Отец Байконура
Владимир Бармин. Фото: Борис Приходько / РИА Новости

Владимир Бармин. Фото: Борис Приходько / РИА Новости

4 марта 1909 года родился Владимир Бармин — один из первопроходцев советской космонавтики создал пусковые комплексы, открывшие стране дорогу к звездам

В отличие от большинства других знаменитых конструкторов космической техники — Сергея Королева, Валентина Глушко, Михаила Тихонравова, Юрия Победоносцева, которые начали изучать вопросы реактивного движения еще в 20–30-е годы, Владимир Бармин пришел в ракетостроение относительно поздно — лишь в годы войны. До войны Бармин занимался производством… холодильников. Талантливый юноша, проявлявший живой интерес к теплотехнике, в 1926 году он поступил на механический факультет Московского механико-машиностроительного института (впоследствии переименованного в МВТУ имени Н.Э. Баумана), где защитил дипломную работу на прикладную тему «Пермский городской холодильник». Получив справку об успешном завершении учебы в институте, Бармин был направлен на московский завод «Котлоаппарат», занимавшийся производством холодильного оборудования.

Он очень быстро зарекомендовал себя как хороший специалист и руководитель: без обиды принимал конструктивную критику, умел найти подход к подчиненным. Бармин включился в проектирование нового, современного вертикального компрессора, который должен был заменить устаревшие громоздкие модели аммиачных компрессоров, выпускаемых заводом. Вскоре компрессор был готов, и руководство завода, видя рабочие качества молодого специалиста, поручило ему возглавить компрессорную группу конструкторского бюро. В тридцатые годы группа, которой руководил Бармин, разработала множество компрессоров самого разного назначения — мощные воздушные для угольной промышленности, первый отечественный тормозной компрессор для электровозов и первый отечественный вертикальный углекислотный компрессор для морских судов, передвижной компрессор высокого давления для авиации… Особняком среди этих разработок стоит компрессор государственной важности, предназначавшийся для холодильной установки Мавзолея: чтобы хранить тело Ленина нетленным, требовалось поддерживать в саркофаге особый микроклимат. Разработанный группой Бармина аппарат в течение почти двух десятилетий служил решению этой задачи.

В середине тридцатых Бармин даже побывал в США: знакомился с местными успехами в области холодильных установок. Перед отъездом инженер получил два личных поручения от наркома тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе: изучить производство домашних холодильников и понять, как американцам удается получать прозрачный лед (в СССР холодильные установки тогда могли делать лишь мутный, с вкраплениями пузырьков воздуха). Доклад, который он сделал по итогам поездки в США, мог бы задать новый вектор развитию холодильной промышленности в СССР. Но судьба решила иначе — всего через несколько лет заводу пришлось решать другие задачи.

Даю установку

В самом начале войны завод, как и многие другие, был переведен на производство военной продукции. 30 июня 1941 года Владимира Бармина и директора завода вызвал к себе нарком общего машиностроения Петр Паршин, поставивший перед ними задачу полностью перестроить завод, переключив его на разработку и серийное производство пусковых устройств для ракет. Задача была непростой еще и потому, что руководителем создаваемого на заводе СКБ стал инженер Реактивного института Андрей Костиков — человек исключительно амбициозный, сразу вступивший в конфликт с Барминым, назначенным его замом. Яблоком раздора стала серьезная проблема: разработанные в Реактивном институте пусковые установки были выполнены недостаточно технологично и не годились для серийного производства.

Бармину пришлось переработать конструкцию многих узлов установки, однако Костиков воспринял эти улучшения как личную обиду. Чтобы не срывать сроки выполнения правительственного задания, Бармин на свой страх и риск принял решение запустить в производство свой, улучшенный вариант установки. Оскорбившийся Костиков направил жалобу в секретариат партии, требуя снять Бармина с должности. Конфликт разбирала специально созданная комиссия, которая подтвердила правоту Бармина: Костикова с работы сняли, а Бармина назначили на его место.

И уже через месяц после начала войны — 23 июля — «Компрессор» (название завода «Котлоаппарат» с 1931 года) изготовил и направил на полигон первую боевую установку БМ-13-16. В августе она была принята на вооружение и сыграла свою роль в боях за Москву. Всего под началом Бармина завод создал для Красной Армии 78 типов экспериментальных и опытных конструкций «катюш», из которых 36 типов были приняты на вооружение. Среди них была и усовершенствованная боевая машина БМ-13Н, которая служила основной многозарядной пусковой установкой советских войск до самого конца войны. За свои заслуги конструктор был награжден несколькими орденами – Ленина (кстати, за всю жизнь Бармин получил 4 таких ордена), Кутузова I степени, Трудового Красного Знамени. Кроме того, он стал лауреатом высшей премии того времени — Сталинской премии I степени.

Боевая машина реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны БМ-13 «Катюша»

Боевая машина реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны БМ-13 «Катюша»

Бармин справился со своей задачей так хорошо, что по окончании войны его обратно к холодильникам уже не отпустили — как высококлассного специалиста его назначили директором Государственного союзного конструкторского бюро специального машиностроения «Спецмаш». На предприятие была возложена задача по созданию наземных систем и агрегатов для подготовки к пуску баллистических и зенитных ракет. Бармина привлекли к самому секретному проекту того времени — ракетно-космическому. Сразу же после капитуляции Германии высшее руководство СССР направило в страну группу советских инженеров, которая должна была изучить немецкие крылатые снаряды Фау-1 и баллистическую ракету Фау-2. Бармин, который был в составе этой группы, сумел найти немецкий военный архив, где хранилась документация на различные образцы военной техники. Архив перевезли в Москву и тщательно изучили — техническая информация, хранившаяся в нем, стала основой для советского ракетно-космического проекта.

Сплошные комплексы

Бармин стал членом легендарного Совета главных конструкторов — так называемой «Большой шестерки», группы из шести главных конструкторов, коллективы которых создавали основные компоненты всего космического комплекса. Главой «Большой шестерки» был, разумеется, Королев, руководивший созданием ракеты-носителя. Двигателями занимался Глушко, системами управления — Николай Пилюгин, радиотехническими системами — Михаил Рязанский, гироскопами — Виктор Кузнецов. Группе Бармина поручили одну из самых ответственных частей работы — создание стартовых комплексов для баллистических ракет. Под его руководством были созданы комплексы для первой советской крупной баллистической ракеты Р-1, а также для ее «младших родственников» — Р-2, Р-11, Р-5 и Р-5М — первой советской ракеты с ядерным боевым зарядом.

Управляемая боевая ракета Р-1, установленная на месте первой стартовой площадки на полигоне Капустин Яр

Управляемая боевая ракета Р-1, установленная на месте первой стартовой площадки на полигоне Капустин Яр. Фото: Михаил Дюрягин / ТАСС

И, наконец, начали работы над стартовым комплексом первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, эскизный проект которой был закончен в 1954 году. Именно этой ракете предстояло вывести на орбиту сперва первый искусственный спутник Земли, а затем и первого космонавта. Предстояла обширная работа. Многие части стартовой системы, состоящей из многотонных бетонных и стальных конструкций, должны были обладать высокой подвижностью — например, в момент старта организаторы запуска располагали лишь несколькими секундами на то, чтобы отвести опорные фермы от ракеты. Поскольку стартовый комплекс имел огромное число связей с ракетой — как силовых, так и коммуникационных, здесь особенно была важна работа в команде, способность взаимодействовать с остальными конструкторскими группами, чтобы вырабатывать технические решения, которые были бы удобны для всех назначенных разными группами целей.

Бармин обладал такой способностью в полной мере. «Это был талантливый ученый, конструктор, что называется, от Бога, посвятивший свою жизнь служению Родине, — вспоминает советский историк космонавтики, конструктор Эдуард Белобородько, 40 лет проработавший с Барминым. — Я знал и запомнил его как широко образованного, эрудированного специалиста, интересы которого распространялись далеко за пределы технических областей. Он был достаточно жестким и требовательным руководителем, любил четкость и однозначность формулировок в изложении, не выносил, как он говорил, «политеса». Для него не было мелочей. Держался независимо и с достоинством. Ни разу я не слышал, чтобы он повысил голос в общении. Его ценили и уважали на всех уровнях, он был авторитетом и среди шестерки Главных еще с германской послевоенной командировки».

Порой между Королевым и Барминым возникали острые споры. И, как правило, Бармину удавалось убедить Главного конструктора в своей правоте. Например, непростая дискуссия возникло по конструкции Р-7: группа Бармина предложила оптимальное решение удержания ракеты на старте в «висячем положении»: ракета запирала себя на опорных фермах собственным весом и освобождала себя сама, развивая ускорение при подъеме. Королев это решение счел недостаточно надежным, потребовав заменить механическим отводом ферм. Бармин отказался наотрез и доказал свою правоту при помощи эксперимента на Ленинградском механическом заводе, имитировавшего сход ракеты. В итоге Королев признал правоту Бармина.

Стартовый комплекс для межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 потребовал строительства нового полигона — более современного, чем Капустин Яр, где ранее проводились испытания советских ракет. В 1955 году началась история Байконура: поскольку именно разработанные командой Бармина комплексы привели к строительству этого нового комплекса, конструктора в шутку называли «отцом Байконура». В целом работа по сооружению новых ракетных комплексов существенно укрепила оборонную мощь страны. Отныне советские межконтинентальные ракеты были способны доставить ядерные заряды в любую точку планеты. Конечно, использование новых ракет Р-7А не было лишь военным. На их базе в дальнейшем были созданы ракеты-носители «Восток» и «Молния», а позднее — «Союз», позволившие начать исследование естественного спутника Земли — Луны, а также ближайших планет — Марса и Венеры.э

 Космический корабль «Восток» перед стартом на космодроме «Байконур», 1961 год

Космический корабль «Восток» перед стартом на космодроме «Байконур», 1961 год. Фото: ТАСС

Дорога к звездам

Первый шаг в космос, которым явился запуск «Спутника-1», вызвал в мире шок. Несмотря на то, что СССР был главным победителем в недавней войне, его представляли довольно отсталой страной. И вдруг русское слово Sputnik замелькало на страницах всех газет мира. Это вызывало у правительств западных стран, в том числе, и страх. Отношения между сверхдержавами стремительно ухудшались, и в 1961 году возглавляемое Королевым ОКБ-1 получило новую задачу — разработать двухступенчатую межконтинентальную ракету с отделяющейся головной частью (Р-9А). Руководящей организацией по созданию незащищенного наземного стартового комплекса и его оборудования приказом Госкомитета по оборонной технике от 13 ноября 1962 года было определено ГСКБ «Спецмаш». Для запуска этих ракет «Спецмашем» были разработаны наземные стартовые комплексы нового типа — впервые они были автоматизированными, что явилось крупным научно-техническим достижением в мировой космонавтике. Кроме того, в 60-е «Спецмаш» провел работу по созданию защищенных шахтных стартовых комплексов для ракет Р-12, Р-14 и Р-9А, строительство которых велось на полигонах Капустин Яр и Байконур.

В 1960-х годах команда Бармина участвовала в создании ракетно-ядерного щита над страной: в сотрудничестве с коллективами Королева и Янгеля «Спецмаш» в 1962–1965 годах разработал наземный стартовый комплекс для ракеты «Протон». И уже в 1967 году со стартового комплекса РН УУР-500К был осуществлен первый пуск ракет этого типа, который вывел на орбиту космический спутник «Космос-146». А в 1978 году на космодроме Байконур был введен в эксплуатацию второй стартовый комплекс для запуска «Протонов».

С именем Бармина связан еще один громкий советский космический проект — он был главным конструктором стартового комплекса многоразовой ракетно-космической системы «Энергия» с орбитальным кораблем «Буран». Работая над задачей, команда Бармина нашла множество принципиально новых решений, не имеющих аналогов в зарубежной практике. В мае 1987 года проект увенчался успехом — была запущена ракета-носитель «Энергия», а в следующем году она вывела в космос корабль многоразового использования «Буран». Задел, который оставил Бармин в своей сфере, продолжает служить отечественной космонавтике и после его смерти. Отметим, что наряду с конструкторской деятельностью, он принимал активное участие в подготовке нового поколения конструкторов, возглавляя кафедру «Стартовые и технические комплексы ракет и космических аппаратов» МВТУ им. Н.Э. Баумана.

Кацивели: место, где рождаются волны Далее в рубрике Кацивели: место, где рождаются волныКакие научные тайны и воспоминания хранит живописный уголок Крыма Читайте в рубрике «Наука и технологии» Т-34 – «танковый кошмар» Вермахта118 лет назад родился Михаил Кошкин, главный конструктор танка Т-34 Т-34 – «танковый кошмар» Вермахта

Комментарии

Вот ведь Человечище!!! Приложил руку и к Великой Победе и к покорению космоса и к становлению нашей страны ядерной державой.
31 мая 2015, 22:02
Великий человек, слышал по него мало, потому вечная память. Спасибо порталу Русь, за эту информацию
01 июня 2015, 14:30
Очень интересная статья. Спасибо за ликбез.
И ведь жили эти гении в весьма скромных условиях, в обыкновенных квартирах и в лучшем случае имели от государства дачный участок. А теперь при Рогозине воруют миллиардами и воз все там...((
04 сентября 2015, 12:54
Очень познавательно, прочитал с большим интересом!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»