Ближний Восток: думать о последствиях!
Митинг в поддержку начала действий Воздушно-космических сил РФ в Сирии. Фото: Александр Елистратов/ТАСС

Митинг в поддержку начала действий Воздушно-космических сил РФ в Сирии. Фото: Александр Елистратов/ТАСС

Понятие политической ответственности претерпело «клиническую смерть»

Опрошенные Кавказским геополитическим клубом эксперты отмечают не только позитивные, но и тревожные тенденции развития мировых событий. О силовых векторах  на Ближнем Востоке «Русской планете» рассказывает политолог, специалист по российско-турецким отношениям Юрий Мавашев.

— Назовите, пожалуйста, три главных, на ваш взгляд, события года.

— Если говорить о международно-политической повестке дня, одним из самых знаменательных событий можно считать начало российской военной операции в Сирии. К сожалению, ее нельзя считать детально продуманной. Последняя пресс-конференция, на которой президент Владимир Путин признался, что не знал про туркоман, ярко это подтверждает. Кроме того, создается впечатление, что мы твердо убеждены: идет война между войсками Башара Асада и «ИГ» (запрещенная в РФ террористическая организация), что, несомненно, является лишь частью реальности. Хотим мы того или нет, Россия уже принимает участие в гражданской войне на стороне Асада, против которого выступает, в том числе и ИГ. Но даже если «наверху» есть осознание этого, то своевременность нашей операции в САР даже против ИГ вызывает определенные вопросы. Неслучайно некоторые российские арабисты полагают, что участвовать в войне надо было как минимум с 2012 года. 

В этой связи возникает ощущение, что наша борьба с международным терроризмом, частным проявлением которого является «ИГ», носит спорадический характер. Отсутствие глубоко продуманного системного подхода и кризис ситуативного реагирования, которое де-факто заменяет системность, приносит негативные плоды во всех сферах внутренней и внешней политики РФ, заставляя усомниться в искренности нашей позиции всех международных игроков. Это в полной мере относится как к врагам, так и к друзьям России. 

Феномену ситуативного реагирования находится ряд объяснений. Например, что Россия решила действовать по примеру США, не спрашивая ни у кого разрешения. Непредсказуемость внешнеполитической линии, по мнению кремлевских идеологов, козырь в наших руках. Но данная стратегия, помимо кратковременного позитива, имеет и ряд недостатков. Ведь ситуация складывается таким образом, что Россия больше не может выгодно выделяться в регионе на фоне стран Запада, коль скоро внешне перенимает их методы. Хочется надеяться, что в будущем году предпочтение будет отдаваться глубоко продуманному системному подходу, что является единственным залогом нашего успеха, в том числе и в Сирии. 

Не менее значительным событием было нападение террористов «ИГ» на Париж. Любопытно, что кризис ситуативного реагирования и отсутствие системного подхода в борьбе с терроризмом становится отличительной чертой не только России, но и Франции, не вынесшей никаких уроков из расстрела редакции «Шарли Эбдо» в начале года. Свободное хождение оружия и образование фактически обособленных этноконфессиональных анклавов сыграло злую шутку со страной, являющейся одним из краеугольных камней ЕС наряду с Германией.

Существование целого поколения мусульман — граждан Франции, не ощущающих связи с цивилизацией, на территории которой они находятся, опасный сигнал, ставящий под сомнение всю систему европейской безопасности. Более того, активно размывается идеология ЕС, не знающая ответов на эту угрозу. Тот факт, что террористы, совершившие несколько нападений в этом году, были гражданами Франции, вносит существенные коррективы в стратегию борьбы с террористической угрозой, для которой мер, предпринимаемых за рубежом, уже явно недостаточно. 

Юрий Мавашев

Юрий Мавашев. Фото: из личного архива

Третьим важным событием является инцидент с Су-24. Полагаю, что история с российским самолетом определит взаимоотношения РФ и Турции на значительно более долгий период, чем сроки правления Путина или Эрдогана. Вместе с тем это лишь заключительный аккорд, который был неизбежен для иллюзий, возникших из-за многомиллиардных экономических контрактов двух сторон. Ответственность за это несут в равной степени и Турция, и Россия. Обе стороны достаточно долгий период старались игнорировать интересы друг друга, не принимая во внимание, что даже для взаимовыгодного игнорирования необходимо договариваться о правилах игры. Даже в годы холодной войны это худо-бедно удавалось. Таким образом, можно констатировать политическую, дипломатическую и военную деградацию Турции и России, которые, несмотря на беспрецедентно высокий уровень отношений, оказались неспособны слышать и видеть друг друга в регионе. 

— Как вы можете обозначить главную тенденцию года?

— Наметившаяся довольно давно тенденция взаимозависимости мировых процессов (а следовательно, и воздействия международных участников друг на друга) стала обретать конкретные очертания, когда скорость и время приняли неконтролируемый характер. Именно с этой тенденцией мир подступил к 2016 году. Стремление избежать негативных последствий в любой сфере международной политики стало лишь усугублять проблемы, загоняя мир в тупик. Неконтролируемый рост миграции в Европу из Африки и Азии как нельзя лучше это доказал.

На мой взгляд, понятие политической ответственности в 2015 году претерпело «клиническую смерть». Почти никто из мировых лидеров даже гипотетически не готов отвечать за последствия своей политики, сваливая вину на «крайнего». Деградация политики и политиков стала новой реальностью, которую уже невозможно скрыть. Но вместе с тем год продемонстрировал еще более опасную тенденцию: последствия безответственности приходится нести не в отдаленной перспективе, а уже здесь и сейчас. Этим мы обязаны глобализации, когда многократное ускорение исторических и политических процессов не оставляет времени хотя бы на их осмысление.  

В этом, пожалуй, и заключаются основные итоги общественно-политического и международного года. К вышеупомянутым тенденциям можно присовокупить еще одну: все международные игроки осознали, что миром правят реализм и даже неореализм, когда определяющей в политике становится сила, выражаемая как отдельными индивидами, так и политическими институтами. Разговоры о демократии на международном уровне, кажется, более никто не ведет. Маски сброшены. 

— Что бы вы назвали главным событием года на Ближнем Востоке? Как это отразится на его развитии в будущем году?

— На мой взгляд, катастрофа российского лайнера над Синайским полуостровом стала главным событием в регионе. И хотя многие тюркологи могли бы назвать таким событием инцидент с Су-24, эта история стала лишь логичным продолжением отсутствия реального сотрудничества на политическом уровне между РФ и Турцией, тогда как катастрофа нашего лайнера вернула нас в период войны в Чечне, когда международный терроризм выбирал в качестве основной мишени российское население (в смысле проведения масштабных акций устрашения). Историю с лайнером по психологическому воздействию можно сравнить с «Норд-Остом» и Бесланом. Несложно догадаться, что в будущем России придется продолжить противостоять международному терроризму далеко не только в Сирии. В обозримой перспективе опасность может прийти откуда угодно. В этом смысле Синай был прозрачным посланием: экстремисты вновь объявили «сезон охоты» против россиян везде и всегда. 

— Возникает ощущение, что ход событий стремительно ускоряется. Успевают ли за ними экспертное сообщество, общество, власти? Каковы возможные последствия отставания?

— Складывается впечатление, что высшее руководство в стране не уделяет должного внимания экспертным оценкам практически ни по одному из важнейших вопросов международно-политической повестки дня. Взаимодействие власти и общества в России приближается к нулевой отметке. Если в следующем году тенденция сохранится, то ничего, кроме негативных последствий, России она не принесет. Альтернатива взаимодействию, диалогу и взаимному доверию может быть только одна, и она крайне нежелательна. 

 Беседовала Яна Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Ледяная война Далее в рубрике Ледяная войнаЖдать решения комиссии ООН по российской заявке на расширение континентального шельфа в Арктике бессмысленно

Комментарии

30 декабря 2015, 13:46
Мальчишка какой то ваш Мавашев, никому не известный политолог-юнец, про которого в интернете (специально не поленился вбить в поисковики) не написано не слова.. Денег что ли занес юноша за свой пиар??...
02 января 2016, 16:20
Статья ни о чем. Какие-то непонятные моложавые "эксперты" умничают в либеральном ключе и тщетно делают вид что они умнее других. Да и сама автор тоже преподносит свой анализ ситуации в стиле "Капитана Очевидность", критикуя стратегию властей и Минобороны так, как будто бы она наперёд знала сильные и слабые стороны вопроса. Местами даже смешно от этого становилось. В уютном кресле, за ноутбуком, да под кофейок оно то уж Яночке наверняка виднее " что и как"...) Может ей на передовую податься , в полевой штаб, руководить Сирийской операцией на местах, или в советники к самому Шойгу? Такой талант полководца и геополитика пропадает...))
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»