Отложенная встреча
фото: news2.ru

фото: news2.ru

Кто и зачем тормозит переговорный процесс между Приднестровьем и Молдовой?

Назревший разговор

Необходимость продолжения переговоров на уровне «Постоянного совещания по политическим вопросам…», более известного как «формат «5+2», в последние дни стала центральной темой в дискуссиях относительно ближайших перспектив молдо-приднестровского урегулирования.

Прошлое заседание в формате «5+2» состоялось в июне 2016 года в Берлине, а затем практически на всех уровнях переговорный процесс застопорился, демонстрируя неутешительные показатели как в плане динамики работы, так и в части ее результативности. Более полугода Кишинев регулярно уклонялся от контактов с представителями Тирасполя, объясняя свою позицию электоральными процессами в Приднестровье и самой Молдове, а за ширмой нежелания взаимодействовать с приднестровскими дипломатами вводил против республики новые ограничения в области железнодорожного сообщения, используя как дымовую завесу вбросы в СМИ о разработке новой «концепции статуса Приднестровья в составе РМ».

Тирасполь, в свою очередь, регулярно призывал оппонентов к диалогу и предлагал проекты конкретных решений в различных сферах. Кроме того, на повестке дня находился и подписанный в Берлине протокол, исполненный лишь по одному пункту из семи. То есть, по сути, тем для обсуждения на уровне встреч в формате «5+2» было достаточно, и многие из них были вполне решаемы – однако заседания «Постоянного совещания…» по уже упомянутой причине до конца года так и не возобновились. Подписывая «Берлинский протокол», Молдова, видимо, и так пошла на невиданный доселе компромисс со здравым смыслом, а потому поспешила компенсировать проявленную «способность» отказом от исполнения документа.

В новом году, уже после того, как все формальные причины для уклонения от переговоров себя явно исчерпали, Кишинев изменил тактику и тоже заговорил о готовности к проведению заседания в формате «5+2», понимая, что новое Австрийское Председательство в ОБСЕ вряд ли устраивает блокирование переговорного процесса и, возможно, даже прислушается к неоднократным сигналам Приднестровья о неготовности РМ к диалогу. Подтверждать правоту Тирасполя в Молдове предсказуемо не стали, и уже на первой в текущем году встрече с главой МИД Приднестровья Виталием Игнатьевым главный переговорщик от РМ Георгий Бэлан публично высказался в пользу скорейшего проведения заседания «Постоянного совещания…».

Неспешность посредника

Однако и в ситуации, когда обе стороны переговоров выступили «за» их продолжение, не обошлось без неожиданностей – проводить долгожданное заседание, судя по сдержанной реакции, пока не совсем готово само Австрийское Председательство в ОБСЕ.

Так, Спецпредставитель Действующего Председателя ОБСЕ Вольф Дитрих Хайм, посетивший Кишинев и Тирасполь в январе, достаточно пространно высказывался о сроках проведения следующего раунда «5+2», отмечая, что «встречи ради встреч» Австрию не устраивают и проводить заседание на таком уровне следует тогда, когда стороны сумеют о чем-то предварительно договориться. Впрочем, австрийский дипломат говорил и о «более, чем двух» встречах «Постоянного совещания…» в 2017 году, и о том, что, скорее всего, они пройдут в Вене – но конкретики избегал.

Вслед за своим Спецпредставителем в Молдову и Приднестровье приехал и сам глава МИД Австрии Себастьян Курц, еще более осторожный в формулировках. Действующий Председатель ОБСЕ говорил о необходимости решать проблемы в отношениях Кишинева и Тирасполя и продолжать успех Германии, достигнутый в 2016 году, но также недвусмысленно дал понять, что Вена готова проводить встречи формата «5+2» только в том случае, если к ним стороны проработают конкретные договоренности. «Результаты необходимы для создания условий для следующей встречи в формате «5+2», – приводит слова Курца официальный пресс-релиз ОБСЕ.

Позиция Австрии в экспертных и дипломатических кругах вызвала вполне обоснованные вопросы – в сущности, ОБСЕ как посредник в переговорах, наоборот, должна приветствовать и поощрять инициативы сторон по проведению встреч в формате «5+2», и уж точно не ставить предусловия для ведения переговоров.

Так, Посол по особым поручениям МИД России Сергей Губарев, представляющий Москву в переговорном процессе, в ходе встречи с главой МИД Приднестровья Виталием Игнатьевым прямо заявил, что не разделяет позиции австрийских коллег о том, что «каждая встреча должна заканчиваться конкретным, «осязаемым» результатом», резонно добавив, что если бы это было реально, то переговоры не длились бы так долго.

Тогда же, общаясь с прессой, российский дипломат озвучил, казалось бы, очевидную, но явно подзабытую мысль о том, что «переговоры – достаточно незрелищная и рутинная работа, а не цирк, театр или экшн-фильм», признавшись, что впервые оказался в ситуации, когда и Кишинёв, и Тирасполь хотят возвращения к работе «Постоянного совещания…», а это не встречает отклика у Действующего Председательства ОБСЕ.

Можно лишь добавить, что если бы Молдова и Приднестровье могли на двустороннем уровне эффективно договариваться, то в таком случае отпала бы необходимость в посредниках, а сам международный переговорный формат потерял бы свой смысл.

Игры с огнем

Напрашивается вопрос: зачем после опыта нескольких долговременных и болезненных перерывов в работе переговорного процесса по молдо-приднестровскому урегулированию кто-то из их участников вновь тормозит диалог Кишинева и Тирасполя?

Очевидно, что сам по себе формат «5+2» обладает авторитетом и востребованностью тогда, когда стабильно функционирует, то есть обеспечивает стороны конфликта площадкой для мирного диалога. Помимо того, «Постоянное совещание…» – это пока что действительно уникальная и безальтернативная площадка для международного диалога по урегулированию конфликта в условиях, когда отношения сторон пребывают в напряженном состоянии. В экспертном сообществе уже не первый год говорят, что отсутствие диалога в формате «5+2» только провоцирует односторонние действия Молдовы в отношении Приднестровья, из-за чего весь переговорный процесс в комплексе дискредитируется, а его очередной «перезапуск» с каждым разом становится только сложнее. Проведение заседаний формата «5+2», напротив, имеет ощутимый позитивный эффект – присутствие международных участников за переговорным столом дисциплинирует стороны конфликта, так как в присутствии посредников и наблюдателей жонглировать фактами, подменять понятия и «открещиваться» от собственных односторонних действий по отношению к оппоненту крайне непросто.

Не стоит также забывать, что формат «5+2» сохраняет и свое уникальное значение в геополитическом плане. На сегодняшний день это одна из немногих площадок, где взаимодействуют представители России, Украины, Европейского союза, США и ОБСЕ. Не случайно в 2016 году некоторые эксперты отмечали, что именно процесс молдо-приднестровского урегулирования может стать платформой для нормализации контактов между Россией и Европейским союзом, в том числе по вопросам, не имеющим непосредственного отношения к Приднестровью и Молдове.

Складывается ощущение, что некоторые международные участники формата «5+2» намеренно затягивают проведение очередного раунда переговоров потому, что на сегодняшний день позиция Приднестровья в диалоге с Молдовой достаточно сильна – Тирасполь давно предложил проекты решений по значительному числу проблем в отношениях Приднестровья и Молдовы, максимально используя в них и доводы международной экспертизы, и технические заключения профильных специалистов. И если на двустороннем уровне Кишинев еще может увиливать от рассмотрения подобных инициатив,  то на встрече в широком формате предложения Приднестровья имеют хорошие перспективы одобрения.

Если такое предположение верно, то выходит, что кто-то из международных посредников явно подыгрывает Кишиневу, а затягивание работы формата «5+2» намеренно использует для того, чтобы дать Молдове возможность пролонгировать меры давления на Приднестровье с целью навязать Тирасполю невыгодные условия разрешения острых проблем.

Быть может, дело обстоит гораздо проще, и в текущем году Австрийское Председательство ОБСЕ во главе с Себастьяном Курцем попросту пытается избегать потенциально проигрышных сюжетов, ведь заседания «Постоянного совещания…», как правило, редко заканчивались тем самым «осязаемым» успехом. В этом смысле в Вене считают возможным проводить своеобразные «ритуальные» встречи, и только тогда, когда на них можно будет «заработать» максимум пиара как для Австрии, так и лично для Действующего Председателя ОБСЕ Себастьяна Курца. Вполне понятный прием с точки зрения политики, из которой господин Курц в большую дипломатию и пришел.

Как бы там ни было, все возможные причины очередной пробуксовки в работе «Постоянного совещания…» удовлетворяют интересам определенных игроков, но в целом вредят самому формату «5+2», угрожая его функциональности и значимости. Чем меньше работа международного механизма «5+2» соответствует ожиданиям, которые к ней предъявляет общественность Приднестровья и Молдовы, чем серьезней размывается его инструментарий, тем меньше шансов на результативность данного уровня переговорного процесса.

Итогом такого искусственного торможения может стать момент, когда переговорный формат потеряет доверие у самих его участников. Будет ли создана к этому момента реальная альтернатива мирному переговорному процессу? Ведь, как известно, в ситуации конфликта прекращение переговоров неминуемо ведет к росту противоречий и эскалации напряженности между сторонами. Готовы ли нести ответственность за дальнейшее разрастание конфликта те, кто сегодня гасит переговорные импульсы? Вопросов много, и все они остаются открытыми.

Что делать?

Напрашивается вывод, что активизация работы формата «5+2» сегодня, как и раньше, является оптимальным вариантом развития событий, при котором удастся сохранить стабильность и согласованность движения в процессе урегулирования молдо-приднестровских отношений.  Проведение очередного заседания формата «5+2» не только позволило бы снять домыслы относительно перспектив существования переговорного процесса именно в такой конфигурации, но и дало бы шанс в широком кругу международных представителей выяснить реальное отношение всех участников к целям и задачам «Постоянного совещания…», а также действительную готовность Кишинева хоть о чем-то конкретном договариваться с Приднестровьем в ближайшее время.

В ином случае 2017 год, который многие называют «окном возможностей», рискует стать «годом закрытых дверей» и периодом дальнейшего роста напряженности как на берегах Днестра, так и во всем регионе.

Три года без смысла и достоинства Далее в рубрике Три года без смысла и достоинстваСвободолюбивый украинский народ знает цену неповиновения действующему режиму Читайте в рубрике «Приднестровье» Польская забывчивость и русский комплексИстория учит наше государство беречь собственных граждан и оказывать «друзьям» помощь в разумном объеме Польская забывчивость и русский комплекс

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»