Лента Яны Евгеньевны Поплавской

Яна Евгеньевна Поплавская — российская актриса, ведущая, общественный деятель.



Родилась 28 июня 1967 г. в Москве. Окончила Театральное училище им. Б. В. Щукина. С 7 лет занималась художественной гимнастикой, кандидат в мастера спорта. С картины «Помни мое имя» началась ее кинематографическая биография. В 11 лет была удостоена Государственной премии СССР за лучшую детскую роль (фильм «Про Красную Шапочку»).



Работала в театре «Современник-2», затем в театре В. Ливанова «Детектив» (ныне — «Вишнёвый сад»). В 1994-1995 гг. вела программу «Видеомикс». Более 10 лет, до 2010 года, была соведущей развлекательно-новостной программы «Времечко». Вела собственные шоу на радиостанции «Сити-FM» и преподавала на факультете журналистики МГУ и в Институте телевидения и радиовещания «Останкино». Является членом Академии российского телевидения.



Почти 15 лет назад посвятила себя благотворительности, помогает больным детям. В 2013 году координировала сбор гуманитарной помощи для семей, пострадавших от наводнения в Амурской области, участвовала в организации доставки грузов в зону бедствия, работала в регионе в качестве волонтера. Награждена призом губернатора Амурской области «За неоценимую помощь пострадавшим в наводнении». 



0
1 642
Как показала жизнь, «огонь, вода и медные трубы» самые малые перед испытанием гуманитарной помощью. Я долго не хотела писать на эту тему, несмотря на то, что сталкивалась с недобросовестными «гуманитарщиками-посредниками» более полутора лет. Не писал...

Как показала жизнь, «огонь, вода и медные трубы» самые малые перед испытанием гуманитарной помощью. Я долго не хотела писать на эту тему, несмотря на то, что сталкивалась с недобросовестными «гуманитарщиками-посредниками» более полутора лет. Не писала, потому что в глазах многих это может дискредитировать саму идею бескорыстной помощи людям, и так не часто возникающие, душевные порывы частных благотворителей перечислять средства или привозить одежду, продукты питания… А они нужны! Нужны тем, кто в беде, тем, у кого сейчас война и нет денег, чтобы купить хлеб.

Но этот случай заставил меня обратиться ко всем с предупреждением. Предупреждаем о том, что рядом аферистка!

Я сейчас говорю о Марии Ципко, она же Елена Фом, Мария Погодина, Мария Бавыкина, Мария Православная и другое. Нам она представилась как заместитель директора «Благотворительного Фонда Новомучеников и Исповедников Христовых». В 2015 году она сама вышла на нас и предложила помощь в доставке гуманитарной помощи на Донбасс, предоставив по электронной почте гарантийные письма, копии доверенности и письма-запросы. Мы передали через нее детскую обувь, детское питание и средства личной гигиены. Никаких отчетов мы не получили. Но получили сеанс истерики и угроз. Вот ее обычная тактика: втереться в доверие, получить груз или финансирование, отправить груз на свое личное усмотрение без согласования, прислать несколько снимков с раздачи и через скандал, угрозы и шантаж разорвать отношения с банном в профиле. Целевая раздача части груза тоже часть плана.

С нами связалось настоящее руководство Фонда Новомучеников и Исповедников Христовых и сообщило, что к Фонду она не имеет никакого отношения, работает по поддельным документам и печати. В настоящее время, насколько это известно, она продолжает использовать мое имя и имя Фонда «НиИХ», делает попытки снова обращаться за гуманитарной помощью и сбором средств, уже зарегистрировав свой благотворительный фонд «Богородицы Победительной». От своего имени предупреждаю всех, что никаких полномочий Марии ни я, ни руководство фонда «НиИХ» не давали. Моим единственным представителем в этом направлении является Марина Журавлева.

С октября 2015 года мы не отправляли и пока не планируем отправлять гуманитарную помощь на Восток Украины. Мы развиваем собственные программы фонда. Если вы хотите помочь, обращайтесь ко мне лично или Марине Журавлевой, минуя недобросовестных посредников, если не сказать мошенников. Как показал этот случай, посредничество может дискредитировать любую благородную идею, а этого допустить нельзя.

Все необходимые запросы и документы будут направлены в компетентные органы.

1
9 084
Это история не про войну на Украине, хотя начинается она с этого. Это история про все войны, почему и называется «Невыученный урок 14/41». И самое поразительное, что военные, солдаты, которые видели эту картину, начинают плакать в зале — я это видела собственными глазами.

Короткометражный фильм «Невыученный урок 14/41» — это история учительницы из Донецка, которая спасла всех детей в классе. В этой истории самое главное, что нет разницы, какой национальности учительница. Это история не про войну на Украине, хотя начинается она с этого. Это история про все войны, почему и называется «Невыученный урок 14/41». Идут аллюзии, сравнительные характеристики. Эти дети никогда не вырастут, у этих детей никогда не будет своих детей, это убитое поколение. И пока политики решают свои вопросы, самое важное, что я помогаю людям. И мне совершенно все равно, какой они национальности и в какой стране они живут. Нет в войне правых и виноватых: я помогаю той категории женщин и детей, которые пострадали.

В этом фильме я сыграла учительницу. Как меня пригласили сыграть, это достаточно странная история. Хотя совпадений в моей жизни не бывает. Я вообще в них не верю. Мы грузили фуры, было тяжелое время: бумаги, заявки, чтобы можно было раздать детское питание. И в это время мне пишет мой зам Марина Журавлева, что ищут актрису на роль в коротком метре, и описывает, про что фильм. Я говорю: «Надо же, параллельно идет вот такая история про Донецк, Луганск, про войну… Очень интересно». Марина пишет режиссеру Нине Ведмицкой, Нина смотрит мой профиль, фотографии. Там нужна была женщина 52 лет. Нина пишет Марине: «Я совершенно обожаю Яну, но Яне лет 37. Она нам не подходит». А я-то уже загорелась, узнала эту историю. Кстати, эта картина снимается без денег. Ее делают профессиональные ребята, которые работают на Мосфильме, на Горького. Этот проект был выставлен в интернет, чтобы собрать на него деньги. И люди пожертвовали свои деньги, что меня потрясло.

Яна, наверное, не согласится сниматься без денег, думали некоторые, видимо. Но мы с вами понимаем, что не все в этой жизни делается за деньги. Есть понятие «идея». И мой близкий друг журналист Евгений Яковлев, слушая всю эту историю, говорит: «Послушай, что ты расстраиваешься. У тебя есть роль фактически неузнаваемая». Вы ж понимаете, что наши режиссеры не всегда готовы все отсматривать. В этом тоже есть своя определенная леность. Марина высылает режиссеру скрины и пишет, что можно посмотреть сериал про Мишку Япончика, где я играю революционерку Соколовскую. На мне специальный парик темного цвета, я там не то что негламурная — я там очень некрасивая женщина. Это было сделано умышленно, чтобы она была даже несколько мужеподобной. Это женщина, которая решила заняться мужским делом, решила воевать… Нина смотрит фильм и говорит: да, это она. В итоге сделали мне темный парик, чтобы уйти от меня, как Нина сказала, белокурой и снежной. И вот в начале фильма — уставшая от жизни, раздражительная женщина, золотой стандарт представления об учителях и завучах.

Только потом, когда начинается самая страшная экстремальная ситуация (война, обезумевшие от ужаса дети), мы видим, как этот человек, который поначалу казался неприятным, необаятельным, жестким, которому, казалось, не свойственно сострадание, превращается на глазах у людей в абсолютно другого человека. Она трепетная, героическая, она рыдает, она выносит на руках детей, она спасает, она жертвует собой. Мы с вами понимаем, что тогда была некая маска. В это же время идет параллельная линия о двух мальчиках. Главный герой в 2014 году видит другого мальчика, который находится в этой же школе, но в 1941 году. Картина очень трепетная, прошибающая людей...

Знаете, я занимаюсь всю жизнь культурой. Лакмусовая бумажка — это зритель. Можно говорить о продюсерах, рекламщиках, суперпрофессионалах, но никогда нельзя предсказать успех, никогда его нельзя абсолютно запрограммировать. Людей же не обмануть, они живут своей жизнью. Если люди пожертвовали свои собственные деньги на этот культурный кинематографический проект (они отдали свои деньги на идею для этого короткого метра), значит, их это волнует.

Удивительно: я была абсолютно уверена в том, что Европа не возьмет эту картину, потому что тема такая. Когда я выступала в Женеве, читала доклад, могу сказать, что тему событий на Украине обходили стороной. Вроде она есть, а вроде ее нет. По умолчанию. И честно скажу, я не знаю, что там будет в Германии, но картину туда пригласили, и она едет на фестиваль.

Может быть, после фестивалей картина будет в открытом доступе, но пока она проходит свой путь. Вы же знаете, какое двоякое отношение у людей к этим событиям на Украине и как часто начинаются дичайшие споры, обвинения. Меня почему-то обвиняют в том, что я на стороне украинских властей, потом обвиняют в том, что «Ага! Снимаете! А в это время там убивают людей!». Я не убиваю, режиссёр не убивает и группа тоже. Все работали бесплатно по 15 часов над уникальным проектом, который показывает отношение людей. Это картина против войны, картина пацифистская, картина про горе маленьких детей, неважно, какой они национальности. Это не имеет ровным счетом никакого значения перед лицом горя, войны. Это ужас, который делают политики.

Сегодня картина занимает призы и места на фестивалях. Самое поразительное, что военные, солдаты, которые видели эту картину, начинают плакать в зале — я это видела собственными глазами. Премьера была в кинотеатре «Победа». Понимаете, как интересно: фильм о войне, а премьера прошла в кинотеатре «Победа». Ничего просто так не бывает. И если картина сегодня занимает первые места на кинофестивалях, вот ответ на все вопросы.

2
14 545
Мне сложно однозначно сказать, повлиял ли кризис на сферу благотворительности, попробуем порассуждать.

Мне сложно однозначно сказать, повлиял ли кризис на сферу благотворительности, попробуем порассуждать.

На протяжении 17 лет моей помощи людям всегда были тяжелые времена. Это по принципу: «у кого суп жидкий, у кого жемчуг мелкий». Я заметила, что очень богатые люди помогают  крайне неохотно. На них можно тратить много времени, сил. Они будут все время принюхиваться, прислушиваться. Такое ощущение, что они хотят купить лошадь и заглядывают ей в зубы, а хороша ли она. Хотя мы с вами прекрасно понимаем, что благотворительность не может быть сверхценным объектом, за который человек богатый должен платить. Я, как адвокат, оправдываю всех. Я понимаю, эти люди зарабатывают деньги, обычно они их не крадут. Но иногда бывают уж очень странные вещи. Когда ты просишь деньги на ребенка, которого можно вылечить достаточно быстро, и сумма не очень большая нужна, человек вдруг говорит, что хочет помочь ребенку, который на грани, 50 на 50, у которого все очень плохо. Видимо, хочет выглядеть сверхспасителем. Не знаю. Мы же понимаем, что мы только ключи и помощники, на самом деле все написано наверху. Просто тебе нужно двигаться быстрее.

Раньше был кризис фондов — когда от большого количества негативных публикаций журналистов доверие к фондам рухнуло. Когда я просила денег на детей, как частное лицо, мне давали. Слава богу, сейчас ситуация поменялась. И в этом году я пришла к мысли, что нужно создавать фонд. Очень долгое время не хотела этого делать. Люди мне доверяли, помогали, я помогала другим людям, бесконечно просила, находила, сама зарабатывала. После Дальнего Востока, Комсомольска-на Амуре, Беслана поняла, что необходим фонд, чтобы за счетами и документами я могла не обращаться к другим фондам. И по совету друзей, врачей, адвокатов решила назвать фонд своим именем — фонд Яны Поплавской. Вместе с соучредителем Фонда Мариной Журавлевой, которая помогала мне в сборе и отправке гуманитарной помощи, мы будем работать в режиме ЧС, помогать женщинам и детям при катастрофах, бедствиях, пожарах, болезнях. Будем рассматривать различные заявки. Многие сейчас занимаются онкологией, и слава Богу, но ведь есть — убедилась на собственном опыте — немалое количество детей с другими заболеваниями, и им можно помочь, а никто этим не занимается. Ведь нельзя взвесить боль и отчаяние. Мы же с вами не боги. Категория счастья только одна — чтобы ребенок был здоров. Параллельно с ЧС мы будем развивать два направления: реабилитацию для детей и их мам, переживших трудную жизненную ситуацию. И «Театр – детям», где подарим возможность посещения детских спектаклей московских театров.

Актриса Яна Поплавская во время благотворительной акции

Актриса Яна Поплавская во время благотворительной акции. Фото из личного архива.

Надеюсь, в кризисное для страны время благотворительность не пострадает. Эта сфера ведь не зависит от размера кошелька. Она зависит от размера сердца и души. Людей, желающих делать добро, много. Во все времена русские люди вставали и шли помогать, всегда существовало меценатство. Если сегодня меценату важна социальная оценка или пиар, то она будет. Для меня важно помочь ребенку.

Нельзя заставить творить добро или жертвовать: я делаю, что ж ты не делаешь. Мне как-то один человек написал, мол, какой пиар себе устроила, самолеты в зону бедствия отправила. Мне не обидно. Принцип: «свинья грязь найдет» тут действует. Вот надо дать тем, кто ничего не понимает в благотворительности и помощи людям, совет: «Поднимите свою попу и пойдите в волонтеры, посмотрите, почем фунт изюма, попробуйте спасти хоть собаку или кошку, кого угодно». Пока шли военные действия, мои волонтеры трудились. Они работали для того, чтобы другим людям было что есть и пить. Благотворительность — это дело коллективное, работает громадное количество людей. Я видела своих волонтеров на премьере фильма «Невыученный урок». Удивительные люди.

Вы знаете, я просто создаю свою реальность и в ней живу. Меня окружают прекрасные люди, их становится больше. Они дышат со мной, живут в этой реальности. Я уверена, если ты в себя впускаешь счастье и позитив, оно тебя наполняет. А чтобы быть счастливым, нужно долго в себе носить радость. Мы же носим ребенка под сердцем, вот так нужно носить и радость. Когда у друзей депрессия, мы им говорим «не впускай ее в себя», иначе она захватывает. Я знаю только одно: неважно, что про тебя скажут люди, важны твои поступки. Важно, что ты думаешь, просыпаясь утром, про себя.

Я хочу к тому моменту, когда я буду уходить из жизни, действительно иметь очень мало людей за спиной, перед которыми я должна буду извиниться и просить прощения. Мне хочется верить, что за спиной будут люди, которым я помогла, для которых сделала что-то доброе и, благодаря Господу Богу, они были спасены. Я человек верующий: думаю, что Господь везде. Меня спрашивают, часто ли вы ходите в церковь. Я считаю, что просить о помощи можно везде. Однажды батюшке говорю, что как-то неудобно получается: когда людям плохо, они вспоминают и бегут, начинают просить и молиться, а когда было хорошо, не благодарят за это. Я тогда была совсем молодая. А батюшка мне сказал, что просить и молить всегда удобно. Ты же жалуешься и просишь у своих родителей, так и тут попроси, извинись и увидишь, что тебе помогут. Эти слова были важны в тот момент. Это изменило меня. Сейчас, когда мне что-то удается сделать, я безумно радуюсь и говорю спасибо за все, и за хорошие моменты, и за самые тяжёлые периоды. Недавно ушел из жизни мой папа. И я лишний раз убедилась, что все там, наверху, потому что он ушел во время молитвы. Мы стали его соборовать, он вздохнул 2 раза — и все.

Многие говорят: когда люди творят благо, надо молчать. Мой дедушка в свое время сказал на это: когда воруют, нужно молчать, а когда делают что-то хорошее, нужно громко об этом говорить, чтобы раздавалось эхо. Пусть это эхо раздается и сегодня.

0
1 622
В восемнадцатый раз в Керчи прошел фестиваль «Боспорские агоны»

В восемнадцатый раз в Керчи прошел фестиваль «Боспорские агоны». Председателем фестиваля был Александр Голобородько. В жюри входили такие видные деятели, как Василий Лановой, Алевтина Константинова, Владимир Коренев, Вера Глаголева. Это наши легенды.

В этом году появилась новая киностраница, которую придумал режиссер Саша Беланов: в рамках фестиваля есть возможность выставлять не только киноновинки. Это очень здорово, потому что многое проходит мимо людей. А здесь есть отличная возможность посмотреть и новое, и старое кино. Большое количество спектаклей было представлено. И это очень большая радость. А как там встречают, как принимают!..

Мне было безумно приятно, что наша картина «Невыученный урок 14/41» получила призы. Я получила приз за «Лучшую женскую роль», Нина Ведмицкая — за «Лучший фильм». Большое количество фестивалей наш фильм уже объездил, взяли много наград. Только что пришла новость от Нины Ведмицкой, что мы победили в своей номинации на фестивале в Америке!

Фестиваль «Боспорские агоны»

Фестиваль «Боспорские агоны». Фото: из личного архива

Керчь — удивительный город. Последнее здание было построено в 1990 году... Место, куда все стремятся попасть, которое хотят увидеть, прикоснуться к нему, — это гора Митридат. Часть совершенно удивительной истории! Сейчас все поднимаются на возвышенность и смотрят, какой кусок Крымского моста построен.

Я стояла наверху, и меня охватило такое чувство патриотизма, гордости, дикого детского восторга, когда ты не можешь поверить, что это можно сделать человеческими руками. Маленькие люди, насыпи, гигантское количество катеров, кто-то подвозит камни. И вот каждую неделю большая часть строится. Это просто дорога жизни!  

А фестиваль, конечно, удивительный. Ему уже 18 лет. Там трудятся сподвижники. Александр Александрович Голобородько — фантастический актер, чтец. Татьяна Умрихина — потрясающая женщина, директор Керченского историко-культурного заповедника. Умрихина — это чудо, локомотивный состав. Что бы ни происходило, 18 лет Лановой, Голобородько и Умрихина делали этот фестиваль, при том что это еще была Украина. И это не вопрос того, что «Крым наш». Можно орать, сколько угодно. Одни орут, а другие делают.

Знаете, сколько я езжу по регионам, мне кажется, что именно в регионах самые лучшие люди. Конечно, Москва — безумно избалованный город, город для работы. Здесь очень мало человеческих отношений, к сожалению, при том что это мой родной город, я его безумно люблю, жить без него не могу. Но здесь изменились люди… То ли за счет тех, кто приезжает сюда… Мне, например, кажется, что они приезжают в Москву зарабатывать деньги, а не любить мой город. А я его люблю. И, когда я приезжаю в регионы, я вижу абсолютно другие человеческие лица, они все светятся, люди по-другому общаются. Это есть в Керчи. И этого очень не хватает в Москве.

В целом я в восторге от поездки в Керчь.

2
11 733
Представьте, люди и страны 30 лет строили отношения. А все изменилось в секунду. Из-за того, что сейчас тяжелая политическая ситуация, люди переживают.

Приехав читать Тотальный диктант в Турцию, я пообщалась с разными людьми. Дело в том, что после диктанта была творческая встреча, которую я совершенно не планировала. Но люди попросили остаться, говорили, как рады, что мы приехали и не побоялись. Речь именно о том, что не побоялись! Они же видят, что происходит вокруг.

Из-за того, что сейчас тяжелая политическая ситуация, они переживают. Я узнала, что к президенту Турции отправлялись отельеры, владельцы отелей, бизнесмены с просьбой разрешить эту ситуацию. Представьте, люди и страны 30 лет строили отношения. А все изменилось в секунду. Иными словами, политика — это политика, а люди хотят общаться, культура никуда не девается. Все время у нас спрашивали о том, что же случилось. На улицах там действительно очень тихо. Совершенно потрясающий настрой у людей.

В моей социальной сети под постом мне одна женщина написала, что, мол, вам же запретили выезжать. Что значит запретили? Насколько я понимаю, мы живем в свободной стране, и я имею право ездить туда, куда хочу. Тут же был вопрос культурного обмена — проводился Тотальный диктант. Но самое интересное, что многие русские, которые живут в Москве, в Питере, не знают даже, что аэрофлотовские рейсы летят в любые города Турции, не только в Стамбул. Когда я вылетала, самолет был полный, потому что люди как ездили к своим семьям, друзьям, так и ездят.

Я услышала в отеле от обслуживающего персонала (они долгое время учились в Москве), что они плохо относятся к Эрдогану, потому что сейчас совершенно подорван бизнес, почему к президенту и обращались и отельеры, и бизнесмены. Что стоило умному человеку, если б он был умный, извиниться и разобраться со сбитым самолетом, выплатить компенсацию семье погибшего летчика, и решить этот вопрос для страны, которая в течение 30 лет была заточена на большое количество отдыхающих. Это вопрос глупости, с моей точки зрения. В итоге они понимают, что Эрдоган думает не о собственном народе, а о собственных амбициях. Это мне жители рассказали, там это очень активно обсуждается.

Мне очень понравилось, что многие дети великолепно говорят по-русски. Несмотря на то, что они родились уже в Турции, у них чистейший русский язык. Мамы нацелены на то, чтобы ребенок мог писать и читать на русском языке. Родители там и сами занимаются с детьми, и Русский культурный центр занимается, и школа. Есть хорошие педагоги, преподают и танцы, пение. Кстати, диаспоры обычно очень крепкие. В Турции, как и в Америке, русская диаспора достаточно большая.

Люди подходили, спрашивали обо всем: были удивительные вопросы и по поводу внутрисемейных отношений, и воспитания детей, и по поводу работы. Интересовались всем. Многие в Интернете посмотрели мои работы. Им очень понравился 60-серийный сериал «Первая любовь» и «Темные воды». Приехали русские корреспонденты, которые работают там на русском канале. Был русскоязычный местный журнал, где трудятся замечательные девочки, которые уехали 3-4 года назад. Вы ж понимаете, никто не властен над отношениями: люди влюбляются, женятся, встречаются, кто-то уезжает работать и зарабатывать деньги. Было ощущение, что люди страшно соскучились — соскучились по общению, они страдают, что выросла какая-то стена. Хотя там прекрасные магазины, где продаются русские книги. Ничего не изменилось.

К сожалению, я лишний раз убеждаюсь, что вопрос не в народе, а очень часто в человеке, который принимает определенное решение. В данной ситуации я говорю про Эрдогана. И ему совершенно все равно, что люди не могут заниматься бизнесом, не могут продавать продукты, не могут выполнять работу по приему туристов. И Турция терпит колоссальные убытки. Многие отели даже не открываются. А им же нужно кормить свои семьи. Я сейчас говорю даже не про турок, а про русских, которые находятся там. И многие из них решили делать бизнес, например, построили маленькие отели. И сейчас они в отчаянии, абсолютно не понимают, что делать, потому что люди взяли кредиты. Уж они-то ни в чем не виноваты. В целом тихо, спокойно, никаких взрывов, люди очень доброжелательно настроены и говорят только о том, что они желали бы всей душой, чтобы эта ситуация разрешилась.

1
1 619
Родной язык — это ты, это твоя память, твои друзья, твоя вера, это твое восприятие мира

С огромной радостью мои соотечественники в Турции писали Тотальный диктант, несколько турецких городов присоединились к этой ежегодной акции, которая объединяет все страны мира.

Диктант проводился в 13-й раз. В Кемер приехало громадное количество русских. Там живет много смешанных семей, очень много русских женщин, которые, кстати, прекрасно себя чувствуют. Некоторые занимаются бизнесом, кто-то воспитывает детей. Кто-то уехал пять лет назад, кто-то — десять.

Удивительно, но все с большим удовольствием ждали этот диктант. Он был проведен абсолютно так же, как и в Москве, Питере и других городах России, без каких бы то ни было поблажек. Диктант, с одной стороны, простой, с другой — сложный в плане пунктуации, то, чем мы все «страдаем».

Меня читать диктант русской диаспоре пригласили Русский культурный центр и Ассоциация соотечественников. Вы понимаете, было бы дико, если бы я, человек, который всю жизнь занимается речью, русским языком, культурой, не поехала бы. Многие люди благодарили и говорили, что я выполнила некую дипломатическую миссию.

Безусловно, такие диктанты способны повысить уровень грамотности населения. Дело в том, что мы все сейчас помешаны на гаджетах, разучились писать большие тексты, большинство из нас не ставит знаки препинания, мы ставим смайлы и обозначения, пишем очень коротко, простыми предложениями. У нас времени не хватает. Естественно, мы забываем, как в письменном виде оформлять предложение. Речь становится скудной. Я очень рада, что при помощи этой изумительной инициативы мы способствуем повышению грамотности.

По сути, это же не вопрос оценочного ряда (многие могут отказаться от оценки), а вопрос проверки собственных знаний. Если человек понимает свои ошибки, он всегда их исправит. Кроме того, это объединение людей. Мне очень понравилась 80-летняя бабулька. Подходит ко мне перед диктантом и говорит: «Девочка моя, я вас очень люблю, вы уж простите, но мне 80 лет. Вы, наверное, будете смеяться надо мной, я приехала из Белека сюда. Думаю, дура, наверное, я старая, ну что мне диктант, сейчас опозорюсь, и будут все надо мной смеяться. Но я в школе хорошо училась. На пятерки». Я ей говорю: «Что значит опозоритесь?! Хорошо, что приехали. Сейчас проверите себя, поправите свои ошибки и будете дома внукам читать диктанты. Конечно, это не стыдно. Вы просто боец! В 80 лет приехать писать диктант!» Я про себя подумала, поехала бы я в 80 лет писать диктант, и не смогла ответить на этот вопрос. А она, простая русская женщина 80 лет, поднялась и поехала — это удивительно и сильно.

Там были и мужчины, которые сели вместе с женами писать диктант. Мужчины давно женаты на русских, учились в России в институтах. На диктанте люди встречаются, общаются, это их объединяет. Потом они стояли и обсуждали, как кто написал, какие ошибки допустил, как сложные предложения оформил, возникали и споры по поводу русского языка. Теперь будут ждать оценок. Здесь, конечно, важно общение и желание проверить себя.

Безусловно, чтобы повысить грамотность, нужно больше писать и читать. Мой прапрадедушка, который был офицером царской армии, в свои 90 лет обратился к бабуле с просьбой купить ему русско-французский словарь. Я, находясь рядом с ним, засмеялась и спросила: «Дедушка, а зачем тебе французский язык в городе Черкесск в Карачаево-Черкесии?» Он на меня посмотрел и спокойно сказал: «Моя любимая, если человек забыл язык, на котором разговаривали его отец и мать, он перестает быть тем, кто он есть. Свой язык ты должен помнить всегда. Язык — это ты, это твоя память, твои друзья, твоя вера, это твое восприятие мира». И я запомнила это навсегда. Для меня язык — это мое восприятие мира. 

0
383
11 июля в ГМИИ им. Пушкина мы открыли цикл музыкальной сказкотерапии, в которой участвовала первая группа — 11 детей, находящихся в трудной жизненной ситуации

11 июля в ГМИИ им. Пушкина мы открыли цикл музыкальной сказкотерапии, в которой участвовала первая группа — 11 детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Сказкотерапевт Анна Бену рассказала музыкальную египетскую сказку «Волшебство Джеди» в сопровождении арфы. Потом дети прошли квест по карте в Египетском зале и написали свою сказку.

Мне кажется, что первое занятие прошло очень удачно. В начале занятия дети, конечно, были закрытыми, закрепощенными, недоверчивыми. У каждого — своя личная драма. У некоторых из них — проблемы с жизневосприятием, с желанием жить, с пониманием социума и своей роли в нем. Это все и прорабатывается с помощью сказкотерапии. Через погружение в искусство, в мир героев, красоты и вдохновения у детей формируется стремление быть героями своей жизни, подобно героям сказок и мифов, запечатленных в произведениях искусства — живописных полотнах, скульптурах, рельефах и т.д. В конце занятия дети уже улыбались, были открытыми.

Фото из личного архива

Фото из личного архива

Что греха таить, взрослым бывает безумно тяжело в жизни. Стрессы подстерегают нас всех. Маленькому ребенку еще тяжелее: они просто не понимают, что им делать в этой взрослой жизни, и часто отказываются от своей маленькой жизни. Поэтому очень важно говорить о проблемах детей и помогать детям, особенно из неблагополучных семей.

Мы же все любим сказки. Взрослые сами себе их придумывают. Кто-то придумывает колоссальный успех на работе, кто-то — что она красавица-раскрасавица и страшно востребована противоположным полом. Все эти сказки — для того, чтобы удержать себя на плаву, не упасть, не рухнуть на колени, потом ведь очень тяжело подниматься. Особенно большие мегаполисы требуют от людей лжи — социальной лжи, что, мол, ты должен быть обязательно успешен, богат, здоров, твои проблемы никого не интересуют. И даже взрослый человек не справляется с этим: не знает, что делать, чувствует себя неудачником, сбитым летчиком.

Я не хочу, чтобы это происходило с детьми. Именно поэтому в моем фонде работает замечательный психолог, сказкотерапевт Анна Бену. Дети развиваются только тогда, когда смотрят, наблюдают, впитывают. Они растут и тогда приходят к пониманию, что, кроме еды и одежды, которая не так важна, есть мир, и он на самом деле прекрасен. И когда ты понимаешь, что можешь протянуть ребенку руку и показать, что на самом деле происходит вокруг, он начинает воспринимать, придумывать сказки, мнить себя героем. В этих прекрасных фантазиях происходит реабилитация. Они учатся бороться со своими страхами. После занятия дети улыбаются, у них абсолютно другие лица, они стали рисовать, открыто общаться. Меня это безумно порадовало.

У нас же как считается: если фонды помогают, значит, собрали большое количество денег, купили инвалидную коляску, игрушки и все остальное. Но есть еще психологическая реабилитация. На самом деле процессы реабилитации в нашей стране только начинают подниматься. Я надеюсь, что мы будем если не первопроходцами в этом вопросе, то войдем в десятку лучших фондов, которые занимаются реабилитацией, особенно психологической.

Удивительно, вся Европа и Америка помешаны на походах к психоаналитикам. Просто у них мало сказкотерапевтов. А зря. Ведь сказкотерапия нужна и взрослым. Просто это будут взрослые сказки, где человек, уходя в этот сказочный мир, сможет реализовать себя. Рассказал — и уже проблема не так страшна. Кстати, у нас в фонде еще будет работать потрясающая детская писательница Аня Гончарова.

В перспективе я очень хочу сделать сказкотерапию для детей, которые прикованы к больничным койкам. Они ведь, кроме больничных стен, ничего не видят. И я уже знаю, как это сделать. Будем работать.

0
1 139
Недавно я участвовала в дебатах лидеров некоммерческих организаций и бизнес-экспертов на тему «Сострадание или жесткий менеджмент в управлении НКО: что выбрать?»

Недавно я участвовала в дебатах лидеров некоммерческих организаций и бизнес-экспертов на тему «Сострадание или жесткий менеджмент в управлении НКО: что выбрать?».

С моей точки зрения, самое главное — это найти хорошего зама. Я своего зама искала 18 лет. Я на протяжении 18 лет занимаюсь благотворительностью, и мне в голову не приходило регистрировать свой фонд. Потому что мне казалось, что я могу все сама, могу привлекать волонтеров и так далее. Все было только на мне. И вот я нашла Марину Журавлеву, своего зама. Этот тот человек, который профессионально занимается менеджментом. Сейчас у нас как плохой и хороший полицейский. Один все время мучается, а другой конкретно говорит, что нужно сделать в этом случае. Я абсолютно доверяю своему заму. Конечно, для эффективного функционирования фонда нужна команда. Это самое главное в работе НКО.  

Но, на мой взгляд, именно сострадание — это отправная точка. Если вы не сострадаете, не испытываете чувства эмпатии к чужим бедам, то не получится ничего. Я тот человек, который все время, может быть, к сожалению, сострадает и мучается этим. Однако за 18 лет у меня не произошло эффекта выгорания. Наверное, это здорово.

Был вопрос про «есть деньги на 100 детей, а на 101 нет, что делать». Знаете, в свою бытность работы на «Времечко» на моем эфире был министр здравоохранения Зурабов. Уже тогда я занималась благотворительностью (правда, не люблю это слово). Я тогда собрала деньги на ребенка, которому нужна была огромная сумма на пересадку костного мозга. В это же время собирали деньги на детей, которым нужно было установить окклюдеры, чтобы вылечить порок сердца. Зурабов тогда сказал: какой смысл на одного ребенка собирать такую сумму, когда столько детей нуждаются в окклюдерах. И я ему в прямом эфире сказала, что он не Господь Бог и даже, видимо, не министр здравоохранения — он, скорее всего, математик. И он очень обиделся на меня, я это хорошо помню. Дело в том, что мы не математики. И те люди, с которыми я работаю, слава Богу, тоже не математики. Поверьте, если я на помощь 100 детям денег достала, то и на 101 я достану. Так мы и работаем.

Уверена, если мы чего-то не умеем, то мы этому обязательно научимся, если жизнь поставила нас перед лицом какого-то тяжелого событийного ряда. Я, например, раньше не знала, что такое логистика. А когда понадобилось загружать самолеты, я отлично узнала, что такое логистика, килограммы, объемы. Опять же важно, чтобы в вашей команде работал хороший менеджер. Тогда он вместе с вами придумает, как добыть необходимые деньги, как быстрее и эффективнее помочь людям. Самое ценное — это идея. А как ее реализовать, решится: найдутся тысячи исполнителей, которые пойдут за вами. Человек — существо обучаемое.

Если говорить про управление фондом, то все мои сотрудники — это специалисты из бизнеса. У меня руководит фандрайзингом человек, который много лет занимался бизнесом. Финансовый директор — это генеральный директор налоговой консультации. Между прочим, она вкладывает свои деньги частично в проекты нашего фонда. Это ее выбор. Юридическая помощь — известная контора Александра Карабанова. Это человек, который может себе позволить этим заниматься. За мои 18 лет деятельности были времена, когда я падала от наплыва людей, которым нужна помощь, а команды у меня не было. Давайте быть честными, если вам говорят, что вас поддержат в деле 100 человек, в лучшем случае с вами останется один. Это очень тяжелая работа. И спасибо команде, которая сейчас у меня есть.

Я знаю фантастических людей, которые были ранены и не могли подняться. Сегодня они сделали удивительные вещи для благотворительности в нашей стране. По одной причине — они потеряли и не смогли пережить эту потерю. Я не знаю, сколько каждому отмерено жизни. Я считаю, что нужно делать, что должно. Пирожки должен печь пирожник, сапоги тачать сапожник. Если вы решаете зарегистрировать НКО, вы берете в свою команду тех людей, у которых что-то есть в сердце, в душе, которые и болеют, и сострадают, и занимаются решением вопросов. 

0
417
В Керчи изумительный центр. Но представьте, громадное здание Драматического театра, как мини-Большой театр — не функционирует как театр.

Недавно я впервые побывала в Керчи. Там, конечно, очень большая проблема с дорогами: их никто не строил, пока это была украинская территория. Например, в Керчь от аэропорта мы добирались около 5 часов, а обратно уже 3,5–4 часа, потому что положили большое количество километров асфальта. Как много людей там дышат ожиданием, надеждами и счастьем!.. Как будто у них жизнь только началась, правда.

Я даже сама не представляла, насколько там ничего не было. У меня было ощущение, что я попала в свое детство. Советский Союз... В принципе, это и было построено почти все во времена Советского Союза. Те же вывески, шрифты на вывесках «Магазин», «Гастроном», «Сыр», «Колбаса», как будто это 1970–1980-е годы. И рука человека не тронула Керчь. Как будто закрытая территория. Я так понимаю, что они просто оттуда деньги выжимали, построив себе там собственный гостиничный бизнес. Кстати, сейчас очень многие гостиницы стоят закрытые, потому что их владельцы с Украины.

В Керчи изумительный центр. Но, что меня очень возмутило, и я на банкете сказала мэру города об этой дикости — что не функционирует Драматический театр. Громадное здание с колоннами, центр, безумная красота, историческая, чистейшая улица Ленина — а в нем продаются трусы и носки. Я в шоковом состоянии. Представьте, громадное здание Драматического театра, как мини-Большой театр —  не функционирует как театр.

Мы написали обращения и к Мединскому, и к местным властям, чтобы прекратить это безобразие. В храме искусств торчат торгаши, которые торгуют исподним. Я мэру говорю: «Слушайте, отдайте тогда театр Министерству культуры» — это вопрос баланса. Но, видимо, ему не очень хочется это делать. А спектакли играют в ДК «Корабел», который молодые ребята привели в потрясающее состояние, сделали там ремонт. Дошло до смешного: в театре — трусы, а ДК функционирует как театр.

Это наше большое письмо все подписали: и те, кто был на фестивале (Лановой, Коренев, Голобородько), и местные власти, которые радеют за то, чтобы там действительно все функционировало. Любому городу, тем более такому большому, куда приезжают различные люди, нужен театр. Это будущее для города, куда будет приезжать громадное количество отдыхающих. Представьте, люди приедут отдыхать на месяц, на полмесяца — и есть куда пойти с детьми, с друзьями.

С Керчью мы планируем делать благотворительные проекты, начинаем работать в рамках программы фонда «Подари ребенку сказку». В следующем году будем делать спектакли с детками с ограниченными возможностями, которые находятся в реабилитационных центрах Керчи. Там работают совершенно удивительные сподвижники в плане работы с детьми, есть очень много программ для ребят. Родители просто молятся на этот центр. Центры очень хотят с нами сотрудничать. И нам есть чем им помочь. 

1
795
Через погружение в искусство, в мир героев, красоты и вдохновения, у детей формируется стремление быть героями в своей жизни, подобно персонажам сказок

Как я рассказывала ранее, в фонде Яны Поплавской для женщин и детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, мы планируем благотворительные мероприятия.

Сейчас мы открываем цикл благотворительных сказкотерапевтических музыкальных занятий в музеях и усадьбах Москвы. Занятия эти в первую очередь предназначены для детей-сирот, детей из малообеспеченных и многодетных семей, детей-инвалидов, детей, нуждающихся в реабилитации после перенесенных психологических и физических травм. Также мы будем заниматься с усыновленными или находящимися под опекой детишками, нуждающимися в психологической помощи, но не имеющими хронических психосоматических заболеваний. Цикл сказкотерапевтических мероприятий мы планируем проводить на регулярной основе, как минимум один раз в неделю по два часа. Группы будем формировать из 10 человек по возрастам: от 7 до 10 лет и от 11 до 14 лет.

Первое занятие пройдет в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Это будет удивительное знакомство с искусством, сказкой и мифом. Через погружение в искусство, в мир героев, красоты и вдохновения, у детей формируется стремление быть героями в своей жизни, подобно персонажам сказок и мифов, запечатленным в произведениях искусства, — живописных полотнах, скульптурах, рельефах и т.д. Их ждет музыка, квест по приключенческой карте и, конечно же, сказка, которую дети будут не только слушать, но рисовать и сочинять.

С ребенком будет проведена профессиональная терапевтическая, образовательная и воспитательная работа в увлекательной динамичной игровой форме. Это не только развлекательная встреча — все акции фонда направлены на практическую пользу для детей.

Ведет занятия педагог и сказкотерапевт фонда Анна Бену. Она через сказочный сюжет поможет преодолеть проблемы ребенка, трансформируя деструктивные образы и состояния в позитивные.

Ведь что такое сказка? Это глубокое символичное повествование о развитии человека, о его поиске себя, его ошибках и победах. Все дети любят играть и любят сказку, глубоко проживают ее события, сопереживают героям и примеряют на себя их образы. Именно это делает сказку отличным терапевтическим инструментом.

Те программы, над запуском которых мы сейчас работаем, будут не разовыми мероприятиями, а регулярной работой фонда. Культурные программы пройдут под девизом «Подари ребенку сказку!» Мы планируем сделать доступными для наших подопечных детские культурные мероприятия Москвы. В разработке также программа для детей от 10 до 18 лет с парезом и параплегией нижних конечностей без хронических психосоматических отклонений. Содержание программы пусть некоторое время останется тайной. Но родители детишек этой категории могут быть уверены, что мы в фонде готовы им помочь. 

2
3 804
Сейчас в нашем фонде планов много: будет запущен громадный социальный проект «Подари ребенку сказку!». Он культурный, оздоровительный, социально значимый и благотворительный одновременно.

Сейчас в нашем фонде планов много: будет запущен громадный социальный проект «Подари ребенку сказку!». Он культурный, оздоровительный, социально значимый и благотворительный одновременно. Большое количество людей готовы сотрудничать (крупные организации, фирмы, больницы), что меня очень радует.

Поскольку мы молодой фонд, в первую очередь мы сформулировали задачи, которые ставим перед собой для развития, прописали программы. Очень важно на начальном этапе определить направления, которыми мы будем заниматься и которыми не занимаются активно другие узконаправленные фонды. Очень много фондов, которые помогают детишкам со специализированными заболеваниями. Да, есть фонд «БЭЛА», который занимается детьми-бабочками, есть «Даунсайд Ап» и многие другие. Но есть группа детей, которые не подпадают ни под один фонд. Это дети, которые оказались в сложных ситуациях, получили травмы, инвалидность, потеряли конечности или у них ограничены возможности, они на инвалидных колясках. Такими детишками почти не занимаются планомерно, их проблема начинает прогрессировать, развиваются отклонения, связанные с изменением образа жизни и полученной травмой. В семье же наступает кризис — меняется уклад семьи, ожидания родителей. Это очень сложно. Мы работаем с мамами и детишками, если нет мамы, то с папами (хотя на мужчин мы в последнюю очередь ориентируемся, мужчины у нас в принципе более самостоятельные, как правило), и помогаем им выйти из этих кризисных ситуаций, планируем проводить профилактику для предотвращения проблем и отклонений.

Первое направление работы нашего фонда — разностороннее реабилитационное направление. Наши психологи работают с мамами в направлении преодоления кризиса, с постановкой новых целей, с новым позитивным движением. С детишками работают не просто психологи, но и сказкотерапевты, и арт-терапевты. Все страхи, проблемы, неудачи, которые люди сейчас сваливают на произошедшую ситуацию, прорабатываются через сказку и арт-терапию. Мы готовим интересную акцию «Музыкальная сказкотерапия в гостях у муз». Начнём с Пушкинского музея. Это будет музыкальное сказкотерапевтическое занятие с детишками в течение двух часов. Дети будут решать очень много интересных задач, затем у них будет квест по музею, они будут рисовать сказки, обыгрывать их. То есть будет очень увлекательное живое путешествие в мир музея, мир муз под руководством сказкотерапевта. А летом уже мы выйдем и на открытые территории — усадьбы Царицыно, Кусково, Абрамцево, где будут собираться группы из 10–15 наших подопечных детей.

Следующим пунктом в этом направлении стоит покупка билетов в театры на детские спектакли и различного рода детские праздники. К примеру, многодетная семья не может позволить себе билет в театр за 1000 рублей, и мимо ребенка проходят все премьеры и интересные программы. Мы хотим изменить ситуацию и сделать театральный мир доступным.

Фото: из личного архива.

Направление «Оздоровительная реабилитация» мы сейчас развиваем с нуля. Ее разрабатывают и будут проводить наши специалисты: это уникальная программа фонда. Сейчас мы встречаемся с нашей целевой аудиторией, выявляем все потребности, нюансы, всё, что на сегодняшний день получают и не получают такие дети. В основном это дети-колясочники, дети, потерявшие конечности, пережившие сложные операции и переломы, которым нужна реабилитация. Если детей возможно восстановить, не запустить проблему и не оставить ребенка глубоко инвалидом, то мы делаем это. Если это уже невозможно, то наши специалисты научат его заниматься собой и правильно относиться к ситуации. Важно не давать уходить проблеме вглубь, иначе потом будет работать крайне сложно.

Решать острые медицинские вопросы нам будут помогать наши партнеры врачи — офтальмологи, ортопеды, травматологи, пластические хирурги и другие специалисты. В своих клиниках на льготной или благотворительной основе они будут проводить операции, которые по финансовым показателям недоступны семьям с ребенком-инвалидом. И мы очень благодарны им за помощь и сотрудничество!

Фонд реализует свои задачи в нескольких направлениях. Одно из ведущих направлений — гуманитарная помощь. Сейчас мы работаем над одной историей — поставка инсулина в город Антрацит Луганской области. У нас есть 28 детишек, которые очень ждут инсулин. Мы уже имеем средства, для того чтобы купить его, но, к сожалению, администрация никак не готова его принять в Луганске. Министерство здравоохранения ЛНР не дает разрешения областным поликлиникам писать гарантийные письма фондам, не зарегистрированным на территории Луганска. Как правило, детское питание, лекарства и медикаменты для детей выдаются под присмотром педиатра или лечащего врача обязательно. На данный момент врач не может написать нам такое гарантийное письмо, что раздача будет происходить под его непосредственным контролем. И вот эту ситуацию мы сейчас пытаемся решить и ждем подтверждения. Как только подтверждение нам будет выслано, соответственно, дети сразу получат лекарство, которое не получают уже с декабря. Для нас это сложный, напряженный момент.

Мне хотелось бы, чтобы фонд Яны Поплавской для женщин и детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, приобрел федеральный размах, потому что нет разницы, в каком городе, в каком месте «шарика» мы живем. Когда я помогала беженцам, когда я помогала во время затопления на Дальнем Востоке, мне было абсолютно все равно, какой это город нашей страны. Дело в том, что подопечными нашего фонда в один момент может стать абсолютно любая семья. Трудная жизненная ситуация может случиться с каждым — ДТП, катастрофа, стихийное бедствие, военные действия. Допустим, потеря кормильца — и все, семья остается на прожиточном минимуме или ниже. Поэтому для детишек и членов их семей, для мам в первую очередь, это возможность не остаться один на один со своей бедой, а обратиться за помощью и получить ее.

Почему я ушла от узкой направленности? Потому что я работаю, как маленькое МЧС.

История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»