Суровая правда Приднестровья
Президент ПМР Евгений Шевчук. Фото: president.gospmr.ru

Президент ПМР Евгений Шевчук. Фото: president.gospmr.ru

Как Приднестровская республика окончательно стала заложником внешнеполитических факторов, и что с этим делать

20 мая президент Приднестровья Евгений Шевчук выступит с традиционным ежегодным посланием к народу ПМР. Как сообщает пресс-служба главы республики, основное внимание в речи будет уделено вопросам влияния внешнеполитической обстановки на ситуацию в Приднестровье.

Отношения с зарубежными странами, читай — с соседями, по понятным причинам всегда находились в области пристального внимания приднестровской общественности — слишком многое в жизни населения непризнанной республики зависит от позиции сопредельных стран. Возможность свободно выехать за рубеж, торговля с внешним миром, а значит, и уровень жизни всей республики, рабочие места, зарплаты и социальные выплаты. В конце концов, физическая безопасность: совсем недавно в руководстве Приднестровья признали, что в 2015 году существовала реальная опасность военного обострения на границе с Украиной (со стороны Молдавии ситуация остается более-менее предсказуемой исключительно благодаря миротворческой операции под эгидой России). Закономерно, что и в публичной риторике официальных лиц ПМР внешняя политика традиционно занимала более чем значимое место.

Вместе с тем тот факт, что именно внешнеполитическая обстановка, как ожидается, станет центральной темой ежегодного послания главы ПМР, сегодня приобретает особый смысл.

По большому счету ситуация вокруг Приднестровья на протяжении всей его истории никогда не развивалась в позитивном ключе, в лучшем случае — оставалась стабильно сложной. Молдавия, на практике убедившаяся в том, что силовым путем ПМР уничтожить не удастся, уже к середине 2000-х годов (после крушения надежд на объединение в рамках так называемого «меморандума Козака») приступила к стратегии планомерного удушения ПМР формально ненасильственными методами экономической, транспортной, банковской, дипломатической и информационной блокады — в связи с украинским кризисом 2014 года и последовавшими за ним санкциями против России. Такая стратегия стала известна как «гибридная война».

Как раз до этого времени Киев сохранял по отношению к Приднестровью достаточно взвешенную позицию, хотя и становился соучастником ограничительных действий против ПМР, как то было в 2006 году при организации блокады приднестровского экспорта. Однако сразу после «майдана», государственного переворота и резкого обострения российско-украинских отношений риторика Киева в отношении Приднестровья кардинально изменилась в худшую сторону. Оно и понятно — Тирасполь всегда гордился своим пророссийским курсом и не отказался от него и по сей день. Как показывают данные недавних социологических исследований, курс на сближение с Россией и евразийскими структурами поддерживают почти 90 % жителей ПМР.

Как итог, сегодня республика оказалась в прямом смысле в заложниках у Украины и Молдовы. Силой вынудить приднестровцев отказаться от своего выбора руководство этих стран вряд ли рискнет по понятным причинам, имя которым — миротворцы РФ и Оперативная группа российских войск в Приднестровье. Однако гибридная война этим «европейским государствам» вполне по силам, и теперь она уже Молдавией и Украиной совместно ведется против Приднестровья.

Наряду с этим возможности Российской Федерации по разблокированию республики в текущей региональной конфигурации сил в высокой степени ограничены. Другими словами, даже при полной открытости руководства РФ к торгово-экономическому, политическому и иному сотрудничеству с ПМР на пути налаживания таких связей неминуемо встанет Украина, чья территория разделяет ПМР и Россию.

Вариант урегулирования ситуации через молдавское направление вряд ли стоит рассматривать в качестве жизнеспособного: вероятнее всего, в Москве в полной мере осознают, что объединение ПМР и Молдавии, равно как и приход к власти в Кишиневе последовательных пророссийских сил — сценарии авантюрные и ненадежные. Как итог, Россия, исходя из прагматичных соображений, вынуждена всеми силами сохранять существующий статус-кво.

Тем временем блокадная ловушка вокруг Приднестровья медленно захлопывается. По сути, сегодня благосостояние, стабильность и предсказуемость ситуации в республике во многом зависит от действий соседей. Любая попытка руководства ПМР переломить ситуацию к лучшему за счет конструктивного диалога с Кишиневом и Киевом наталкивается на глухую стену конфронтационного настроя обеих столиц. Шанс выйти из кризиса за счет нестандартных, прорывных экономических решений также весьма невысок: за долгие годы санкций и блокад производственному потенциалу ПМР был нанесен ощутимый урон, инновационные решения по переформатированию всего хозяйственного комплекса потребуют колоссальных вложений, на которые Приднестровское государство, отчаянно сопротивляющееся давлению извне, попросту не способно.

В этом смысле негативная внешнеполитическая ситуация стала к 2016 году императивом приднестровской действительности. Сегодня республика целиком и полностью от нее зависит. Таким образом, перемены к лучшему, очевидно, для Тирасполя напрямую связаны с изменением обстановки на внешнем периметре, и именно над этим следует сосредоточить усилия, в первую очередь – Москве, поскольку крах Приднестровья для Российской Федерации станет тяжелым стратегическим и имиджевым ударом, и в Кремле, очевидно, это хорошо понимают. В этом смысле крайне целесообразно выработать новую стратегию поддержки Приднестровской государственности, которая учитывала бы современные реалии в Молдове и Украине, позволяла бы поэтапно двигать ситуацию к стабилизации.

В первую очередь частью такой стратегии могло бы стать четкое подтверждение Москвой того факта, что задавить Приднестровье никому не удастся. Для этого необходимо сделать «приднестровский вопрос» неотъемлемой частью повестки дня в медийной и экспертной среде, актуализировать проблему среди российской общественности. Крайне важно было бы предложить «новое видение» Приднестровья не как юридической части Молдавии, а как сферы стратегических интересов России, с вытекающим из этого факта безоговорочным содействием достижению Приднестровьем если не международной независимости, то на первом этапе — самодостаточности. Именно исходя из такого понимания сущности Приднестровья, стало бы возможным построение дальнейшего курса на защиту как российских, так и приднестровских интересов во всем регионе, а это неизбежно придало бы импульс совсем другим политическим процессам в соседних Молдове и Украине — в противовес тем антироссийским трендам, которые доминируют в этих странах сегодня.

Россия на марше Далее в рубрике Россия на маршеУкраинцы приехали в Приднестровье отметить День Победы

Комментарии

20 мая 2016, 09:32
Какое технологическое развитие в Приднестровье? Там разве люди не натуральным хозяйством живут?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»