Дивизионная пушка ЗИС-3: биография рекордсмена
Советские артиллеристы транспортируют 76-мм дивизионную пушку ЗиС-3 во время форсирования Одера. Фото: waralbum.ru

Советские артиллеристы транспортируют 76-мм дивизионную пушку ЗиС-3 во время форсирования Одера. Фото: waralbum.ru

12 февраля 1942 года на вооружение принята дивизионная пушка ЗИС-3. Конструктору Василию Грабину удалось создать орудие, ставшее самым массовым в истории мировой артиллерии

Советские солдаты, прежде всего артиллеристы дивизионных и противотанковых артполков, за простоту, послушность и надежность называли ее ласково — «Зося». В других частях за скорострельность и высокие боевые характеристики она была известна под народным вариантом расшифровки аббревиатуры в названии — «Залп имени Сталина». Именно ее называли чаще всего просто «пушкой Грабина» — и никому не нужно было пояснять, о каком конкретно орудии идет речь. А солдаты вермахта, среди которых трудно было найти такого, кто не знал бы эту пушку по звуку выстрела и разрыва и не боялся бы ее скорострельности, это орудие называли «Ratsch-Bumm» — «Трещотка».

В официальных же документах это орудие именовалось «76-мм дивизионная пушка образца 1942 года». Именно эта пушка была самой массовой в Красной армии, и, пожалуй, единственной, которая с одинаковым успехом применялась как в дивизионной, так и в противотанковой артиллерии. А еще это было первое в мире артиллерийское орудие, производство которого было поставлено на конвейер. За счет этого оно стало и самой массовой пушкой в истории мировой артиллерии. В общей сложности в СССР было выпущено 48 016 орудий в варианте дивизионной пушки и еще 18 601 — в модификации орудия самоходки СУ-76 и СУ-76М. Никогда больше — ни до, ни после — в мире не выпускалось столько единиц одного и того же орудия.

Эта пушка — ЗИС-3, получила название по месту своего рождения и производства, заводу имени Сталина (он же завод № 92, он же «Новое Сормово») в Горьком. Она стала одним из самых узнаваемых символов Великой Отечественной войны. Ее силуэт настолько известен, что любой русский человек, едва увидевший его, сразу поймет, о какой эпохе идет речь. Это пушка чаще любых других советских артиллерийских орудий встречается в качестве памятников героям Великой Отечественной. А ведь ничего этого могло бы и не быть, если бы не упрямство и вера в собственную правоту создателя ЗИС-3 артиллерийского конструктора Василия Грабина.

«Ваши пушки не нужны!»

ЗИС-3 справедливо называют легендарной — в том числе и потому, что история ее создания овеяна множеством легенд. Одна из них гласит, что первый экземпляр ЗИС-3 вышел за ворота завода № 92 день начала войны, 22 июня 1941 года. Но, к сожалению, найти документального подтверждения этого не удалось. И совсем уж удивительно, что о таком символическом совпадении в судьбе своего самого знаменитого орудия ни слова не говорит сам Василий Грабин. В книге воспоминаний «Оружие победы» он пишет, что в день начала войны был в Москве, где из радиообращения Молотова и узнал трагическую новость. И ни слова о том, что в тот же день что-то значительное произошло в судьбе пушки ЗИС-3. А ведь выход первого орудия за ворота завода — не то событие, которое могло бы произойти втайне от главного конструктора.

Василий Грабин. Фото: РИА Новости 

Зато совершенно точно известно, что ровно через месяц после нападения Германии, 22 июля 1941 года, дивизионная пушка ЗИС-3 была представлена во дворе Наркомата обороны заместителю наркома, бывшему начальнику Главного артиллерийского управления маршалу Григорию Кулику. И это именно он чуть не поставил крест на судьбе будущей легенды.

Вот что вспоминал об этом показе сам Василий Грабин: «Учитывая, что постановка каждой новой пушки на валовое производство и перевооружение Красной армии — процесс сложный, длительный и дорогой, я подчеркнул, что применительно к ЗИС-3 все решается просто и быстро, потому что она представляет собой 76-миллиметровый ствол, наложенный на лафет 57-миллиметровой противотанковой пушки ЗИС-2, которая находится у нас на валовом производстве. Поэтому постановка на производство ЗИС-3 не только не обременит завод, но, наоборот, облегчит дело тем, что вместо двух пушек Ф-22 УСВ и ЗИС-2 в производство будет идти одна, но с двумя разными трубами ствола. К тому же ЗИС-3 обойдется заводу втрое дешевле, чем Ф-22 УСВ. Все это вместе взятое позволит заводу сразу увеличить выпуск дивизионных пушек, которые будут не только проще в изготовлении, но удобнее в обслуживании и надежнее. Заканчивая, я предложил принять на вооружение дивизионную пушку ЗИС-3 взамен дивизионной пушки Ф-22 УСВ.

Маршал Кулик захотел посмотреть ЗИС-3 в действии. Горшков подал команду: «Расчет, к орудию!». Люди быстро заняли свои места. Последовали новые различные команды. Их выполняли так же четко и быстро. Кулик приказал выкатить орудие на открытую позицию и начать условную «стрельбу по танкам». В считанные минуты пушка была готова к бою. Кулик указывал появление танков с разных направлений. Звучали команды Горшкова (Иван Горшков — один из ведущих конструкторов грабинского КБ в Горьком. — РП): «Танки слева... спереди», «танки справа... сзади». Орудийный расчет работал, как хорошо отлаженный механизм. Я подумал: «Труд Горшкова себя оправдал».

Маршал похвалил расчет за четкость и быстроту. Горшков подал команду: «Отбой!», ЗИС-3 установили на исходной позиции. После этого многие генералы и офицеры подходили к орудию, брались за маховики механизмов наведения и работали ими, поворачивая ствол в разных направлениях по азимуту и в вертикальной плоскости».

Тем удивительнее, невозможнее оказалась для конструктора реакция маршала Кулика на результаты демонстрации. Хотя, наверное, ее можно было предсказать, памятуя о том, что еще в марте того же года тот же Кулик, когда Грабин осторожно зондировал почву по поводу возможности начать выпуск ЗИС-3, решительно заявлял, что РККА не нуждается в новых или дополнительных дивизионных пушках. Но начало войны, видимо, затерло мартовский разговор. И вот в кабинете маршала происходит следующая сцена, которую Василий Грабин дословно приводит в своей книге воспоминаний «Оружие победы»:

«Поднялся Кулик. Слегка улыбнулся, обвел взглядом присутствующих и остановил его на мне. Это я оценил как положительный признак. Кулик немного помолчал, готовясь высказать свое решение, и высказал:

— Вы хотите заводу легкой жизни, в то время как на фронте льется кровь. Ваши пушки не нужны.

Он замолчал. Мне показалось, что я ослышался или он оговорился. Я сумел только произнести:

— Как?

— А вот так, не нужны! Поезжайте на завод и давайте больше тех пушек, которые на производстве.

Маршал продолжал стоять с тем же победоносным видом.

Я встал из-за стола и пошел к выходу. Меня никто не остановил, никто мне ничего не сказал».

Шесть лет и одна ночь

Возможно, все было бы гораздо проще, будь ЗИС-3 орудием, разработанным грабинским КБ по заданию военных. Но эта пушка была создана в порядке инициативы снизу. И главной причиной ее появления, насколько можно судить, было категорическое мнение Василия Грабина, что Красной армии не хватает качественных дивизионных пушек, удобных и простых в изготовлении и применении. Мнение, которое полностью подтвердилось уже в первые месяцы войны.

Как и все гениальное, ЗИС-3 родилась, можно сказать, просто. «Какой-то художник (эту фразу приписывают английскому живописцу Уильяму Тернеру. — РП) на вопрос, сколько времени он писал картину, ответил: «Всю жизнь и еще два часа», — писал потом Василий Грабин. — Точно так же и мы могли бы сказать, что над пушкой ЗИС-3 работали шесть лет (с момента образования нашего КБ) и еще одну ночь».

Производство ЗиС-3 на военном заводе. Фото: Фотохроника ТАСС 

Ночь, о которой пишет Грабин, была ночью первых испытаний новой пушки на заводском полигоне. Образно говоря, ее собрали, как конструктор, из деталей других орудий, уже выпускавшихся горьковским заводом. Лафет — от 57-миллиметровой противотанковой пушки ЗИС-2, принятой на вооружение в марте 1941 года. Ствол — от стоящей на вооружении дивизионной пушки Ф-22 УСВ: полуфабрикат доработали под новые задачи. Совершенно новым был только дульный тормоз, который с нуля за несколько дней разработал конструктор КБ Иван Грибань. За вечер все эти части были собраны воедино, пушка отстрелялась на полигоне — и заводчане единодушно решили, что новому орудию, которое получило заводской индекс ЗИС-3, быть!

После этого судьбоносного решения в КБ принялись за доводку новинки: предстояло превратить набор разнородных частей в единый организм, после чего разработать документацию для производства орудия. Этот процесс растянулся до лета 1941 года. А дальше свое слово в пользу выпуска нового орудия сказала война.

Достучаться до Сталина

До конца 1941 года Красная армия потеряла в боях с вермахтом почти 36,5 тыс. полевых орудий, из которых шестую часть — 6463 единицы — составляли 76-мм дивизионные пушки всех моделей. «Больше пушек, больше пушек!» — требовали Наркомат обороны, Генштаб и Кремль. Ситуация становилась катастрофической. С одной стороны, завод имени Сталина, он же № 92, не мог обеспечить резкий рост производства уже стоящих на вооружении орудий — оно было весьма трудозатратным и сложным. С другой стороны, была готова технологически простая и пригодная к массовому производству ЗИС-3, но военное руководство не хотело и слышать о запуске новой пушки вместо уже выпускающихся.

Тут необходимо маленькое отступление, посвященное личности самого Василия Грабина. Сын артиллериста Русской императорской армии, выпускник-отличник Военно-технической академии РККА в Ленинграде, он в конце 1933 года возглавил КБ, созданное по его инициативе на базе горьковского завода № 92 «Новое Сормово». Именно это бюро в предвоенные годы разработало несколько уникальных орудий — как полевых, так и танковых, — которые были приняты на вооружение. Среди них была противотанковая пушка ЗИС-2, танковые пушки Ф-34, стоявшие на Т-34-76, С-50, которой вооружались танки Т-34-85, и множество других систем.

Слово «множество» здесь ключевое: грабинское КБ, как ни одно другое, разрабатывало новые орудия в сроки, в десять раз меньшие, чем это было тогда принято: три месяца вместо тридцати! Причиной всему был принцип унификации и сокращения количества деталей и узлов орудий — тот самый, что ярче всего воплотился в легендарной ЗИС-3. Сам Василий Грабин сформулировал этот подход так: «Наш тезис был таков: пушка, в том числе каждый ее агрегат и механизм, должна быть малозвенной, должна состоять из наименьшего числа деталей, но не за счет их усложнения, а за счет наиболее рациональной конструктивной схемы, обеспечивающей простоту и наименьшую трудоемкость при механической обработке и сборке. Конструкция деталей должна быть настолько проста, чтобы их можно было обрабатывать с помощью простейших приспособлений и несложным инструментом. И еще одно условие: механизмы и агрегаты должны собираться каждый в отдельности и состоять из узлов, в свою очередь собирающихся каждый самостоятельно. Главным фактором во всей работе стали экономические требования при безусловном сохранении служебно-эксплуатационных качеств пушки».

Уникальные возможности грабинского КБ вкупе с упорством Грабина (конкуренты, которых у него хватало, называли это упрямством) в отстаивании своей позиции позволили конструктору быстро завоевать доверие в высших эшелонах власти. Сам Грабин вспоминал, что Сталин несколько раз обращался к нему напрямую, привлекая в качестве главного консультанта по сложным вопросам артиллерии. Недоброжелатели же Грабина утверждали, что он просто умел вовремя подать «отцу народов» нужные реплики — вот, дескать, и вся причина сталинской любви.

Так или иначе, но особые отношения с всесильным генсеком Грабин, насколько известно, использовал не ради удовлетворения собственных амбиций, а ради того, чтобы дать армии те пушки, которые, как он был убежден, были ей действительно нужны. И в судьбе легендарной ЗИС-3 это упорство, или упрямство, Грабина и его отношения со Сталиным сыграли решающую роль.

«Вашу пушку мы примем»

4 января 1942 года на заседании Госкомитета по обороне Грабина ждал настоящий разгром. Все его аргументы в пользу замены в производстве довоенных 76-миллиметровых дивизионных пушек на новинку ЗИС-3 генсеком отметались резко и безоговорочно. Дошло до того, что, как вспоминал конструктор, Сталин схватил за спинку стул и грохнул ножками об пол: «У вас конструкторский зуд, вы все хотите менять и менять! Работайте, как работали раньше!». А на следующий день председатель ГКО позвонил Грабину со словами: «Вы правы... То, что вы сделали, сразу не понять и по достоинству не оценить. Больше того, поймут ли вас в ближайшее время? Ведь то, что вы сделали, это революция в технике. ЦК, ГКО и я высоко ценим ваши достижения. Спокойно заканчивайте начатое дело». И тогда набравшийся наглости конструктор еще раз рассказал Сталину о новой пушке и попросил разрешения показать ему орудие. Тот, как вспоминает Грабин, неохотно, но согласился.

Показ состоялся на следующий день в Кремле. О том, как он происходил, лучше всего рассказал сам Василий Грабин в своей книге «Оружие победы»:

«На осмотр пришли Сталин, Молотов, Ворошилов и другие члены ГКО в сопровождении маршалов, генералов, ответственных работников Наркомата обороны и Наркомата вооружения. Все были одеты тепло, кроме Сталина. Он вышел налегке — в фуражке, шинели и ботинках. А день был на редкость морозный. Меня это обеспокоило: в трескучий мороз невозможно в такой легкой одежке внимательно ознакомиться с новой пушкой.

Докладывали о пушке все, кроме меня. Я лишь следил за тем, чтобы кто-нибудь что-либо не напутал. Время шло, а конца объяснениям не было видно. Но вот Сталин отошел от остальных и остановился у щита пушки. Я приблизился к нему, но не успел произнести ни слова, как он попросил Воронова (генерал-полковник Николай Воронов, начальник артиллерии РККА. — РП) поработать на механизмах наведения. Воронов взялся за рукоятки маховиков и начал усердно вращать ими. Верхушка его папахи виднелась над щитом. «Да, щит не для роста Воронова»,— подумал я. В это время Сталин приподнял руку с вытянутыми пальцами, кроме большого и мизинца, которые были прижаты к ладони, и обратился ко мне:

— Товарищ Грабин, жизнь бойцов надо беречь. Увеличьте высоту щита.

Он не успел сказать, на сколько надо увеличить, как тут же нашелся «добрый советчик»:

— На сорок сантиметров.

— Да нет, всего лишь на три пальца, это Грабин и сам хорошо видит.

Закончив осмотр, который длился несколько часов — за это время все ознакомились не только с механизмами, но даже и с некоторыми деталями,— Сталин сказал:

— Эта пушка — шедевр в проектировании артиллерийских систем. Почему вы раньше не дали такую прекрасную пушку?

— Мы еще не были подготовлены, чтобы так решать конструктивные вопросы,— ответил я.

— Да, это правильно... Вашу пушку мы примем, пусть военные ее испытают.

Многие из присутствовавших хорошо знали, что на фронте находится не меньше тысячи пушек ЗИС-3 и что армия оценивает их высоко, но об этом никто не сказал. Умолчал и я».

Триумф воли по-советски

После такого триумфа и недвусмысленно выраженной воли вождя испытания превратились в простую формальность. Через месяц, 12 февраля, ЗИС-3 приняли на вооружение. Формально именно с этого дня и началась ее фронтовая служба. Но Грабин не случайно вспоминал о «тысяче пушек ЗИС-3», которые уже воевали к тому времени. Эти пушки были собраны, можно сказать, контрабандой: о том, что в сборке находятся не серийные образцы, а нечто новое, на заводе № 92 знали считанные люди. Единственную «предательскую» деталь — дульный тормоз, которого не имели другие выпускавшиеся пушки — делали в опытном цеху, что никого не удивляло. А на готовые стволы, почти ничем не отличавшиеся от стволов к другим орудиям и лежащие на лафетах от ЗИС-2, их ставили поздно вечером, при минимальном количестве свидетелей.

Но когда орудие уже официально встало на вооружение, нужно было выполнить обещание, данное руководством КБ и завода: увеличить выпуск орудий в 18 раз! И, как ни странно слышать это сегодня, свое слово конструктор и директор завода сдержали. Уже в 1942 году выпуск орудий вырос в 15 раз и продолжал увеличиваться. Лучше всего об этом судить по сухим цифрам статистики. В 1942 году завод имени Сталина выпустил 10 139 пушек ЗИС-3, в 1943-м — 12 269, в 1944-м — 13 215, а в победном 1945-м — 6005 орудий.

ЗиС-3 во время боя на территории завода «Красный Октябрь» в Сталинграде. Фото: Фотохроника ТАСС 

О том, за счет чего оказалось возможно такое производственное чудо, можно судить по двум эпизодам. Каждый из них очень ярко демонстрирует возможности и энтузиазм работников КБ и завода.

Как вспоминал Грабин, одной из самых сложных операций в производстве ЗИС-3 была разделка окна под клин затвора — на пушке стоял более скоростной клиновой затвор. Делалось это на долбежных станках рабочими самой высокой квалификации, как правило, уже седоволосыми мастерами золотые руки, у которых уже и брак-то не фиксировался. Но станков и мастеров не хватало, чтобы нарастить выпуск орудия. И тогда решено было заменить долбежку протяжкой, причем протяжные станки на заводе разработали сами и в кратчайшие сроки. «Для протяжного станка начали готовить работницу третьего разряда, в недавнем прошлом домашнюю хозяйку, — вспоминал потом Василий Грабин. — Подготовка была чисто теоретическая, потому что сам станок еще не действовал. Старички долбежники, пока станок отлаживали и осваивали, посматривали на него иронически и втихомолку посмеивались. Но недолго пришлось им посмеиваться. Как только были получены первые годные казенники, они всполошились не на шутку. А когда бывшая домашняя хозяйка стала выдавать один казенник за другим, и без брака, это их окончательно потрясло. Они удвоили выработку, но все равно угнаться за протяжкой не могли. Старички долбежники с восхищением смотрели на протяжку, несмотря на то что она их "съела"».

А второй эпизод касается фирменного отличия ЗИС-3 — характерного дульного тормоза. Традиционно эта деталь, испытывающая колоссальные нагрузки в момент выстрела, делали так: заготовку ковали, а потом высококвалифицированные рабочие обрабатывали ее в течение 30 (!) часов. Но осенью 1942 года только что назначенный на должность замдиректора завода № 92 по металлургическому производству профессор Михаил Струсельба предложил отливать заготовку дульного тормоза с помощью кокиля — раскрывающейся многоразовой формы. Обработка такой отливки занимала всего 30 минут — в 60 раз меньше времени! В Германии этот метод до конца войны так и не освоили, продолжая по старинке ковать дульные тормоза.

Навечно в строю

В российских военных музеях стоит не один десяток экземпляров легендарной пушки ЗИС-3. На счету некоторых из них — по 6–9 тысяч километров, пройденных по дорогам России, Украины, Белоруссии и стран Европы, десятки уничтоженных танков и дотов, сотни солдат и офицеров вермахта. И это совершенно не удивительно, учитывая надежность и неприхотливость этих пушек.

Подбитая пушка ЗиС-3. Фото: dishmodels.ru 

И еще о роли 76-миллиметровой дивизионной пушки ЗИС-3 в Великой Отечественной войне. В 1943 году это орудие стало основным как в дивизионной артиллерии, так и в истребительно-противотанковых артиллерийских полках, где оно являлось штатной пушкой. Достаточно сказать, что в 1942 и 1943 годах в противотанковую артиллерию было поставлено 8143 и 8993 пушки, а в дивизионную — 2005 и 4931 пушка соответственно, и только в 1944 году соотношение становится примерно равным.

Удивительно долгой оказалась и послевоенная судьба ЗИС-3. Ее выпуск был прекращен сразу после Победы, а год спустя на вооружение была принята 85-миллиметровая дивизионная пушка Д-44, пришедшая ей на смену. Но, несмотря на появление новой пушки, зарекомендовавшая себя на фронтах Великой Отечественной «Зося» была на вооружении еще не один десяток лет — правда, уже не на родине, а за ее пределами. Немалая часть этих орудий была передана армиям «братских социалистических стран», которые использовали их сами (например, в Югославии это орудие воевало вплоть до конца балканских войн нового времени) и продавали третьим странам, нуждавшимся в дешевом, но надежном оружии. Так что даже сегодня в видеохронике боевых действий где-нибудь в Азии или Африке можно нет-нет, да и заметить характерный силуэт ЗИС-3. Но для России эта пушка была и останется одним из главных символов Победы. Победы, доставшейся ценой небывалого напряжения сил и мужества как на фронте, так и в тылу, где ковалось оружие победителей.

Поэт Ломоносов Далее в рубрике Поэт ЛомоносовГениальный русский ученый мог бы стать богословом, а современники долго воспринимали его лишь как стихотворца Читайте в рубрике «Сделано Русскими» Т-34 – «танковый кошмар» Вермахта118 лет назад родился Михаил Кошкин, главный конструктор танка Т-34 Т-34 – «танковый кошмар» Вермахта

Комментарии

19 июля 2015, 18:21
В очередной раз пишу, что тема Великой Отечественной войны мало знакома автору и лучше бы эту тему не брать, но автор все же решил идти путем проб и ошибок. И каковы они сегодня....
1. "В общей сложности в СССР было выпущено 48 016 орудий в варианте дивизионной пушки и еще 18 601 — в модификации орудия самоходки СУ-76 и СУ-76М". Не соглашусь - общий выпуск ЗиС-3 превысил 100 тыс. единиц. Чаще всего встречается в литературе цифра в 103 тыс. И это, действительно, самое массовое орудие войны. Правда, основное производство было не в Сормово, а в Перми на Мотовилихе.
2. "4 января 1942 года на заседании Госкомитета по обороне Грабина ждал настоящий разгром." И зачем автор исказил наименование структуры, сосредоточившей всю полноту власти в стране в военное время. Это не "Госкомитет по обороне", а Государственный Комитет Обороны (ГКО).
3 "генсеком отметались резко и безоговорочно" - а разве Сталин был генсеком в годы войны? Официально эта должность с 1934 г. не использовалась и была восстановлена при Брежневе в 1966 г.
4. По поводу появления ЗиС-3 на фронте тоже не соглашусь с автором - скорее всего речь идет не о зиме 42 г., а об августе-сентябре в боях на сталинградском и воронежском направлениях. Иначе приведите хотя бы один пример применения этих "контрабандных" пушек или снимок в боевой обстановке.
19 июля 2015, 22:56
Юрий, низкий поклон за комментарии!
20 июля 2015, 11:31
По-моему, ЗИС-3 до сих пор на Донбассе встречается. Жил в юности на улице Грабина, знал только что это конструктор артиллерийских систем. А тут так развернуто и с поправками от Юрия. Спасибо!
20 июля 2015, 11:38
зачастую его комментарии посильнее статьи получаются, очень знающий камрад
21 июля 2015, 11:53
Отличное орудие, фактически безотказно и универсальное. Надёжная боевая подруга наших артиллеристов и добрая надежда для пехоты, чувствующей за своей спиной её поддержку
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»