18 апреля 2016, 17:09
Федор Конюхов Федор Конюхов

Путешественникам нужны нанотехнологии

Путешественникам нужны нанотехнологии

14 апреля в «Роснано» прошла выставка более 50 моих картин, организованная фондом «Фрида Артс». Кроме того, я выступил перед ведущими специалистами корпорации и рассказал о том, как важны высокие технологии для путешественников. Из года в год материалы и техника развиваются, и ранее невозможные задачи становятся выполнимыми. Я всегда с удовольствием применяю в своих путешествиях новые технологии, они помогают мне выживать. Конечно, случается, что техника отказывает в самый неподходящий момент, поэтому важно заказывать снаряжение у лучших специалистов и тестировать его еще до старта экспедиции.

«Роснано» — ведущий специалист в области нанотехнологий в России, я очень рад, что у нас есть такая корпорация, которая может помочь мне как путешественнику осуществить мечты. У меня много задумок на предстоящие экспедиции. После полета на воздушном шаре «Мортон»  я планирую осуществить полет в стратосферу на тепловом аэростате. Абсолютный рекорд высоты для теплового аэростата в 2005 году в свои 67 лет поставил индийский пилот Виджайпат Сингхания. Он стартовал в Мумбаи и поднялся на 21,3 тысячи метров, а я хочу, чтобы этот рекорд был за Россией, а значит, нужно подняться еще выше. Это непростая задача, и мне нужно крепкое оснащение, которое не подведет.

Очень интересно, что шар для индийского пилота изготовила та же компания, что за 9 месяцев изготовила мой шар «Мортон» — Cameron Balloon Engineering. Англичане предложили сделать для меня новый тепловой аэростат объемом 100 тысяч кубических метров. Как я говорил, технологии постоянно развиваются, и современные материалы помогут мне добиться того, что никто до меня сделать не смог. По расчетам инженеров, я смогу подняться на высоту 25 километров. Но оболочка — не самый сложный этап проекта. Сложнее изготовить герметичную титановую гондолу и горелки, которые смогут подавать топливо (авиационный керосин) на высоте 25 километров. Если все благополучно сложится, то я стартую уже в 2017 году. Запускать аэростат планирую в России. Так как оболочка моего шара будет самой большой в мире, наполнять ее мы будем в глубоком карьере, который находится в Республике Саха (Якутия). Но есть и запасной вариант — карьер в Челябинской области.

Фото: Дмитрий Смирнов

А еще я давно готовлюсь к изучению Марианской впадины. Подобные экспедиции совершались всего два раза: в 1960 году на батискафе «Триест» Жак Пикар и лейтенант ВМС США Дон Уолш погрузились на глубину 10 919 метров, а в 2012-м канадский режиссер Джеймс Кэмерон на батискафе Deep Sea Challenger в одиночку погрузился на глубину почти 11 км. Но все существующие сегодня аппараты — в России это «Мир-1» и «Мир-2», во Франции — Nautile, в Японии — «Шинкай-6500», в Китае — «Цзяолун» — по техническим причинам не могут погрузиться более чем на 7 тысяч метров. Вот и получается, что человечество собрало гораздо больше образцов с Луны, чем материалов со дна Марианской впадины. Выходит, полеты в космос более доступные для нас, чем глубины Мирового океана.

Моя цель — не просто коснуться дна глубочайшей впадины на Земле, как это сделали в свое время Кэмерон и Пикар, а провести там несколько суток. Я планирую преодолеть 90 морских миль и провести уникальные исследования. А компанию мне составит мой давний друг Артур Чилингаров. Мы уже даже придумали девиз для этой экспедиции: «Россия исследует Марианскую впадину». Конечно же, на дне впадины чудовищное давление, поэтому рабочей группе, которая поможет мне в осуществлении проекта, придется решить четыре основные задачи:

  1. производство материала для корпуса;
  2. создание обитаемой гондолы для пилотов;
  3. создание системы балласта;
  4. производство источников электроэнергии.

Я хочу, чтобы наш аппарат был пригоден для многоразовых погружений. В мае 2015 года я ездил в лабораторию Ron Allum Deepsea Service в Сиднее (Австралия), где вместе с опытными инженерами обдумывал концепцию батискафа, рассчитанного на двух пилотов. Именно Рон Аллум, руководитель этого бюро, много лет работал с Кэмероном и спроектировал глубоководный аппарат, на котором знаменитый режиссер совершил свое погружение в бездну Челленджера (Марианскую впадину) на 8 часов. А теперь австралийцы воодушевились российским проектом, который ставит перед ними новые интересные задачи.

Но для меня как для патриота своей страны важно, чтобы во всех моих проектах был вклад российских ученых, поэтому я предложил руководству «Роснано» рассмотреть программы готовящихся экспедиций и подумать, где они смогли бы предложить отечественные технологии. Ведь «Роснано» производит стекла и нанопокрытия, упаковку продуктов, солнечные батареи, литиевые аккумуляторы, нанопокрытие деталей и многое другое. И я очень рад, что мне предложили создать рабочую группу для обсуждения возможностей сотрудничества. И, возможно, уже в кругосветном полете на воздушном шаре «Мортон» будут использованы технологии «Роснано».



Федор Конюхов — Путешественникам нужны нанотехнологии
27 апреля 2016, 11:14

Федору - желаю искренне удачи в его безумно опасном но все таки удивительно романтичном деле! Этот человек заставляет менять взгляды на человека и его способности! Спасибо Вам!

Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»