Старый враг лучше новых
Моджахеды. Фото: Yasser Qudih/Zuma/TASS

Моджахеды. Фото: Yasser Qudih/Zuma/TASS

Моджахеды объединяются против талибов и ДАИШ

Наиболее интересный процесс, который происходит в Афганистане и имеет наибольшие перспективы для российской политики, — это постепенный поворот моджахедов против талибов.

Моджахеды — руководители и участники Афганской войны 1979–1989 годов. Некоторых из них уже нет в живых (Ахмад Шах Масуд, Бурхануддин Раббани, маршал Мохаммад Касым Фахим), а часть до сих пор имеет большое влияние на политическую и общественную жизнь в Афганистане — например, Абдул Расул Сайяф, Мохаммад Мохакик, а также примкнувший к талибам Гульбеддин Хекматиар. Они отличаются от талибов и ДАИШ, запрещенной в России, тем, что защищают так называемый традиционный ислам по Корану и шариату, то есть тот образ жизни, который привычен афганцам. Для моджахедов радикальные исламисты — такие же чужаки, как и коммунисты, против которых они воевали в конце 70-х. По мнению моджахедов, ни те, ни другие не могли и не хотели изучать и понимать афганские традиции и нравы, игнорировали многовековой уклад страны и народностей, населяющих Афганистан, а для всех этносов, проживающих в республике, этот уклад куда важнее, чем любая религия, включая ислам. Именно в этом, кстати, и заключается ошибка самых разных стран и организация — от империи Александра Македонского и Британской империи до СССР, США и НАТО. Советские деятели совершили ошибку, рассматривая народ Афганистана через призму народов Центральной Азии. В то же время сейчас Запад видит афганцев также исключительно через призму Пакистана.

Моджахеды в целом всегда выступали против талибов и всех прочих радикальных исламистов, однако созданное моджахедами в 1992 году Исламское Государство Афганистан (ИГА) было вскоре разгромлено талибами. Это государство контролировало небольшой участок территории в провинциях Бадахшан и Панджшер на северо-востоке Афганистана перед операцией 2001 года. Потом, по решению Боннской конференции, глава ИГА Раббани передал власть временному правительству в обмен на вхождение большой группы моджахедов в состав нового правительства и в государственные органы. Наиболее организованная группа моджахедов — «Северный альянс» — вошла в состав основных командных кадров армии и разведки Афганистана.

Когда в 2001 году пришел черед поражения самих талибов, их отряды были отброшены в пограничные провинции. Фокус внимания моджахедов сместился на борьбу за власть и расширение своего влияния. Причем этой части афганской политической элиты были свойственны внутренние раздоры и склоки, которые, например, привели к постепенному упадку и фактическому распаду «Северного альянса» (хотя само название употреблялось еще долго и иногда используется теперь в качестве собирательного обозначения лидеров севера Афганистана). За прошедшие годы моджахеды в целом не изменили своего положения в структуре афганской власти: они не приобрели характер правящей партии, но армия и спецслужбы оставались их главной сферой влияния.

Многие лидеры моджахедов, несмотря на многочисленные требования, сохранили свои старые отряды, а также запасы оружия. Например, в афганских СМИ часто указывают такие цифры: один из лидеров провинции Балх Атта Мохаммад может выставить в случае необходимости больше 3 тысяч человек и вооружить их складированным в тайниках оружием. Точное количество бойцов, которые все еще подчиняются лидерам моджахедов, назвать трудно, но думается, что можно исходить из оценки 10–15 тысяч профессиональных боевиков, и еще 20–30 тысяч они могут мобилизовать из числа своих сторонников.

Военные учения моджахедов

Военные учения моджахедов. Фото: Yasser Qudih/Zuma/TASS

Сейчас лидеры моджахедов (например, Абдул Расул Сайяф или брат Ахмад Шаха Масуда Ахмад Зия Масуд), вице-президент Афганистана, губернатор Балха Устад Ата Нур, Абдула Абдула, премьер-министр Афганистана и другие стали призывать остальных моджахедов к объединению против талибов, к защите своей родины и традиционного ислама (Сайяф, имеющий богословское образование, специально подчеркнул, что талибы воюют не за ислам, и их война — это не джихад).

К чему могут привести такие далеко идущие планы? Во-первых, моджахеды могут обеспечить значительное подкрепление армии и полиции за счет своих отрядов. Это могут быть либо особые отряды, либо отправка пополнения в армию. С точки зрения тактики борьбы с талибами и ДАИШ создание отдельных отрядов может быть целесообразным.

Это связано с тем, что против партизан наиболее эффективна партизанская же тактика: рейды, засады вплоть до создания лжеталибского отряда, который входит в доверие к настоящим талибам, а потом их уничтожает. И моджахеды для этого подходят лучше всего. Для России важно, что, имея отдельные отряды, моджахеды, особенно таджики, будут ориентироваться на Россию или другие страны Центральной Азии, тогда как афганская армия находится под довольно сильным американским влиянием. Эта известная самостоятельность отрядов моджахедов при условии их определенной поддержки со стороны России и ОДКБ позволит продвигать вперед дело по ликвидации террористов в Афганистане, даже если американцы будут этому противиться. Шанс получить в свои руки инструмент, который может расстроить американские планы по дальнейшему распространению терроризма в Центральной Азии, для России весьма привлекателен. Несмотря на участие в войне против советских войск, моджахеды из Северного альянса, тем не менее, могут превратиться в одну из самых пророссийских сил в Афганистане.

Помимо прочего, моджахеды также являются сторонниками умеренного ислама, без радикализма, без требований объявления джихада для построения всемирного халифата, и в этом смысле они наиболее близки к российским мусульманам. Их участие в борьбе против талибов и ДАИШ ценно тем, что не позволяет этим организациям эксплуатировать тезис о том, что они-де сражаются против «крестоносцев»; на деле это борьба исламской уммы против секты, которая к тому же стоит на грани отделения от ислама вообще.

Моджахеды гораздо более интересны для российской политики, чем переговорный процесс с талибами, который к тому же еще и сорвался по причине невыполнимых предварительных условий со стороны талибов. К тому же России пока не удалось добиться от талибов безоговорочного участия в войне против ДАИШ на основе каких-либо соглашений.

Вместе с тем сам «Талибан» сбрасывать со счетов не стоит. Поскольку движение неоднородно, имеет смысл обращаться не к «Талибану» в целом, а к отдельным группировкам и отрядам, убеждая их в том, что истинные мусульмане находятся на другой стороне, и предлагать им перейти на сторону защитников истинного ислама — так, как тому учит Коран, а не людоеды и убийцы из «Исламского государства». 

Один в поле не воин Далее в рубрике Один в поле не воинРазгром террористов ДАИШ в провинции Нангархар невозможен без участия Пакистана Читайте в рубрике «Афганистан» У них была задача – никого не выпускатьСотрудники СБУ задержали фигурантов Одесского дела, после оправдательного приговора суда У них была задача – никого не выпускать

Комментарии

16 марта 2016, 14:50
В принципе их позиция наиболее понятна и близка. Моджахеды отстаивают свои национальные интересы и священные традиции предков. Лично я в этом ни чего плохого не вижу. Жаль, что советские лидеры в свое время не смогли понять и принять это как данность.
Но сейчас есть шанс на то, чтобы помочь этим людям в их борьбе за свою исконную землю.
Чем то мне эта афганская общность напоминает сирийских и турецких курдов, но в отличие от них у моджахедов гораздо больше влияния и возможностей изменить ситуацию в своей стране...
Но уж слишком много игроков в этом замешано, ещё со времен англо-афганских колониальных войн...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»