Югославия-1999 и Россия-2017
фото: sepimages.ru

фото: sepimages.ru

Балканская держава и СССР распались по одним и тем же причинам

24 марта 1999 года ВВС и ВМС НАТО начали операцию «Союзная сила», которая была направлена против Югославии. Предлогом к военным действиям послужил якобы геноцид албанского населения в автономном крае Косово и Метохия. Российскому обывателю первые дни операции запомнились бомбежками Белграда и негодованием Москвы по поводу нарушения международного права.

18 лет назад Североатлантический альянс продемонстрировал свою подлинную сущность, решив беспощадно уничтожать сотни военных и гражданских объектов в южноевропейской стране. Операция НАТО стала роковым ударом по режиму Слободана Милошевича и звонкой пощечиной ельцинской России, которая не могла поверить, что «уважаемые партнеры» пойдут на такое варварство, растоптав принципы международного права.

Разворот самолета Евгения Примакова над Атлантикой стал символом новой эпохи в отношениях с Западом. В России, наконец-то, осознали, что на месте Милошевича (отнюдь не самый ярый противник Запада) может оказаться любой европейский и неевропейский лидер. Оскал англосаксонской демократии может похоронить суверенитет даже вполне нейтрального государства.

Однако операция НАТО, нанесшая Югославии ущерб в 30-100 миллиардов долларов, стала, прежде всего, трагедией сербского народа, который рыл себе могилу с 1946 года. «Русская планета» публикует ниже мини-исследование на эту щепетильную тему, которая редко поднимается в российских СМИ, хотя является примером ошибок, похоронивших в итоге СССР.

Вера в «югославянство»

Югославия фактически исчезла в 1995 году, когда были подписаны Дейтонские соглашения. Однако Белград сохранил все атрибуты федеративной республики, включая наименование «югославская». Армия, которая пыталась удержать в составе Словению, Хорватию и Боснию, называлась тоже «югославской».

В этом, пожалуй, главный парадокс политики Белграда в 1990-е годы. С одной стороны, Милошевич поддерживал сербов в бывших республиках, с другой — упорно не хотел признавать очевидный крах идеи единства балканских народов. Западные СМИ повесили на сербов ярлык угнетателей и националистов, но в реальности все было ровно наоборот.

Глубинная причина распада Югославии как раз состояла в том, что сербы, которые создали это государство, стремились изжить в себе некий империалистический комплекс и давали как можно больше свободы другим этносам. Иосип Броз Тито, который организовал самое мощное на Балканах сопротивление нацистам, простил коллаборационизм хорватов и мусульман, которые с большим удовольствием вырезали сербское население.

Не стоит умалять заслуги Тито в борьбе с нацизмом, но именно с его подачи Югославия вступила на путь того, который сейчас можно определить как навязчивая толерантность к национальным меньшинствам. Конституция Югославии 1946 года юридически закрепила основные идеологические принципы федерации. Помимо сербов, хорваты, словенцы, черногорцы и македонцы были признаны титульными нациями, имеющими право на создание собственных республик в составе Югославии.

Зачем было принимать подобную Конституцию, учитывая опыт хрупкого сосуществования балканских народов в рамках королевства (существовало до 1941 года) и разгула антисербских настроений в период оккупации? Как минимум Белграду необходимо было провести люстрацию и посадить за решетку палачей и всех, кто сотрудничал по своей воле с гитлеровцами. Бомба замедленного действия была успешно заложена, оставалось только ждать.

Комплекс вины

Коммунистической партией Югославии активно пропагандировался тезис избавления сербов от монархо-буржуазного империалистического прошлого. В итоге в сербском национальном самосознании утвердился комплекс вины перед югославскими народами. И национальная идентичность сербов в течение всего периода коммунистического правления активно растворяется в «югославянстве».

Тем временем в национальном самосознании остальных югославских народов происходили совершенно противоположные процессы, имевшие вполне объективную почву. Главной причиной тому являлась так называемая позитивная дискриминация югославских народов. То есть условные национальные меньшинства фактически могли пользоваться большим количеством привилегий, чем условное большинство (сербы), которое этому не сопротивлялось и изживало «националистические» замашки.

Принимавшиеся в течение послевоенной истории Югославии Конституционный закон ФНРЮ 1952 года и Конституция СФРЮ (Социалистической Федеративной Республики Югославия) 1963 и 1974 годах расширили права национальных республик и автономных краев. В федеральных органах власти решения принимались исключительно на основании единогласного согласия республик, что фактически наделяло каждую из них правом вето.

Все республики обладали равным представительством в федеральных органах власти. Субъекты федерации даже обладали правом самостоятельно устанавливать международные контакты. Но самое главное, что послевоенные границы между республиками практически совпали с претензиями националистических движений начала XX века.

Снова практически не было учтено реальное расселение отдельных этнических сообществ. Подобная этнотерриториальная ситуация в Югославии, когда существовали этнические анклавы, впоследствии явилась одной из основных причин ожесточенных столкновений в 1990-е годы.

Кроме того, бомба была заложена и в систему школьного образования, которая в Югославии организовывалась по лингвистическому принципу. Учащиеся всех национальностей ходили в одну школу и получали образование в соответствие с их национальной принадлежностью — на сербскохорватском или, например, на албанском или турецком языках.

В связи с этим для послевоенной Югославии очень показателен пример развития националистических настроений в автономном крае Косово и Метохия, который считается территорией «Старой Сербии» и имеет огромное культурно-историческое значение для сербского народа (битва на Косовом Поле 1389 года, средневековые архитектурные постройки, православные монастыри и святыни и пр.).

Косовский урок

Самым активным образом Косово стало заселяться албанским населением, начиная с периода Второй Мировой Войны, это явление откровенно поощряли нацисты. Данный процесс продолжился в течение послевоенной эпохи при практически полном попустительстве федерального центра. Белградская власть, озабоченная перманентной борьбой с сербским национализмом, всячески поощряла «многонационализацию» Югославии, не представляя, к каким последствиям могут привести нерегулируемые миграционные процессы югославских этнических сообществ.

Опасным являлось смешение католического и православного населения, но особенную угрозу представляло переселение мусульманских этнических групп на территории, заселенные традиционно христианскими народами. Пример автономного края Косово и Метохия ярко свидетельствует о безграмотной политики Центра. В послевоенное время албанцы беспрепятственно массово, десятками тысяч, переходили границу Югославии и селились в автономном крае Косово и Метохия.

Уже в 1970-1980-е годы численность албанского населения в Косове значительно превышала сербское (более 70% жителей албанской национальности). Массовый характер приняли случаи убийства сербских жителей. В 1980 году после смерти Тито Косово охватила волна протестов с требованием сецессии края, и процесс этнической ненависти к сербам и всему югославскому принял неуправляемый характер.

Ситуация осложнялась ротационным механизмом смены власти, предусмотренной Конституцией Югославией 1974 года (после смерти Тито в 1980 году). Скупщина ежегодно избирала главу государства из числа кандидатов, выдвинутых очередной республикой или краем. Естественно, что в условиях фактического отсутствия преемственности власти за один год было невозможно что-либо изменить.

Подобно Косово в 1980-е годы значительно возросли сецессионные и националистические настроения во всех субъектах югославской федерации. Однако Белградом скрывалось от сербов реальное положение дел, и они продолжали искоренять в себе империалистический комплекс и верить в реализацию идеи югославянства.

Инертность самосознания

В конце 1980-х годов наметился серьезный кризис в политико-правовой системе югославской федерации. Национальные субъекты федерации стали требовать все больше прав для своих республик, которые Белград был не в состоянии предоставить. Несмотря на то, что в 1991 году ЕС поддержал идею сохранения единства Югославии, спустя несколько месяцев Брюссель стал исподволь содействовать сецессионным процессам в Югославии.

На почве экономической разрухи в первой половине 1990-х годов и политической нестабильности в Югославии вспыхивает череда этнополитических конфликтов. В результате Хорватия, Словения, Македония, Босния и Герцеговина получают государственную независимость.

Права сербского меньшинства в новообразованных республиках практически не соблюдались. Анклавы сербского населения в югославских республиках первыми ощутили ненависть «братских» народов. Особенно тяжелой оказалась ситуация для сербов, проживавших в Хорватии, Косово и Боснии.

В 1991 году некогда могучую армию начали покидать хорваты, словенцы, македонцы, мусульмане, но армия продолжала называться «югославской» и отстаивать идеи югославянства, Сербы вместо того, чтобы открыто говорить о своих проблемах так же, как это делали словенцы, хорваты, албанцы, до последнего были верны концепции общего государства.

Инертность сербского национального самосознания вполне объяснима тем фактом, что данному народу почти полвека насаждалась утопическая идеология крепкого союза и духовного единства всех югославянских народов, и что для этого, якобы сербам необходимо подавить в себе остатки национализма империалистической эпохи.

Трагические события начала и середины 1990-х годов вызвали шок у большинства сербов. Они не могли поверить и понять, почему их «братья» оказались готовыми с оружием в руках отстаивать свое право на суверенитет, ведь сербы, казалось бы, не сделали ничего, что могло их обидеть.

Коллапс югославянства как раз и стал следствием отсутствия у сербов реальных рычагов власти в созданном ими же государстве. В результате югославский эксперимент, связанный с либерализацией федеративного государства вызвал катастрофические последствия для сербского народа, в частности, и для Балканского региона, в целом.

P. S.

Без сомнения, военная операция НАТО в 1999 году и вмешательство в Боснийскую войну преследовали цель уничтожить Югославию в ее границах 1991 года. Однако главной причиной распада Югославии была национальная политика Белграда, которая не уделяла внимание состоянию прав сербов. В итоге национальные республики подняли бунт и начали резать тех, кто подарил им благополучную жизнь.

Глупо отрицать, что происходившее на Балканах в 1990-е годы чем-то радикально отличается от ситуации в позднем СССР. После Великой Отечественной войны миллионы русских раскидали по бескрайней стране, чтобы превращать пустыни в оазисы, а горные местности — в животноводческие хозяйства и центры промышленного развития. Все тогда были советскими людьми, но в конце 1980-х начале 1990-х годов «оккупантами» почему-то оказались русские.

Трагическая история Югославии учит нас тому, что русским не нужно давить естественное чувство национальной гордости и изживать собственную идентичность, ради идеи многонационального государства. Великое государство, состоящее из 200 народов, может крепко стоять на ногах и успешно развиваться на основе уважения к одной титульной нации, которая никогда не позволяла себе унижать остальные народы.

Вороненков мертв: кому выгодно? Далее в рубрике Вороненков мертв: кому выгодно?В Киеве убит беглый депутат Денис Вороненков Читайте в рубрике «Терроризм» «Ужасный теракт» в МанчестереТеррористы опробовали новую для Европы тактику убийства людей «Ужасный теракт» в Манчестере

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»