В интересах контрреволюции
Михаил Толстых (Гиви) / фото: Михаил Воскресенский, РИА Новости

Михаил Толстых (Гиви) / фото: Михаил Воскресенский, РИА Новости

Чем можно объяснить убийство Михаила Толстых

Гибель полевого командира Михаила Толстых, более известного как Гиви, вызвала шквал эмоций. В СМИ и социальных сетях появилось множество предположений, достоверность которых крайне сомнительна. «Русская планета» попыталась разобраться в возможных причинах ликвидации знаменитого комбата.

Символ «Русской весны»

Толстых был последним крупным полевым командиром, начавшим восстание против постмайданной власти весной 2014 года. В отличие от Арсена Павлова (Моторола, родился в Ухте), погибшего 16 октября 2016 года, Толстых был местным (уроженец Иловайска).

Гиви нельзя было упрекнуть в том, что он не сражался за «свою землю». Аргументом «это моя земля и вы сюда пришли» он мгновенно ставил в тупик украинских офицеров, с которыми часто вел переговоры.

Гиви был символом подлинно народной борьбы, живым напоминанием о «Русской весне», олицетворением способности простого человека при минимальной боевой подготовке стать мудрым и успешным командиром сотен бойцов. Смерть Толстых была на руку тем, кому было невыгодно присутствие в ополчении опытного и авторитетного полковника.

«Хунта» или «свои»

Взрыв в здании штаба батальона «Сомали» в Донецке произошёл 8 февраля около 6 утра. Орудием убийство послужила не бомба, а разработанный в 1980-е годы реактивный пехотный огнемёт «Шмель», который представляет собой ракету, начиненную огнесмесью. При калибре в 93 мм мощность «Шмеля» сопоставима с артиллерийскими снарядами 122—152-мм.

Однако прицельная дальность огнемёта невелика — 200 метров. Судя по кадрам с места происшествия, стрелял действительно профессионал. В помещении, где находился Гиви и двое его сослуживцев, выгорело всё дотла. Ракета залетела в окно и превосходно справилась со своей смертоносной задачей.

С первыми сообщениями о взрыве власти ДНР выдвинули версию о теракте, как единственно возможную. Глава Донецкой республики Александр Захарченко вновь повторил тезис о том, что Украина — «террористическое государство» и «на полях сражений нас побеждать не получается». «Всех вы нас не перестреляете. Мы будем приходить к вам мертвые и будем вас убивать. Вы нам сами дали на это право», — сказал в привычной безэмоциональной манере Захарченко.

«По косвенным доказательствам можно утверждать, что данная трагедия организована украинскими спецслужбами. Не исключаем в причастности к данному теракту советника министра внутренних дел Украины Зоряна Шкиряка. Все недавние трагедии — это подлый выстрел в спину Донбасса. Мы не забудем этого и никогда не простим. Все преступники и каждый из них понесут заслуженное наказание», — прочитал текст на бумажке замначальника управления Народной милиции ДНР Эдуард Басурин.

С такими угловатыми и пафосными заявлениями руководство ДНР и ЛНР выступало каждый раз, когда погибал очередной полевой командир, ковавший сопротивление ВСУ весной 2014 года. Мы слышали те же угрозы в адрес «киевской хунты» и те же обещания «найти преступников». Но на данный момент результат расследований убийств ополченцев нулевой.

Из «официальной» версии череды «терактов» следует, что украинские диверсионные группы беспрепятственно проникают на «неподконтрольные территории» и без проблем скрываются с места преступления. Если это действительно так, то система разведки и контрразведки республик находится в не удовлетворительном состоянии.

Однако как можно объяснить регулярные задержания «агентов СБУ», которые проводит МГБ ДНР и ЛНР? Если существует министерство госбезопасности, то почему оно ни разу не предотвратило ликвидацию полевых командиров, батальоны которых были включены в Народную милицию после Минских соглашений? Более того, силовые органы ни разу не отчитались об установлении хотя бы круга подозреваемых в убийствах комбатов Алексея Мозгового и Арсена Павлова.

Подобная ситуация порождает две версии: фейковая работа МГБ и целенаправленная ликвидация всех, кто был причастен к организации сопротивления «киевской хунте» или имел трения с властями народных республик.

Новые правила игры

В пользу первой версии говорит отсутствие в Донецке блокпостов и патрулей, которые бы проверяли документы у подозрительных лиц. Конечно, города «неподконтрольных территорий» не должны находиться на военном положении, но даже Москва в период новогодних праздников не напоминала мирный и беспечный город из-за угрозы терактов.

Вторая версия является в большей степени конспирологической, но объясняет «профессионализм» украинских спецслужб, над которыми потешаются как в России, так и в народных республиках. С установлением Минска-1 в сентябре 2014 года правила игры в Донбассе резко поменялись, что послужило поводом для разговоров о «сливе Новороссии».

Москва, наконец-то, выразила свою официальную позицию, которая заключалась в необходимости возвращения мятежных регионов в состав Украины, но на строго определенных условиях. Революционная романтика и лозунги «на Киев» сменило прагматичное отношение к будущему, которое не предполагает ни создание независимых государств, ни возвращение в Россию.

Донбасс превратился в объект игр великих держав и предмет для политического торга. Слово «Новороссия» стало стремительно исчезать из пропагандистского лексикона, а отвоевывать потерянные территории новые власти республик уже не рвались. Для руководства ДНР и ЛНР Киев остался «хунтой», но с «террористическим государством» были установлены полулегальные торговые отношения.

Передел власти

С таким положением дел были согласны далеко не все, а Минск-1 и Минск-2 подразумевал лояльность местных военных и политических элит всем пунктам соглашения. Наспех организованные весной-летом 2014 года добровольческие батальоны начали превращать в подобие регулярной армии с единым центром управления.

Это был болезненный процесс для привыкших к вольнице полевых командиров. Наиболее ярким проявлением противоборства был конфликт луганского казака Александра Беднова (Бэтмен) с Александром Плотницким, который закончился расстрелом комбата 1 января 2015 года. Беднов с пятью бойцами был убит сотрудниками спецподразделения МВД ЛНР.

Крайне сложные отношения с властями были у погибших Алексея Мозгового (комбриг «Призрака») и Павла Дремова (Батя). Однако Моторола и Гиви, напротив, проявили лояльность новым контрреволюционным порядкам и по слухам не конфликтовали с Плотницим или Захарченко.

«Спарта» и «Сомали» интегрировались в Народную милицию и никакого практического смысла наводить страх на комбатов не было. Однако версия «о своих» может быть вполне реальной, учитывая очевидный факт — убийцы владели детальной информацией об охране и передвижении Павлова и Толстых.

К тому же ликвидация полевых командиров была выполнена филигранно. Моторола погиб от взрыва бомбы, закреплённого на тросе лифта, а Гиви — от поразительно точного попадания из «Шмеля». Операции по устранению комбатов были безупречно подготовлены и это, пожалуй, главный аргумент против версии о причастности украинских «профессионалов».

мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Мина нашла Гиви... Далее в рубрике Мина нашла Гиви...В Донецке убит командир отряда «Сомали» Михаил Толстых

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»