Новые талибы
Боевики движения «Талибан». Фото: AP/TASS

Боевики движения «Талибан». Фото: AP/TASS

Куда пойдет «Талибан» после смены руководства

После уничтожения прежнего лидера «Талибана» муллы Ахтара Мансура и быстрого назначения нового лидера первого зама теолога мавлави Хебатуллы Ахундзады, встает вопрос о дальнейшем курсе, политической позиции и положении внутри «Талибана» после ушедших двух лидеров Омара и Мансура на территории Пакистана. Не все талибы поддержали нового лидера: например, фракции во главе с муллами Расулом и Ниязи отсутствовали при выборе нового лидера и более того, даже не были приглашены.

Новое качество «Талибана»

Очень быстрое назначение нового лидера «Талибана» (спустя всего два дня после гибели Мансура) говорит о том, что в высшем руководстве талибов такой вариант был предусмотрен, и был отработан механизм передачи власти в случае ухода лидера. Мулла Ахундзада до этого был заместителем лидера, верховным судьей талибов, несомненно, в силу своего поста был в курсе принимаемых решений. То есть выборов, как таковых, не было. Афганские эксперты склоняются к этой позиции, но уточняют, что для того, чтобы руководить полевым командирами, важен личный контакт с ними, которого у муллы Ахундзады при прежнем руководстве, вероятно, не было.

Очевидно, что «Талибан» перешел в своем существовании определенную грань. Раньше организация была, по существу, большим союзом единомышленников и последователей муллы Омара. При мулле Мансуре эта тенденция отчасти сохранилась, поскольку он долгое время был ближайшим помощником муллы Омара. Лидерство определялось личным авторитетом, поддержкой среди мулл и полевых командиров. Но теперь, с появлением на посту лидера «Талибана» муллы Ахундзады, роль лидера заметно меняется, и теперь это в большей степени не авторитет, а функционер, осуществляющий исполнение высших административных и комадных функций. «Талибан» становится организацией, основанной на идеологии.

Новый лидер не имеет того отблеска авторитета муллы Омара, какой имел мулла Мансур, и по авторитарности не идет ни в какое сравнение с известным еще со времен афганской войны 1979-1989 годов Сираджуддином Хаккани. Если бы власть в «Талибане» передавалась, исходя из авторитета претендентов, то она была бы вручена или Хаккани, или сыну муллы Омара. Во-вторых, мулла Ахундзада, как бывший талибский судья, будет тяготеть к более формализованным методам руководства, основанным на фетвах (религиозных предписаниях), а, возможно, что даже на основе какого-то более систематизированного изложения идеологии и целей «Талибана». Думается, что это изложение в форме большой фетвы или целого сочинения, может появиться в обозримом будущем. Если нет влияния личного авторитета, то закрепленная фетвой идеология становится настоятельно необходимой.

Судя по тому, что с кандидатурой нового лидера согласились и Хаккани, и сын муллы Омара, вероятно, реорганизация «Талибана» стала неотложно необходимой.

«Талибан» может попытаться объединить исламистов

И из этого следуют немаловажные последствия. Во-первых, сделав ставку на идеологию, а не личный авторитет лидера, «Талибан» сможет выйти за пределы афгано-пакистанского региона, вобрать в свои ряды иностранных боевиков, ныне организованных в различные союзные группировки, а также сможет распространяться в иноязычной среде и в других регионах.

Из этого можно ожидать в обозримом будущем создание ячеек «Талибана» в других странах, в том числе и в странах Центральной Азии. Это явно следствие успеха ДАИШ (запрещенной в РФ, как и «Талибан») на ниве пропаганды и привлечения сторонников, новый лидер может попытаться его повторить, но уже без крайностей, присущих ДАИШ.

Во-вторых, в свете того, что ДАИШ определенно терпит поражение в Сирии и Ираке, «Исламское государство» уже не может предъявлять претензии на лидерство среди радикальных исламистов, как это было в 2014-2015 годах. Реорганизация «Талибана» на чисто идеологической основе может послужить средством для того, чтобы собрать вокруг себя различные группировки исламистов в других странах. Вероятно, не исключая и структуры ДАИШ.

Попытки выйти на такой уровень кажутся весьма вероятными потому, что «Талибан» не сможет в обозримой перспективе добиться падения афганского правительства, как бы не старался, а тесная связь с Пакистаном, в особенности ярко доказанная пакистанским паспортом муллы Мансура, дискредитирует организацию. К тому же, идеологии явно будет тесно в пределах афгано-пакистанского региона.

Мулла Расул — идеальный кандидат на переговоры

В мирные переговоры можно вовлечь отколовшуюся уже фракцию талибов под руководством муллы Расула, который уже заявил, что не признает нового лидера «Талибана». Очевидно, это означает не только несогласие с персоной, но и с методами. Мулла Расул был категорически против появления отрядов ДАИШ в Афганистане и даже выступил с оружием против отряда ДАИШ в уезде Шинданд провинции Герат на западе Афганистана. Это выступление было неудачным и кончилось для него поражением.

Сейчас у муллы Расула нет особых альтернатив, кроме переговоров. Его отряды потерпели поражение и обескровлены, поддержки со стороны других талибов и со стороны Пакистана он не имеет. В этом смысле он на сегодняшний день идеальный кандидат на то, чтобы возглавить своего рода «легальный «Талибан» и повести от его лица переговоры с афганским правительством, объявив муллу Ахундзада и его сторонников пакистанскими марионетками или кем-нибудь еще.

Если привлекать муллу Расула к переговорам, то лишь затем, чтобы дезориентировать рядовых боевиков и поддерживающее талибов население, убедив их в том, что «расуловский» «Талибан» — настоящий, а «ахунзадовский» — нет. С этой позиции их можно привести если не к разоружению, то, по крайней мере, к подконтрольному афганскому правительству лашкару (местному ополчению). Затем дать им время привыкнуть к мирной жизни, трудоустроить, научить и дать надежду на будущую мирную, спокойную и достойную жизнь, чтобы людям больше не пришлось браться за оружие из-за засилья несправедливости и коррупции.

Политика чужими руками Далее в рубрике Политика чужими рукамиИсламабад продолжает защищать формат «четверки»

Комментарии

01 июня 2016, 19:17
То что муллы Расул и Ниязи целенаправленно дистанцированы от руководства Талибаном, на мой взгляд говорит о том, что талибы не собираются искать мирного решения конфликта и продолжат политику диверсий и террора. Но вот смогут ли они в одиночку противостоять ДАИШ и официальным властям Афганистана, равно как и афганские власти противостоять и тем и другим - вот это большой вопрос. Судя по всему, Афганистан ждет новый виток насилия и кровопролитных столкновений.
А еще есть вариант того, что талибы, прд внешним контролем станут исполнять чью-то волю извне, и сконцентрируются, к примеру, на дестабилизации обстановки на среднеазиатской направлении, и, возможно, будут действовать рука об рук с ДАИШ, но в то же время как бы и по-отдельности ...
Короче говоря, неспроста все это. Ведь Мансура убрали по наводке кого-то из "своих"!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»