Почему в 1917 году Петроград не пошел за анархистами
Митинг на путиловском заводе, 1917 год. Фото: photochronograph.ru

Митинг на путиловском заводе, 1917 год. Фото: photochronograph.ru

Сами либертарии объясняли свое поражение тем, что им, в отличие от большевиков, не хватило времени на агитацию рабочих

В конце февраля 1917 года Петроград всколыхнули стачки и голодные бунты, толпы гневных демонстрантов заполонили улицы. Вновь создавались советы рабочих депутатов по образцу 1905 года. Наконец, 2 марта Николай II отрекся от престола, а IV Государственная дума организовала Временное правительство. Теперь уже бывшая Российская империя ступила на путь революционных преобразований. Либертарии с самого начала оказались в гуще событий. Анархистские кружки на трех больших заводах Петрограда — Металлическом, Трубном и Путиловском — участвовали в уличных демонстрациях, неся черные знамена с лозунгами «Долой власть и капитализм!». Благодаря политической амнистии множество анархистов было освобождено из тюрем, и в дальнейшем они смогли принять самое деятельное участие в революционной буре.

После Февральской революции стихийно возникло массовое движение фабрично-заводских комитетов (ФЗК) на предприятиях. На Первой петроградской конференции ФЗК (30 мая — 3 июня 1917 года) присутствовали анархо-коммунисты И. П. Жук и И. С. Блейхман. Взгляд либертариев на роль фабзавкомов озвучил Иустин Жук. Представитель Шлиссельбургского порохового завода в своем докладе описал историю захвата рабочими нескольких предприятий в городе. Затем в качестве меры по борьбе с экономической разрухой анархист предложил установить рабочий контроль, который касался бы всех областей заводской жизни. Комитеты должны были бы следить за поступлением и потреблением сырья; финансами, прибылью и зарплатой; вести общий санитарный надзор. Однако большинство на конференции получило предложение большевиков.

Анархистское движение росло и развивалось. Либертарии захватили усадьбу П. П. Дурново, генерал-губернатора Москвы во времена революции 1905 года, которую они стали использовать в качестве одной из баз. Вилла была превращена в настоящий культурный центр, с читальными залами и игровыми площадками. На даче жили семьи профсоюза пекарей и вооруженной милиции. Кроме того, в помещении находился рабочий клуб «Просвет» и правление профсоюзов Выборгской стороны.

В июне вокруг дачи Дурново разгорелся конфликт между захватившими ее анархистами и Временным правительством. 7 июня в качестве ответа на захват отрядом анархистов с участием И. Блейхмана газеты «Русская воля» министр юстиции П. Переверзев отдал приказ очистить усадьбу. В тот же день в знак солидарности с анархистами забастовали четыре предприятия, а на следующий день — уже 28 заводов Выборгской стороны.

Дача Дурново. Фото: encspb.ru

Дача Дурново. Фото: encspb.ru

9 июня анархисты созвали конференцию представителей 95 заводов и воинских частей, где был организован Временный революционный комитет. Большевики его покинули по указанию своего ЦК. Вскоре Комитет представлял уже 150 предприятий и воинских частей.

На подмогу сквоттерам в Питер прибыл отряд из 50 кронштадтских матросов, возглавляемых Анатолием Железняковым. 18 июня по Петрограду прошла большая левая демонстрация, в ходе которой небольшой отряд анархистов совершил налет на тюрьму «Кресты», освободив нескольких заключенных. Власти ответили погромом дачи. Хотя Комитет к тому времени фактически распался, на следующий день, как сообщали газеты, «забастовало 23 предприятия и Путиловский завод».

Конфликт вокруг дачи Дурново переплетался с провальным июньским наступлением Керенского. Недовольство вскоре вылилось в июльский мятеж 3—5 числа, в котором видную роль сыграли анархисты. На митинге Первого пулеметного полка 3 июля ораторы-либертарии одержали верх над большевиками, склонив к немедленному восстанию солдат против Временного правительства. К бунтовщикам присоединилось семь других полков. Делегация пулеметчиков взволновала Кронштадт, где на митинг собралось 8—10 тысяч человек. Бывший чернознаменец, а к 1917 году уже анархо-синдикалист Х. З. (Ефим) Ярчук, член Кронштадтского совета и представитель влиятельной анархистской фракции в нем, первым выступал во время митинга на Якорной площади. Совместно с Блейхманом они агитировали солдат Первого пулеметного полка на восстание.

Агитация увенчалась успехом: в тот же день полк восстал. Но большевики, считая всякое восстание преждевременным, выступили в качестве пожарных: они сумели предотвратить мятеж, превратив его в мирную демонстрацию, которую в результате разогнали правительственные войска. На следующий день в демонстрации участвовало уже полмиллиона человек, из Кронштадта прибывали вооруженные матросы. Временное правительство снова открыло огонь, после чего большевики призвали рабочих вернуться к станкам. Тем не менее жертвы не были совершенно напрасными — изменения произошли в самом Временном правительстве, из состава которого вышли министры-кадеты.

Ярчук был только одним из первых вернувшихся эмигрантов. Вслед за большевистским руководством, приехавшим в Россию еще в апреле, летом из эмиграции стали возвращаться и анархисты. В июле приехали участник «Союза русских рабочих» Всеволод Эйхенбаум (Волин) и виднейший активист леворадикального профобъединения США «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ) В. Шатов. Эти двое участвовали во второй Петроградской конференции фабрично-заводских комитетов в августе.

Петроградская конференция фабрично-заводских комитетов, 1917 год. Фото: pseudology.org

Петроградская конференция фабрично-заводских комитетов, 1917 год. Фото: pseudology.org

Владимир (Билл) Шатов, член президиума Центрального совета ФЗК Петрограда, внес предложение, получившее поддержку большинством участников — по укреплению фабричных комитетов. Волин, делегат от завода Штейна, в предложенном проекте резолюции указывал на революционную роль фабзавкомов, в то время как профессиональным союзам отводилась лишь руководящая роль «исключительно в области неизбежных повседневных столкновений между трудом и капиталом, пока то и другое существует рядом»; как и его товарищ, Волин призывал организационно укреплять ФЗК. В отличие от тех же большевиков, анархо-синдикалисты делали акцент не на профсоюзы, а на автономные ФЗК. Вдвоем с Шатовым они оппонировали большевикам В. Милютину и А. Лозовскому по вопросам захвата власти и роли фабрично-заводских комитетов, но так и не получили поддержки. Правда, Шатов прошел в новый Центральный совет ФЗК, состоявший из 25 членов, что свидетельствовало об определенном авторитете либертариев среди рабочих.

Помимо Ярчука, Волина и Шатова, из-за границы вернулись Максим Раевский, Александр Шапиро, к ним присоединился живший в России Григорий Максимов. Совместными усилиями они организовали Союз анархо-синдикалистской пропаганды, официальным органом которого стала газета «Голос труда». Ранее она издавалась в США «Союзом русских рабочих», 11 августа вышел в свет первый ее номер в России. Правда, уже после первого выпуска Раевский ушел в отставку, и должность редактора получил Волин.

Как признавался новый шеф газеты, влияние союза анархо-синдикалистов по сравнению с большевиками было незначительным, однако либертариям удалось создать отделения в пригородах Петербурга: в Кронштадте, Обухово, Колпино и др. На страницах газеты раздавались призывы к народу двигать революцию дальше собственными силами. Вот лишь один весьма характерный пример такой пропаганды анархистов, из номера за 25 августа 1917 года:

«Продолжайте революцию! Берите в свои руки решение всех жгучих вопросов момента. Создавайте необходимые для этого органы. Крестьяне, берите землю в ведение и распоряжение ваших комитетов. Рабочие, готовьтесь к переходу в ведение и распоряжение ваших организаций всюду на местах — рудников и копей, промыслов и отдельных хозяйств, фабрик и заводов, машин и мастерских».

Влияние анархистов испытывали такие заводы, как «Новый Леснер», Металлический, «Эриксон», «Треугольник». Однако со временем оно уменьшилось под воздействием большевистской агитации. Летом — осенью 1917 года организации анархо-синдикалистов существовали в Москве, Петрограде, Одессе, Киеве, Харькове и других крупных городах бывшей империи.

Всеволод Волин. Фото: avtonom.org

Всеволод Волин. Фото: avtonom.org

Анархисты участвовали в дальнейших конференциях ФЗК. На III Петроградской Шатов, в числе прочих, заявлял о недопустимости политики, проводимой министерством труда Временного правительства. На следующей конференции анархо-коммунист и член президиума И. Жук предлагал бороться с хозяйственной разрухой путем взятия трудящимися производства в свои руки и вытеснения ими класса промышленников. По его мнению, контрольные комиссии без участия в них буржуазии должны были объединяться в федерацию, которая, в свою очередь, была бы высшим экономическим органом в стране. Наконец, во время проходившей прямо перед Октябрьской революцией Первой Всероссийской конференции фабзавкомов 11 из 137 делегатов (или 8%), были анархо-синдикалистами — это больше, чем меньшевиков, эсеров-максималистов или беспартийных.

В своем выступлении Шатов утверждал, что политическая борьба не имеет значения, нужно не разбиваться на партии, а организоваться как класс, захватить орудия производства в свои руки и тратить все ресурсы, время не на подготовку Учредительного собрания, а на углубление революции. «Организации мы должны строить экономически. Мы должны быть готовы к тому, чтобы на следующий день после переворота мы могли бы пустить в ход и вести производство», — заключал он свою речь. Как и прежде, прошла резолюция большевиков. За проект И. Жука было подано всего пять голосов.

Руководящим органом Октябрьской революции, захватившим в свои руки власть, был Петроградский военно-революционный комитет (ПВРК). Из 106 его членов четверо были анархистами: Блейхман, Богацкий, Шатов и Ярчук. Двое последних — активисты Союза анархо-синдикалистской пропаганды.

Мотивы участия синдикалистов в октябрьских событиях разъяснялись газетой «Голос труда» несколькими днями ранее. Членами группы осуждался лозунг «Вся власть Советам!», как противоречащий анархистским идеям, однако если выступление рабочих будет иметь место, то они примут самое активное участие в нем. «Мы не можем не быть заодно с революционной массой, хотя бы она шла и не по нашему пути, не за нашими лозунгами, и хотя бы мы предвидели неудачу выступления, — разъясняли анархо-синдикалисты. — Мы всегда помним, что заранее предусмотреть направление и исход массового движения нельзя. И мы считаем поэтому всегда нашим долгом участвовать в таком движении, стремясь внести в него наше содержание, нашу идею, нашу истину».

Анатолий Железняков. Фото: rufort.info

Анатолий Железняков. Фото: rufort.info

При этом Ярчук и Шатов участвовали в ПВРК не по приглашению большевиков; первый из них был делегирован туда штабом кронштадтских матросов, а второй — центральным советом фабрично-заводских комитетов. В восстании участвовал отряд шлиссельбургских красногвардейцев из 200 человек, возглавляемый И. Жуком, и кронштадтские матросы под руководством А. Железнякова.

Почему же так вышло, что Октябрьская революция привела к власти партию большевиков? Ответ, на наш взгляд, прост: причина в неравных стартовых условиях. В марте 1917 года из подполья вышло около 24 тысяч большевиков, объединенных более чем в 150 организаций и групп. В следующем месяце общий тираж 26 их газет составлял 300 тысяч экземпляров. Более того, большевики не стеснялись вести агитацию против анархистов: в период с марта по октябрь Ленин написал по меньшей мере двадцать брошюр, статей и других документов с критикой анархизма.

В свою очередь, анархистское движение не смогло выжить в России после поражения революции 1905—1907 годов. Робкие попытки возрождения в течение 1915—1916 годов быстро подавлялись царской охранкой. Начиная с марта следующего года, либертарное движение, по сути, приходилось выстраивать с нуля. В Петроградских кружках анархо-коммунистов накануне Февраля состояло всего около ста членов; в марте образовалась Московская федерация анархистских групп, насчитывавшая тогда, по собственному заявлению, 70 человек.

Анархо-синдикалисты в России показали себя организованнее других анархистов во многом благодаря вернувшимся из эмиграции кадрам, которые перенесли свою работу в Петроград. Но и они смогли наладить полноценную деятельность, только начиная с лета: газета «Голос труда» стала выходить в России лишь в августе. Петроградские анархо-коммунисты начали выпуск своего центрального печатного органа, газеты «Буревестник», вообще с ноября месяца, при этом ее тираж составлял всего 15 тысяч экземпляров в лучшие дни.

По советским данным, анархисты на протяжении 1917 года действовали только в 33 городах и поселках 20 губерний. Ресурсы были несравнимы с теми, которыми обладали большевики. Однако если оглядываться на события июня — июля, можно сказать, что анархисты оказали на общество влияние, непропорциональное своим силам. Они могли бы, вероятно, сделать и больше, будь их движение многочисленнее, сильнее. Можно утверждать так, оглядываясь на Испанию, отсталую аграрную страну вроде России, где анархо-синдикалисты в 1930-е годы обладали сильной и многочисленной организацией в промышленном сердце страны — Барселоне, и сумели стать ведущей революционной силой в годы гражданской войны в Испании. Но это уже совсем другая история.

«Своеобразный месседж» Далее в рубрике «Своеобразный месседж»Госдума лишила неприкосновенности депутата Паршина, собиравшегося баллотироваться в губернаторы Волгоградской области от КПРФ; сам парламентарий отрицает все обвинения

Комментарии

09 июля 2014, 15:00
Развели махновщину в самом сердце Великой октябрьской Революции, бей красных пока не побелеют, бей белых пока не покраснеют, славу богу товарищ Ленин скинул этих аферистов с парохода революции, и подмял власть под большевиков
10 июля 2014, 08:50
Этих анархистов, на самом деле, разгромил товарищ Сталин. И как знать, не сделал бы он этого, мы бы жили лучше...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»