Судьба русских школ в Латвии на волоске
Демонстрация учеников. Фото: Субханкулов Тимур/ТАСС

Демонстрация учеников. Фото: Субханкулов Тимур/ТАСС

Очередной политический кризис угрожает существованию русских школ в постсоветском государстве

Латвия не Россия, но неустойку за бездарность и продажность правительства у нас, как и в России, платят русские. Собственно фабула нынешнего политического кризиса не так уж важна. Как обычно, официальную версию подпирает и попирает целый ряд версий более или менее апокрифических. Объективно, независимо он намерений, чаяний и заверений отдельных политиков, отставка прежнего и формирование нового правительства фиксируют реальные изменения в латвийской политической тусовке за отчетный период.

Правительство Лаймдоты Страуюмы, ушедшее в отставку 7 декабря 2015 года, мало кому нравилось с первых дней своего существования. Созданное в авральном режиме 22 января 2014 года, оно носило инструментальный характер. Нужно было вытащить из-под обломков супермаркета MAXIMA в Риге (обрушился 21 ноября 2013 года, 54 погибших и 40 раненых) тогдашнюю партию власти «Единство», предотвратить окончательное обрушение ее репутации и рейтинга и хоть как-то доковылять до очередных парламентских выборов, маячивших в октябре 2014 года.

По итогам выборов Страуюма сохранила за собой премьерское кресло, «Единство» как будто бы удержало титул партии власти, но победа его была пирровой. В Латвии правительства удается сформировать лишь на коалиционной основе. Без партнеров никак, но они же и стоят за спиной «победителя» с лопатами и подножками наготове. Союз зеленых и крестьян (СЗК) и Национальное объединение «Всё – Латвии!» вошли в состав правящей коалиции на правах миньонов, но с очень серьезной перспективой роста за счет «Единства».

5 ноября 2014 года был утвержден второй кабинет Страуюмы, а уже 6 ноября последовал  каминг-аут министра иностранных дел Эдгара Ринкевича («Единство»). Чем бы не руководствовался глава латвийского МИДа, признаваясь в своей гомосексуальности, было это что-то личное или политическая ситуация потребовала такой жертвы, Ринкевич дал старт финальному забегу «Единства». Уже тогда было ясно, что ресурс этой партии на исходе.

В декабре 2015 года рейтинг популярности «Единства» составлял всего 5,5%. В январе 2016-го он опустился до 5,3%, т. е. почти вплотную приблизился к той черте, за которой начинается политическое кладбище. Многие теперь говорят, что надо было быть сумасшедшим, чтобы в такой ситуации инициировать правительственный кризис и затевать смену кабинета, как это сделала лидер «Единства» Солвита Аболтиня. Но чего не сделаешь с отчаяния?

Однако секрет латвийской политики заключается в том, что многопартийность у нас носит в целом бутафорский характер. Партий в Латвии хватает, но если отбросить частности, личности и околичности, то мы обнаружим одну единственную красную линию, разделяющую латвийские партии на две группы. В Латвии партии делятся по этническому признаку — на латышские и нелатышские.

Все латышские партии — суть фракции одной Большой Латышской партии (БЛП), более или менее последовательно и открыто исповедующие религиозное учение о «латышской Латвии», в которой безраздельное господство во всех сферах жизни должно принадлежать исключительно этническим латышам, а все нелатыши должны знать свое место на галерах и галёрке жизни или убраться вон.

Партии правящей коалиции

Партии правящей коалиции. Фото: flickr/ Saeima

Этот латышский фундаментализм служит прекрасной ширмой для латышского чиновничества и родственного ему бизнеса в деле эксплуатации всей массы населения Латвии и прибыльной торговли реальными национальными интересами страны. На этой почве они сходятся и расходятся, дружат и враждуют. Их объединяет необходимость отстаивать идеи «латышской Латвии» в стране, где 31,5% населения составляют русские, белорусы и украинцы, большинство которых иначе смотрит на перспективы и потребности государственного строительства. Последнее обстоятельство вынуждает латышские партии идти плечом к плечу. Разделяет же их лишь стремление стоять первыми у раздачи.

В Латвии, как и повсюду, партии создаются с видами на выгоды от управления и распоряжения государственной собственностью. Разумеется, избирателям партии демонстрируют свое исключительное бескорыстие, но лишь до тех пор, пока не становятся «ведущей и направляющей силой». Засим начинается столь бурная деятельность по перегрузке разного рода госактивов на партийные склады, что довольно скоро эта активность замечается. если не правоохранительными органами, то обществом. Вот тогда и приходит время для рокировки. Место у раздачи занимает следующий в очереди, а от избирателей политики откупаются символической жертвой во имя «латышской Латвии».

Русская школа для этого подходит идеально. Она никому не нужна, кроме самих русских, но сколько бы не возмущались русские латвийцы покушениями на остатки русского образования в Латвии, на ситуацию они почти не влияют. Адепты «латышской Латвии» располагают подавляющим большинством в парламенте, монополией на исполнительную и судебную власть. В Латвии нет ни одного влиятельного латышского политика, который выступал бы против ликвидации русской школы как таковой.

Кровожадней других здесь Нацобъединение «Всё – Латвии!» («Visu Latvijai!» — «висулатвияйцы»), претендующее на роль главного паладина «латышской Латвии». Свою поддержку кандидату в премьеры от СЗК Марису Кучинскису эта вторая по популярности фракция Большой Латышской партии оговорила включением в правительственную декларацию пункта о переводе обучения в школах национальных меньшинств полностью на латышский язык уже в 2018 году.

Как заявил лидер «висулатвияйцев» Райвис Дзинтарс, Кучинскис до кучи согласился на это условие. И хотя сам кандидат в премьеры впоследствии уточнил, что перевод всех школ страны на латышский язык обучения не состоится в 2018 году, как это прописано в планах Нацобъединения, уже сама постановка вопроса говорит о том, что в этом направлении сделан еще один широкий шаг.

Теперь «висулатвияйцы» вторые в очереди, сразу за СЗК. С углублением экономического и политического застоя в Латвии, с обострением проблемы беженцев и многих других проблем, можно не сомневаться, что по итогам выборов 2018 года (если не раньше) они настолько укрепят свои позиции, что окажутся первыми у раздачи. Прочие фракции Большой Латышской партии с радостью выполнят любой их каприз. Тогда то и настанет время для реализации планов «окончательного решения» вопроса русских школ в Латвии.

Бонсай-фашизм Далее в рубрике Бонсай-фашизмНеонацисты в Латвии добрались до властных рычагов и намерены усугубить дискриминацию русских

Комментарии

27 января 2016, 11:39
Какой-то нездоровый национализм в Латвии культивируется с советских времен. Если бы не русские, латыши бы до сих пор ходили в деревянных башмаках и ели желуди.
27 января 2016, 14:25
ладно бы они с этого национализма имели для себя какие-то преференции, ан нет, за 25 лет независимости население на четверть сократилось, молодежь бежит в другие миры, нищета кругом, странные люди, будто цель у руководства этой недостраны уничтожить Латвию
27 января 2016, 15:01
Это такой постсоветский синдром у них. Украина тоже от прибалтов им заразилась. Убей в себе все русское (читай-хорошее, светлое, чистое) и окунись с головой в западную мечту (разврат, грязь, ненависть)
27 января 2016, 13:14
Учитывая процент русскоязычного населения в Латвии, попытка протянуть решение о закрытии русских школ - это наглое и бессовестное преступление, настоящее издевательство!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»