«Баварская революция победила! Мы вымели старый хлам!»
За несколько дней до демонстрации Эрхард Ауэр заверил министров в том, что от независимых демократов во главе в Куртом Эйснером не возникнет проблем. 7 ноября основная часть протестующих стянулась на луг Терезы и покинула его, а небольшая группа последовала за Эйснером к казармам, где встретила существенное подкрепление. Изображение: Haus der Bayerischen Geschichte

За несколько дней до демонстрации Эрхард Ауэр заверил министров в том, что от независимых демократов во главе в Куртом Эйснером не возникнет проблем. 7 ноября основная часть протестующих стянулась на луг Терезы и покинула его, а небольшая группа последовала за Эйснером к казармам, где встретила существенное подкрепление. Изображение: Haus der Bayerischen Geschichte

В 1918-м Бавария первая в ходе всенародного восстания в Германии свергла монархию и затем полгода жила при власти социал-демократов и коммунистов 

Первая мировая война окончилась для Германии тяжелым поражением. Как и везде в стране, население Баварии в конце 1918 года устало и страдало от голода. Народ был недоволен действиями центрального правительства в Берлине. Вернувшиеся с фронта солдаты рассказывали об ужасах войны и о том, что фактически были пушечным мясом, которое посылал на убой «прусский император».

Когда скорое поражение в войне стало абсолютно очевидным, имперское правительство решило переложить ответственность за него на либералов и социал-демократов и запустило политические реформы. Однако процесс демократизации быстро вышел из-под контроля. В Германии началась Ноябрьская революция.

В Баварии, которая на тот момент была одним из четырех королевств в составе империи, переворот возглавила Независимая социал-демократическая партия Германии (USPD) — пацифисты и поклонники Иммануила Канта.

Бегство короля

7 ноября 1918 года в 15:00 на лугу Терезы, где сейчас проходит мюнхенский Октоберфест, собрались, по разным оценкам, от 40 до 80 тысяч человек. Организатором демонстрации был лидер USPD Курт Эйснер.

Своих людей на луг Терезы вывел и его конкурент из «системной» социал-демократической партии Эрхард Ауэр: несмотря на близость к власти, ему нужно было демонстрировать оппозиционность, чтобы не потерять симпатии избирателей.

К акции присоединились профсоюзы нескольких крупных заводов, а также многочисленные дезертиры и демобилизованные солдаты. Собравшиеся подогревали себя пивом, которое покупали в ближайших кабачках. Умеренные ораторы попытались успокоить разгоряченную толпу обещанием скорых реформ. Выступив в роли «ангела мира», системный политик Эрхард Ауэр спокойно отправился домой: для него митинг был уже окончен.

Но на огромном пространстве луга речь Ауэра мало кто услышал: на этой встрече одновременно выступали 25 ораторов — коммунисты, анархисты и так далее. Радикально настроенные политики призвали людей не расходиться и немедленно свергнуть королевскую власть.

«Товарищи! Наш лидер Курт Эйснер считает, что мы говорим много слов, но ни на шаг не приближаемся к цели. Те, кто хочет революции, — за мной, марш!» — скомандовал одетый в фельдграу (основной цвет полевой формы германской армии. — РП) активист независимых социал-демократов Феликс Фехенбах. На его призыв откликнулись не менее тысячи человек. Однако даже этого количества революционеров хватило, чтобы взять штурмом казармы, расположенные в северной части Мюнхена.

Демонстрация на Лугу Терезы 7 ноября 1918 года. Фото: Haus der Bayerischen Geschichte

Демонстрация на лугу Терезы 7 ноября 1918 года. Фото: Haus der Bayerischen Geschichte

Уже через пару часов революционеры захватили военное училище, тюрьму и несколько полицейских участков. Уставшие от войны солдаты с удовольствием присоединились к бунту и арестовали офицеров, а бывшие заключенные заперли в камерах своих охранников.

Королевством Бавария с XII века правила династия Виттельсбахов. С 1913 года трон занимал Людвиг III. Этот монарх, еще будучи наследником престола, присутствовал на коронации Николая II. В Москве он запомнился тем, что устроил дипломатический скандал: заявил, что «мы (немецкие принцы. — РП) не вассалы, а союзники германского императора», подчеркнув тем самым некоторую независимость своего королевства.

Утром 7 ноября король Баварии Людвиг III начал свой день, как обычно, с прогулки в Английском саду неподалеку от резиденции. О начавшейся революции он узнал от случайного прохожего (по другой версии — от полицейского). Поначалу король довольно легкомысленно отнесся к восстанию. К тому моменту, когда толпа осадила его дворец, он ужинал со своей женой Марией-Терезой.

Только под давлением некоторых министров, которые осознавали, насколько серьезно сложившееся положение, он согласился на несколько дней покинуть столицу. Насколько далеко зашли события, можно судить по тому факту, что для эвакуации короля пришлось нанимать водителя в фирме, которая занималась прокатом автомобилей. Личный шофер монарха к тому времени уже присоединился к восставшим; то же самое сделали солдаты, охранявшие резиденцию, — никто в Мюнхене не хотел защищать монархию и умирать за суверена.

К вечеру революционеры собрались у самой большой пивной Мюнхена — «Матезерброй». Это было самое удобное здание в городе для проведения массовых собраний: в четырех залах заведения помещалось около 4 тысяч посетителей, а в революционной ситуации залы пивной могли вместить и большее число гостей. Вдобавок, пивная находилась в самом центре Мюнхена, неподалеку от ключевых городских зданий — железнодорожной станции, резиденции короля, парламента и полицейского управления. В дальнейшем «Матезерброй» стал штаб-квартирой революционеров.

В 22:30 фактический лидер восстания Курт Эйснер в качестве председателя открыл в пивной первое заседание Учредительного собрания рабочих, солдат и представителей крестьянства.

Далее в сопровождении вооруженной охраны Эйснер отправился к зданию парламента, где объявил, что династия баварских королей свергнута и создается свободная Баварская Республика.

«Баварская революция победила! Мы вымели старый хлам — династию Виттельсбахов! Я обращаюсь к вам и прошу вашего согласия назначить меня временным премьер-министром республики», — обратился к толпе Эйснер.

Вслед за Мюнхеном советы рабочих, солдат и крестьян стали формироваться в других городах Баварии — в Пассау, Аугбурге, Розенхайме, Нюрнберге. К утру 8 ноября красные флаги висели на Фрауэнкирхе — самом высоком соборе Мюнхена, а газеты вышли с заголовками «Бавария — независимое государство».

Революция в Баварии произошла абсолютно бескровно — за исключением нескольких случаев ночных грабежей, никто в ходе переворота не пострадал.

Узнав о провозглашении республики, Людвиг III укрылся в замке Аниф, неподалеку от Зальцбурга и примерно в 150 километрах от Мюнхена. В ноябре король освободил солдат и офицеров от данной ему присяге. Хотя де-юре монарх не отрекся от трона, Эйснер заявил, что этот документ и есть его отречение. Людвиг III вернулся на родину в апреле 1920 года, но уже не претендовал на престол. Спустя три года после революции последний король Баварии скончался.

Смерть лидера

«Я пошел убивать Эйснера», — сказал граф Антон фон Арко родственникам утром 21 февраля 1919 года. Уже через несколько часов министр-президент Баварии был убит молодым лейтенантом двумя выстрелами в упор, обе пули попали в шею.

Сам преступник был тяжело ранен телохранителями революционера. Антону фон Арко немедленно сделали операцию и спасли жизнь.

Как «пруссак», еврей, писатель и социалист, Курт Эйснер был идеальным объектом ненависти для всех реакционеров. Антисемитская пресса сообщала читателям, что настоящее имя лидера Баварской республики — Соломон Кощинский, а в «Политико-сатирическом беспартийном вестнике» его называли «рукой красных». Пропагандистскую кампанию против Эйснера вело «Общество Туле», которое возглавлял немецкий оккультист барон Рудольф фон Зеботтендорф.

funeral

Похоронная процессия прежде небывалого для Мюнхена масштаба провожает убитого Курта Эйснера на Восточное кладбище. Фото: Haus der Bayerischen Geschichte

Будущего убийцу премьер-министра графа Арко отказались принять в этот орден: руководство «Общества Туле» решило, что он недостаточно чистокровен: «В его жилах течет кровь матери-еврейки» (в девичестве мать графа носила фамилию Оппенгейм и принадлежала к влиятельной семье еврейских банкиров).

«Общество Туле» стало центром контрреволюции в Баварии. Через два дня после провозглашения республики организация сформировала первую боевую ячейку. Ее члены внедрялись в рабочие кружки, в рейхсвер и полицию. Агенты «Общества Туле» были даже в специальных силах обеспечения порядка, сформированных для защиты нового государства. Первое покушение на Эйснера члены организации попытались совершить в декабре 1918-го.

5 января 1919 года член «Общества Туле» Антон Дрекслер основал Немецкую рабочую партию — политическое крыло оккультной организации. Позже она была переименована в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию — НСДАП.

Но избавиться от Эйснера хотели не только фанатики-националисты. Его партнеры по коалиции, «системные» социал-демократы во главе с министром внутренних дел Эрхардом Ауэром прикладывали множество усилий к тому, чтобы восстановить старые порядки. Так, они саботировали работу советов. «Солдатские, рабочие и крестьянские советы не должны иметь исполнительной власти. Их деятельность никак не должна пересекаться с государственными и муниципальными органами власти», — открыто говорил Ауэр.

Эйснер считал, что с помощью советов можно научить народ самоуправлению. «Революция — это не демократия, это только путь к демократии», — говорил он. Премьер-министр стремился передать советам законодательную и исполнительную власть, оставив парламенту роль консультанта и контролирующие функции.

Недовольны были и левые радикалы. Члены Революционных рабочих советов, особенно анархисты и сторонники недавно созданной коммунистической партии, требовали наделить советы теми же полномочиями, что и в СССР, и строить республику по советской модели; «половинчатое» положение их не устраивало.

7 января 1919 года 4 тысячи безработных пытались взять штурмом здание министерства социального развития Баварии. Три человека погибли, восемь получили ранения. Эйснер распорядился арестовать зачинщиков беспорядков, в том числе лидера коммунистов Макса Левина и анархиста Эриха Мюзама. В ответ их сторонники вывели на улицы несколько тысяч человек, и всех задержанных пришлось освободить.

К выборам в парламент, которые состоялись 12 января 1919 года, премьер-министр Баварской Республики оказался в политической изоляции. Его партия USPD получила менее 3 % голосов избирателей. Консервативная баварская народная партия набрала 35 %, на втором месте оказались системные социал-демократы с 33 %. Баварские коммунисты — ими фактически руководили из Москвы — эти выборы бойкотировали.

Через три дня после баварских выборов в Берлине от рук праворадикальных боевиков из фрайкора (Белой армии) погибли лидеры немецких коммунистов Роза Люксембург и Карл Либкнехт. Левые радикалы призывали рабочих по всей стране к «революционному возмездию». Основной лозунг демонстраций, проходивших во многих городах Германии, призывал отдать «всю власть советам».

В Баварии такую демонстрацию возглавил Курт Эйснер, он ехал в машине с открытым верхом. В своей последней публичной речи он призвал «к восстанию масс» и «завершению работы революции».

То, что премьер-министра Баварии скоро убьют, понимали все, включая самого главу правительства. «Все, кого я встречал, ожидали атаки на Эйснера», — писал в своем дневнике американский дипломат Герберт Филд. «Нельзя избегать покушений в течение длительного времени, и меня убьют всего один раз», — фаталистически сказал как-то сам Эйснер. Он погиб, когда шел в парламент объявлять о своей отставке (после поражения на выборах он уже не мог возглавлять республику).

«Сотни людей стояли и смотрели, как пятна крови Эйснера расплываются по дорожной пыли. Вдруг в конце улицы появился грузовик, полный людей. На кабине был установлен пулемет, а из кузова раздавались крики "Отомстим за Эйснера"», — вспоминал этот день писатель Оскар-Мария Граф.

В глазах публики главным вдохновителем убийства премьера был министр внутренних дел Эрхард Ауэр. Толпа призывала «уничтожить предателя Ауэра». В здание парламента, где находился министр, ворвались коммунисты. Мясник Алоиз Линднер, вооруженный винтовкой Браунинга, выстрелил в министра и серьезно его ранил. Тогда в панике и давке погибли несколько человек.

Похороны Эйснера, которые состоялись 26 февраля 1919 года, переросли в единый революционный митинг по всей Баварии.

«Смерть вернула Эйснеру симпатии людей, он стал символом революции в Баварии», — писал позже Эрих Мюзам.

Убийцу Антона фон Арко сначала приговорили к смертной казни, затем — к пожизненному заключению. Позже, при новой власти, суд вновь пересмотрел приговор и сократил срок лишения свободы до пяти лет. Антон фон Арко стал героем для ультраправых. На процессе прокурор говорил о подсудимом: «Если бы вся немецкая молодежь была проникнута подобным энтузиазмом, мы могли смотреть в будущее с большей уверенностью». Побег графа из тюрьмы готовил Йозеф Геббельс.

В 1924 году место Антона фон Арко в камере тюрьмы Штадельхайм занял Адольф Гитлер. Будущий рейхсканцлер Германии упоминал совершенное графом убийство в Mein Kampf («Моя борьба», 1925): «Смерть Эйснера только ускорила ход событий и привела к советской диктатуре, то есть, лучше сказать, к временной диктатуре евреев, чего зачинщики революции добивались как своей конечной цели во всей Германии».

После победы НСДАП Антон фон Арко едва избежал тюрьмы, обмолвившись, что «снова готов убивать». Его освободили, когда он объяснил, что не собирался покушаться на Гитлера. Граф погиб в 1945 году в автомобильной катастрофе — его машина столкнулась при обгоне с грузовиком армии США.

«Мы, коммунисты, все мертвецы в отпуске»

Гибель первого лидера Баварской Республики не остановила революцию — напротив, та перешла в более радикальную фазу.

Преемником убитого премьер-министра стал поэт Эрнст Толлер — не слишком опытный политик, крайний пацифист, призывавший к исключительно мирному сопротивлению. Он недолго продержался на этом посту — 17 марта правительство возглавил Иоганн Гофман. Центральный совет Баварской Республики возглавил Эрнст Никиш — в будущем известный теоретик национал-большевизма, а тогда — один из активистов независимых социал-демократов.

После похорон Эйснера и многочисленных демонстраций сторонники «красных» перешли в наступление. Вдохновляющим примером стала Венгрия, где 20 марта 1919 года была объявлена социалистическая республика. Многие тогда говорили о создании красной оси «Россия — Венгрия — Бавария» и о скорой мировой революции.

Эрнст Толлер. Фото: Haus der Bayerischen Geschichte

Эрнст Толлер. Фото: Haus der Bayerischen Geschichte

Лидеры Советов несколько раз просили парламент и правительство объявить Баварию советской, однако это предложение отвергалось. 4 апреля рабочие Аугсбурга начали всеобщую забастовку.

7 апреля Революционный совет в Мюнхене объявил о создании Баварской Советской Республики. Это было уникальное государственное образование: ни собственных органов власти, ни войск, ни чиновников.

Густав Ландауэр, назначенный наркомом просвещения, до революции был известен как философ и переводчик Шекспира; его больше заботили не вопросы власти, а распространение атеистической пропаганды на территории католической Баварии. Функции министра иностранных дел исполнял некто доктор Липп, который через несколько дней после революции был госпитализирован в психиатрическую клинику. До этого он успел выступить по радио с абсурдной речью и послать Владимиру Ленину телеграмму весьма эксцентричного содержания.

Руководить Баварией в стиле посиделок в литературном кафе первому советскому правительству удалось всего шесть дней. Коммунисты поняли, что бежавшее из Мюнхена правительство Гофмана неизбежно организует контрреволюционный переворот, и взяли власть в свои руки. 13 апреля республику возглавил эмигрант из России Евгений Левине.

В отличие от интеллигентов (которых коммунисты тут же арестовали), коммунисты знали, что делать. Инструкцию им выслал телеграммой Владимир Ленин:

— создать рабочие советы;
— разоружить буржуазию и вооружить рабочих;
— конфисковать магазины одежды и прочие торговые точки;
— экспроприировать фабрики и недвижимость;
— поднять в 2—3 раза зарплату крестьянам и неквалифицированным рабочим;
— конфисковать всю бумагу и технику, необходимую для печати брошюр и газет;
— ввести шестичасовой рабочий день с дополнительными 2—3 часами общественных работ;
— заставить буржуазию освободить занимаемые квартиры и дать доступ рабочим к роскошной недвижимости;
— взять все банки;
— взять представителей буржуазии в заложники;
— ввести большие продовольственные пайки для рабочих, чем для буржуазии;
— мобилизовать всех рабочих для защиты Советов;
— мобилизовать жителей сел с помощью пропаганды.

Эту методичку новая власть выполняла буквально: первым делом приступили к разоружению населения. «Все граждане в течение ближайших 12 часов обязаны сдать оружие. Кто не сдаст оружие, будет расстрелян», — объявил 22-летний матрос Рудольф Эгельхофер, назначенный комендантом Мюнхена и главнокомандующим создающейся Красной армии. Кроме того, коммунисты стали изымать и распределять продукты питания, а также запретили всю неподконтрольную Советам прессу. Заложниками стали в основном члены «Общества Туле».

Правительство Гофмана в ответ развернуло свою пропаганду в сельской местности под лозунгом «Против диктатуры русских и евреев», а также рассказывая крестьянам, что коммунисты переводят всех женщин в государственную собственность. Началась голодная блокада республики.

Так как в Баварии не было большого количества желающих сражаться с Советами, Иоганн Гофман обратился за помощью к добровольческим формированиям в Берлине — к фрайкору.

Историки до сих пор спорят о том, чем занимался Адольф Гитлер в период с ноября 1918 года по май 1919-го. Так как будущий фюрер избежал демобилизации, он вместе со своим подразделением должен был находиться в Мюнхене. В своих воспоминаниях он ни словом не описывает свою роль в баварской социалистической революции. Он только утверждает, что именно в те годы проникся «ненавистью к большевизму». Если бы Гитлер к тому времени вступил в «Общество Туле», об этом также было бы известно. Не присоединялся он и к фрайкору. Наиболее вероятно, что Адольф Гитлер, как и все его сослуживцы, перешел на сторону Свободной Баварии и не протестовал по поводу идеологии ее правительства. Предположительно, Гитлер, как и другие солдаты гарнизона Мюнхена, был обязан носить красную нарукавную повязку.

Во второй половине апреля 1919-го началось наступление на Мюнхен регулярных частей рейхсвера и фрайкора общей численностью 35 тысяч человек. В первом сражении под командованием поэта и пацифиста Эрнста Толлера Красная армия победила и взяла в плен 50 офицеров, вынудив фрайкор отступить. Толлер настоял на переговорах и отпустил всех пленных.

Но наступающие войска не были заинтересованы в переговорах. 1 мая 1919 года войска фрайкора вошли в Мюнхен. Коммунисты устроили «красный террор» — расстреляли десять заложников из «Общества Туле».

Белая армия убила и арестовала тысячи человек — только в первые дни мая более 600 сторонников социалистической Баварии погибли в боях, еще около 400 человек были расстреляны, в том числе 55 русских военнопленных. Общее количество жертв подавления восстания историки оценивают в 2 тысячи человек.

Были арестованы и погибли почти все лидеры коммунистов, в том числе Евгений Левине — именно ему, кстати, принадлежат слова «мы, коммунисты, все мертвецы в отпуске». Удалось бежать только лидеру КПГ Баварии Максу Левину. Его расстреляли в СССР в 1937 году.

Последние очаги сопротивления в Баварской Республике были подавлены к 4 мая 1919 года. Независимая, а потом социалистическая Бавария продержалась чуть менее полугода.

А 9 ноября 1923 года вся Германия уже вновь говорила о событиях в Мюнхене — правда, они касались ультраправого «пивного путча», который возглавлял Адольф Гитлер.

Читайте в рубрике «История» Великое государство не было монолитомВ разрушении СССР была своя разрушительная логика Великое государство не было монолитом

Комментарии

03 октября 2013, 10:14
Оказывается в баварских землях тоже была смута в начале прошлого столетия. Видимо не врут предсказатели,что начало новых веков всегда кровопролитны и богаты на исторические события.
03 октября 2013, 14:34
Рад за вас что вы открываете для себя скрытые доныне всеизвестные исторические факты прошлого))
А мне вот до конца непонятно как можно вершить революцию под дружное чавканье свиных сосисок и стук пивных бокалов. И еще пишут что "бавария голодала" как и все...
03 октября 2013, 18:36
Интересная судьба у этого Антона - столько вынести и погибнуть в автомобильной аварии...
04 октября 2013, 09:34
Не менее "интересная" она и у лидера германских коммунистов Макса Левина, сумевшего бежать из под руки Гитлера, но расстрелянного советскими единомышленниками в СССР....
03 октября 2013, 12:54
В общем все сводится к тому, что Курта-Соломона Эйснера-Кощинского использовали в качестве инструмента для свержения монархии хитрые национал-социалисты, а затем устранили и взяли Баварскую власть в свои руки?
03 октября 2013, 15:40
Интересно, как бы сложилась судьба Германии, если бы к власти в свое время пришли коммунисты?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»