дни. В прошлом году у Руслана родилась дочь, сейчас он собирает деньги на операцию в Израиле. По словам врачей, ему необходима трансплантация костного мозга, почки и других внутренних органов; операции обойдутся примерно в 6 млн рублей.

Владимир Осечкин уверен, что добиться освобождения Арцханова удалось только благодаря тому, что дело было взято под общественный контроль.

«Наша тюремная система создана, к сожалению, вовсе не для исправления и лечения. Сейчас она содержит порочные элементы ГУЛАГа», – рассуждает правозащитник. Ситуацию можно изменить лишь при условии, что работники исправительных учреждений перестанут оказывать давление на медиков; пока же решение об освобождении больных заключенных часто принимают оперативники, говорит Осечкин.

Летом 2012 года правозащитники попытались вступиться за вора в законе Сергея Волкова по кличке Волчок, отбывающего срок за убийство. У криминального авторитета диагностирован рак желудка, имеются серьезные повреждения позвонков и спинного мозга. Но медики ФСИН настаивают: ни одна из болезней Волкова под 54-е постановление не подпадает.

«В случае с Волковым нам не удалось ничего добиться, он до сих пор сидит», – разводит руками Осечкин.

Камера СИЗО «Печатники». Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ, архив

 

Камера СИЗО «Печатники». Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ, архив

Чарыкова, непроходимость

В апреле нынешнего года из СИЗО «Печатники» была освобождена 25-летняя Маргарита Чарыкова. Из-за редкой врожденной патологии у девушки отсутствует прямая кишка; она нуждается в строгой диете и особом режиме гигиены. По словам ее матери, в СИЗО Маргарита не получала должного ухода, а ее самочувствие постоянно ухудшалось из-за нарастающей интоксикации.

Чарыкова была задержана в конце 2012 года по подозрению в хранении наркотиков. Защита просила поместить девушку под домашний арест, однако суд заключил ее под стражу до 15 марта 2013-го; уже спустя месяц после своего задержания Маргарита оказалась в тюремной больнице. Позже мера пресечения была продлена до 12 апреля, но ровно за неделю до истечения этого срока – 5 апреля – ее неожиданно отпустили под подписку о невыезде.

Произошло это только потому, что судьбой Чарыковой заинтересовался Европейский суд по правам человека, считает представлявшая интересы Маргариты адвокат Светлана Сидоркина.

«В России действует общепринятая практика, при которой из СИЗО не выпускают, если болезни нет в списке.

Чарыкова бы и сейчас находилась там, если бы ЕСПЧ не потребовал от России до 2 апреля представить справку о состоянии ее здоровья», – объясняет Сидоркина.

Сразу после освобождения из СИЗО ее подзащитная была госпитализирована. Сейчас девушка готовится к операции.

Читайте в рубрике «Закон» Десять лет без права на коннектСиловики предложили ввести в УК наистрожайшие меры против хакеров Десять лет без права на коннект

Комментарии

01 июля 2013, 14:22
Жуть какая!!! Основная наша проблема - отсутствие наказаний (выгонять без права занимать определенные должности) за неисполнение своих прямых обязанностей! Или тогда 90% сотрудников надо будет увольнять???
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»