Прощупал почву
Памятник Василию Васильевичу Докучаеву на аллее ученых Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Фото: И. Гольденгершель / РИА Новости

Памятник Василию Васильевичу Докучаеву на аллее ученых Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Фото: И. Гольденгершель / РИА Новости

Василий Васильевич Докучаев заложил основы национальной школы почвоведения

Как и многие русские ученые, Василий Васильевич был выходцем из духовной среды — сыном священника деревни Милюково Смоленской губернии. В детстве мальчик со своим приятелем, сыном местного крестьянина, бродил по берегам местной речки Качни, наблюдая за работой мужиков, выкапывавших из песка стволы ископаемого дуба, из которого крестьяне затем делали разнообразную утварь. Однажды среди деревьев нашли огромный зуб неизвестного животного — потом было установлено, что это был бивень мамонта.

Учился Василий в семинарии, среди однокашников носил прозвище Башка. Первый в учении и последний по поведению, он не избежал даже пьянства и игры в карты — пороков, которые среди отпетых бурсаков считались особенно почетными. Однако, несмотря на все это, Докучаев окончил семинарию с отличием и как лучший ученик был отправлен за казенный счет в Петербург, в Духовную академию. Высокий, крепко сложенный юноша с густой шапкой каштановых волос и любопытными синими глазами был очарован Петербургом: в те годы здесь можно было найти куда более интересные вещи, чем курс гомилетики, к изучению которой он должен был приступить в академии. Василий стал ходить на популярные в среде петербургских студентов публичные лекции, где крупнейшие русские ученые того времени рассказывали о работах Дарвина, открытиях Сеченова и Бутлерова, операциях хирурга Пирогова, исследованиях геолога Щуровского. Проучившись в Духовной академии всего три недели, юноша покинул ее стены и вскоре поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета, написав прошение ректору и заручившись его согласием.

Поскольку образование, полученное им в семинарии, давало мало полезных знаний для занятия естественными науками, ему пришлось хорошо потрудиться, наверстывая упущенное. Бедность не позволяла жить на широкую ногу: за гроши Василий снял хижину на окраине Петербурга и, поднимаясь рано утром, в штиблетах на босу ногу бежал на Васильевский остров, где находилось здание университета. «Употребление носок в то время было мне неизвестно», — с юмором рассказывал он впоследствии. После лекций вместо обеда, на который денег не было, он отправлялся в Публичную библиотеку и штудировал «Основные начала геологии» Чарльза Лайеля.

Однако труды окупались возможность учиться у блестящих преподавателей: химию читал Дмитрий Иванович Менделеев, ботанику — Андрей Николаевич Бекетов, геологию — Александр Александрович Иностранцев, агрономию — Александр Васильевич Советов. То были крупнейшие ученые того времени, а впоследствии они стали друзьями Докучаева, поддерживавшими его в трудные периоды жизни. При таком блестящем преподавательском коллективе выбрать специальность и тему для кандидатской работы (так именовалось то, что сейчас называется дипломной работой) было непросто. Докучаев, почти завершивший четырехлетний курс обучения, отправился за советом к профессору минералогии Платону Алексеевичу Пузыревскому, чьи лекции отличались живостью изложения и остроумием. Пузыревский, расспросив Василия и узнав, что он собирается на лето в родную деревню, где есть река, попросил его сделать описание реки и привезти с ее берегов образцы горных пород.

Василий Васильевич Докучаев

Василий Васильевич Докучаев. Источник: РИА Новости

Докучаев с удовольствием вернулся к любимому занятию своего детства — вместе с приятелем-крестьянином они снова бродили по речному берегу. Однако теперь на смену играм пришла серьезная работа: за месяц пребывания в Милюкове они сделали 20 искусственных разрезов по берегам Качни, изучив породы, из которых состояло ложе реки. Детально описав образцы, взятые из каждого разреза, собрав обширную коллекцию микроскопических раковин и немало костей мамонта, бивень которого здесь был когда-то обнаружен, Докучаев написал кандидатскую работу «О наносных образованиях по речке Качне». Она была одобрена университетом, и 13 декабря 1871 года состоялся первый научный доклад молодого геолога в Петербургском обществе естествоиспытателей. Доклад Докучаева опубликовали в «Трудах» общества, которое даже выделило средства на новую научную экспедицию молодого геолога для продолжения изучения русских рек.

Любопытно, что даже после этого явного успеха Василий не был уверен, что геология станет делом его жизни, он даже собирался поступать в Медико-хирургическую академию, заинтересовавшись профессией врача. Однако по предложению профессора геологии Иностранцева Докучаев согласился поступить на должность консерватора (хранителя) при геологическом кабинете университета с жалованьем 24 рубля 50 копеек в месяц.

Сила чернозема

Эпоха, в которую Василий начал заниматься серьезной наукой, была важнейшей в развитии геологии: она расслаивалась на отдельные области, которыми можно было уже заниматься углубленно. Докучаев выбрал для себя проблему динамики развития земной поверхности. Огромное влияние на него оказал князь Петр Кропоткин — нам он известен в первую очередь как революционер, однако именно ему принадлежит гипотеза о последовательных оледенениях Русской равнины и ледниковом происхождении ее поверхностных отложений. Кропоткину удалось доказать ошибочность так называемой морской гипотезы, согласно которой ледниковые валуны, которые в обилии встречаются на Русской равнине, были разнесены по ее поверхности льдами, некогда плававшими по морям. Кропоткин обосновал свою гипотезу с помощью фактического материала, собранного во время экспедиций в Финляндию. Докучаев сам не так давно вернулся из поездки по югу Финляндии и мог убедиться в правоте выводов князя. Развивая теорию Кропоткина, он обобщил собранные данные и развил на их основе собственную концепцию формирования речных долин, опровергая господствовавшие в то время взгляды, по которым долины русских рек были некогда образованы мощными потоками, размывавшими горные породы. Докучаев показал, что процесс образования долин продолжается и в наши дни: каждая река продолжает расширять свою долину, образуя новые, более удобные для себя русла. Ученый обобщил свои выводы в фундаментальной работе «Способы образования речных долин Европейской России», опубликованной в 1878 году. Эту работу он защитил как свою магистерскую диссертацию.

И все же геологические исследования Докучаева можно считать лишь его предысторией как ученого: его подлинно новаторские исследования начались с 1875 года, когда он по приглашению статистика Василия Чаславского принял участие в работе над созданием почвенной карты европейской части России. Чаславский вскоре умер, и Докучаев вынужден был заниматься сложнейшей работой в одиночку. Однако именно эта почти непосильная по своему масштабу задача подвигла его к тому, чтобы приступить к сбору образцов почв и их классификации. А через год Вольное экономическое общество пригласило его для работы в Черноземной комиссии, созданной для изучения главного богатства сельской России — чернозема. Задача не была праздной: страна, экономика которой держалась в первую очередь на аграрном секторе и при этом была достаточно отсталой, нуждалась в интенсификации сельского хозяйства.

Несмотря на то, что Докучаев был самым молодым из членов комиссии, именно ему было поручено разработать программу исследований. «Мне предстояло решить такие коренные задачи: что вообще следует называть почвой? — писал Докучаев. — Какая ее толщина, строение и положение должны быть признаны нормальными? Что такое самое название чернозем? На какие естественные типы он может быть подразделен? Какие общие законы руководили распределением чернозема и других почв по Европейской России? Какие принципы должны лечь в основу при составлении черноземных карт?». После составления программы начались полевые исследования, в которых Василий Васильевич участвовал лично. Всего за два лета (1877 и 1878 годов) Докучаев объездил всю северную границу черноземной полосы, Украину, Бессарабию, Центральную черноземную Россию, Заволжье, Крым, северные склоны Кавказа, проехав, по его собственному подсчету, около 10 тысяч верст в основном на лошади, а то и вовсе пешком. Изучив черноземные места степного и предгорного Крыма, Докучаев стал и первым исследователем своеобразных каменистых почв южного берега полуострова — побывал в Ялте, Симеизе, на водопаде Учан-Су, в Байдарской долине. Уже тогда он понимал, что без создания науки о почве вообще чернозем изучать бесполезно.

Водопад Учан-Су

Водопад Учан-Су. Фото: Igor Luschay / Flickr

Дело в том, что в то время геологи и минерологи не выделяли почву как отдельный объект изучения: большинство из них считало ее смесью (в разных пропорциях) различных минералов. Такой подход заставлял ученых считать, что почва образовалась раз и навсегда — в силу некоего гипотетического «геологического переворота», имевшего место сотни тысяч лет назад. Докучаев же пришел к выводу, что почва является самобытным телом природы, формирование которой зависит от совместного влияния всех природных факторов: климата, жизнедеятельности растений и животных, эрозии породы, рельефа местности и возраста страны. В октябре 1878 года он сдал Вольному экономическому обществу полные почвенные коллекции и предварительные отчеты, а затем занялся собственными теоретическими изысканиями. Все полученные им полевые и лабораторные материалы он собрал в фундаментальном труде «Русский чернозем». Другим результатом многолетнего труда стала «Схематическая почвенная карта черноземной полосы Европейской России» — первая почвенная карта нового типа во всей международной картографической практике. Осенью 1883 года Докучаев защищал свою работу о русском черноземе в качестве докторской диссертации, после чего был избран доцентом и профессором минералогии. Говоря о заслугах своего наставника, ученик Докучаева Владимир Вернадский впоследствии напишет: «Чернозем в истории почвоведения сыграл такую же выдающуюся роль, какую имела лягушка в истории физиологии, кальцит в кристаллографии, бензол в органической химии».

«Из праха вышли и в прах возвратимся»

На основе методики, разработанной им в Черноземной комиссии, в 1880-е годы Докучаев предпринимает две новые экспедиции — в Нижегородскую и Полтавскую губернии, где с помощью своих учеников, специально подготовленных специалистов по почвоведению, проводит оценку местных земель. На основе этих экспедиций он публикует 14 выпусков «Материалов по оценке земель Нижегородской губернии» и 16 томов по оценке земель Полтавской губернии (по одному на каждый уезд), с почвенной и геологической картой. И в Нижнем Новгороде, и в Полтаве он создает естественно-исторические музеи с почвенными отделами. Эти работы позволяют усовершенствовать саму методику оценки земель, и еще при жизни Докучаева его ученики проводят подобные оценочные работы в 11 других губерниях империи.

В это время он начинает задумываться над причинами деградации черноземов и ищет способ бороться за сохранение их плодородия. Вместе с Александром Алексеевичем Измаильским, агрономом и специалистом по водному режиму почв, он разрабатывает систему мер, которые помогали бы чернозему сохранять свои свойства, несмотря на человеческую деятельность и неблагоприятные климатические обстоятельства. После страшной засухи 1891 года Докучаев издает книгу «Наши степи прежде и теперь», где предлагает подробный план охраны черноземов, среди которых перечислены многие приемы, которые используются до наших дней: регулирование оврагов и балок, меры по защите почв от смыва, создание лесополос, искусственное орошение, поддержание определенного соотношения между пашней, лугом и лесом. Добившись создания «Особой экспедиции по испытанию и учету различных способов и приемов лесного и водного хозяйства в степях России», он проверяет эффективность предложенного плана на трех различных черноземных участках — лесостепном участке в Воронежской губернии, Старобельском массиве бурьянной степи под Луганском и Великоанадольском лесу под Донецком. Комиссия установила, что меры позволяют достичь значительного эффекта, но впоследствии программа была закрыта из-за недостатка финансирования.

Школьники сажают рассаду на одной из опытных делянок НИИ сельского хозяйства Центрально-черноземной полосы имени Василия Докучаева

Школьники сажают рассаду на одной из опытных делянок НИИ сельского хозяйства Центрально-черноземной полосы имени Василия Докучаева. Фото: Юрченко / РИА Новости

В этот период Докучаев показывает себя не только талантливым ученым, но и способным и настойчивым организатором. По его инициативе в 1888 году создается первое профессиональное сообщество почвоведов — Почвенная комиссия при Вольном экономическом обществе, председателем которой он являлся. В следующем году он создает комиссию для научного исследования Санкт-Петербурга и его окрестностей. В 1895 году организовывает Бюро по почвоведению при Ученом комитете Министерства земледелия и государственных имуществ. С 1892 года Василий Васильевич временно занимает кабинет директора Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства, занимаясь преобразованием этого высшего учебного заведения из сельскохозяйственного в лесное. Его успехи получают признание за рубежом: отправленная им в Париж коллекция почв приносит отделу русских почв на Всемирной выставке золотую медаль, а Докучаеву — орден «За заслуги по земледелию».

Череде блестящих успехов кладет предел тяжелая болезнь. Осенью 1895 года Докучаева поразила сложная форма нервного расстройства — он страдает от головных болей, теряет память и способность рассуждать, периодически его охватывает бред. В это время умирает от рака его жена. Два года проходят в борьбе с мучительной болезнью. Упорство делает свое дело: Василию Васильевичу удается вернуться к работе. Он снова едет в экспедиции — на Кавказ, в Бессарабию и Среднюю Азию. Три с лишним года этих странствий становятся одним из самых плодотворных периодов его жизни — за это время он публикует около четверти от числа всех работ, написанных в течение жизни. В статье «О зональности в минеральном царстве» и брошюре «К учению о зонах природы» он распространил закон зональности, открытый для животного и растительного мира еще немецким естествоиспытателем Александром фон Гумбольдтом, на почвы, сделав одну из первых попыток найти связь между типами почв и климатическими зонами.

Болезнь, давшая ему эту отсрочку, возобновляется: чувствуя близящийся конец, Докучаев пишет последнее письмо своему ученику Вернадскому. 26 октября 1903 Докучаев умер. На похоронах присутствовали многие его учителя и друзья, среди которых были Менделеев и Иностранцев, его студенты и делегаты от многих учебных заведений. Исследователь, которому довелось разбирать архив Докучаева, впоследствии отметит: «Разбирая ворохи писем разных лиц к Василию Васильевичу, невольно поражаешься прежде всего одним фактом: едва ли не половина писем наполнена всевозможными просьбами — «помочь», «похлопотать», «посодействовать» и т.п. Тут просьбы самые разнообразные, от чисто деловых до совершенно интимных, принадлежат они корреспондентам также всяким — и лицам, близким Василию Васильевичу, и таким, которых он едва ли когда-либо видел. И Василий Васильевич постоянно хлопотал, содействовал, помогал чем мог, и это со студенческой скамьи до последнего дня работы».

Изобретения Павла Николаевича Яблочкова Далее в рубрике Изобретения Павла Николаевича Яблочкова14 сентября 1847 года родился Петр Яблочков совершивший множество изобретений, но вошедший в история исключительно как создатель«свечи Яблочкова»

Комментарии

09 августа 2015, 21:41
Сильно. Не так страшен Докучаев, как его почвенный щуп! ) Человечище!!!
10 августа 2015, 12:12
Помнится в советском детстве на уроках природоведения и географии проводили опыты с почвами по книгам Докучаева.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»