Кацивели: место, где рождаются волны
Астрофизическая обсерватория в поселке Кацивели. Фото: wikipedia.org

Астрофизическая обсерватория в поселке Кацивели. Фото: wikipedia.org

Какие научные тайны и воспоминания хранит живописный уголок Крыма

Если морем идти из Севастополя в Симеиз, то прежде, чем он покажется, станет видна гора Кошка. Перед нею, чуть западнее, расположен поселок Кацивели. И вот на траверзе этого поселка любопытному взору откроется удивительное зрелище.

Сначала станет видна … буровая платформа. Казалось бы, зачем на Черном море буровая? Оказывается, это океанографическая исследовательская платформа, построенная на базе буровой.

Чуть дальше, уже на берегу, в буйной зелени видна изящная смотровая башенка. А это часть уникального экспериментального комплекса, так называемого «штормового бассейна», построенного более полувека назад.

Все это — Кацивели —место, где в конце 1920-х появилось уникальное научное учреждение: Черноморская гидрофизическая станция. Сегодня это часть Экспериментального отделения Морского гидрофизического института (МГИ), после возвращения Крыма в Россию наконец-то воссоединившегося со страной, с которой связана вся его история.

Место для рукотворного урагана

Поселок Кацивели включает в себя комплекс уникальных строения МГИ. Самое удивительное из них — тот самый штормовой бассейн. Официально это сооружение называется аэродинамический кольцевой канал кинематики и динамики ветровых волн. Его задача — создавать ветровые волны, которые можно наблюдать и изучать, не завися от капризов погоды в открытом море.

Что видит человек, впервые подходящий к «штормовому бассейну»? Прежде всего, красную черепичную крышу башенки, стоящей в центре этого сооружения. Она была и лабораторией, и жильем: здесь располагались рабочие кабинеты и жилые комнаты сотрудников Черноморской гидрофизической станции, позднее ставшей частью МГИ. Башенка и до недавнего времени оставалась жилой: в курортный сезон ее сдавали смелым отдыхающим, не побоявшимся жить в обстановке постиндустриальной разрухи. А она, увы, царствует на все остальном пространстве уникального объекта…

Набережная в поселке Кацивели с видом на океанографическую платформу. Фото Валерий Шарифулин / ТАСС

Спроектированный в конце 1940-х основателем Черноморской гидрофизической станции академиком Василием Шулейкиным, штормовой бассейн был неповторимым для своего времени сооружением. Диаметр бассейна — 40 метров, высота стен канала — 5,6 метра, ширина канала — 2 метра. Целый сектор бассейна изнутри был сделан прозрачным: стена почти на всю высоту состоит из металлических рам, в которые вставлены толстенные стекла. Там, где они еще сохранились, видно, что толщина каждой плитки сталинита — разработанного в СССР незадолго до войны особо прочного закаленного стекла — 15 миллиметров! Так что за волнами высотой до 3 метров (а именно такие давал возможность создавать удивительный бассейн) можно было наблюдать прямо с балкона на втором этаже башни или из остекленного барабана на самой вершине. Причем не только днем, но и ночью. Для этого использовались водонепроницаемые электрические фонарики, обладавшие достаточной плавучестью и в точности повторявшие контуры рукотворных волн.

Хотя называть их «рукотворными», пожалуй, не совсем правильно. Ведь главной задачей штормового бассейна была возможность изучать волны, возникающие под воздействием ветра. Так что точнее всего будет назвать волнение, которое возникало в уникальном бассейне, «ветротворными». Но ведь и ветер тоже нужно было как-то создавать! Для этого на крыше кольцевого резервуара поставили 21 вентиляторную установку. От каждой из них внутрь бассейна выведены четыре сопла, которые в результате позволили ученым получать ветер скоростью 19 м/с, а волны — высотой до 1,5 м, длиной до 15 м и периодом до 4 секунд. При таких условиях можно было создавать в штормовом бассейне любые волны на заказ: от мертвой зыби до девятибалльного волнения со штормовым ветром!

Основные эксперименты в штормовом бассейне велись сразу после того, как в 1953 году он был сдан в эксплуатацию. Три года спустя его создатель Василий Шулейкин оказался надолго отрезан от своего детища, но и тогда уникальное сооружение не простаивало, хотя и не сказать, что активно использовалось. Последней крупной серией экспериментов, насколько известно, были работы, проведенные в штормовом бассейне в 1970-х годах. Тогда здесь работали ученые, занятые в проекте «Тайфун» — программе по изучению методов управления тропическими циклонами. Тогда в Кацивели моделировали условия, соответствующие тропическим тайфунам — и делали это весьма успешно.

Ученый, вернувшийся в детство

История Экспериментального отделения Морского гидрофизического института неотделима от истории самого Василия Шулейкина. Ведь даже место, на котором сегодня располагается отделение, было выбрано лично им. И выбрано отнюдь не случайно!

С одной стороны, Лименская бухта даже для Южного берега Крыма уникальна своими гидрологическими свойствами. Здесь, особенно в окрестностях мыса Кикенеиз, берег, как выражаются гидрографы, «приглубый» — то есть с резким уклоном, чуть ли не отвесный. К таком берегу волны подходят, не теряя своей энергии, а значит, их намного удобнее изучать. К тому же у такого берега всегда достаточно глубины для изучения оптических и термических свойств воды. Да и температурный режим моря здесь, как известно с конца XIX века, наиболее разнообразный. Одним словом, как писали участники первых исследовательских работ в Кацивели, здешние условия в полной мере позволяли «выполнять исследовательские работы по изучению волн, течений, сгонно-нагонных явлений, термики моря, оптики, акустики и других природных явлений, приближенных к открытому океану». Так что выбор места для будущей станции с научной точки зрения был совершенно оправдан.

А с другой стороны, окрестности Кацивели был хорошо знакомы будущему академику еще с детских лет! Именно здесь, в дачном поселке с поэтическим названием Ай-Панда (по названию ближайшего мыса — Ай-Панда, то есть «Богородица»), в конце XIX века Владимир Шулейкин, отец создателя штормового бассейна, купил небольшой деревянный домик. Удивительно, но факт: эта дача уцелела в горниле Первой Мировой и гражданской войн, и именно она стала первым домом для Черноморской гидрофизической станции! Решение о передаче строения под размещение лабораторных приборов Черноморской гидрофизической станции Ялтинский городской исполком подписал 10 апреля 1929 года. И именно этот день можно считать днем рождения морской станции в Кацивели.

Василий Шулейкин. Фото: vorgo.ru

Впрочем, было и «в-третьих». Свои ранние исследования по морской теме заведующий отделом геофизики Института физики и биофизики, выпускник Бауманского училища по специальности «гидроэнергетика» Василий Шулейкин проводил в начале 1920-х годов в северных морях — Белом, Баренцевом и Карском. И быстро оценил, насколько мало времени и возможностей дает ученому суровая северная природа. К тому же ему было, с чем сравнивать: первая морская экспедиция Шулейкина состоялась в 1921 году на судне «Ай-Фока» именно в Черном море!

Дело всей жизни

Выбор площадки для будущего Экспериментального отделения Морского гидрофизического института, как и выбор специальности, Шулейкин сделал совершенно верно. И следующие полвека, с момента появления первой гидрофизической станции в Кацивели и до самой своей смерти в 1979 году, Василий Владимирович оставался верен и месту, и профессии. Здесь, в Кацивели, была разработана, проверена и написана «Физика моря» — фундаментальный труд в двух последовательно выходивших частях. Книга эта выдержала в СССР четыре переиздания и была, что называется, научной библией для тех, кто учился и работал в Московском гидрометеорологическом институте (тоже, кстати, созданном трудами Шулейкина) и на кафедре физики моря и вод суши МГУ. Кстати, о научной ценности книги говорит и такой факт: ее автор был удостоен Государственной премии в самый трудный период Великой Отечественной войны — в 1942 году!

Здесь же, на Черноморской гидрофизической станции академик Шулейкин экспериментально проверил и подтвердил свою гипотезу по поводу «голоса моря» — инфразвуковых колебаний, создаваемых морскими волнами и служащими предвестниками штормов. А построенный после войны штормовой бассейн позволил Шулейкину и его сподвижникам разработать и экспериментально подтвердить теорию возникновения и развития ветровых волн в Мировом океане.

Можно еще долго перечислять научные достижения самого Василия Шулейкина и его учеников, многие из которых затем стали сотрудниками Черноморской гидрофизической станции, а затем и Морского гидрофизического института, имевшего два филиала — в Москве и в Севастополе. Но такое перечисление заняло бы не один десяток страниц — очень уж обширна была тематика работ института. Поэтому стоит, пожалуй, упомянуть лишь самые исключительные исследования, проведенные здесь, в Кацивели. Помимо работ над теорией ветровых волн и «голоса моря», здесь в 80-х годах XX века велись уникальные эксперименты на стыке гидрофизики и космонавтики. Именно в них участвовала океанографическая платформа, которая и сейчас стоит на траверзе поселка Кацивели, и ее сестра-близнец, смытая катастрофическим штормом в 1992 году. Установленная на этих платформах гидрофизическая аппаратура использовалась для сверки данных, полученных с приборов для наблюдения за Мировым океаном на космических кораблях и спутниках. И в итоге отечественная система космического исследования морей и океанов получила одни из самых точных и тонких приборов в мире.

Центральное здание и вид на одну из стен штормового бассейна. Фото: Сергей Анашкевич

10 апреля 1979 года сотрудники черноморского отделения Морского гидрофизического института отмечали полувековой юбилей Черноморской гидрофизической станции в Кацивели. Праздник омрачало лишь одно обстоятельство: ее создатель и первый руководитель Василий Шулейкин не смог присоединиться к торжествам — не позволило здоровье. И в этот момент еще никто не подозревал, что пройдет всего две недели, и человека, которому МГИ обязан своей научной славой, не станет. Академик Шулейкин умер 25 апреля 1979 года, когда ему было 84 года. И как минимум шестьдесят из них навсегда остались связанными с Южным берегом Крыма и поселком Кацивели.

«Нас не надо жалеть…»

В истории и Черноморской гидрофизической станции, и самого Василия Шулейкина особое место занимает Великая Отечественная война. Вряд ли стоит этому удивляться, ведь Кацивели — неотъемлемая часть Крыма, а Крым всегда был — и остается! — полуостровом-солдатом. Но о нескольких военных эпизодах в истории станции и ее создателя и сотрудников стоит рассказать отдельно. Они того заслуживают.

В 1938 году со стапелей Туапсинской верфи сошло построенное специально по заказу Черноморской гидрофизической станции исследовательское судно «Юлий Шокальский». Свое имя 85-тонное судно получило в честь океанографа Юлия Шокальского — генерал-лейтенанта, председателя Русского географического общества в 1917-31 годах, одного из тех ученых, чьи труды вдохновляли Василия Шулейкина. А через три года «Юлий Шокальский» был призван на действительную военную службу. Уникальный деревянный корпус судна позволял морякам безопасно пробираться через прибрежные участки, густо усеянные магнитными минами, которые фашистские летчики сбрасывали по ночам на парашютах. Правда, ни одного сотрудника станции на борту судна не было: их всех эвакуировали на восток, в Казань, а их места на борту заняли профессиональные моряки. Увы, боевой путь «Юлия Шокальского» был недолгим: под конец обороны Крыма судно попало под бомбежку, загорелось и затонуло. Память о нем увековечена на одной из севастопольских мемориальных досок, где в числе других погибших в годы Великой Отечественной войны судов упомянуто и гидрографическое судно «Юлий Шокальский».

Второй военный эпизод связан непосредственно с Василием Шулейкиным. После начала Великой Отечественной войны он, как офицер запаса, проходивший соответствующую переподготовку, был призван на военную службу и направлен в Ленинград. С 1942 по 1945 год академик служил в Гидрографическом управлении ВМФ, занимаясь вопросами прикладного использования результатов исследований термики моря. Такая, казалось бы, далекая от военных проблем наука оказалась жизненно важной для страны! Именно исследования Шулейкина и его коллег подтвердили возможность прокладки автомобильных и железных дорог по пресному и морскому льду. И знаменитая ленинградская Дорога жизни через Ладожское озеро, и ледовые железнодорожные ветки в Мурманске для разгрузки судов ленд-лизовских конвоев — все это в немалой степени заслуга и Василия Шулейкина.

А третий военный эпизод в истории Черноморской гидрофизической станции связал воедино не только несколько театров военных действий, но и несколько научных институтов сразу! В середине 30-х годов на станции была организована лаборатория динамического взаимодействия океана и атмосферы, сотрудником которой, а позднее руководителем стал Александр Гусев. Этот молодой ученый был знаменит не только своим участием в полярных исследованиях и работой в Морском отделе Института теоретической геофизики, но и участием в первом зимнем восхождении на Эльбрус в 1934 году. Неудивительно, что в 1941 году его не просто призвали в армию, а направили инструктором на Кавказ, в горнострелковые части. Капитан Гусев командовал отдельным специальным отрядом альпинистов, который в сентябре 1942 года вместе с другими такими же отрядами оборонял Кухлорский перевал, а 17 февраля 1943 года поднялся на восточную вершину Эльбруса, водрузив там красное знамя взамен сброшенного гитлеровского штандарта. Кстати, вскоре после этого бывалый горнострелок был отозван с фронта и направлен в только что созданный Государственный океанографический институт гидрометеорологической службы Красной Армии. Год спустя, в 1944-м, он защищает кандидатскую диссертацию на тему «Влияние теплых морских течений на деятельность барических центров», руководителем которой был академик Василий Шулейкин. Как вспоминали очевидцы состоявшейся в МГУ защиты, Гусев выступал в военной форме и с табельным оружием в кобуре на боку, что, как пошутил его научный руководитель, и обеспечило успех выступления.

Фото: Сергей Анашкевич

Кто вернет Кацивели его гордость

К сожалению, после того, как оказалась разорвана на части страна, давшая жизнь многим уникальным научным направлениям, заглохла и работа в Кацивели. Переподчиненный национальной академии наук Украины и вошедший в состав Севастопольского гидрофизического института, Экспериментальный отдел Морского гидрофизического института медленно хирел и умирал. Да и появление новых экспериментальных инструментов, прежде всего, систем компьютерного моделирования, сделало ненужным штормовой бассейн.

Хотя что значит — ненужным? Если бы бассейн был восстановлен, он мог бы стать великолепным экскурсионным объектом! Ведь нигде в мире никогда не было подобных бассейнов, и посмотреть на него даже в его нынешнем состоянии добирается немало легких на подъем туристов. А ведь есть еще маленький, любовно собранный сотрудниками МГИ музей истории института, который сейчас ютится в старом административном здании. Вот бы перенести его в башенку, восстановить работу бассейна — и подарить отдыхающим в Крыму редкую возможность лично прикоснуться к истории советской и российской науки, глядя на то, как рукотворный ветер разгоняет за стеклом рукотворные волны!

Это, наверное, был бы лучший памятник вдохновителю и создателю института в Кацивели — академику Василию Шулейкину. Человеку, чьими трудами три четверти века назад родилось новое направление науки — физика моря. И чьими стараниями на научной карте нашей огромной страны появилась такая яркая точка, как Кацивели.

Победа «Победы» Далее в рубрике Победа «Победы»28 июня 1946 года начался серийный выпуск ГАЗ-М-20. Как самый удачный советский автомобиль среднего класса покорил европейцев

Комментарии

Украине должно быть стыдно за 23 года обнищания и разграбления Крыма ... Так запустить богатейшую научную базу..
25 мая 2015, 11:14
Да не стыдно, потому что знали, что не своё, что всё равно Крым не сживётся с Украиной, а обидно, что мало пограбили и попортили...
Кому там стыдно? Украина всегда была нищей страной, не смотря на Донбасс. О чем вы? Какое развитие?
да никому там не стыдно, слово совесть на Украине находится под запретом
А как физически Украине может быть стыдно?
26 мая 2015, 19:56
Эх, все-таки хорошо, что Крым стал российским. Мне вообще кажется, что Крым - это своеобразный талисман удачи для русских. Кто бы что ни говорил, а он принесет нам новые победы и свершения.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»