Афган восходящего солнца
Синдзо Абэ и Владимир Путин во время встречи в Сочи. Фото: Павел Головкин/ POOL / AFP

Синдзо Абэ и Владимир Путин во время встречи в Сочи. Фото: Павел Головкин/ POOL / AFP

Тонкости японской внешней политики в Афганистане

На прошлой неделе в Сочи прошли переговоры японского премьер-министра Синдзо Абэ и Владимира Путина. Встреча, как может показаться на первый взгляд, прошла без громких заявлений. Однако речь на ней шла не только о российско-японских делах. Одной из тем стал Афганистан. «Русская Планета» решила разобраться в тонкостях японской внешней политики в этом регионе.

Участие Японии в политике в Афганистане все эти годы было довольно интенсивным, хотя и не публичным. Японское правительство еще в 2001 году с готовностью откликнулось на предложение США участвовать в урегулировании ситуации в Афганистане, но отказалось направить войска в страну: этого не позволяла Конституция Японии. Для того, чтобы отправить вооруженные силы в Индийский океан (официально – для защиты торговых путей от пиратов) потребовалось принимать специальный антитеррористический закон. Поэтому в Афганистане вместо военного участия Япония играла значимую роль в политических и экономических механизмах урегулирования, например, в конференциях по восстановлению Афганистана.

Первая такая конференция состоялась в 2002 году в Токио. Также в рамках реформы сектора безопасности, принятой в 2002 году, Япония совместно с ООН отвечала за программу разоружения 2002-2005 годов, демобилизацию и реинтеграцию и должна была собрать около 8 млн единиц оружия, находящегося на руках у населения в Афганистане. С 2009 года Япония помогала финансировать укрепления афганской полиции: финансовая помощь на выплату зарплаты, строительство учебно-тренировочных центров.

В преддверии вывода иностранных войск в 2012 году был создан так называемый «Токийский механизм» поддержки Афганистана в переходное десятилетие, в 2015-2025 годах, предусматривающий выделение финансовой помощи, в которой Япония играет роль координатора. Помимо этого, сама Япония с 2001 по 2013 годы выделила 4,9 млрд долларов, и занимает второе место в списке финансовых доноров после США.

Внутрияпонский контекст

Участие Японии в афганской политике всегда вызывало вопросы, поскольку в нем не просматривалось какого-либо особого прямого политического или экономического интереса. В особенности трудно воспринимался объем финансовой помощи Японии, поскольку было очевидно, что вернуть эти деньги за счет экономического сотрудничества не получится и за десятилетия, к тому же у Японии в Афганистане пока нет выраженных экономических интересов.

На фоне трудностей понимания сформировалось весьма широко распространенное мнение, что Япония участвует в афганской политике в силу своих отношений с США, как союзник и как сателлит.

Однако это утверждение не совсем верно. У подобной политики определенно есть внутрияпонский аспект, который и определял существенные стороны участия Японии. Дело в том, что у Японии сейчас, в силу далеко не полноправного военно-политического положения (навязанного как союзным договором с США, так и Конституцией Японии, написанной во время оккупации Японии американскими войсками), крайне мало сфер внешней политики, в которой страна могла бы занимать лидирующую роль или, по крайней мере, участвовать на равных. Афганистан в этом смысле является отдушиной, через которую японское правительство может реализовать свои внешнеполитические амбиции.

Несмотря на то, что участие Японии в Афганистане было подчеркнуто невоенным, тем не менее, судя по всему, именно афганский вопрос послужил главным средством снятия запрета Японии на военные операции за рубежом и на право на коллективную самооборону. И то, и другое было разрешено законом, вступившим в силу в марте 2016 года. Мотивировкой для принятия такого решения стала необходимость для защиты граждан Японии от террористических посягательств за рубежом. Хотя ряд экспертов считает, что в действительности эта мера направлена на решение проблемы спорных островов, в частности, островов Сенкаку; в конце марта 2016 года на ближайший к ним остров Енагуни был направлен гарнизон с радарной установкой.

Таким образом, японцы воспользовались ситуацией и на почве достигнутых политических успехов сняли ряд ограничений, наложенных статусом страны, потерпевшей поражение во Второй мировой войне и до сих пор занимающей неравноправное положение в мире.

Интерес снизился, но остается

Вместе с тем японское правительство совершенно не заботит устойчивость достигнутого в Афганистане результата по части разоружения, примирения и экономического восстановления страны, и эффективности истраченных там средств. Не заботит потому, что это не является главной целью политики Японии в Афганистане.

К настоящему моменту главной цели Япония уже добилась. Теперь Афганистан представляет для нее значительно меньший интерес, чем раньше, особенно в контексте сложной обстановки в Северо-Восточной Азии, вблизи собственных берегов, где есть угрозы от КНДР, спорные острова и нерешенный территориальный спор с Россией.

Но в то же время Япония не будет отказываться от афганской политики в целом, чтобы не терять своего места среди круга стран, решающих важнейшие мировые проблемы. Афганистан через некоторое время может стать для Японии средством достижения новых рубежей во внешней политике.

Поделить министров Далее в рубрике Поделить министровГани и Абдулла формируют в Афганистане руководство силовиков

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»