17 июля 2018, 11:29
Темур Шакая Темур Шакая

Темур Шакая: «В России практически нет отечественных производителей!»

Темур Шакая: «В России практически нет отечественных производителей!»

На заре 90-х, когда ценовые накрутки на лекарства достигали 500%, появился человек, создавший аптеки «Горздрав» с доступными лекарствами и основавший уникальный бренд косметики «Лошадиная сила», которую сегодня выбирают для себя российские и западные звёзды

В деловом мире России Темур Шакая давно стал человеком-легендой, создателем уникальных проектов и брендов, о которых сегодня знает — без преувеличения — каждый житель нашей страны.

Он родился 11 октября 1972 года. В 1989-м окончил первый курс экономического факультета, почти сразу же сделав первые шаги в фармацевтическом бизнесе. Молодой бизнесмен занялся оптовой продажей качественных лекарств, спустя несколько лет, в 1995-м, создав в регионах целую сеть аптек, где лекарства, имевшие на заре 90-х немыслимую накрутку, предлагались потребителю по оптовой цене.

Темур Шакая — создатель уникального бренда лечебной косметики «Лошадиная сила», востребованного не только в России, но и далеко за её пределами. Бизнесмен года и магистр бизнеса по версии журнала Spears (2015). Посол мира. Председатель делового совета «Россия-Корея». Обладатель премии «Royal People Awards» (в номинации «Royal аптеки A.V.E»). Человек, де-факто создавший и многократно преобразовавший фармацевтический рынок России.

Что же ещё? Он расскажет сам.

«Русская Планета» (РП): Темур Константинович, говорят, что причины выбора профессии или рода занятий, стоит поискать в детстве? Где и когда вы родились? В какой семье росли?

Темур Шакая (ТШ): Я родился на побережье Чёрного моря, среди солнца, пляжей и пальм, окружённых заснеженными горами, третьим (младшим) ребёнком. Вырос в удивительно дружной семье с огромным количеством действительно близких родственников!

РП: Так уж и огромным?

ТШ: Для понимания масштаба приведу лишь одну цифру: на свадьбе моего старшего брата было около полутора тысяч гостей!

РП: Впечатляюще. А каким оно было, ваше детство на берегу моря?

ТШ: Абсолютно безоблачным и радостным, наполненным любовью и счастьем. Думаю, именно это позволило мне обрести тот внутренний стержень любви к людям и заботы об окружающих, которую я несу через всю свою жизнь, вопреки перипетиям судьбы.

РП: Почему-то вы не производите впечатление изнеженного в детстве человека… Как и где тренировали деловую хватку?

ТШ: Несмотря на возможность, скажем так, «жития в блаженстве и неге», мои детские увлечения были наиболее жёсткими из возможных.

РП: Например?

ТШ: Когда мне было четыре года двоюродный брат, начал тренировать меня — учить боевому карате. Мой папа, дядя и братья, почти с рождения, водили меня в горы, на охоту, рыбалку и просто на отдых среди горных озёр и ледников. Мама же занималась моим детским образованием, в области естественных наук. Я обожал физику и химические опыты! Все это продолжалось и в школьные годы, где к карате, добавилось увлечение водным поло, как командной игры, а также все инновационные на тот момент виды спорта...

РП: Здорово! С детством, более-менее, понятно. Давайте «за юность» поговорим? Вы экономист по образованию, и профессию, ставшую популярной в 90-е, выбирали ещё в советские времена. Имела ли место интуиция или выбор был обусловлен чем-то другим?

ТШ: Меня, кстати, часто спрашивают о первом образовании. И о том, как в семье строителей (у мамы, папы и брата, было строительное образование, а отец вообще возглавлял строительство в республике) появился вдруг экономист? «Просто повезло», отвечаю я им цитатой из анекдота, про «девушку с низкой социальной ответственностью».

РП: А на самом деле?

ТШ: На самом деле, выбор был абсолютно осознанный! В стране как раз начиналось кооперативное движение. И мне очень хотелось стать профессионалом в этой области...

РП: Вот объясните, пожалуйста, в этом случае населению «Русской Планеты», как мог молодой, начинающий предприниматель сначала решиться на открытие фармацевтического бизнеса, в котором ничего не понимал, а затем, в противовес этому дикому тренду начала 90-х, отказаться от 500%-ной накрутки на лекарства?

ТШ: Именно на первой лекции по экономике, я услышал сакральную фразу: «Чтобы построить успешный бизнес, нужно найти неудовлетворённую потребность у людей и качественно удовлетворить её!» (Смеётся). На тот момент, самым большим дефицитом были, как раз-таки, качественные лекарства. Я выбрал это направление как приоритетное. И поставил себе цель: построить самую большую сеть аптек в нашей стране!

РП:  Ваш бизнес был, как бы, «с человеческим лицом» в эпоху, когда о человечности речь не шла. Как расценили ваши шаги коллеги? Относились ли к вам, как к «белой вороне»? Обвиняли в демпинге?

ТШ: После того, как с дефицитом лекарств было покончено, я стал советником президента Социальной Сферы России, которая выросла из Госснаба СССР. И обнаружил, что есть уникальная возможность, удовлетворить ещё более важную потребность людей — качественные лекарства по доступным ценам! Так в России появились аптеки «Горздрав». Естественно, конкуренты были возмущены той возможностью, которую мы дали людям. Но когда я видел благодарные глаза покупателей, понимал, что всё сделал правильно. Ведь цены конкурентов на тот момент были в несколько раз выше, чем у нас.

РП: Какие страхи и какие угрозы пришлось пережить? Какие «экстремальные ситуации» происходили?

ТШ: Это было «увлекательное» время. Оно дало мне бездну необычного опыта. Больше тут ничего не скажешь.

РП: Созданная вами «Лошадиная сила» стала легендой. Как за пять лет бренд вышел в лидеры лечебной косметики и занял второе место в рейтинге производителей косметики масс-маркет по стоимостным объёмам продаж?

ТШ: Бренд «Лошадиная сила» стал ещё одним моим любимым детищем (помимо аптек «Горздрав»). По данным ДСМ он уже свыше 5 лет занимает 1 место в рейтинге лечебной косметики. А сегодня это, фактически, международный бренд с головным офисом в Милане. Продукция экспортируется в 21 страну мира.

РП: Как вы относитесь к отечественным производителям, которые, всё же, камуфлируют русские торговые марки под зарубежные? Например, «Bork» — бывший «Электрофлот».

ТШ: Я с уважением отношусь к российским брендам, компилирующим себя, под иностранные. Многие из них создали действительно достойные продукты. Гораздо большее опасение вызывают у меня иностранные бренды, замаскировавшиеся под российские продукты, которые практически полностью контролируют отечественный продовольственный рынок. И с этим точно что-то надо делать!

Мы отстаём от Европы лет на 25!

РП: Вы являетесь фактическим основателем аптечных сетей «Горздрав», «36,6». Какова ваша степень участия в этом бизнесе сегодня?

ТШ: Вырастив крупнейшую аптечную сеть, я понял, что на данный момент не смогу принести какую-то дополнительную пользу людям, инвестируя своё время в работу в данном сегменте. И осенью прошлого года полностью вышел из операционного управления аптечными сетями «36,6» «А5», «Горздрав», «A.v.e.-luxury». А в феврале этого года покинул и совет директоров, потому что не успевал инвестировать своё время в те новые проекты, которые принесут гораздо больше пользы людям. И обнаружился ещё один мало приятный для меня момент. В процессе роста аптечных сетей мы настолько увлеклись конкурентной борьбой с другими гигантами рынка, что совершенно не заметили, как страдают от нашей схватки небольшие аптечные сети и одиночные аптеки.

РП: Разве они ещё остались в стране?

ТШ: Да. И теперь моя личная задача и ответственность — исправить ситуацию. Я лично собираюсь обучить всех владельцев одиночных аптек и небольших аптечных сетей новейшим технологиям построения успешного бизнеса. И открыть для них доступ к недосягаемым на сегодняшний день финансовым и коммерческим ресурсам.

РП: Сегодня страна переживает далеко не простую экономическую ситуацию. Какие возможные направления деятельности вы порекомендуете тем, кто хочет начать своё дело? Что сегодня может «выстрелить» так, как ваш аптечный бизнес на заре 90-х?

ТШ: В последние полгода я активно углубляюсь в изучение продовольственной безопасности страны. И понимаю, что в России практически нет отечественных производителей! Почти весь продовольственный рынок контролируют иностранные гиганты. Более того, огромное количество продуктов они выпускают под псевдо-российскими брендами. Ну а на состав этих продуктов даже страшно смотреть. В 90-е годы наши фермерские хозяйства были полностью уничтожены. И на сегодняшний день мы отстаём от Европы лет на 25! Считаю своей задачей создать в нашей стране сильных отечественных производителей качественных продуктов. После выхода из управления аптечными сетями я возглавил деловой совет Корея-Россия. И я очень рад, что теперь наши страны активно пошли на встречу друг другу. А между Северной и Южной Кореей, наконец-то наступил долгожданный мир.

РП: Что более всего впечатляет вас в Южной Корее?

ТШ: Это корейские фермеры, которые рассекают по своим деревушкам на «Феррари», «Ламборгини», «Рендж Роверах» и «Роллс Ройсах». Поэтому первый опыт, который мы с партнёрами из компании Food Milk и «Ваша ферма» хотим внедрить у нас, — это создание кластера для фермеров, где будут построены инновационные роботизированые фермы. Там российские фермеры будут проходить полный цикл обучения последним достижениям в области создания качественных продуктов.

РП: Темур Константинович, спасибо за удивительный рассказ о ваших планах. И побольше лошадиных сил вам в их достижении!

ТШ: Спасибо и вам.  

О том, как создавался бренд «Лошадиная сила» и как Темуру Шакая удалось уговорить Ксению Собчак и Ольгу Бузову рекламировать торговую марку с «лошадиным лицом» читайте совсем скоро на «Русской Планете».

Текст подготовил Андрей Карелин



Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»