«А над судьями тоже будет суд»
Обвиняемые по делу о массовых беспорядках на Болотной площади во время прений сторон в Замоскворецком районном суде Москвы. Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Обвиняемые по делу о массовых беспорядках на Болотной площади во время прений сторон в Замоскворецком районном суде Москвы. Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

В прениях по «болотному делу» настал черед защиты

В Замоскворецком районном суде Москвы продолжаются прения по делу восьмерых обвиняемых, выделенному из основного «болотного дела». Во вторник на процессе со своими речами начали выступать адвокаты и общественные защитники. Они требуют полностью оправдать своих подзащитных по событиям 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве.

«Спасибо! Вас наверху отлично слышно, ребята бодры и решительно настроены», — обратился к собравшимся у здания суда отец подсудимого Артема Савелова. Перед этим толпа несколько минут скандировала: «Свободу! Сво-бо-ду!».

Первым в прениях выступил адвокат Максим Пашков, представляющий интересы Степана Зимина. Он начал свою речь с того, что раскритиковал желание прокуратуры квалифицировать одни и те же действия Зимина — он якобы попал камнем по руке омоновцу Денису Куватову — сразу по двум статьям Уголового кодекса: как участие в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 УК) и как насилие над представителем власти (часть 1 статьи 318 УК). По словам Пашкова, насилие над полицейским «целиком поглощается» 212-й статьей, поскольку та уже предусматривает «вооруженное сопротивление представителю власти» как элемент «массовых беспорядков».

«В живой природе совокупность преступлений встречается достаточно редко», —заметил адвокат.

«„Расщепление умысла“, о котором говорила прокуратура во время прений, уголовным законом не предусмотрено», — возмутился Пашков.

Предусмотренных законом признаков массовых беспорядков — вооруженного сопротивления, применения оружия и так далее — на Болотной площади не видел никто из допрошенных в суде свидетелей, говорил защитник.

Признанный пострадавшим омоновец Денис Куватов дал показания о том, что он видел, как люди в черных масках бросались камнями. При этом он «Зимина в поле зрения не держал» и не видел, кто именно бросил в него камень и признал в суде, что кроме Зимина на площади было еще много людей в подобных масках. Кроме того, в деле есть заключение врачей, согласно которому травма руки, обнаруженная у Куватова, не могла образоваться из-за попадания куска асфальта (он получил ее «в результате скручивания»).

 Беспорядки на Болотной площади, 6 мая 2012 года. Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ

Беспорядки на Болотной площади, 6 мая 2012 года. Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ

Показания Куватова содержат неустранимые сомнения, а потому не могут быть положены в основу приговора суда, подчеркнул Пашков.

Обвинение, по словам защитника, особенно упирало на тот факт, что 6 мая Зимин пришел на площадь в маске-балаклаве.

«Раз лицо спрятал, значит, злоумышлял», — пояснил защитник логику прокуратуры. «Сам же Зимин говорил в суде, что надел маску по соображениям безопасности и как элемент субкультуры анархистов», — продолжал он.

Вызывает сомнения и утверждение, что Степан Зимин вообще швырял камни, полагает адвокат. На сделанной сотрудниками полиции видеозаписи зафиксировано время, когда Зимина задержали и подвели к автозаку — 18:07 мск. Тогда как «отдельные столкновения с камнепадом» начались уже позже — это доказывают как другие видеозаписи, так и показания свидетелей.

Нет никаких фактов участия Степана Зимина в насилии и массовых беспорядках, а все обвинение следствие и прокуратура построили на «домыслах, предположениях и противоречивых показаниях», резюмировал защитник.

Другой адвокат Зимина, Сергей Панченко, повторив аргументы Пашкова о том, что его подзащитный был задержан до начала событий, а его действия невозможно квалифицировать как насилие над представителем власти, напомнил суду, что Куватов опознал Зимина якобы «по чертам лица», хотя на Болотной площади тот был в черной маске.

«Прошу вынести Степану Зимину оправдательный приговор в связи с его непричастностью к совершению преступлений», — обратился Панченко к суду.

Адвокат Алексей Мирошниченко, который защищает Алексея Полиховича, начал свою речь со слов о том, что все предъявленные его подзащитному обвинения «просто голословны».

«Вся фабула обвинения смехотворна в части описания так называемых „преступных действий“ Полиховича», — говорит защитник.

По его словам, даже если бы было доказано, что Полихович действительно передвигал металлические барьеры и оторвал от задержанного руку омоновца Игоря Тарасова, все равно в этих действиях невозможно найти состав престпления.

«А ведь именно за это ему грозит 5,5 лет лишения свободы», — напомнил адвокат.

Затем Мирошниченко подробно и обстоятельно разобрал статью 212 УК («Массовые беспорядки») и те действия, которые образуют состав соответствующего преступления.

Ссылаясь на постановление пленума Верховного суда, адвокат также уточнил, что насилием над представителями власти могут считаться только поступки, совершенные в ответ на законные действия сотрудников полиции.

«Незаконные действия и неоправданное применение силы могут привести граждан к состоянию необходимой самообороны, что мы и наблюдали 6 мая 2012 года», — подчеркнул защитник.

Он напомнил, что в тот день из-за передвинутой цепочки полицейского оцепления и суженного прохода на Болотную набережную «создалась давка, которая перед венчанием на царство называется в России „ходынка“». Именно давка и незаконные действия полицейских и вынудили отдельных демонстрантов к самообороне, считает адвокат.

«Люди пытались защитить друг друга от незаконных задержаний, применяя не опасное для сотрудников полиции насилие», — сказал защитник. Последовавшие уголовные дела Мирошниченко охарактеризовал как «репрессии в отношении первых попавшихся под руку случайных людей».

«Такова правда о Болотной площади», — подвел к завершению свою речь адвокат и попросил не верить «сказке о походе на Кремль», которую навязывает суду обвинение. Алексея Полиховича он попросил полностью оправдать.

«А над судьями тоже будет суд», — предупредил Мирошниченко.

Ольга Григоренко, другой защитник Полиховича, обратила внимание на то, что следствием и обвинением не была подтверждена «законность действий Тарасова по задержанию неизвестно кого неизвестно за что». При этом в суде, по ее словам, выяснились многочисленные факты нарушения закона сотрудниками полиции и применения ими насилия.

Бойцу Игорю Тарасову, который якобы испытал боль из-за того, что Полихович дернул его за руку, не было нанесено никаких телесных повреждений, напомнила адвокат. Более того, выступая в суде, Тарасов не подтвердил и того, что он вообще испытывал тогда физическую боль.

Адвокат Григоренко подробно разобрала утверждения следствия об ущербе, который якобы был нанесен демонстрантами 6 мая. По ее словам, обвинение в этой части строится на подмене понятий: вместо «уничтожения имущества», которое необходимо для вменения статьи о «массовых беспорядках» и на котором настаивает прокуратура, в реальности имела место лишь «утрата» или «повреждение» этого имущества. Защитник усомнилась и в оценке суммы ущерба, который якобы был нанесен мобильным туалетам и сотрудникам МВД, которые потеряли часть своей экипировки.

Сумма в 28 млн рублей, в которую обошелся разломанный 6 мая асфальт, ничем не обоснована, говорит защитник. Обвинение также не представило никаких документов, подтверждающих повреждения асфальтового покрытия и тот факт, что работы по его ремонту вообще были выполнены и оплачены. Были представлены только непонятные сметы «без даты, без номера, без ссылки на договор».

«Нет никакой связи этих крайне сомнительных документов с событиями 6 мая», — подчеркнула адвокат Григоренко.

Павел Шапочников, общественный защитник Алексея Полиховича, коротко напомнил, что в суде сам боец Тарасов заявил, что не считает себя потерпевшим. А значит, нет оснований обвинять Полиховича по 318-й статье.

Адвокат Дмитрий Дубровин, защитник Дениса Луцкевича и Александры Наумовой (Духаниной), заметил, что якобы пострадавший от действий Луцкевича боец ОМОН Алексей Троерин не получил «ни нравственных, ни физических страданий». По мнению обвинения, Луцкевич вырвал у потерпевшего из рук шлем «Джетта». Но, напомнил Дубровин, в суде Троенин говорил лишь о том, что ему это «было неприятно».

«Однако отсутствие удовольствия не может считаться насилием», — уверен Дубровин.

Более того, на представленных обвинением видеозаписях есть эпизод с бойцом Троериным — и там видно, что шлем у него вырывает не Луцкевич, а какое-то другое лицо.

Что же касается Александры Наумовой, то она, по версии обвинения, «не менее восьми раз» швырнула кусками асфальта в сотрудников полиции, попав омоновцу Алексею Зелянину в плечо, а омоновцу Антону Сутормину — в бронежилет. Сутормин не испытал даже боли, а у Зелянина на плече появился синяк.

Сам Зелянин дал показания о том, что он не видел, кто именно бросал попавший в него камень, рассказал Дубровин, и непонятно, почему в этом обвиняют именно Наумову: видеозаписи ее вину не подтверждают.

Защитник также раскритиковал прокуратуру, которая согласилась, что одни и те же действия Наумовой могут быть квалифицированы по двум разным статьям УК.

«Лицо не может охватить одно и то же деяние двумя разными умыслами», —удивился Дубровин.

 Беспорядки на Болотной площади, 6 мая 2012 года. Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ

Беспорядки на Болотной площади, 6 мая 2012 года. Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ

«Если принимаемые судами решения несправедливы, то просто теряется смысл правосудия, поэтому я прошу суд вынести честный и справедливый приговор. Прошу оправдать всех подсудимых по этому делу», — закончил свою речь адвокат.

Дмитрий Борко, общественный защитник Наумовой, сразу признался суду, что он не юрист, а фотограф и видеооператор, а потому сосредоточится на анализе приобщенных к делу видеозаписей. По словам Борко, значительная часть видео, представленных обвинением как доказательство вины подсудимых, в суде либо просто не проигрывалась, либо проигрывалась «скачками», из-за чего было невозможно эти доказательства как-то оценить. Все видео были несколько раз перезаписаны на разные носители и в разных форматах, а исходные записи суду представлены не были.

Действия следователей с видеозаписями Борко охарактеризовал как «безграмонтные преобразования». Протоколы осмотра видеозаписей, представленные обвинением, зачастую не соответствуют реальному содержанию роликов. Чтобы продемонстрировать это, защитник очень подробно, практически поминутно, разобрал телепередачу «Минаев Live», указывая на все моменты, которые не были описаны или оказались искажены в протоколах осмотра.

«Где доказательства восьми бросков асфальта? Их просто нет», — завершил Борко свой рассказ о видео, которые якобы доказывают вину Духаниной.

Адвокат Вячеслав Макаров, защищающий Сергея Кривова, начал с признания, что ему «нечего добавить к словам коллег» и, действительно, говорил в этот раз меньше полутора часов. Он рассказал, что «власти увидели угрозу» в запланированном на 6 мая 2012 года «Марше миллионов». По словам Макарова, «люди в праздничном, радостном настроении вышли провести прекрасные выходные и выразить свой протест», а в результате шествие в нарушение Конституции и российских законов «было разогнано полицейскими силами Российской Федерации».

Адвокат попытался объяснить, почему на протяжении всего процесса он обращал такое пристальное внимание на удостоверения сотрудников полиции. Как говорит Макаров, после инаугурации Путина он видел кадры, на которых глава ЦИК Владимир Чуров вручал ему удостоверение президента России, и Путин пристально рассматривал этот документ.

«А нам говорят, что не имеет значения, что удостоверение Алгунова (омоновца, признанного потерпевшим по эпизоду Сергея Кривова. — РП) истекло 1 апреля 2012 года! И что все равно он исполнял свои должностные обязанности. А вот Путин с Чуровым так не считают», — сказал Макаров.

Защитник подчеркнул, что показания полицейских-свидетелей и потерпевших, которые они давали в суде и на следствии, существенно различаются и содержат противоречия. По его словам, Кривов лишь мягко указал полицейским на неправомерность их действий, а те в ответ набросились на него с дубинками.

«Сергея Кривова необходимо оправдать по обеим статьям», — закончил адвокат.

После этого судья Наталья Никишина объявила перерыв. Выступления адвокатов по «болотному делу» продолжатся в Никулинском суде 29 января в 11:30.

«Чайники какие-то референдум собирались проводить» Далее в рубрике «Чайники какие-то референдум собирались проводить»В течение 2014 года платные парковки в Москве появятся за пределами Садового кольца; эксперт: в городе все равно не хватит мест для всех автомобилистов Читайте в рубрике «Суд» Молчание судейЗа 25 лет реформаторских потуг в России так и не была создана независимая и нормально работающая судебная система Молчание судей

Комментарии

Они уже отсидели по полторахе, ну хорош, пусть идут на страну работают

***, если уж решили держать, пусть хоть дома живут и на исправительные ходят, но че уж там, всем понятно все, никто больше на болоты не пойдет, дайте парням еще немного лет молодости
29 января 2014, 15:47
Как же эти судьи все тянут и тянут,цирк,который отводит глаза граждан от основных проблем государства.
29 января 2014, 22:23
Интересно, сколько коррумпированных судей посадили за прошлый год? Был ли вообще хоть один?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»