Почему в Афганистане все сложно
Афганистан, город Газни. Фото: Zuma/ ТАСС

Афганистан, город Газни. Фото: Zuma/ ТАСС

Дозированное применение силы подчас дает для решения миротворческих задач гораздо больше, чем многолетние международные миссии

Изучая ситуацию в Афганистане, важно проводить анализ объективных причин хронически сложного положения в этой стране. Наши примеры наглядно показывают, что решительность в выборе средств порой эффективнее полумер.

Провинциальный фактор

Афганскому правительству не хватает устойчивости на провинциальном уровне. Это обстоятельство позволяет талибам и другим группировкам (в том числе пакистанским талибам и боевикам запрещенного в России ДАИШ) создавать свои базы, проводить боевые операции, захватывать власть в целых уездах. Например, талибы даже вынудили афганские силы отступить в ходе тяжелых боев из ряда уездов провинции Гильменд.

Что характерно, длительное время бои в Гильменде подавались в афганских СМИ с сугубо позитивной стороны: шли рапорты об успехах афганских войск. На прошлой неделе губернатор провинции Мирза Хан Рахими заявил, что прошла успешная операция по деблокированию автодороги Кандагар — Лашкаргах.

Но так ли все происходило на самом деле? Правда о тяжелом положении местами проскальзывала и ранее, но в конце недели это стало окончательно понятно. На сегодня талибы контролируют юг и север провинции (пустынную и горную части). Афганские силы в основном сосредоточены в центральной части провинции, вокруг Лашкаргаха и автодороги, а также в уездах, где имеют укрепленные базы и аванпосты. Линии фронта как таковой нет, талибы обходят посты и базы и нападают там, где посчитают нужным. В начале недели, когда в Лашкаргах приехал представитель президента Афганистана по вопросам безопасности Абдул Джаббар Кахарман, талибские отряды действовали в пригородах столицы провинции.

Переговоры то ли не удались, то ли дали крайне нестойкий эффект, поскольку бои фактически не прекращались. Крупный отряд афганских сил в уезде Марджа (юго-западнее Лашкаргаха) был блокирован талибами и снабжался только по воздуху. 20 февраля афганские силы оставили уезд Муса-Кала на севере провинции Гильменд и согласно приказу командования перешли в уезд Гиришк, через который проходит автодорога. Талибы заявили, что они захватили в оставленных базах БТР, бульдозеры и автомобили. Если все так и есть, то отступление было крайне поспешным и больше напоминало бегство. Очевидно, что местное командование концентрирует силы вокруг столицы провинции и пытается удержать магистральные автодороги — то ли рассчитывая получить подкрепление, то ли надеясь удрать.

Причиной столь тяжелого положения является вовсе не нехватка сил или недостаток авиационной поддержки (талибов, заметим, никто с воздуха не поддерживает), а слабость местной власти и командования. Губернатор провинции, судя по всему, не на шутку напуганный талибами, склонен подавать события в превратном свете и требовать помощи от правительства, а не искать решения проблем.

Только этим можно объяснить заведомо нерациональное решение оставить уезд Муса-Кала, ранее взятый с большим трудом, который является важным районом для талибов (здесь проходит важная караванная тропа для переброски снабжения). Расположенные тут войска могли бы сковывать талибов на севере провинции, даже будучи частично или полностью окруженными. Сейчас же, по всей видимости, у талибов не осталось на севере преград, и они могут все свое внимание посвятить рейдам на автодорогу и окрестности Лашкаргаха, к вящему страху гильмендского губернатора.

Талибы. Фото: pakicentral.com

А как у них?

В деятельности американских или международных организаций в Афганистане за многие годы не прослеживается ни малейшего улучшения. Это свидетельствует как раз об отсутствии даже попыток проанализировать сложившееся положение и причины неудач, а также о безразличии к результатам их деятельности. Все больше становится чисто бюрократической отчетности типа «потратили — отчитались», без разбора конечных результатов той или иной миссии.

Судя по сворачиванию деятельности в некоторых провинциях даже таких, казалось бы, «обстрелянных» организаций, как Международный Красный Крест или «Врачи без границ», можно сказать, что это становится проблемой практически всех международных миссий и свидетельствует о кризисе самой политики миротворчества, защиты прав человека, восстановления законности.

Подчеркнуто невоенный стиль этих организаций уже давно не работает. Как быть?

Когда не понимают уговоров

Интервью агентству «Кабул пресс» недавно назначенного губернатора провинции Тахар, бывшего заместителя начальника Управления национальной безопасности Афганистана Ясина Зия позволяет продраться через пелену недомолвок и недосказанности, покрывающей поражение афганских войск в провинции Гильменд. Зия после своего назначения должен был вернуть столицу провинции и захваченные уезды. Ему удалось рейдом взять город Тахар, а потом и отбить почти все уезды, кроме Ишкашима, находящегося в труднодоступных горах и представляющего собой естественную крепость. Новый губернатор изначально сделал ставку на решительный подход, бросая тем самым вызов талибам.

Такой решимости нет у руководства провинции Гильменд, и потому там постоянно происходят странные события —  за одни и те же уезды годами ведутся бои, они переходят из рук в руки, а ситуация в целом не меняется.

Успех Ясина Зия был связан с его профессиональной подготовкой и знанием методов ведения разведки. С хорошими разведданными ему не столь трудно было организовать эффективное противодействие талибам.

Ясин Зия выступает за сотрудничество со странами ОДКБ по обмену разведданными, поскольку в его провинции воюют боевики — в основном выходцы из стран Центральной Азии. У губернатора провинции Гильменд такой подготовки, очевидно, нет, да и воюют против него подготовленные отряды талибов с большим боевым опытом, с которыми мало что могли поделать даже иностранные военные. Как известно, Муса-Кала до 2007 года долгое время была «договорным районом» между талибами и британскими военными; американцы охраняют ГЭС Каджаки в соседнем уезде, но не предпринимают попыток разделаться с талибами, тогда как талибы воруют электроэнергию из сетей и не нападают на американцев — довольно странный симбиоз.

Эти два примера наглядно демонстрируют, что дозированное и тщательно продуманное применение силы делает для решения задач миротворчества и защиты прав человека (как, например, во время войны в Грузии в 2008 году) гораздо больше, чем многолетние международные миссии.

Воздействовать на состав провинциальных властей Россия напрямую не может — это было бы вмешательством во внутренние дела Афганистана. Но следовало бы планомерно нащупывать способы непрямого влияния на губернаторов приграничных с зоной своих интересов провинций. Тогда бы можно было достичь результатов, которые не под силу как международным гуманитарным организациям, так и местным сторонникам полумер. Это способствовало бы достижению мира в Афганистане и устранению внешних угроз в странах Центральной Азии.

США сокращают финансирование Афганской армии Далее в рубрике США сокращают финансирование Афганской армииПо словам командования, причина — в большом количестве «мертвых» душ в рядах Национальной армии Афганистана

Комментарии

25 февраля 2016, 15:33
15 лет уже американские военные и спецслужбы там воду мутят. Так с какой же стати там все должно быть просто?!?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»