Мнения и люди

Многочисленные рейтинги известных русских людей показывают, как много наших соотечественников развивают бизнес, науку, технологии, культуру и другие сферы жизни, важные для общества, внося заметный вклад. Это те, чьё мнение заслуженно является авторитетным.

Эти люди рассказывают «Русской Планете» о своей жизни, о своих ценностях и о том, что они планируют сделать для России и мира. Они делятся интересными мыслями по актуальным темам, волнующим русскоязычную цивилизацию.

Создатель закрытого сообщества счастливых людей рассказал РП о подлинных ценностях   В 22 года он вспомнил свою прошлую жизнь и то, что было до того, как он снова родился. В своих многочисленных путешествиях по святым местам мира Артём Рублёв откр...

Создатель закрытого сообщества счастливых людей рассказал РП о подлинных ценностях  

В 22 года он вспомнил свою прошлую жизнь и то, что было до того, как он снова родился. В своих многочисленных путешествиях по святым местам мира Артём Рублёв открыл для себя саму суть человеческого существования. Благодаря обретённым знаниям он стремительно прошел путь от обычного студента до крупного бизнесмена, популярного блогера и основателя уникального сообщества счастливых людей — Inside.  

Кто такой Артём Рублёв — вкратце? 

Я совершенно открытый человек, максимально открыт миру, люблю всё новое — изучаю, общаюсь, встречаюсь с новыми людьми. Я очень быстро двигаюсь по жизни, у меня всё быстро меняется, но курс на созидание и на открытость остаётся неизменным. 

О любви к путешествиям: 

Путешествия — это моё  хобби, это глоток воздуха в душном мире, разрядка, перезагрузка, ну и, конечно же, работа: даже во время отдыха я примерно половину времени уделяю делам. Я открыт всему новому и прошёл много практик, движений, изучал религиозные течения. Я путешествовал по Индии, был на Тибете, в Непале, жил в монастырях, был вегетарианцем. И из каждого учения я вычленял для себя какое-то маленькое зёрнышко, маленький кирпичик, который формировал мой дом.  Не надо бояться всего нового. 

О комьюнити «Inside»: 

Могу сказать, что сообщество уже сформировано, и люди, которые в нём состоят, совершенно разные. Изначально я поставил перед собой  задачу создать сообщество именно предпринимателей, но поразмышлял и понял, что, в общем-то, предпринимательству и бизнесу сегодня может научиться каждый: есть масса литературы, есть интернет, какие-то другие различные источники. Каждый может научиться быть предпринимателем, но само это ещё не принесёт счастья.  

Мой клуб — это сообщество счастливых людей из абсолютно разных сфер. Это не только бизнесмены, но и врачи, люди искусства… Это люди, которые себя ищут, которые открыли в себе что-то новое, которые чувствуют, что предназначены для чего-то большего, но пока сами не знают точно, для чего  именно, и в процессе общения с людьми они себя находят. И это помогает им развиваться совсем иными темпами.  Inside — это коммуникация с людьми, близкими по духу, это люди, которые созвучны с тобой по жизненным принципам, жизненным позициям, миропониманию. Люди, которым не нужно «притираться» друг к другу, что-то узнавать друг о друге, спрашивать. Они садятся за стол — и тут же начинается коммуникация. 

На сегодняшний день  в нашем клубе уже порядка 420 человек, всего же в нём будет тысяча человек — людей  объединённых одной целью созидания, тем счастьем, которое живёт внутри, той эмоцией, которая созидает, а не разрушает. Нам приходит много заявок, но у нас серьёзный отбор, многих  мы отклоняем.  

Об участии в следующих президентских выборах: 

Я долго думал о том, как можно донести свою философию до максимально широкого круга людей, пристально следил за президентскими выборами в этом году и понял, что через 6 лет я сам смогу предложить программу, сформировать основные тезисы своей философии и донести их до очень широкого круга людей.  Донести своё миропонимание, своё мироощущение. 

Люди будущего — кто они? 

Прежде всего, это люди открытые. История циклична, в ней всё повторяется —  это известная  аксиома. Люди потихоньку будут становиться такими, какими они были раньше. Я не люблю приводить религиозные примеры, но, согласно индуизму, мы сейчас живём в эпоху «калиюга» — эпоху падения нравов, в которой люди «закрыты» друг другу. Но ей на смену обязательно придёт новая эпоха, в которой люди вернутся к своим истокам.  

Когда-то на заре истории люди объединялись в племена, помогали друг другу, созидали, развивались. Сейчас всего этого  уже не найдёшь, особенно в крупных городах, мегаполисах, но, если приехать в небольшие городки, в сёла, то видишь, как по-иному люди там относятся друг к другу, там люди «тянутся к земле», туда переезжают из больших городов, чтобы создавать поместья, «деревни».  

Идея будущего России: 

Она должна звучать так: созидание и открытость миру, жизнь по совести, с открытым сердцем. Это залог успеха и процветания любого государства. Любое потрясение — это сигнал к тому, что настало время проверить, насколько правильным оказался выбранный пути. История циклична, и важно научиться распознавать эти циклы, чтобы понять, как можно корректировать развитие. Причём это справедливо не только для государства, но и для каждой отдельной личности. Если твои ошибки повторяются, если у тебя в бизнесе что-то не получилось раз, не получилось два —очевидно, что выбранный тобой путь изначально не верен. 

О преодолении кризиса: 

Человек должен научиться честно задавать самому себе вопросы и честно же на них отвечать. Это действительно важно. Многие не только боятся честно отвечать на вопросы самим себе, но даже бояться их задавать — например, «на том ли я пути».  Важно преодолеть этот страх, что я сам в своё время и сделал. Моя жизнь круто изменилась с тех пор, как я честно задал сам себе вопрос: люблю ли я жизнь так, как хотел бы, чтобы она любила меня.  Я прекрасно помню, где именно я задал себе этот вопрос — это было на Алтае, в горах.  У меня всё перевернулось, клянусь! Я был в определённом состоянии сознания, абсолютно открыт и я задал этот вопрос вслух — как будто, не я его задал.  

О материальном и вечном: 

В целом, я могу сказать,  что у меня сейчас столько денег, сколько мне нужно, у меня есть всё, чего я хочу сейчас. Многие же сегодня просто зациклены на материальном, многие ощущают, что им постоянно не хватает денег. Это неправильно — акцентировать внимание на отсутствии денег. Тем  самым мы это отсутствие притягиваем и укрепляем, равно как, если сосредотачиваться на собственных проблемах — они никогда нас не покинут. Нужно уметь «отпустить ситуацию», чтобы она кардинально изменилась. 

Как ни банально это прозвучит, но не в деньгах счастье, деньги вообще слишком переоценены. Я довольно много общаюсь с людьми из, скажем так, высшего круга. Я лично знаком с очень богатыми людьми, мультимиллиардерами. У них есть всё, кроме счастья. Они обременены проблемами и часто являются заложниками ситуаций, а на саму Жизнь им просто не хватает времени.  

Простой критерий, счастлив человек или нет — глаза, блеск в них. А деньги… На тот свет их не заберёшь, нужно жить «здесь и сейчас», тем более, что жизнь коротка. 

Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект о повышении пенсионного возраста. Министр труда и социальной защиты Максим Топилин, представляя документ депутатам, заявил, что «предполагаемый законопроектом рост выплат будет беспрецеде...

Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект о повышении пенсионного возраста. Министр труда и социальной защиты Максим Топилин, представляя документ депутатам, заявил, что «предполагаемый законопроектом рост выплат будет беспрецедентным в истории России». По его словам, инфляция за 2018 год составит чуть более 3%, это означает, что «пенсии будут проиндексированы темпами более чем в два раза выше инфляции». 

Заявление министра для «Русской Планеты» прокомментировал первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, глава Временной Комиссии СФ по мониторингу экономического развития Сергей Калашников: 

Законопроект о повышении пенсионного возраста не содержит статей, связанных с изменением системы индексации пенсий. Существующая система индексации пенсий никакого их роста не предусматривает. 

Напомню, действующим законом предусмотрено две индексации пенсий в год. Одна осуществляется на дефлятор, то есть на величину инфляции, вторая же зависит от доходов Пенсионного фонда. Повышение пенсионного возраста, тем более в краткосрочной перспективе, никак не может привести к увеличению доходов Пенсионного фонда. То есть никаких дополнительных доходов не предвидится. Следовательно, вторая индексация остаётся в рамках имеющегося законодательства, и аргументов за то, что она будет более высокой, просто-напросто нет. Наоборот, думаю, ещё никто не забыл недавнюю историю с отменой второй пенсионной индексации. 

Потому заявление глубоко уважаемого мною Максима Анатольевича вызывает у меня недоумение.    

подготовил Виктор Мартынюк 

Известный художник-модельер, живописец и профессор Вячеслав Зайцев поделился с РП своими планами на отпуск и рассказал, что и с чем носить этим летом

«Меня часто спрашивают: где я провожу лето?», — улыбается маэстро.

«Лето — это сезон отпусков и беззаботного времяпрепровождения, когда хочется уединиться в любимом месте, подальше от людей и суеты…

Но для меня самое любимое место в Москве — это моя работа, Дом Моды на проспекте мира. Тут всё родное, прочувствованное до мелочей. Здесь всё спроектировано лично мной — от интерьеров, до экстерьеров. И даже в отпуск я всегда приезжаю сюда, чтобы побыть в этих стенах, немного поработать»

Ещё одним местом душевного отдохновения Вячеслав Зайцев называет свой любимый дом в Подмосковье — усадьбу в деревне Каблуково, Щёлковского района Московской области, которая принадлежит ему с 2000 года. Именно там он создал уникальный музей его коллекций одежды, рисунков и предметов интерьера. Чтобы оказаться на рабочем месте оказаться вовремя, метру приходится заводить будильник на 5 утра. Но этот «недостаток» его ни разу не останавливает.

«В Каблуково царствует удивительная атмосфера добра, созданная светом, пьяняще чистейшим воздухом, напоенным ароматами сосен и елей, а также какой-то намоленностью этого места. Здесь, неподалеку, располагается древний мужской монастырь, который я иногда посещаю.

С годами всё больше манит Иваново — город моего детства. Там я расслабляюсь. Также очень люблю Санкт-Петербург! Это помпезный, имперский город, который, наоборот, заставляет подтянуться!»

Модельер признается, что Питер, со своей элегантной архитектурой чем-то напоминает ему Париж — его самый любимый город за рубежом:

«Чистота линий парижских улиц, великолепных кованых оград, балконов и других элементов архитектуры вызывают во мне, русском художнике и эстете по натуре, чувство настоящего наслаждения!

По Парижу я обожаю гулять часами, почти никем неузнаваемый. Люблю разглядывать витрины парижских магазинов, доведенных до вершин искусства витринистики. Атмосфера этого города любви для меня ассоциируется с удивительной свободой и раскрепощённостью»

Сегодня, по мнению маэстро, большая разница между городами Европы и России, которая раньше была очень явной, стала стираться. Как стали стираться грани и в манере одеваться.

«Знаете, сейчас стало интересно даже по московским улицам ходить! Появилось столько вольнодумцев, позволяющих себе неслыханные композиции в одежде!

На светских приемах, как я заметил, люди стали гораздо лучше одеваться. Раньше светская тусовка за рубежом и в России сильно отличались. Особенно в одежде. Сейчас разница исчезла. Более того, у России появилась возможность проявить себя более убедительно. В то время как в Европе засилье одежды в стиле casual, у нас больше стремятся одеваться в красивую, изысканную одежду. Видимо, желая наверстать упущенное за годы однообразной одежды для всех.

Вокруг как-то быстро и незаметно появилось множество классных мужчин и женщин. Но у большинства из них, как я вижу, есть одна проблема: они зависимы от того или иного бренда. А человек современный, думающий должен уметь составлять из разных брендов свой собственный стиль.

Если люди будут одеваться так, как подсказывает им их собственное чувство стиля, то это даст возможность оставаться самими собой и превзойти самые смелые ожидания.

Не надо забывать себя! Всегда нужно делать ставку на индивидуальность, корректировать образ, созданный тем или иным дизайнером, прежде всего, под себя. Лично я всегда стараюсь проникнуть во внутренний мир клиента, чтобы затем выразить его в одежде»

Для летних деловых будней Вячеслав Михайлович советует иметь в гардеробе хлопковые и шелковые трикотажные майки, топы, кофточки, которые легко можно комбинировать с летними костюмами.

«Костюмов чисто белого цвета следует избегать, так как они выглядят слишком легкомысленно для деловой обстановки. Но вот белая кружевная блуза в сочетании с укороченным жакетом серо-голубого или бежевого цвета вполне допустима.

Чёрно-белая графика в любых вариациях хороша как на одежде, так и на обуви. Это может быть мелкий геометрический рисунок, белый кант на чёрном фоне или наоборот. Летние деловые аксессуары не лишены кокетства и имеют более широкую цветовую гамму. Прежде всего, это касается сумочек, обуви, поясов. Они позволяют внести яркие штрихи.

В классической обуви и сумках акцент лучше сделать не на форму, а на материалы и цветовые решения: мягкие тона, сочетания натуральной кожи, лака и текстиля. Чуть строже и элегантнее должны быть деловые аксессуары: канты, ремешки и вставки чёрного цвета»

То ли дело летний повседневный гардероб. Тут модельер разрешает дать себе слабинку: простой крой, легкая натуральная ткань, минимум усилий для ухода и аксессуары по настроению. Главное, всё должно быть в меру сексуально и очаровательно.

«Когда беспощадный жар солнца сменяется ощутимой прохладой помещений с кондиционером, даже там, где вы его не ожидаете, а высокая влажность перед дождём напоминает турецкую баню, то стоит сделать акцент не на подтянутую красоту, а на комфорт и максимальную функциональность.

Сегодня на роль в городском гардеробе претендуют платья в духе милитари и сафари с набивным цветным принтом, кантри-клеткой или же с абстрактным геометрическим орнаментом. Их стоит носить с крупными украшениями, босоножками на высоком каблуке яркого или телесного цвета»

Текст подготовила Татьяна Бутурлина

Сегодня Елена Север хорошо известна ценителям российской эстрады, а её совместный хит с певцом Стасом Михайловым «Не зови» стал настоящим открытием 2017-го года — миллионы скачиваний на айтьюнс и долгие недели на вершинах музыкальных чартов. Новый хи...

Сегодня Елена Север хорошо известна ценителям российской эстрады, а её совместный хит с певцом Стасом Михайловым «Не зови» стал настоящим открытием 2017-го года — миллионы скачиваний на айтьюнс и долгие недели на вершинах музыкальных чартов. Новый хит  Елены «Схожу с ума» стал саундтреком к полнометражному фильму «Пилигрим», где она сыграла главную роль.

А в жизни Елена далека от «звёздности», так как настоящее её амплуа — любящая мать двоих детей и жена известного музыкального продюсера Владимира Киселёва — основателя и солиста группы «Земляне». Союз с ним, как признаётся певица, основан на полной гармонии — музыкальной и семейной. Да и новое поколение звёзд у четы подрастает: Юрий и Владимир уже уверенно идут по стопам именитых родителей.

Конечно, Елена Север — человек занятой, выкроить свободный час для беседы с ней дело не простое, ведь, помимо сценической деятельности, она занята работой на ТВ (программа «Север. Непридуманные истории» на канале RU.TV), а также организацией и продюсированием таких масштабных международных фестивалей как «Белые ночи Санкт-Петербурга» и профессиональной музыкальной Премии BraVo. Но певица нашла время для  встречи с со-продюсером «Русской Планеты» Ольгой Куценко, чтобы рассказать о своём рецепте настоящего счастья — в искусстве и в семье.

РУССКАЯ ПЛАНЕТА: Елена, Вы родились в семье «технарей», но в итоге связали свою жизнь с творчеством. Почему так получилось?

ЕЛЕНА СЕВЕР: Человек предполагает, а Бог располагает. У меня в детстве, как и у многих сверстников, были  пристрастия к сцене. Я имею в виду выступления в праздничных утренниках, участие в детских спектаклях, художественная самодеятельность в школе и пионерских лагерях.

Да мне это всё нравилось, но я себя не видела в шоу-бизнесе, именно потому, что  родители «технари». У меня были другие примеры в семье, среди родственников, друзей. Никого не было из творческой сферы. Поэтому я и пошла учиться в финансово-экономический университет.

Но так сложилась судьба, что  мне посчастливилось окунуться в мир шоу-бизнеса.  Я встретила человека, который профессионально занимался популярной музыкой, и стала его женой.  Как-то само собой, я стала жить интересами мужа, слушать ту музыку, которая ему близка, интересоваться организацией  концертных мероприятий.

Это, мне кажется, так естественно, особенно для женщины, когда ты близко общаешься с человеком, живёшь с ним, то начинаешь принимать его путь, независимо от того, чем занимался ранее. Вот так, волею судеб я и оказалась в шоу-бизнесе. Но вначале только с одной стороны, как администратор-организатор, а позднее и с другой, как исполнитель.

Я в детстве занималась музыкой и, когда мои сыновья подросли, стала вместе с ними готовить домашние концерты. На этих выступлениях я сама была активным участником, чтобы заинтересовать детей и помочь им правильно расставлять интонации. Муж слышал, как я пою, и видел, что при этом я получаю удовольствие. Он и предложил мне попробовать свои силы в качестве певицы.

РП: Если, конечно, не секрет, кто из эстрады оказал на Вас решающее влияние?  

ЕС: У меня нет и никогда не было кумиров. Я вообще смысл этого слова для себя не очень понимаю. Для меня каждый человек, это какой-то космос — правда! Я, например,  реально считаю, что каждая женщина красива, что в каждой есть что-то уникальное и удивительное. Точно так же я думаю и про артистов. У кого-то прекрасный голос, у кого-то необыкновенная харизма,  но сказать про кого-то, что вот это прямо такой кумир-кумир, мне никогда в голову не приходило. И даже в детстве,  когда занималась художественной гимнастикой, я видела и знала выдающихся спортсменок, но быть похожей на них я мечтала  лишь в спортивном плане, чтобы достичь не меньших успехов. Да и вообще не бывает идеальных людей. Да и, кстати, одна из главных заповедей христианства так и гласит: «Не сотвори себе кумира».

РП: Как думаете, может ли музыка и вообще искусство объединять людей?

ЕС: Конечно, да! Это широко известный факт, что искусство объединяет людей. Мы видим это и на литературных примерах. Вот иностранцы знают нашу классику и Чехова, и Толстого, и Достоевского. Учатся на ней, ставят спектакли, экранизируют. Так же, как и мы любим Шекспира, Диккенса, Гюго и т.д. Можно продолжить и на примерах композиторов с мировыми именами.

Что же касается популярной музыки, то это тоже искусство, способное объединять людей. Лично я, как только появилась возможность,  стала  ездить на концерты разных западных артистов и с удовольствием хожу на их выступления и в России. Мне кажется, что я видела всех известных артистов современности. На концерты выдающихся мастеров сцены люди приезжают со всех уголков мира. Так что, сегодня у искусства нет преград.

А с каким  удовольствием наши люди ходят на выступления мировых звезд, когда нам удаётся привозить их сюда в рамках фестивалей «Белые ночи Санкт-Петербурга» или Премии Bravo.

РП: А ещё искусство может объединять представителей одного народа, живущих по всему миру.

ЕС: Несомненно. И тут я готова привести в пример ещё один наш проект — фестиваль  PaRUS, который проходит в Дубае. В нём участвуют только русские исполнители, и концерты проходят при полных аншлагах. Это курортное место, где отдыхают россияне. Там, около знаменитого отеля «Парус», есть огромный зал, куда со всех уголков Эмиратов приезжает русскоязычная публика, чтобы увидеть своего любимого артиста. Зрители на каждом концерте подпевают знакомые мелодии. Это даже вызывает дух патриотизма.

РП: А что вообще на сегодняшний день представляет собой российский шоу-бизнес? Что он способен дать миру?

ЕС: Конечно, это совершенно отдельная история, невозможно сравнивать наш шоу-бизнес с западным.  Мы долгие годы были эстрадой с жёсткими худсоветами, которые всегда знали, как артисту вести себя на сцене, что и как петь... Конечно, за последние десятилетия много что поменялось, но сами законы индустрии несколько иные. Да, наши исполнители пробуют себя в разных новомодных жанрах, многие пробовали свои силы за рубежом, но в итоге проваливались. И это вполне объяснимо: просто у нас разные культуры и традиции. Даже если кто-то читает рэп, то это всё равно именно русский рэп. По-другому и не получится, если человек воспитывался здесь, на российской  музыке. И русский рэп не хотят слушать иностранцы, они его не понимают и не принимают.

Были, конечно, счастливые исключения — группы «Тату» или «Парк Горького». Но их успех  — успех «вопреки», это дело случая, везение. Можно пробовать работать на Западе, будучи очень молодым артистом, переехав туда жить как можно раньше. И уже там, на месте, подпитываться местной музыкальной культурой. А успешно работать и там и здесь никому не удавалось. Да и вряд ли это нужно. 

РП: Расскажите о премии BraVo —  как Вы пришли к её созданию? В чём её ценность и миссия?

ЕС: Почему пришли? Просто очень хотелось сделать что-то объединяющее разные страны, когда всё вокруг предельно заполитизировалось. Когда дошло уже до того, что политические интриги стали инструментом, довлеющим над культурой и искусством.

Наша Премия Bravo — это конкурс исполнителей и популярной и классической музыки. Здесь иная система голосования. Главными принципами Премии являются прозрачность выдвижения номинантов и создание объективной картины популярности артистов не на основании личных предпочтений, а по аналитическим показателям, таким как количество проданных билетов на концерты, синглов и альбомов, популярность песен в радиоэфире и т.д.

РП: Творческая семья. Каково это — жить вместе двум ярким творческим людям, музыкантам?

ЕС: Очень непросто! Но мудрость женщины состоит в том, чтобы принимать то, что говорит муж — опытный авторитетный профессионал. Иногда нужно быть терпеливой, постепенно, порционно предлагая и продвигая свою идею, чтобы не возникали конфликты  на профессиональной почве.

Раньше я только со стороны слышала истории, как сложны в семье отношения «продюсер–певица». А когда вышла на сцену, почувствовала это и на себе. Да, это действительно сложно, потому что бывает так, что муж хочет отдохнуть, а тут у тебя какая-то мысль креативная появилась, да мало того — она ещё идёт в разрез с его мнением. А тебе ну очень хочется её донести... Порой, признаюсь, бывает очень сложно сдерживать эмоции...

РП: Что вообще, на Ваш взгляд, является залогом формирования крепкой семьи?  

ЕС: Во-первых, любовь, конечно! И тут всё зависит от обоих. Не может один человек всё время идти на уступки. Хотя женщине это больше свойственно, и это нормально. Но нужны и компромиссы от мужчины. Желание мужчины и желание сберечь очаг — залог крепкой семьи. Любовь с годами трансформируется, уходит страсть, но супруги при этом становятся роднее друг другу. Недаром же подмечено, что, когда люди живут долгие годы совместно, они становятся похожими друг на друга. Я вот про своих родителей могу сказать, что за 50 лет совместной жизни они стали просто как сиамские близнецы. Друг без друга выйти из дома не могут и не хотят. Это такая взаимная потребность друг в друге. Вот и выходит, что муж и жена — даже не родственники, а просто одно целое.

РП: Каково это — быть мамой двух талантливых ребят, которые уже начинают своё восхождение на творческий Олимп? Вы с мужем своим детям советуете, спорите с ними, отстаиваете своё видение, или «полная свобода творчества»?

ЕС: Мой муж — продюсер, поэтому я пытаюсь как можно меньше ввязываться в этот процесс творческого воспитания, хотя им очень важно и мое мнение. Но оно, конечно, всегда более субъективно, хотя я и стараюсь смотреть  на  творчество Юры (ЮрКисс) и Володи (ВладиМир) только как зритель.  Конечно, я могу им что-то посоветовать, но во всём, что касается профессиональных вещей, у детей полное  взаимопонимание с продюсером — папой. И я очень счастлива, что дети разделяют все его приоритеты.

Пусть некоторым их музыка кажется не супермодной, но зато она более сложная. И здорово, что они не гонятся за быстрой и лёгкой популярностью, а идут более сложным путём. Я удивляюсь, что они на это соглашаются, ведь, как мне кажется, это очень непросто в их возрасте: ждать, терпеть, пока твой продукт сформируется и найдёт своего зрителя. Сформируется обязательно, но именно трудом и временем — вот главное, чему их папа учит.

А ещё учит не предавать себя. Если ты делаешь то, во что сам не веришь или что тебе не нравится, за что тебе потом будет стыдно, то лучше тогда вообще ничего не делай. Вот они и стараются работать в выбранном направлении. Могу сказать, что и папе и детям не стыдно ни за одно выступление.

РП: Меняется жизнь — меняется и институт семьи. Сейчас балом правят высокие технологии, и исследователи говорят, что определённое влияние «цифровая эпоха» оказывает на семью. Что думаете об этом?

ЕС: Мой муж не любит гаджеты, и, исходя из патриархального уклада в нашей семье, нам точно не грозит так называемое публичное одиночество, когда все взрослые и дети погружены  в  свои смартфоны. У нас сыновья не сидят с телефонами за столом. Я отношусь к этому с терпением и уважением, ведь прекрасно знаю, что они ценят то малое время, которое мы можем проводить вместе. Когда мы вместе, они сбрасывают звонки, ведь всегда можно перезвонить.

И ещё я никогда не замечала у своих детей компьютерной зависимости, даже когда они были подростками. Конечно, был и такой период, когда сыновьям было интереснее играть, чем общаться, но это продолжалось совсем недолго. А сейчас ребятам настолько нравится то, чем они занимаются,  что им просто не хватает времени на социальные сети.  Доходит до того, что я даже ругаю их за то, что, будучи артистами, они совсем не следят за своими страничками в Инстрагаме. Это же часть их профессии: находиться как можно больше в информационном пространстве.

РП: Вы занимаетесь  благотворительностью, как и достаточно большое число Ваших коллег по цеху. Как Вы оцениваете институт благотворительности сегодня?

ЕС: Последние несколько лет, я больше занимаюсь благотворительностью в рамках своей авторской программы «Север. Непридуманные истории». Там одна из рубрик как раз посвящена благотворительности. В ней я рассказываю телезрителям о  благотворительных проектах  моих гостей — звёзд российского шоу-бизнеса. Кстати, почти все они занимаются добрыми делами, однако  некоторые персоны не любят об этом говорить.

Тема благотворительности пока неоднозначно воспринимается в нашем обществе, и, к сожалению, порой встречаются фонды, которые ведут себя  не всегда порядочно. И, кроме того, я заметила, что количество просьб и призывов о помощи стало просто расти в геометрической прогрессии. И тут есть такая сложность: ты сначала реагируешь на чужую беду сочувствием, тебя сразу накрывает порыв незамедлительной помощи, ты включаешься в благотворительный процесс, хочешь искренне помочь, а  потом просто не успеваешь отследить, куда же пошли твои деньги? Могу сказать, что этого боятся очень многие публичные люди, ведь разные нечистые на руку дельцы норовят их честным именем воспользоваться. Кстати, именно поэтому многие артисты предпочитают создать свои собственные фонды или организовать специальные акции.

Но, так или иначе, институт благотворительности в России есть, и у него, несмотря на горький опыт, есть прекрасные результаты. Я, в частности, со своей командой, используя телевизионный информационный ресурс, организовываю акции помощи для тех случаев, которые никто не рассматривал до нас.

Мы пытаемся как раз найти ту сферу, которая  наиболее нуждается в благотворительности. И результаты чаще всего превосходят ожидания. Приятно слышать слова благодарности именно за эту работу. Буквально недавно мы начали новый проект, который будет помогать детям с очень редким врожденным генетическим заболеванием синдромом Вильямса.

РП: Вы ведёте программу «Север. Непридуманные истории» — если говорить про Вашу жизнь, какие три самые яркие непридуманные истории людей Вам запомнились? Такие истории  случились ли и в Вашей жизни?

ЕС: Я бы не выделяла некий рейтинг личных историй. Они все такие разные! И несмотря на то, что мои гости — это известнейшие люди российского шоу-бизнеса, про которых, казалось бы, уже все давно написано, но каждый раз я как-будто делаю открытия. И мне очень приятно, что герои моих передач так откровенничают со мной. Запись программы должна укладываться в один  час, но у нас устанавливается такой доверительный контакт и приятное общение, что беседа ещё очень долго продолжается  за пределами отведённого тайминга.

Особенно мне нравятся случаи, когда очень востребованный артист приходит на съёмку и предупреждает, что ровно через час он должен уйти, потому что у него либо концерт, либо другая съемка, а сам потом уже не может остановиться и мы готовы  общаться бесконечно.

РП: Елена, что для Вас — быть счастливой?

ЕС: Невозможно быть счастливой 24 часа в сутки, поэтому естественно, это те моменты, которые ты больше всего ценишь. Они могут быть разные. Если у тебя болел ребенок и выздоровел — ты счастлив. Опять же рождение детей, тоже счастье! Но счастьем могут быть и  маленькие достижения. Получилась песня, вот удачно  записалась в студии — это момент счастья. Но это так относительно, потому что может случиться, что на завтра ты уже найдешь или ошибки или неверные интонации и будешь снова всё переделывать. Счастье может быть даже наедине  с природой. Главное, чтобы оно было!

подготовил Виктор Мартынюк

На заре 90-х, когда ценовые накрутки на лекарства достигали 500%, появился человек, создавший аптеки «Горздрав» с доступными лекарствами и основавший уникальный бренд косметики «Лошадиная сила», которую сегодня выбирают для себя российские и западные...

На заре 90-х, когда ценовые накрутки на лекарства достигали 500%, появился человек, создавший аптеки «Горздрав» с доступными лекарствами и основавший уникальный бренд косметики «Лошадиная сила», которую сегодня выбирают для себя российские и западные звёзды

В деловом мире России Темур Шакая давно стал человеком-легендой, создателем уникальных проектов и брендов, о которых сегодня знает — без преувеличения — каждый житель нашей страны.

Он родился 11 октября 1972 года. В 1989-м окончил первый курс экономического факультета, почти сразу же сделав первые шаги в фармацевтическом бизнесе. Молодой бизнесмен занялся оптовой продажей качественных лекарств, спустя несколько лет, в 1995-м, создав в регионах целую сеть аптек, где лекарства, имевшие на заре 90-х немыслимую накрутку, предлагались потребителю по оптовой цене.

Темур Шакая — создатель уникального бренда лечебной косметики «Лошадиная сила», востребованного не только в России, но и далеко за её пределами. Бизнесмен года и магистр бизнеса по версии журнала Spears (2015). Посол мира. Председатель делового совета «Россия-Корея». Обладатель премии «Royal People Awards» (в номинации «Royal аптеки A.V.E»). Человек, де-факто создавший и многократно преобразовавший фармацевтический рынок России.

Что же ещё? Он расскажет сам.

«Русская Планета» (РП): Темур Константинович, говорят, что причины выбора профессии или рода занятий, стоит поискать в детстве? Где и когда вы родились? В какой семье росли?

Темур Шакая (ТШ): Я родился на побережье Чёрного моря, среди солнца, пляжей и пальм, окружённых заснеженными горами, третьим (младшим) ребёнком. Вырос в удивительно дружной семье с огромным количеством действительно близких родственников!

РП: Так уж и огромным?

ТШ: Для понимания масштаба приведу лишь одну цифру: на свадьбе моего старшего брата было около полутора тысяч гостей!

РП: Впечатляюще. А каким оно было, ваше детство на берегу моря?

ТШ: Абсолютно безоблачным и радостным, наполненным любовью и счастьем. Думаю, именно это позволило мне обрести тот внутренний стержень любви к людям и заботы об окружающих, которую я несу через всю свою жизнь, вопреки перипетиям судьбы.

РП: Почему-то вы не производите впечатление изнеженного в детстве человека… Как и где тренировали деловую хватку?

ТШ: Несмотря на возможность, скажем так, «жития в блаженстве и неге», мои детские увлечения были наиболее жёсткими из возможных.

РП: Например?

ТШ: Когда мне было четыре года двоюродный брат, начал тренировать меня — учить боевому карате. Мой папа, дядя и братья, почти с рождения, водили меня в горы, на охоту, рыбалку и просто на отдых среди горных озёр и ледников. Мама же занималась моим детским образованием, в области естественных наук. Я обожал физику и химические опыты! Все это продолжалось и в школьные годы, где к карате, добавилось увлечение водным поло, как командной игры, а также все инновационные на тот момент виды спорта...

РП: Здорово! С детством, более-менее, понятно. Давайте «за юность» поговорим? Вы экономист по образованию, и профессию, ставшую популярной в 90-е, выбирали ещё в советские времена. Имела ли место интуиция или выбор был обусловлен чем-то другим?

ТШ: Меня, кстати, часто спрашивают о первом образовании. И о том, как в семье строителей (у мамы, папы и брата, было строительное образование, а отец вообще возглавлял строительство в республике) появился вдруг экономист? «Просто повезло», отвечаю я им цитатой из анекдота, про «девушку с низкой социальной ответственностью».

РП: А на самом деле?

ТШ: На самом деле, выбор был абсолютно осознанный! В стране как раз начиналось кооперативное движение. И мне очень хотелось стать профессионалом в этой области...

РП: Вот объясните, пожалуйста, в этом случае населению «Русской Планеты», как мог молодой, начинающий предприниматель сначала решиться на открытие фармацевтического бизнеса, в котором ничего не понимал, а затем, в противовес этому дикому тренду начала 90-х, отказаться от 500%-ной накрутки на лекарства?

ТШ: Именно на первой лекции по экономике, я услышал сакральную фразу: «Чтобы построить успешный бизнес, нужно найти неудовлетворённую потребность у людей и качественно удовлетворить её!» (Смеётся). На тот момент, самым большим дефицитом были, как раз-таки, качественные лекарства. Я выбрал это направление как приоритетное. И поставил себе цель: построить самую большую сеть аптек в нашей стране!

РП:  Ваш бизнес был, как бы, «с человеческим лицом» в эпоху, когда о человечности речь не шла. Как расценили ваши шаги коллеги? Относились ли к вам, как к «белой вороне»? Обвиняли в демпинге?

ТШ: После того, как с дефицитом лекарств было покончено, я стал советником президента Социальной Сферы России, которая выросла из Госснаба СССР. И обнаружил, что есть уникальная возможность, удовлетворить ещё более важную потребность людей — качественные лекарства по доступным ценам! Так в России появились аптеки «Горздрав». Естественно, конкуренты были возмущены той возможностью, которую мы дали людям. Но когда я видел благодарные глаза покупателей, понимал, что всё сделал правильно. Ведь цены конкурентов на тот момент были в несколько раз выше, чем у нас.

РП: Какие страхи и какие угрозы пришлось пережить? Какие «экстремальные ситуации» происходили?

ТШ: Это было «увлекательное» время. Оно дало мне бездну необычного опыта. Больше тут ничего не скажешь.

РП: Созданная вами «Лошадиная сила» стала легендой. Как за пять лет бренд вышел в лидеры лечебной косметики и занял второе место в рейтинге производителей косметики масс-маркет по стоимостным объёмам продаж?

ТШ: Бренд «Лошадиная сила» стал ещё одним моим любимым детищем (помимо аптек «Горздрав»). По данным ДСМ он уже свыше 5 лет занимает 1 место в рейтинге лечебной косметики. А сегодня это, фактически, международный бренд с головным офисом в Милане. Продукция экспортируется в 21 страну мира.

РП: Как вы относитесь к отечественным производителям, которые, всё же, камуфлируют русские торговые марки под зарубежные? Например, «Bork» — бывший «Электрофлот».

ТШ: Я с уважением отношусь к российским брендам, компилирующим себя, под иностранные. Многие из них создали действительно достойные продукты. Гораздо большее опасение вызывают у меня иностранные бренды, замаскировавшиеся под российские продукты, которые практически полностью контролируют отечественный продовольственный рынок. И с этим точно что-то надо делать!

Мы отстаём от Европы лет на 25!

РП: Вы являетесь фактическим основателем аптечных сетей «Горздрав», «36,6». Какова ваша степень участия в этом бизнесе сегодня?

ТШ: Вырастив крупнейшую аптечную сеть, я понял, что на данный момент не смогу принести какую-то дополнительную пользу людям, инвестируя своё время в работу в данном сегменте. И осенью прошлого года полностью вышел из операционного управления аптечными сетями «36,6» «А5», «Горздрав», «A.v.e.-luxury». А в феврале этого года покинул и совет директоров, потому что не успевал инвестировать своё время в те новые проекты, которые принесут гораздо больше пользы людям. И обнаружился ещё один мало приятный для меня момент. В процессе роста аптечных сетей мы настолько увлеклись конкурентной борьбой с другими гигантами рынка, что совершенно не заметили, как страдают от нашей схватки небольшие аптечные сети и одиночные аптеки.

РП: Разве они ещё остались в стране?

ТШ: Да. И теперь моя личная задача и ответственность — исправить ситуацию. Я лично собираюсь обучить всех владельцев одиночных аптек и небольших аптечных сетей новейшим технологиям построения успешного бизнеса. И открыть для них доступ к недосягаемым на сегодняшний день финансовым и коммерческим ресурсам.

РП: Сегодня страна переживает далеко не простую экономическую ситуацию. Какие возможные направления деятельности вы порекомендуете тем, кто хочет начать своё дело? Что сегодня может «выстрелить» так, как ваш аптечный бизнес на заре 90-х?

ТШ: В последние полгода я активно углубляюсь в изучение продовольственной безопасности страны. И понимаю, что в России практически нет отечественных производителей! Почти весь продовольственный рынок контролируют иностранные гиганты. Более того, огромное количество продуктов они выпускают под псевдо-российскими брендами. Ну а на состав этих продуктов даже страшно смотреть. В 90-е годы наши фермерские хозяйства были полностью уничтожены. И на сегодняшний день мы отстаём от Европы лет на 25! Считаю своей задачей создать в нашей стране сильных отечественных производителей качественных продуктов. После выхода из управления аптечными сетями я возглавил деловой совет Корея-Россия. И я очень рад, что теперь наши страны активно пошли на встречу друг другу. А между Северной и Южной Кореей, наконец-то наступил долгожданный мир.

РП: Что более всего впечатляет вас в Южной Корее?

ТШ: Это корейские фермеры, которые рассекают по своим деревушкам на «Феррари», «Ламборгини», «Рендж Роверах» и «Роллс Ройсах». Поэтому первый опыт, который мы с партнёрами из компании Food Milk и «Ваша ферма» хотим внедрить у нас, — это создание кластера для фермеров, где будут построены инновационные роботизированые фермы. Там российские фермеры будут проходить полный цикл обучения последним достижениям в области создания качественных продуктов.

РП: Темур Константинович, спасибо за удивительный рассказ о ваших планах. И побольше лошадиных сил вам в их достижении!

ТШ: Спасибо и вам.  

О том, как создавался бренд «Лошадиная сила» и как Темуру Шакая удалось уговорить Ксению Собчак и Ольгу Бузову рекламировать торговую марку с «лошадиным лицом» читайте совсем скоро на «Русской Планете».

Текст подготовил Андрей Карелин

«Русская Планета»: Конец Второй Мировой войны стал тем временем, в которое русский и польский народы объединились, вместе мы освобождали от нацистов Польшу, вместе принимали участие в Берлинской наступательной операции. Какое событие должно произойти...

«Русская Планета»: Конец Второй Мировой войны стал тем временем, в которое русский и польский народы объединились, вместе мы освобождали от нацистов Польшу, вместе принимали участие в Берлинской наступательной операции. Какое событие должно произойти сегодня, чтобы русские и польские народы вновь объединились, и какие Вы видите основные направления взаимодействия между нашими странами?

Влодзимеж Марчиняк: Ничего особенного придумывать не надо. Необходимо развивать экономические контакты, наращивать тот экономический потенциал, который уже у нас есть, вести общественный диалог, хорошим его примером является презентация книги «Россия и Польша: преодоление исторических стереотипов», а выход книги, в свою очередь, это результат многолетнего совместного труда российских и польских историков. В научной и культурной сферах есть очень много хороших примеров.

В принципе можно повторить слова президента Путина, сказанные на церемонии вручения верительных грамот. Президент Путин тогда сказал, что отношения между Польшей и Россией должны основываться на взаимном уважении и прагматизме. И это должно быть взаимным.

Семья в современном цифровом мире принимает новые формы и существенно видоизменяется по сравнению с теми традиционными формами семьи, которые были приняты во времена предшествующих поколений. Сегодняшние реалии предлагают различные формы отношений и ...

Семья в современном цифровом мире принимает новые формы и существенно видоизменяется по сравнению с теми традиционными формами семьи, которые были приняты во времена предшествующих поколений. Сегодняшние реалии предлагают различные формы отношений и обществу нужно мудро к ним относиться. В рамках тематического проекта «Семья 3.0.», «Русская Планета» рассказывает о самых актуальных проблемах семьи в новом мире цифровых технологий.

Демографическую ситуацию в России часто называют катастрофой: «Русский крест», недопопуляция… «Русская Планета», поговорила с педиатром Татьяной Буцкой, мамой двоих детей и успешным Instagram-блогером почти с полутора миллионами подписчиков о том, как меняется подход к еще не рожденным детям в России, почему за каждого ребенка нужно бороться и в чем разница между педиатром и акушером-гинекологом.

«Русская Планета» (РП): Татьяна, здравствуйте! Многие женщины с интересом следят за Вашими проектами в Instagram, и обращает на себя внимание интересная рубрика - #адвокатплода. Что это означает?

Татьяна Буцкая (ТБ): Здравствуйте! На самом деле, я педиатр. Уже несколько лет я курирую просветительский проект «Выбор родителей», в рамках которого мы устраиваем марафон по российским роддомам с участием женщин, готовящихся стать матерью. Вместе с врачами мы ходим по роддомам, показываем родильные залы и палаты, обсуждаем, как правильно носить беременность. И часто меня спрашивают: вы ведь акушер-гинеколог? И удивляются, когда я отвечаю, что я педиатр.

«Если вы не акушер, как же Вы тогда учите, как нужно рожать и что можно делать, а что нельзя во время беременности?» И я каждый раз объясняю, что я смотрю на вашу беременность с точки зрения ребенка. Ведь для акушера-гинеколога основной клиент – это женщина. Он ответственен за ее здоровье в первую очередь. А я смотрю на беременную женщину – на то, как она носит ребенка, что она ест, что пьет - с точки зрения здоровья еще не рожденного малыша, и учитываю его интересы в тот момент, пока он еще не появился на свет. Вот так появилось название этой рубрики.

РП: И, наверное, Вас часто спрашивают, можно ли беременным вино?

ТБ: 99% акушеров-гинекологов на этот вопрос ответят, что да, немного – можно. Потому что для беременной женщины бокал вина и правда не представляет никакой угрозы. У нее не подскочит давление, она даже не опьянеет. Но с точки зрения плода, этот бокал может стать фатальным. Ведь токсическое действие этанола на организм никто не отменял, а ребенок внутри утробы так быстро развивается, каждую секунду в его теле происходят какие-то изменения. И мы никогда не узнаем, на какой именно период развития этот бокал придется. Будет ли ребенок впоследствии заикаться? Или плохо учиться - только потому, что мама не в то время выпила бокал вина или, к примеру, куда-то полетела на 7 неделе, несмотря на то, что у нее немного кровило, но акушер успокоил и сказал, что все нормально. На какие-то считанные минуты ребенок недополучит кислород, и будет жить с последствиями этого всю жизнь.

РП: А с какими еще стереотипами и предрассудками Вы сталкиваетесь?

ТБ: По моим наблюдениям, сейчас и беременные женщины, и молодые мамы устали от запретов и четких границ. Например, правило, что ребенок в 2 месяца должен улыбнуться, к 6 месяцам обязан сесть… а если не садится, что тогда должна делать мама?

РП: Пойти к неврологу?

ТБ: Да, и так поступит ответственная мама. Но сейчас выросло целое поколение мам, которые свято верят в то, что ребенок никому ничего не должен. В чем-то это так: каждый ребенок индивидуален. Но я думаю, что такая позиция – слабая. Ведь легче махнуть рукой и сказать самой себе, что все хорошо, а найти хорошего специалиста – уже сложнее.

РП: Нет ли противоречия, когда человек в интернете читает прогрессивные медицинские блоги, а потом приходит к педиатру и тот назначает ему устаревшие лекарства либо препараты с недоказанной эффективностью?

ТБ: В таких лекарствах, к слову, есть большой эффект плацебо. Если женщина верит – то ей или ее ребенку эта таблетка поможет. Сейчас родители разделились на два лагеря: те, кто за традиционное лечение и те, кто за доказательную медицину. И, к счастью, есть выбор: всегда можно узнать второе, третье мнение, если лечение, предложенное вашим педиатром, вас не устраивает. Своего врача вы всегда найдете.

РП: Возвращаясь к вопросу о вынашивании беременности… В Европе принято не сохранять беременность до 12 недель, если возникают какие-то проблемы. У нас же обязательно дадут необходимые лекарства и отправят в стационар, если возникнет угроза выкидыша. В чем разница таких подходов?

ТБ: Все просто: в Европе государство полностью берет на себя материальную ответственность за ребенка в случае, если он родится с инвалидностью. Родителей поддержат, помогут с лечением, с операциями. Именно поэтому там принят такой подход: прикрепился или не прикрепился эмбрион – пусть решает природа, но если прикрепится – то государство ответственно за него.

В России, с одной стороны, мы гонимся за демографическими показателями, говорим, что важен каждый плод, что в случае угрозы на ранних сроках их нужно вытягивать, но с другой стороны мы видим, какое количество российских семей просит в соцсетях о помощи, если ребенок серьёзно болен.

РП: Как меняется в России отношение к еще не рожденным детям? В некоторых странах уже планируют юридически решить этот вопрос и наделить эмбрион правами человека.

ТБ: Это было бы большим шагом вперед! Я рада, что не одинока в этом вопросе, в России много педиатров и врачей, например, академик РАН Лейла Намазова-Баранова, которые выступают с позиций того, что, как только плод завязался – он уже обладает правами ребенка. Но пока борьба за эти права ведется не так активно, как хотелось бы.

РП: Почему так происходит?

ТБ: Наверное, о наделении ребенка правами человека говорить еще преждевременно, но движение в данном направлении есть. Сейчас, кстати, в России идет объединение акушеров-гинекологов с неонатологами и педиатрами. Это можно назвать прорывом. Теперь все врачи будут смотреть и на ребенка, и на женщину, которая его носит, акушеры больше узнают о том, что происходит с детьми после рождения, а педиатры – намного больше будут знать о том, как протекает беременность.

Кстати, еще одно важное изменение: в России уже несколько лет как дети, родившиеся на 22 неделе, признаются живорожденными. Это очень важно, поскольку, несмотря на критический срок и вес, ему будут оказывать всю необходимую помощь, биться за него, проводить реанимационные действия, а врачей, в случае чего, будут судить за неоказание ему необходимой помощи. Далеко не во всех странах мира принята подобная практика, там живорожденными считаются дети, рожденные лишь на 28 или даже на 30 неделе. Но у нас в стране критическая ситуация с демографией, поэтому важен каждый ребенок, и за них борются.

РП: Для этого, кстати, еще и проблему абортов предстоит решить. Как снизить их количество?

ТБ: Этот вопрос тоже можно решить в рамках последовательных действий по изменению законодательства. Ведь, прежде чем наделять плод правами человека, следует решить еще одну важную проблему. Сейчас за эмбрион ответственна только мать. Родить его или сделать аборт – решает она. Но ведь это плод усилий двоих людей, и часто мужчина может быть против аборта, но его мнение не учитывается. Ведь есть понятие мать, отец… да, с юридической точки зрения, будет сложнее в ситуации, когда брак не зарегистрирован, к примеру. Но если сделать так, что на аборты будут приходить люди с совместным решением – думаю, это снизит количество абортов.

Запретить аборты совсем сейчас невозможно, но это не значит, что ничего нельзя сделать. Есть очень мощная поддержка для матерей в трудных жизненных обстоятельствах, и на уровне властей, и Церковь принимает активное участие. Например, в Петрозаводске при одном из местных роддомов существует центр помощи женщинам в кризисной ситуации. С ними работают психологи, подсказывают, как найти в себе силы справиться с проблемами. Соцработники подробно рассказывают, какая именно материальная помощь будет ей оказана со стороны государства. Если совсем у девушки все плохо – подключатся благотворительные организации и Церковь, помогут и с коляской, и с работой, и даже с жильем. Таких центров в России, кстати, немало, хотелось бы, чтобы они действовали в рамках единой мощной системы. И чтобы женщины знали, куда нужно идти за помощью.

На днях москвичи и гости столицы стали свидетелями удивительной картины. По уже изрядно подмерзшей Москва-реке величественно плыла сверкающая за километр огнями яхта. На её борту за панорамными окнами палуб весело галдела дорого одетая публика – мужч...

На днях москвичи и гости столицы стали свидетелями удивительной картины. По уже изрядно подмерзшей Москва-реке величественно плыла сверкающая за километр огнями яхта. На её борту за панорамными окнами палуб весело галдела дорого одетая публика – мужчины в костюмах, дамы в платьях...

Чья-то свадьба? Да пожалуй, что и так – на борту Radisson-флотилии инвесторов «женили» на стартапах (начинающих бизнес-командах) – кого-то успешно, кого-то отнюдь. Называлось же праздничное действо – Startup Show. Это совершенно новый для в целом строгой и консервативной  бизнес-среды формат, напоминающий телевизионный смотр талантов. Только вместо доморощенных певцов и танцоров – молодые компании со своим продуктом, а вместо продюсеров – капитаны бизнеса, инвесторы, ищущие, во чтобы вложить свои кровные.

И всё это в формате вечеринки – с шампанским, закуской и прилагаемой цветомузыкой.

«Русская Планета» встретилась с организатором этих праздников, известным московским инвестором Иваном Алёхиным, который и рассказал нам много интересного о кухне, где готовится «бизнес по-русски».

«Русская Планета» (РП): Иван, что это за формат такой – Startup Show, как он начинался и какая его философия?

Иван Алёхин (ИА): Startup Show я бы предложил рассматривать, как медиа-стартап. Мы движемся по бизнес-модели «Камеди-клаба». Если вы вспомните, то лет двенадцать тому назад  – это был тот же самый медиа-стартап, только в сегменте юмора. Мы – то же самое, но в сегменте бизнеса.

Конечно, я был изначально готов к подобным вопросам – мол, зачем всё это лично мне нужно. И ответ на самом деле прост. Соединить формат бизнес-мероприятия с шоу я решил потому, что в один прекрасный день мне просто надоело посещать скучные унылые мероприятия. Тем более, я просто не вижу для себя того уровня экспертов, которые могли бы как-то обогатить мои знания.

Для большинства людей владеющих и  управляющих бизнесом, однозначно привлекателен такой формат, когда после напряжённого дня можно поужинать в хорошем месте, в компании умной, образованной аудитории. Это возможность послушать умных образованных людей, узнать что-то новое (а успешный бизнесмен ни на день не перестаёт учиться и саморазвиваться)  - и всё это в развлекательной атмосфере, где ты не просто отдыхаешь, а с пользой для себя и для своего дела.  Главная ценность Startup Show – конечно, нетворкинг. Ведь, согласитесь, далеко не так много есть возможностей просто так где-нибудь отужинать в компании с миллиардером Рыбаковым.

РП: Как Вам дался старт? Много пришлось в него вложить?

ИА: Я изначально не вкладывал в разрабатываемый формат Startup Show свои деньги – лишь только свои опыт и знания. Я сам учился всему, осваивал премудрости SMM и SEO. Подготовив базу, я залез в свою записную книжку и набрал Наталье Касперской, рассказал о своей идее и  предложил поучаствовать в ней. Наталья стала первым топ-участником моего шоу, а гостей на него мы собрали что-то чуть более тридцати, тогда ещё бесплатно.

Уже где-то на втором и третьем шоу я с командой полностью осознал, что мы нашли правильную нишу, попали «в яблочко», угадали ожидания большого числа представителей бизнес-сообщества, которые просто устали от скучных душных семинаров. Мы предложили им качественно новый формат и облекли его при этом в наиболее комфортную форму, которая особенно пришлась по духу бизнесменам, прошедшим этап становления в 90-е.

РП: Вы прекрасно знакомы с отечественным рынком стартапов и можете сравнивать. Если смотреть в целом, есть ли у наших бизнес-неофитов какая-то характерная примета, общая проблема итп.?

ИА: Самая большая беда современных стартапов  – это «звёздная болезнь». Почему-то начинающие предприниматели искренне ждут и надеются, что на них все непременно должны обратить внимание просто так, уже потому, что они есть.

Довольно часто приходится сталкиваться с тем, что люди недостаточно адекватно оценивают качество своих идей и проектов, даже не сомневаясь ни на минуту в их «гениальности». Они, ещё будучи никем, мнят себя чуть ли не новыми «цукербергами» и «джобсами», а потом совершенно искренне удивляются, почему же инвесторы не спешат по достоинству их оценивать.

Эти ребята окружают себя какими-то иллюзиями и галлюцинациями, не понимая при этом, что любой стартап – это прежде всего бизнес. Да, пусть и в самой начальной его форме, но бизнес!

РП: Наверное, здесь можно сопряжённо говорить и об огрехах в системе отбора стартапов?

ИА: Я бы на самом деле предложил серьёзно реформировать те нынешние модели взаимодействия со стартапами, которые  практикуют большие уважаемые организации, вроде ФРИИ, ВЭБ и других.  

Они делают на самом деле большое дело, но работают у них наёмные менеджеры, которые в абсолютном большинстве своём сами не имели опыта создания стартапов. И заточены они преимущественно на отсев заведомо провальных, непроработанных проектов.

Они честно отрабатывают свою зарплату и, более того, я не имею ничего против жесткого и справедливого отсева заведомо слабых игроков. Но тут есть и понятный риск «с водой выплеснуть ребёнка», потому что эксперт, не имевший в своей биографии опыта организации стартапа, элементарно не может разглядеть в нём то, что видим мы – такой опыт имеющие и знающие мельчайшие нюансы этого рынка.

Стоит ли удивляться, что у этих акселераторов наблюдается дефицит стартапов, а у нас – профицит? Мы приглашаем всех попробовать свои силы на наших шоу, разделяя претендентов лишь по объективному уровню качества предлагаемых ими проектов. Это очень важно, потому что если инвесторам представить, скажем, десяток лишь заведомо крутых проектов – всё равно жюри половину зарубит – так уж устроен человек, что среди лучшего мы всё равно ищем худшее.  

Итак, мы выводим на одну сцену с «отличниками» также «хорошистов», «троечников» и даже «двоечников», помогая инвесторам сравнивать проекты в определённых весовых категориях, а стартапам – «подтягиваться» друг за другом – слабым тянуться к сильным. Такая вот хитрость, практиковавшаяся ещё в советских школах. Но реально работающая.

РП: Деловая пресса изобилует призывами поддержки стартапов. Что следует предпринимать на данном направлении?

ИА: Это ещё одна проблема – неправильное в целом отношение делового сообщества к этому сегменту рынка. Отношение как к каким-то детям несмышлёным, которые без постоянной опёки не выживут.  Соответственно и сами стартаперы начинают к своему делу относиться «проще», не осознавая в полной мере, что то, что они делают - это бизнес, требующий серьёзного к себе отношения, серьёзных вложений, что нужно с самого старта выживать, а не рассчитывать на поддержку.

Если бизнес не зарабатывает деньги и, что самое важное, не инвестирует их в свой маркетинг – он никогда и не разовьётся в нечто большее.  Участие в нашем Startup Show платное, но в этом есть смысл: отказывая проектам в «халяве» мы заведомо отсекаем те из них, которые не умеют зарабатывать деньги, а стало быть заведомо не могут быть интересны. Халява развращает любое дело. К начинающим проектам нужно относиться как к полноценным субъектам малого бизнеса, а не как к школьникам, которые сидят там и что-то ваяют на коленке.

РП: Если говорить о взаимодействии стартап-инвестор в наших реалиях – какие здесь можно выделить особенности?

ИА: Неумение обращаться с предоставленными на развитие деньгами. Вот бегают стартапы от инвестора к инвестору с протянутой рукой «дайте денег, дайте денег». А чуть копнёшь – и не понимаешь, на что там собственно деньги-то давать? На то, чтобы они офис себе получше сняли или  зарплаты себе повысили?

Нет у молодых предпринимателей в целом понимания того, что деньги нужно пускать на масштабирование бизнеса, на увеличение каналов продаж, а не на «доработку продукта» (и это ещё в лучшем случае) или найм секретарши.

Меня в этом плане всегда восхищали китайцы. Вот тут включаю на днях новости и слышу, что более 50% рынка чёрной икры в России представлено Китаем. И глаза на лоб лезут: как они так умудряются без рекламы (мы же не видим нигде рекламу китайской чёрной икры, правда?) просто брать и захватывать новые рынки?  Ведь не потому же что они китайцы?

Ну хорошо, давайте все дружно возьмём гражданство КНР, сходим к пластическим хирургам и станем китайцами – от этого разве  что-то изменится? Ничуть. Они просто вкалывают как проклятые, постоянно ищут новые и новые точки для роста, где-то хитрят, где-то действуют в наглую. И побеждают.

РП: Ваши Startup Show снискали славу в том числе, если не в первую очередь, благодаря «звёздам» российского делового мира. А что это вообще за феномен такой «звезда бизнеса»? Как они зажигаются?

ИА: Секрета тут никакого и нет. «Бизнес-звёзды» всего лишь уверенно работают над развитием собственного бренда, ведь, заметьте, что ещё до широко известного ныне банка у Олега Тинькова была пивоварня, которая называлась не «Васильки». Имя в данном случае выступает устной гарантией, что его носитель отвечает за своё дело собственной репутацией, которая уже имеет цену и помогает зарабатывать.

Не будем сбрасывать со счетов и явный экономический смысл: допустим тот же Тиньков или Дымов захотят продать свой бизнес, но их имя - уже бренд, у которого сотни тысяч и миллионы клиентов, приносящих доход. Соответственно право пользования этим ресурсом также становится источником капитализации.

РП: В финале нашей беседы – новогоднее пожелание от Ивана Алёхина!

ИА: Я буквально только что посмотрел новую серию «Звёздных войн», нахожусь под впечатлением. Но вообще очень люблю одну крылатую фразу оттуда -  «Да прибудет с нами сила». Вот такое и будет моё пожелание всем стартапам в  наступающем году – да прибудет со всеми нами сила! 

Конец рабочей недели. Утро. Сонные мужчины – владельцы стартапов и компаний, разработчики и рядовые менеджеры – спешат в «Физтехпарк» на любимые свои рабочие места и… на входе просыпаются! У стойки ресепшн свет фотовспышек отражает блистательная Анна...

Конец рабочей недели. Утро. Сонные мужчины – владельцы стартапов и компаний, разработчики и рядовые менеджеры – спешат в «Физтехпарк» на любимые свои рабочие места и… на входе просыпаются! У стойки ресепшн свет фотовспышек отражает блистательная Анна Рудакова – когда-то модель и лицо ведущих брендов, а теперь – видный общественный деятель и учредитель деловой премии «Женщина имеет значение».

Анна приехала в гости в ведущий технопарк Москвы, чтобы за какие-то короткие 10-15 минут в интервью не просто передать миру этот заключённый в название премии «месседж», но и подробно объяснить самым прожжённым скептикам, почему?

У Анны это получилось.

Русская Планета: Вы были в модельном бизнесе и вдруг такое стремительное «перерождение» в общественного деятеля. Как это произошло?

Анна Рудакова: Будучи студенткой, я  действительно активно занималась модельным бизнесом исключительно для заработка карманных денег. Я рано стала финансово независимой, а работа моделью видео реклама приносила мне тогда очень хорошие деньги. Но, кстати, не только деньги – ещё и полезные контакты. Я снималась для таких брендов как Nivea, Kimberly-Clark и других. Никогда не собиралась заниматься модельным бизнесом профессионально, но эти компании позже, когда я уже начала заниматься социальными проектами, стали моими партнёрами. Таким образом, модельный бизнес для меня оказался, во-первых, способом заработка и, во-вторых, способом привлечь новые контакты, которые мне очень пригодились уже в текущей деятельности.

РП: Давайте о ней и поговорим… Вы занимаетесь поддержкой проектов, дружественных женщинам. Что вообще сегодня происходит в рамках этого тренда? Насколько общество, работодатели готовы к этой реальности?

АР: Мир стремительно развивается и роль женщины сегодня уже вышла далеко за рамки ее классического восприятия как лишь домохозяйки и матери. Очень много женщин сегодня активно создают стартапы,  достаточно большой процент женщин в России занимают руководящие посты в компаниях.

Да, мы по этим показателям пока что всё равно отстаём от ряда иных стран, особенно скандинавских. Там и в правительстве,  и в совете директоров крупных компаний присутствует значительное число женщин. Однако есть общемировой тренд и наша страна в него также вписывается.

И могу сказать, что всё больше компаний в России,  международных и крупных, активно работают над созданием комфортной рабочей среды для своих сотрудниц. Есть очень много интересных внутрикорпоративных проектов – специальные тренинги, образовательные проекты для женщин, которые уходили в декрет и «подзабыли» навыки, а также создание дружественной инфраструктуры – например, набирают популярность «корпоративные детские сады», когда сотрудница может привести на работу ребёнка и оставить его воспитателям на целый день.

Наконец, в некоторых больших компаниях есть и проекты, направленные на внешнюю аудиторию – например, компания «Nike» запустила интересную программу лояльности «Из чего сделаны наши девчонки».  Понятно, что за всем этим, в конечном счёте, стоит маркетинг – стремление охватить большую женскую аудиторию, но эту в любом случае куда интереснее, нежели просто призывать «купите у нас», как другие компании.

РП: Учреждённая Вами премия «Женщина имеет значение» создана, надо понимать, для поддержки такого рода проектов?

АР: Совершенно верно! Вообще существует много премий, которые направлены, к примеру, на выявление женщин, которые достигли успехов  на руководящих постах. Но при этом и близко нет ни одной, которая бы отмечала компании, создающие комфортную корпоративную среду для женщин. 

Мы – не просто премия. Мы агрегатор, который собирает по России различные проекты для женщин, про женщин и о женщинах. Собираем и рассказываем о них всей стране, чтобы как можно больше людей знали о них.  В том числе и женщины, находящиеся в поиске работы. Для них присутствие такой компании в нашем рейтинге станет дополнительным критерием для выбора.  

Мы же знаем такие ситуации: работала женщина в одной компании, показывала успешные результаты, потом забеременела, ушла в декрет, родила ребёнка, потом снова декрет, родила  второго. И это прекрасно, но профессиональные навыки подточились – и вот компания уже не хочет с ней сотрудничать.

Но мы рассказываем ей, что есть такие компании, которые готовы предложить ей сперва пройти курсы повышения квалификации, а затем и трудоустроить к себе. Мы не столько боремся за то, чтобы показать кто лучше, кто первый, кто последний.  Наша задача – показать срез, собрать и явить миру компании и проекты, где для женщин созданы самые комфортные условия.

РП: Успешных женщин сегодня много, есть и те, которые возглавляют корпорации. Но… Берём последний мировой рейтинг «Форбс» и богатейшая женщина в мире Лилиан Бетанкур находится лишь на 14-м месте…

АР: Когда-то, на заре нашего мироздания, женщина вообще не имела никаких прав, была бесправным существом без возможностей. Но мир эволюционировал и со временем права мужчин и женщин стали равными. Этот тренд укоренился и пересмотреть его, впрочем, безуспешно, пытаются разве что немногочисленные маргиналы.   

Но нужно ещё какое-то время для того, чтобы общество созрело до абсолютного понимания, что небольшой трансконтинентальный бизнес с многомиллиардными оборотами – дело необязательно чисто мужское.

Кстати, интересную статистику совсем недавно представило бюро Ernst&Young: если в управляющей команде компании хотя бы 30% состава представлено женщинами, то чистая прибыль возрастает в среднем на 6%. Есть и другое исследование, согласно которому порядка 80% идущих в бизнес женщин, решаются на это для того, чтобы создавать новые блага для общества.  А не просто быстро заработать деньги – неважно как и на чём. Согласитесь – тоже интересный показатель.

РП: Кто для Вас лично из успешных женщин в политике, бизнесе, культуре является примером?

АР: Мне всегда нравилась Ксения Собчак, ее стремление к саморазвитию, борьбе со стереотипами. Сейчас она популярна как никогда особенно в контексте темы женщины в управлении. Мы, кстати, ее несколько раз пытались пригласить на наше мероприятие, но пока ответа не пришло. Может быть, данная статья поможет публично пригласить Ксению стать почетным спикером премии.

Благодарим «Физтехпарк» – технологический хаб по развитию бизнеса и человеческого капитала за помощь в организации съёмки.

Виктор Мартынюк для проекта «Люди и мнения»

Этот проект нашел одобрение в Кремле, он пользуется большой популярностью у жителей Москвы и Казани, к нему проявляют интерес в российской глубинке, Великобритании и экзотическом Макао. На его фоне можно сделать семейное селфи или спрятаться от дождя...

Этот проект нашел одобрение в Кремле, он пользуется большой популярностью у жителей Москвы и Казани, к нему проявляют интерес в российской глубинке, Великобритании и экзотическом Макао. На его фоне можно сделать семейное селфи или спрятаться от дождя, и в то же время он напоминает человеку о самом главном в жизни. Речь идет об арт-проекте «ЛюбОвь», автором которого является творческий человек и бизнесмен Виталий Кузнецов. «Русская Планета» встретилась с Виталием, чтобы узнать, в чем сила «Любви».

Автор проекта «ЛюбОвь» Виталий Кузнецов

Русская Планета: Как появилась идея создания арт-проекта и почему именно любовь выбрана в качестве его основы?

Виталий Кузнецов: Долгое время меня не было в России, я работал за границей, а когда вернулся домой, то увидел, что в общении с людьми чего-то не хватает. Люди у нас общаются много, но даже на личных встречах всё сводится к обсуждению коммерческих вопросов. Мы очень много говорим о деньгах, но очень мало об отношениях. Очевидно, что всем нам не хватает любви, но как человеку напомнить об этом высоком и светлом чувстве?

Я подумал, что установка на видном месте всего лишь одного слова «Любовь» будет являться подобным напоминанием. Древние люди прекрасно осознавали ценность любви: amor est vitalis, без любви нет жизни, это бесценный дар, данный человеку, а мы порой об этом забываем и нуждаемся в напоминании.

Любовь – это не только отношения между мужчиной и женщиной, но и отношение к другим людям, отношения с коллегами по работе, отношение к руководству и т.д. Если мы будем делать всё с любовью, то в нашей жизни многое изменится к лучшему.

Если спросить любого профессора психологии, какое чувство является самым важным для человека, он не скажет дружба или счастье, но назовет любовь.

Свою идею я воплотил на бумаге с помощью обычного карандаша, затем мне помогли ее отрисовать в электронном виде, так родился этот бренд.

Губернатор Алтайского края Александр Карлин и Виталий Кузнецов

Первым реализованным проектом стала установка инсталляции в Москве на Воробьевых горах, арт-объект простоял там все лето. И хотя мы не проводили никакой пиар-акции, на его фоне сфотографировалось 1.5 миллиона человек! Несколько дней мы наблюдали за эмоциями и лицами людей и поняли – это как раз то, что нужно всем.

Своим партнерам по бизнесу и возможным инвесторам проекта я всегда рассказываю историю, свидетелем которой стал. Однажды, рядом с объектом «ЛюбОвь» остановился автомобиль, из него вышла семья, пока папа закрывал машину, мама предложила семилетнему сыну: «Пойдем, сфотографируемся около Любви». А он остановился и с удивлением спросил: «Мама, а что такое любовь?». И мама стала объяснять ребенку, что такое любовь. Об этой высокой категории нужно рассказывать всем людям, не только детям. Свою миссию мы видим именно в этом. Поэтому мы и хотим, чтобы «ЛюбОвь» стояла во всех городах нашей страны.

Чтобы понять, как к нашей идее отнесутся профессионалы, мы поставили арт-объект на международном урбанистическом форуме, который проводится в Москве. И от зарубежных, и от русских архитекторов получили исключительно положительные отзывы, а участники форума с удовольствием фотографировались на фоне арт-объекта.

На форуме мы подарили статуэтки «ЛюбОвь» мэру Москвы, мэру Сингапура и другим градоначальникам и чиновникам.

РП: Мы знаем, что арт-объект «ЛюбОвь» установлен на постоянной основе в Казани, а в каких еще городах Вы планируете его установить? И как ведется работа с регионами?

Актер Владимир Машков на открытии арт-объекта «ЛюбОвь» в Казани

ВК: Проект «ЛюбОвь» очень сложный, не так просто найти инвесторов и партнеров. В настоящее время ведутся переговоры с двумя фондами. Сейчас я могу сказать, что на постоянной основе арт-объект будет установлен в Москве, планируем его установить ко Дню семьи, любви и верности, он празднуется 8 июля.

Также мы обратились в ряд городов, у нас есть предварительные разрешения на установку в Калининграде, Ярославле и Оренбурге. Арт-объект мы хотели бы поставить в каждом большом российском городе, а таких у нас 80.

Мы направляем письма с предложением властям региона. Конкретно площадку для арт-объекта определяет главный архитектор, он лучше знает, где его поставить. Получив разрешение, обращаемся к инвесторам, когда этот этап завершается, запускаем объект в производство и, наконец, устанавливаем. Он передается в бессрочное пользование муниципальной власти, они ухаживают за арт-объектом и тем пространством, где он размещен.

Если власти хотят, мы подписываем соглашение о сотрудничестве и дальше уже вместе присматриваем за объектом и прилегающей территорией. Для каждого региона может быть своя форма соглашения.

Вторым этапом сотрудничества является обращение к жителям города, через год размещения экспозиции мы предлагаем сделать ее из камня и установить на постоянной основе. В качестве материала лучше всего использовать светлый камень травертин, данный камень широко применялся в античности, в Древней Греции и Риме.

Телеведущий Андрей Малахов со статуэткой «ЛюбОвь»

Деньги собираются по краудфандинговой системе, каждый камень становится именным, на нем лазером высекается имя участника проекта. В модуле камни складываются в слово «ЛюбОвь» и временная экспозиция меняется на постоянную. Ее особенностью является то, что можно всегда посмотреть и провести рукой по своему имени, выбитому в камне. «ЛюбОвь» веками будет хранить имена тех горожан, которые принимали участие в ее установке. Мы надеемся, что в каждом городе «ЛюбОвь» станет символом, и люди будут бережно относиться к своим чувствам.

РП: С национальными регионами интереснее работать? В таком случае получается две инсталляции, одна на русском, вторая на национальном языке, как в Татарстане «Любовь — Мэхэббэт».

ВК: Да, в национальных республиках мы планируем делать объекты на двух языках, русском и национальном, людям такой подход нравится. Мы многонациональная страна, поэтому правильно ставить на двух языках.

Татарстан очень хорошо отнеся к нашему предложению, мы не ждали 30 дней со дня обращения, как указывает закон, власти отреагировали очень оперативно, ответ мы получили в течение трех дней. Власти Татарстана работают с улыбкой и очень дружелюбным отношением, с ними ты общаешься как с родителями. Очень хорошо помог местный предприниматель Евгений Чиркин, на его средства благоустроен сквер рядом с арт-объектом.

РП: Историю с откликами местных жителей Вы как-то собираете?

ВК: Поскольку мы очень маленькая организация, историю пока не собираем, для этого нужны волонтеры и отдельные сотрудники. Лучшими отзывами мы считаем фотографии людей на фоне «Любви», люди специально приезжают в парк, чтобы сделать фото с друзьями или родными. Я просматриваю комментарии с официального сайта Казани и вижу много положительных и теплых отзывов. Безусловно в дальнейшем у проекта будет SMM-менеджер, и работа будет вестись уже благотворительным фондом «Любовь». Скоро мы будем его регистрировать, этот фонд будет поддерживать социальные инновации в рамках проекта «ЛюбОвь».

Анастасия Ракова, заместитель мэра г. Москвы

РП: Расскажите, пожалуйста, об этом подробней.

ВК: Юридическая компания White&Case на основе модели pro bono, формы безвозмездного оказания профессиональной помощи, готовит для фонда «ЛюбОвь» устав, надеюсь, к новому году фонд зарегистрируем. Параллельно мы ведем переговоры с известными людьми о создании попечительского совета, как этот вопрос решится, фонд начнет работу. После регистрации планируем обратиться подать заявку на получение президентских грантов и грантов Министерства культуры РФ, возможно государство поможет в реализации нашей программы. 

В планах проведение тематических семинаров, запуск на youtube канала «Love news» - «Новости с любовью», открытие кафе «С любовью». Также мы планируем проводить мероприятия, на которые будем приглашать медийных лиц, в акции «Сделай любовь ярче» знаменитости будут раскрашивать с детьми миниатюрные статуэтки «ЛюбОвь», акцию «Подари детям любовь» планируем проводить в школах, детских домах и других детских учреждениях. Вместе с детьми известные артисты будут раскрашивать статуэтки «ЛюбОвь», лепить ее из глины, устраивать пленэры, рисовать картины, которые будем дарить детским домам и т.д. Ребенку очень важно не только знать о любви, но и видеть и чувствовать ее.

Подготовка арт-объекта к установке в Казани

РП: Есть ли у проекта дальнесрочная стратегия, входит ли в планы поделиться своей идеей с заграницей?

ВК: Наш проект заинтересовал представителей Объединенных Арабских Эмиратов, Соединенных Штатов Америки, Великобритании и даже далекого Макао. Мы приятно удивлены обращением этих стран установить арт-объект «ЛюбОвь», соответственно на национальных языках этих государств. Мы ведем переговоры с западным инвестором о создании международного фонда, один голливудский актер уже согласился занять место в попечительском совете. Проекту это придаст большую значимость и увеличит его социальный статус. Всё это мы планируем начать со следующего года, в первоочередных планах у нас Россия. Президент России В.В. Путин, однажды заметил, что для него самое главное в жизни – это любовь. И это двойная ответственность дня нас, как идеологов и проектной команды «Любви».

<em>(фрагмент статьи, впервые опубликованной в журнале «Федерализм», №2, 2018г.)</em>

(фрагмент статьи, впервые опубликованной в журнале «Федерализм», №2, 2018г.)

Многочисленные инновации, внедряемые в финансовую сферу при помощи новых цифровых технологий, могут использоваться для решения как локальных задач развития регионов, так и глобальных финансовых проблем. В связи с этим финансовая цифровизация отечественной экономики должна идти по пути выстраивания необходимой инфраструктуры, содействующей привлечению частных инвестиций в регионы и организации благоприятной среды в международной торговле.

Краудфандинговые платформы, ориентированные на сбор денежных средств компаний и частных лиц для реализации инвестиционных проектов, постепенно придут на смену микрофинансовым организациям. Преимущества блокчейна устранят недостатки рейтинговых систем для оценки цифровых проектов. Рынок криптовалют позволит преодолеть санкционные ограничения  международной торговли через американский доллар.

Эра цифровизации экономики, стремительно наступающая во всех сферах жизни, позволяет преодолеть значительное число ограничений, замедляющих пространственное социально-экономическое развитие. Особенно это актуально для России, где вопросы более равномерного развития регионов стоят особенно остро, где значительное влияние на характер экономического развития оказывает внешнее санкционное давление.

В этих условиях требуется создание финансовых механизмов, с одной стороны, обеспечивающих возможности для пропорционального развития территорий, с другой — преодолевающих санкционные ограничения со стороны западных партнеров. Традиционные формы привлечения инвестиций обременены колоссальным набором регламентов и ограничений, массой бюрократических препятствий. Финансовая цифровизация позволит их преодолеть, а также создаст для процесса привлечения и защиты инвестиций более доступную и безопасную платформу.

Развитие небанковских форм привлечения инвестиций

За последние два года более 350 российских коммерческих банков ушло из бизнеса, а ведущие западные банки перестали кредитовать перспективные отечественные компании, находящиеся под финансовыми санкциями. Компании и физические лица понесли огромные финансовые потери, которые исчисляются сотнями миллиардов рублей. Жесткая позиция Банка России в отношении регулирования коммерческих банков вынуждает бизнес-сообщество и население искать небанковские формы привлечения средств. Сам регулятор в подготовленной им Стратегии повышения финансовой доступности отмечает необходимость «расширения использования цифровых бизнес-моделей (например, альтернативная оценка кредитоспособности, Большие данные, распределенные реестры, краудфандинг)».

Цифровая отрасль — это новое явление в нашей жизни. Отличается новизной и всё, что с ней связано; новыми являются и формы финансирования проектов. Развитие этих форм позволит насытить отечественную экономику деньгами. Сегодня на финансовом рынке России имеет место значительный перекос в сторону кредитных организаций. Объем активов банков на  финансовом рынке соответствует годовому ВВП всей страны. Доля государственных банков в экономике достигла 70%. Однако их участие в региональном развитии, а также в инвестициях в малый и средний бизнес остается незначительным.

Одна из главных проблем финансирования экономики — это превращение сбережений населения в инвестиции. «Кредиты российских банков реальному сектору экономики составляют лишь 40% ВВП, уступая по этому показателю банкам Индии, ЮАР, Бразилии, Малайзии, Кореи, Китая, у которых он значительно выше, достигая значений до 141,8% ВВП». Население в банках разместило почти 30 трлн руб. Однако доля банковского финансирования в инвестициях в основной капитал составляет лишь 8% от всех инвестиций в российской экономике.

Получить кредит в банке, особенно в регионе, — нереально. Причем множество отказов банки объясняют формальными причинами, связанными с мегарегулятором, или отсутствием какой-либо кредитной истории. Вместе с тем на руках у населения в разных валютах находится до 18 трлн руб. свободной наличности. Это огромные деньги, которые в случае их вложения в экономику смогут оказать реальное влияние на повышение темпов экономического роста, решить проблему безработицы на депрессивных территориях.

Цифровая экономика создала такой инструмент, как краудфандинг, который является реальной возможностью беспрепятственного привлечения денежных средств, минуя традиционные кредитные организации. В недалёком будущем краудфандинг станет одним из ключевых финансовых инструментов в мире, позволяющим напрямую инвестировать сбережения населения в реальный сектор. Краудфандинг позволяет широкому кругу неквалифицированных инвесторов участвовать в инновационном и венчурном финансировании, он может стать реальной альтернативой микрофинансированию.

Если микрофинансирование (в привычном представлении) — это заимствование денег на потребление под залог своего имущества, то краудфандинг — это принципиально иная философия. Главным здесь становится не заимствование на потребление, а развитие инвестиционного проекта. В рамках нового института вначале формулируется идея, далее представляется проект, который размещается на краудфандинговой площадке, наконец, привлекаются деньги для реализации проекта. Это не банальное потребление, а активизация экономической деятельности, что особо значимо для тех регионов, где экономика дотационная или имеет депрессивный характер. Краудфандинг дает возможность делать свой проект, который впоследствии будет кормить основателя и его работников. Объем средств, привлекаемых при краудфандинге, примерно сопоставим с тем, что мы имеем в случае микрофинансирования.

Однако при краудфандинге они не проедаются, а вкладываются в то, что в будущем становится реальным источником дохода. На сегодняшний день помимо экономической составляющей это имеет важное значение в плане обеспечения социальной стабильности и равноправия, а также возможности снизить уровень закредитованности населения.

С 2015 г. Банк России осуществляет мониторинг деятельности краудфандинговых площадок. Важнейшим вопросом здесь является формирование правил, которые позволят честно и прозрачно оказывать финансовые услуги, а также обеспечивать информирование пользователя этих услуг. Пользователь должен знать, куда пожаловаться в случае возникновения проблем, как решать свои вопросы.

Помимо этого, и инвестор, который вносит деньги через площадку, должен тоже быть уверен, что его не обманут. Необходимо, чтобы в рамках действующего законодательства, площадки примеряли на себя его основные положения.

Краудфандинг позволяет осуществлять апробацию технологий привлечения финансирования, поскольку для малого и среднего бизнеса это удобный,  простой и дешевый способ привлечения средств, в т.ч. для стартапов. Данный инструмент постоянно развивается, поэтому целесообразно проводить его независимую оценку: что он приносит для рынка и что даёт с точки зрения потребителя. По результатам подобных оценок должны вноситься законодательные инициативы по регулированию этой новой отрасли, что превратит её в действительно эффективный инструмент привлечения в экономику свободных средств населения.

Новый формат работы рейтинговых агентств на основе технологии блокчейн в целях рейтингования проектов цифровой экономики

Привлечение частных инвестиций в цифровой экономике требует формирования качественной системы оценки потенциальных проектов. Такая оценка может проводиться на рейтинговой основе. Термин «рейтинг» (от англ. rating) переводится как отнесение к классу. Таким образом, можно сказать, что рейтинг дает понимание, кто и насколько перспективнее в каком-то определенном сообществе или определенной конкурентной среде?

Конкуренция существует в любой отрасли экономики: в социальной, политической, спортивной, профессиональной сферах. И цифровая экономика здесь не исключение. Более высокий рейтинг имеет тот, кто имеет превосходство над оппонентами. Часто деятельность традиционных рейтинговых агентств имеет многопрофильный характер.

Полагаем, что в отношении проектов цифровой экономики она должна быть представлена наиболее весомыми показателями, характеризующими каждый конкретный проект. При ином подходе, когда оценке подвергаются все доступные параметры, велик риск «отсутствия читаемости» и низкого уровня «понятности» рейтинга. Чтобы этого не произошло, при реализации «цифровых проектов» можно выбрать либо ведущий параметр, либо параметры, необходимые непосредственно заказчику рейтинга для его коммерческой деятельности.

Рейтинги, как правило, публикуются в доступных для широких слоев читателей, открытых СМИ, Интернете, т.е. там, где есть доступ к широкому сообществу людей, для которых рейтинги создаются. Люди хотят знать, какой политический деятель лидирует, а какой — отстает от лидера. Вкладчикам банка важна информация о том, какие банки более надежны; инвесторам интересен наиболее высокий процент, который ему могут дать вложения в проекты с минимальным риском для них. Последнее наиболее актуально в цифровой экономике, например, в рамках механизма Initial Coin Offering (ICO)

Рейтинг переводит непонятный инсайд в простую для восприятия информацию. Рейтинги производятся как на безвозмездной, так и на платной основе. Крайне важно финансовое стимулирование рейтингового процесса.

Можно выделить три основных преимущества рейтингов в цифровой экономике.

Во-первых, прозрачность, открытость, доступность информации по проектам цифровой экономики снимает необходимость в заключении договора на рейтинг между рейтинговым агентством и рейтингуемым объектом. Таким образом, исключается вероятность сговора и снимается основной риск рейтинга — его необъективность.

Во-вторых, технология блокчейн не позволяет изменить рейтинг, данный экспертом, а большое количество экспертов, по закону больших чисел, дает общий сводный рейтинг по проекту. Это тоже плюс в объективность рейтинга.

В-третьих, цифровая экономика не имеет границ, она открыта и предполагает доступность информации по проектам, а также возможность привлечь дистанционно в рамках технологии блокчейн любого специалиста в мире. Наконец, она позволяет быстро с широким охватом распространить влияние рейтингового агентства.

Поэтому надо быстрее все «переводить в цифру» и раскручивать наши отечественные рейтинговые агентства, основываясь на объективности рейтинга.

подготовил Виктор Мартынюк

Директор школы бизнеса «Синергия» Григорий Аветов считает российское бизнес-образование серьёзным конкурентом мировому и объясняет, почему наши соотечественники неизбежно возглавят мировой рейтинг Forbes Взять интервью у Григория Аветова — зад...

Директор школы бизнеса «Синергия» Григорий Аветов считает российское бизнес-образование серьёзным конкурентом мировому и объясняет, почему наши соотечественники неизбежно возглавят мировой рейтинг Forbes

Взять интервью у Григория Аветова — задача не самая простая даже для бывалого журналиста: директор самой популярной российской бизнес-школы очень занятой человек. На его плечах — организация самых громких бизнес-событий современности. Один лишь ежегодный Synergy Global Forum в огромном «Олимпийском» с приглашёнными мировыми экспертами из бизнеса и политики чего стоит! А сколько форумов масштабов поменьше — и вовсе не сосчитать (но можно попробовать — обо всех писала, пишет и будет писать «Русская Планета»).

Помимо этого, Григорий Аветов — гуру в сфере бизнес-образования. Возглавляемая им на базе одноимённого вуза бизнес-школа «Синергия» — признанный донор лучших кадров для деловой среды, причём как «с нуля», так и после повышения квалификации. Но как обстоят дела с деловыми кадрами и вообще бизнес-образованием сегодня?

Несмотря на чудовищную загруженность, господин Аветов в разговоре с генеральным продюсером «Русской Планеты» Ольгой Куценко рассказал, что он думает…

О трендах

«Основные тренды российского бизнеса направлены сегодня на цифровизацию. Всё больше и больше компаний начинают, наконец, переходить на автоматизацию своих бизнес-процессов. Это и установка CRM-систем, и диджитал-маркетинг — всё то, что обеспечивает максимальную отдачу от вложенных действий и решений — над этим сейчас работают российские предприниматели.»

О современной элите

«Сегодня мы наблюдаем появление новой элиты. Ведь что такое элита? Это самая эффективная часть общества. И она взращивается сегодня на принципиально новых позитивных базовых ценностях — это и патриотизм, и стремление не щадя себя работать по 12-14 часов в день, и стремление быть максимально эффективными, зарабатывать деньги на собственном интеллектуальном потенциале. Такая предпринимательская элита в России уже выросла — на плодотворной земле, усеянной семенами знаний, в том числе полученных в бизнес-школах. Гости наших событий в большинстве своём — люди, которые учатся на MBA, не только в наших школах, но и в других образовательных компаниях.»

О современном бизнес-образовании

«На самом деле, всё очень просто. Когда наступают непростые времена, нужна максимальная эффективность. Бизнес находится в не самых простых условиях, когда от собственников и управленцев требуется быть максимально эффективными, потому что за их спинами находятся компании, люди, рабочие места. И все необходимые резервы приходится черпать из сфер маркетинга, управления персоналом, управления финансами — черпать оттуда максимум возможного. Это актуально, и умные люди готовы вкладывать свои деньги, чтобы развиваться.»

Об образе русских за рубежом

«Сейчас самый понятный образ русского за рубежом — это представитель страны, которая выиграла 5:0 в футбольном матче с Саудовской Аравией. И это замечательно, но не только это. Мы же своей деятельностью показали, что российское бизнес-образование может быть успешным конкурентом американским бизнес-образовательным проектам, причём на их территории. О чём, кстати, красноречиво говорит наш огромный ежегодный форум в Нью-Йорке с head-офисом в Москве и очень эффективным филиалом в США.»

Об успехе своего дела

«Мы очень много работаем, не покладая рук. Понимаем задачи развития бизнес-рынка и бизнес-образования в нашей стране. Мы работаем над этой задачей регулярно и занимаемся только ею, «не размениваясь».»

О планах на будущее

«Как всегда, у нас очень насыщенная событиями осень. 1 сентября в России мы организуем выступление легендарного бизнес-коуча Тони Роббинса — собираем огромный зал в Олимпийском на 25 тысяч человек. Там же, на Synergy Global Forum, удивим народ крутейшими спикерами, а с октября запускаем мощнейшую программу MBA, которая будет стоить очень дорого, но зато это будет лучшая в истории программа бизнес-обучения.»

О том, почему пока ни один из российских бизнесменов не попал в ТОП-50 мирового списка Forbes*

(искренне удивляется) «Точно нет в первой полусотне Forbes? Вы не путаете? Ну, если так, то появятся, не переживайте. Уверен, что в ближайшее время у нас в России появится такой человек, который войдёт в ТОП-50 богатейших людей мира. Потому что, как я уже сказал ранее, для этого у нас имеется благодатная почва, которая рано или поздно родит таких людей. Они скоро появятся— и это хорошая новость.»

*Самый богатый российский бизнесмен Владимир Лисин, по данным журнала Forbes, имеет состояние 19 млрд. долларов и занимает 57 место в списке богатейших людей планеты.

Материал подготовили: Ольга Куценко и Виктор Мартынюк

Известный российский модельер признался в своей искренней любви к Японии

Маэстро отмечает, что Япония всегда была для него, и не только для него, а, пожалуй, для миллионов людей, — одной из самых загадочных стран на земле. Древним государством, в котором свято хранятся и поддерживаются на государственном уровне уникальные традиции, обычаи, культурные ценности.

Он вспоминает, что ещё в 50-е годы уже прошлого, двадцатого века, будучи совсем юным студентом впервые соприкоснулся с искусством страны Восходящего Солнца. И это первое знакомство произвело на него совершенно неизгладимое яркое впечатление:

«Замечательные художники, такие как Хокусай, Харунобу и другие стали для меня настоящими символами филигранного рисунка и утончённой живописи. Словно завороженный, я с трепетом прикасался к тайнам неведомого, такого далёкого тогда от меня мира.

Впоследствии я начал очень кропотливо, увлеченно копировать работы величайших японских мастеров. Я наслаждался, по-настоящему наслаждался тончайшей музыкой линий, едва уловимым движением цвета, пластикой и совершенно удивительной завершенностью композиции. И сегодня я могу с полной уверенностью сказать, что пониманием, а позже и искусством владения линии, — совсем, кстати, не простым, я обязан, прежде всего, Японии»

Причём, изучением, копированием работ величайших мастеров этой страны и одними рисунками дело тогда не обошлось. У студента Зайцева открылся талант и первых словоизлияний.

«Стихи, написанные мною в далекие семидесятые годы, были, как мне кажется, похожи на «танка» — и по стилю, и по глубине чувствования и повествования. В какой-то момент я пришёл к выводу, что в прошлой жизни, вероятно, я был японцем…

Причём, для такой мысли у меня был вполне конкретный повод. Как раз в те времена кто-то из экстрасенсов мне поведал, что одна из моих жизней прошла в Японии на рубеже XIII–XIV-го веков»

«Предсказание» места и времени своего прошлого рождения маэстро запомнил, «переварил» — и не стал оспаривать это утверждение. Более того, это объясняло для него самого и многие «странности» в творчестве.

«Я всегда ощущал в себе страстный интерес к искусству Японии, к близким мне по духу творцам, людям искусства. Мне импонирует их стремление сохранить традиции и аутентичность, — именно сейчас, когда, на мой взгляд, всё больше стирается понятие национальности в одежде.

В Японии я порой вижу то же самое, что и в Америке. Даже Париж сегодня теряет своё очарование. Что мы видим? Засилье туристов, небрежно и некачественно одетых, мало следящих за стилем.

«Думаю, что провинций» уже и не осталось, хотя признанные столицы моды существуют: Лондон, Париж, Милан и Нью-Йорк»

Вячеслав Зайцев уверен, что страны Юго-Восточного региона находятся на стадии бурного развития. Именно Восток, который начинает активно лидировать.

«В мировом разделении труда это мощные производственные центры, в том числе и продукции индустрии моды. Сегодня здесь создана мощная база профильных учебных заведений, куда приглашают лучших специалистов со всего мира. В настоящее время мир, который раньше был закрыт для моды, сегодня открывается яркими красками. Конкуренция увеличилась, и именно Китай и Япония во всём догоняют и перегоняют Европу. Эти страны создают потрясающие формы, которые, к сожалению, пока никто не знает. Индия, Африка предлагают фантастически интересные решения»

В данных, создавшихся условиях маэстро просто уверен, что у России появилась возможность проявить себя более убедительно. Надо стремиться развивать и поддерживать национальные модные бренды, — которые должны стать частью экономической программы государства.

Текст подготовила Татьяна Бутурлина

Модератором мероприятия выступил Сергей Поликанов, начальник отдела новой экономики ДКК Сбербанка CIB. Спикерами секции стали ведущий отечественный девелопер, инвестор, президент ГК «Основа» Александр Ручьёв, адвокат, старший партнер юридической фирм...

Модератором мероприятия выступил Сергей Поликанов, начальник отдела новой экономики ДКК Сбербанка CIB. Спикерами секции стали ведущий отечественный девелопер, инвестор, президент ГК «Основа» Александр Ручьёв, адвокат, старший партнер юридической фирмы «Алейников и Партнеры» Денис Алейников, управляющий партнер агентства «B2Chain» Денис Терехов. К ним присоединились руководитель блокчейн-проектов Департамента информационных технологий г. Москвы Кирилл Поляков, вице-президент по строительству РАКИБ Арам Айрапетян, управляющий партнер «Петролеум-Трейдинг» Максим Дьяченко и ведущий разработчик «Take Wing» Валерий Федотов.

В ходе дискуссии ее участникам были заданы три основных вопроса.

Куда мы движемся в сфере цифровых технологий? Где можем оказаться через три года с учетом использования блокчейн? И как мы должны прийти в эту точку?

В своем выступлении управляющий партнер агентства «B2Chain» Денис Терехов опирался на пример состоявшихся 18 марта 2018 года выборов Президента Российской Федерации. Он отметил, что голосование и подсчет его результатов — это сложный процесс, где есть много уровней верификации. Они, однозначно, необходимы, так как, по мнению господина Терехова, увеличивают доверие к процессу волеизъявления граждан.

Одной из ступеней этой верификации являются экзит-полы Всероссийского центра изучения общественного мнения. Бизнесмен выразил уверенность, что в обозримом будущем блокчейнизацией будут охвачены все электоральные процессы, что подтвердила и председатель ЦИК РФ Элла Панфилова. Однако на данном этапе развития блокчейн-технологий в России удалось охватить лишь опросы на выходе из избирательных участков, которые являются одним из ключевых факторов, подтверждающих достоверность результатов волеизъявления.

По мнению Дениса Терехова, благодаря использованной блокчейн-технологии, позволяющей убедиться в неприкосновенности программного кода, удалось убедиться в абсолютной беспочвенности суждений о так называемом «ручном регулировании» результатов выборов.

Денис Терехов рассказал также о том, как происходил эксперимент. В течение дня, 18 марта 2018 года, данные, получаемые от ВЦИОМ, загружались в блокчейн-хранилище. Каждому из файлов присваивался «хеш». Файлы не могли быть выгружены, а доступ к ним не мог быть открыт вплоть до 21.00, когда они стали доступны для скачивания и анализа. При этом некоторые сведения (явка, количество опрошенных, их пол, возраст и т.д.) были открытыми и публиковались в режиме реального времени.

Реализация этого проекта не только позволила убедиться в достоверности результатов выборов, но и заставила поверить многих скептиков из числа представителей политического истеблишмента России в то, что открытость, даруемая блокчейн-технологиями, — это их уникальное преимущество. Еще вчера выборы находились в плоскости доверия человеку, а сегодня – это уже вопрос доверия царице наук – математике.

Не менее интересные процессы, связанные с блокчейн-технологиями, происходят у одного из российских операторов связи. Об этом рассказал Дмитрий Петров, директор по связям с государственными органами «Мегафон», юрист по образованию, который, по собственному признанию, всегда удивлялся огромному количеству рутины у представителей своей профессии. Проводя исследования в части преобразований, которые ожидают профессию правоведа в ракурсе блокчейнизации российской экономики, Дмитрий Петров размышлял об автоматизации работы юриста компании в ближайшем будущем.

Подавляющим большинством представителей юридической профессии возможность автоматизации ряда процессов была принята скептически, прежде всего, в связи с подчеркнутой консервативностью данной аудитории. Как заявил Дмитрий Петров, в будущем блокчейн сможет многократно облегчить взаимоотношения юриста, представляющего интересы компании, и судебной инстанции. Через 10 лет функционал юристов будет полностью автоматизирован, что позволит им подавать около миллиона судебных исков в год. Уже сегодня в судах можно подавать заявления в электронном виде, однако этот процесс требует еще большего упрощения.

Специалист Департамента информационных технологий города Москвы Кирилл Поляков, рассказал о муниципальных проектах, уже переведенных на блокчейн.  Основным из них стал проект «Активный гражданин», с помощью которого уже сегодня происходят электронные референдумы и голосования. Перемещение сервиса на блокчейн-платформу позволило расширить диапазон потенциально возможных для осуществления операций, результат которых, благодаря внедренной технологии, не может быть подвергнут сомнению, если не имеется признаков вмешательства в код.

Кирилл Поляков отметил, что Москва предоставляет колоссальное количество государственных и муниципальных услуг. Правительство российской столицы готово к тому, чтобы сделать эти данные прозрачными с помощью блокчейн-технологий. Но существует ряд ограничений, предусмотренных, в том числе ФЗ № 52 «О персональных данных».

Однако новейшие цифровые технологии, с точки зрения Кирилла Полякова, идеально подходят для работы с оказанием услуг. Прозрачность, даруемая блокчейном, даст возможность населению убедиться в справедливом и непредвзятом соблюдении принципа очередности. Блокчейн решит и остроактуальную проблему реестров, позволит навсегда забыть о махинациях, связанных с попытками подделки документов на собственность жилья или сокрытия личностей подлинных владельцев.  

Есть ли трудности, с которыми сталкиваются представители Департамента информационных технологий в попытке перевода на блокчейн разного рода муниципальных услуг?

Как заявил Кирилл Поляков, одной из проблем является непонимание представителями государственного аппарата всесторонней целесообразности перехода на рельсы блокчейна. Многие проблемы, по мнению Кирилла Полякова, удается решать исключительно благодаря политической воле, Глава департамента информационных технологий мэрии Москвы, министра столичного правительства Артема Ермолаева.

Однако специалист ДИП российской столицы выразил уверенность, что блокчейн и криптовалюта неизбежно станут повседневностью завтрашнего дня и элементарным инструментом для пользования всеми жителями столицы, а услуги, предоставляемые на основе технологии блокчейн, будут восприниматься, как априорно достоверные. Имеет ли место криптовалюта в проектах Москвы? На данный момент нет.

Многих волнует вопрос защиты персональных данных, интересующий, в том числе, представителей отечественных спецслужб. Кирилл Поляков заверил, что утечки персональных данных в блокчейн в открытой форме нет. В любом из проектов города Москвы они обезличены и представлены лишь в форме «User-ID», с помощью которого можно идентифицировать пользователя.

Большие надежды специалист возлагает на адекватный законопроект, регулирующий вопросы применения блокчейн-технологий. Надлежащая нормативно-правовая база позволит расширить возможности развития услуг, оказываемых гражданам. 

Ключевым моментом дискуссии стало выступление ведущего российского девелопера, президента Группы компаний «Основа» Александра Ручьёва, который, отвечая на вопрос о своем личном участии в развитии технологии блокчейн в России, заявил:

— Время больших девелоперов в России закончилось. Все знают, что приняты поправки в законодательство, которые, по сути, большой девелопмент выдавливают в область среднего. Новые возможности для развития я вижу в области цифровой экономики и цифровых технологий, прежде всего, блокчейна и децентрализованного хранения данных. Дмитрий Петров сегодня рассказал нам в ходе своего выступления о личном опыте взаимодействия с судебными инстанциями… В феврале этого года мы выступали в Гонконге. Нами были представлены свои проекты. И нас познакомили с интересными проектами гонконгских коллег. Как оказалось, у них уже создана система, которая позволяет мелким и средним компаниям не иметь в штате юристов, а пользоваться стандартными решениями. Они постоянно эволюционируют, позволяя предприятиям экономить на юридических услугах.

Но основная проблема такой платформы в России, – продолжил А.В. Ручьёв, —вовсе не какое-либо недоверие к документам, которые подаются в суд, и даже не упрощенный формат их подачи. Ведь у всех, кто занимается бизнесом в России, есть вопрос: «Как судья выносит это решение?». Корень проблемы в этой истории! Все уже научились подавать иски на бумаге и в электронном формате. А проблема, тем временем, кроется в том, как добиться справедливости с точки зрения бизнеса. И проблему эту блокчейн, в ближайшее время, не решит.

Но, тем не менее, тот факт, что государство идет в этом направлении, то, что появляются кейсы для голосования, хранения архивных данных, это, безусловно, хорошо, но, с моей точки зрения, в полной мере развитие блокчейн-технологий в России невозможно, - поделился своим мнением российский инвестор и девелопер.

Все команды, в которые мы сегодня инвестируем, доходя до определенного уровня, вынуждены уезжать из России, меняя юрисдикцию. Ведь монетизироваться они могут только через токены. Хождение токена, если он является средством платежа, согласно новому законодательству, может стать уголовным преступлением уже после майских заседаний Госдумы.

Поэтому Россия, как страна, которая «генерит» технологии и потом эти технологии хочет монетизировать в мировом масштабе, в данный момент сделать этого не может в связи с имеющимися законодательными ограничениями, — сказал Александр Ручьёв. — Изменить эту историю, мне кажется, очень важно, — продолжил он. — Есть Москва, которая видит в этом преимущество. Правительство, которое тоже видит в этом позитивный момент. Много министерств, с которыми мы вели консультации в части создания цифровой личности, что позволило бы сразу же видеть, какими компетенциями обладает человек. Все это очевидные и нужные вещи, которые повышают уровень доверия к системе и непосредственно к человеку, его персональным данным! Но вот монетизировать эти технологии внутри России, сделать нормальное законодательство, которое позволяет этим технологиям работать, это и есть — основной вызов! Сегодня часто вспоминают эфир и Виталика Бутерина. Он работает за пределами нашей страны. Его компания зарегистрирована не в российской юрисдикции, и 30 миллиардов эфиров тоже находятся не здесь.

Сегодня коллега говорил о транзакциях, о том, как можно хорошо их осуществлять и подтверждать. Действительно – много технологий! Nem запустил «Catapult» — миллион транзакций в секунду! Но если это запрещено на территории России, какой от этого прок?

Поэтому сегодня уникальный момент, - считает Александр Ручьёв. — Момент, когда сообщества могут консолидироваться. Появилось новое направление, в котором идут мировые гиганты. Обратимся к опыту «Telegram». Человек собрал более чем 1,5 миллиарда долларов под фьючерс того, что он создаст в будущем технологию распределенного хранения персональных данных.

Но, опять-таки, он собрал их не в российской юрисдикции. Вот в этом нужно консолидироваться! Здесь необходимо сделать рабочую группу, и РАКИБ уже делает в этом направлении много прогрессивного. И прогрессивное сообщество готово его поддержать.

В ближайшее время почти вся экономика токенизируется, потому что это удобно, потому что таким образом любой предмет в реальном мире получит своего цифрового двойника и свою реальную стоимость. Это будет индивидуальная цифровая стоимость, и в это верят многие корифеи блокчейна и цифровых технологий. И я в этом плане с ними солидарен, потому что, действительно, это скорое будущее.

Сергей Поликанов (СП): Александр Валерьевич, можно ли уже сегодня говорить о проекте «Цифровая личность»?

Александр Ручьёв (АР): Да, конечно.

СП: Приватность, ощущение мира в человеке не изменится, если каждый из нас будет обладать определенным кодом, по которому нас можно будет идентифицировать, проследить всю нашу историю? Здесь больше плюсов или минусов?

АР: Раньше мы были оседлыми людьми, редко меняли место проживания и работу. И, в основном, люди знали ребят со двора, понимали, кто чего стоит. И если мне нужно было что-то узнать о тебе, я находил знакомого и спрашивал у него: «Слушай, а можно с ним в бар пойти?». Но сейчас другой век, другие скорости. И очень мало персональных данных, которые мы можем друг о друге знать. А эти данные важны! Ведь, порой, мы видим человек в первый раз. Но можно ли кому-то верить, доподлинно знать, что у кого-то есть опыт? Мы же не знаем!

Сервис, который позволяет анализировать какое-то количество приватных данных, которые ты сам о себе разрешил публиковать, он был бы очень востребован. И это подтверждают консультации, которые мы провели не только в России, но и в Таиланде, Гонконге, Америке.

Все сходятся во мнении, что монополию персональных данных, которая сейчас находится в руках крупнейших банков и IT-гигантов, как, например, Facebook, нужно разрушать. Оттуда периодически происходят утечки. Это вызывает скандалы! Но проходит какое-то время, и все продолжают жить с этим дальше.

Поэтому какое-то количество данных о человеке обязано быть в публичном доступе, чтобы мы понимали, с кем мы имеем дело. Важно подчеркнуть, эти данные сейчас не в общем доступе, они монополизированы корпорациями, которые на них зарабатывают, а вот сделать их доступными – это задача одного из наших проектов.

СП: Вы сказали, что текущее законодательство в том виде, в котором оно внесено в Госдуму, не предполагает возможности развития технологий так, как они сейчас развиваются в мире. Есть определенные ограничения. Когда они будут сняты, пока никто не понимает, если рассматривать вопрос сквозь призму легализации криптовалют. Вы считаете, что действительно – это та вещь, которая будет сдерживать развитие технологий в России?

АР: Я приведу пример из нашего богатого опыта. Сейчас у нас рождается проект «Блокчейн блокчейнов», когда человек с помощью специальных атомарных каналов может совершить транзакцию из эфира в «Nem», и поменять там учетную запись. На развитие этого проекта нужно 30 миллионов долларов. Есть работающая модель, есть NPV. Как эти 30 миллионов долларов привлечь стандартным способом? Практически невозможно. Уйдет полтора года. Но за полтора года кто-то уже придумает эту технологию! Соответственно нужно провести ICO, собрать эти деньги. В мире есть большое количество криптофондов, которые — уже на старте! — подтвердили и сказали: «Мы дадим тебе эти деньги. Регистрируйся!».

Куда мы идем регистрироваться? Я в России могу выпустить токены и привлечь на них деньги? Нет, не могу. Я в России могу обменять токены через какую-нибудь российскую биржу или брокера на рубли? Тоже не могу. Куда же я иду? Я иду в разрешенную юрисдикцию, например, в Швейцарию.

Швейцария говорит после отравления Скрипаля: «Коллеги, вы русские? За вами же след Путина стоит. Вы сейчас дадите технологию. И будете с этой технологией не только на выборы влиять, но еще и транзакции нам гробить? Мы вам счет не откроем». Хорошо. Идем в Литву.

«Литва, откроешь счет?» - «Гражданство поменяйте - откроем!». И что делать команде? Переставать быть гражданами России? Где-то покупать другое гражданство, уезжать туда, делать проект, собирать деньги? Мы теряем, таким образом, и технологию, и команду. Вот что получается! С другой стороны, если бы этот сервис был здесь, никуда бы они не уехали. Мы бы сделали этот проект и дальше с этой технологией шли туда, в мир! Кто-то бы ею пользовался, а кто-то нет. Но это уже чистейшей воды экономика, а не политика: «У нас сервис в 10 раз дешевле, чем на бирже! Хочешь? Пользуйся – экономь деньги! Хочешь – не пользуйся!».

СП: Я вернулся из Цуга, из Швейцарии. Мы общались с большим количеством банков, о том, как они смотрят на процессы развития криптовалют, ICO внутри Швейцарии. И мы пришли к выводу, что все банки обладают достаточно консервативным отношением к открытию счетов для молодых компаний, которые занимаются ICO. На уровне регулятора есть осторожность, распространяющаяся на всю банковскую систему. Основные проблемы — это KYC тех людей, которые инвестируют непосредственно в ICO. Плюс есть ощущение, что 2017 год наполнил этот рынок большим количеством scam-проектов и это ударит по инвестору. Настроение в Швейцарии настороженное, и ее резиденты смотрят на другие юрисдикции…

АР: Цуг – это сложная юрисдикция. У нас тоже там есть ряд компаний. И есть одна местная фирма. Она выпустила инструкцию. Действуешь строго по инструкции? Тратишь на 6 месяцев больше, но голова уже ни о чем не болит. Но если проект хороший и требует большого уровня доверия со стороны инвесторов, то Цуг – одна из лучших юрисдикций, хотя точно знаю, что немцы уже проводят транзакции крипты и евро. В ближайшее время ФРГ тоже примет ряд законов, которые позволят проектам успешно существовать. Германия с точки зрения доверия – очень хорошая юрисдикция. Но все это упирается в ту проблему, о которой я говорю. Цуг идет? Да, идет осторожно! Никто же не против. Давайте идти осторожно. Необходимо проходить KYC? Давайте проходить KYC. Мы же все за открытость. Скрывать-то особенно нечего! Все хотят делать хорошие красивые проекты, быть открытыми. Безусловно, есть и жулики. Но в большинстве своем — это ребята-энтузиасты. Они хотят сделать свой проект, который станет вторым Google-ом. Процентов 60 % хороших проектов приходят из России, но в нашей стране они не коммерциализируются!

СП: Как вы видите темпы развития блокчейн-технологий в России. Это будет медленно? Это будет быстро? Будет ли большое количество препятствий, какие ощущения складываются у вас?

АР: Я с интересом наблюдал, как Москва переходила в режим «Одного окна». «Активный гражданин», все эти вещи. К чему это привело? Если ты обращаешься сегодня в эту «Цифровую Москву», то отказ ты получишь вовремя! По любому вопросу. А если ты хочешь этот вопрос, все же, решить,  то ты должен приехать и «решать» его. И это ментальность нашего бытия. Мы, безусловно, внедрим блокчейн в Торгово-промышленную палату, в Росреестр, но – все равно! – это будет «Блокчейн с человеческими руками».

СП: Не с лицом, а с руками?

АР: С руками! Лицо может быть где-то спрятано, но руки там будут человеческие. Потому что… как же, в противном случае, будут решаться вопросы? Если они будут решаться без «непосредственного участия чиновника» - куда ж мы дальше-то пойдем? Катастрофа будет для нынешнего технологического уклада. Видимо, будет такое разделение «Блокчейн с человеческими руками в государстве» и «Блокчейн, как передовая технология в бизнесе», о которой рассказали в ходе Конгресса коллеги. Мне, действительно, понравился ряд нестандартных решений, позволяющих ускорить процесс подписания документов, контрактов, которые я подписываю с некоторыми госорганами по полтора месяца.

СП: Правильно ли я понимаю, что есть конфликт интересов между государством, тем, как оно привыкло работать и той технологией, которую мы пытаемся интегрировать в него?

АР: Конечно, она и не нужна. Все и так прекрасно! На каждый вопрос у нас есть комитет. Я сегодня с удивлением узнал, что у нас в России 240 технических комитетов, которые занимаются… стандартизацией. На любой вопрос у нас в стране имеется или комиссия, или комитет, или министерство. Все вопросы перехвачены, все вопросы «решаются». Зачем еще блокчейн в этой истории нужен? Так, для того, чтобы просто показать, что мы в ногу со временем идем? «Вот видите, я документы храню на блокчейне. Здорово?» — «Здорово!»…

Но цифровое будущее, с моей точки зрения, неизбежно. Вопрос, будем ли мы в нем – персонально или компаниями, страной? – все зависит от нас. В последнее время такая тенденция развивается, когда у народа наступила атрофия собственных усилий. Период, когда народ вообще ничего делать не хочет. У него единственный формат, когда он собирается в толпу и что-то требует. А сделать что-то самостоятельно для того, чтобы изменить свое бытие – здесь политической воли нет.

Приведу простой пример: вырубили в прошлом году у нас в деревне, где я живу, больной лес. Я говорю мужикам: «Давайте заберем эти пни, порубим, лес почистим. И себе, вроде как, хорошо – дровами разживемся, и лесу хорошо». Мне отвечают: «Да нет, нет! Давай требовать от губернатора, пусть приедет, пусть уберет, пусть лесников заставит. Это их дело!». Вот такая тенденция пошла. И эта тенденция очень пагубная. Надо подняться и консолидироваться. Чем хорош блокчейн? У него очень сильное комьюнити. Не только внутри страны, но и по всему миру. Это люди, энтузиасты, которые стараются что-то сделать сами, ничего не ожидая от государства, фондов. Как к ним относились эти крупные инвестиционные фонды? «Какая-то мелочь, что-то там бегает». А сейчас?

«Опа, ничего себе! А как нам вас проинвестировать? Давайте, придумайте цифровой депозитарий! Давайте, придумайте платформу, через которую наши деньги к вам можно загнать». Почему так происходит? Потому что все стало очень быстро, на глазах расти! И вот эта цифровая экономика, которая умножается на усилия именно людей, именно комьюнити, мне кажется, именно это — единственный залог новой волны, к которой сегодня применялся термин «технологическая сингулярность», а завтра назовут громкими терминами «Новая волна экономики», «Переход на цифру». Я считаю, что, безусловно, в этом направлении необходимо двигаться. Чем больше будет энтузиастов, чем больше будет желающих, чем больше людей – любого уровня! – будет туда вовлечено, тем быстрее начнутся эти изменения.

«Русская Планета» (РП): Александр Валерьевич, хотелось бы узнать, как блокчейн поможет реализоваться технологии строительного «UBER» и  каков Ваш прогноз применения блокчейна в строительстве на ближайшие 2-3 года?

АР: Мы уже делаем платформу для строителей «Construction Net», которая состоит из нескольких блоков. Один блок — это библиотека типовых решений, проектов узлов, которая построена по принципу блокчейна, где люди смогут дорабатывать узлы, сводить соавторство. И вот там, как раз, внедрена технология «Блокчейн». Разрабатываются технологии цифрового проектирования. Технология проверки цифрового проектирования. Технология цифрового строй-контроля. Вот эти 4 технологии, мы совмещаем на своей платформе. Я думаю, что это будет достаточно успешный проект!

РП: Какие, на ваш взгляд, отрасли станут драйверами для блокчейнизации российской экономики?

АР: Финансы, хранение персональных данных и любые типы голосования.

РП: Спасибо за ваши ответы.

Напомним, что в ходе конгресса РАКИБ «#БЛОКЧЕЙНРФ-2018» стало известно, что председатель Государственной Думы Вячеслав Володин и председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников внесли на рассмотрение депутатов законопроект, согласно которому в Гражданский кодекс Российской Федерации произойдут исторические изменения.

В главном законодательном акте, регулирующем нормы гражданского права, будет закреплено понятие цифры, как имущества. Это станет тем долгожданным импульсом для развития цифровой экономической отрасли России, который даст возможность сохранить за нами пальму первенства в мировой криптоэкономике и блокчейне.

30 августа ведущий IT-хаб страны – «Физтехпарк» - посетил человек-легенда. Скажем об этом без преувеличения и цели польстить герою. Тем более  что создатель криптоплатформы «Ethereum» Виталик Бутерин в лести точно не нуждается. Много ли найдется т...

30 августа ведущий IT-хаб страны – «Физтехпарк» - посетил человек-легенда. Скажем об этом без преувеличения и цели польстить герою.

Тем более  что создатель криптоплатформы «Ethereum» Виталик Бутерин в лести точно не нуждается. Много ли найдется таких форвардов в любой стране, что в свои юные годы умудряются не просто создать, но и развить до «космических» масштабов проекты, прямо влияющие сейчас на жизни сотен тысяч, а в перспективе миллионов и миллиардов людей?

Гений блокчейна прибыл в «Физтехпарк» задолго до начала своего выступления. Пока приехавшая со всех концов столицы и даже из других городов России публика заполняла гигантский конференц-зал, Виталик в отдельном зале пробовал угощение и попутно отвечал на вопросы журналистов и гостей – резидентов «Физтехпарка».

Надо сказать, что несмотря на предельно перегруженный событиями график, Виталик Бутерин не включал «звезду» - спокойно слушал вопросы, подробно и доходчиво отвечал, фотографировался, шутил и вообще чувствовал себя «в своей тарелке» - в кругу понимающих тему людей. И уже в самом зале после задорного молодого «Привееет!» он в спокойной и деловой манере отвечал на вопросы собравшихся журналистов, предпринимателей, аналитиков и прочих свободных майнеров. В какой-то момент очередь к микрофону разрослась настолько, что могла запросто не поместиться в зале, где и без того яблоку упасть было негде.

В числе прочих, свой вопрос Виталику удалось задать и корреспонденту «Русской Планеты» Даниилу Онищенко.

Даниил Онищенко: «Какие, на Ваш взгляд, перспективы у технологии блокчейна, как у бытового инструмента, каким видите его применение в реальной жизни?»

Виталик Бутерин: «Первое – инвестиции. Платежи между странами. У Ethereum Foundation есть программисты в десяти странах, каждому надо платить зарплату. Мы используем криптовалюту – так удобнее, иначе нам приходилось бы вникать в то, как работает банковская система каждой страны. Это очень сложно!»

Блокчейн может широко применяться во всяких базах данных, где требуется в том числе более высокий уровень безопасности, в разного рода реестрах, DNS - не обязательно в чём-то, что связано с деньгами. А дальше – посмотрим, как пойдет.

Одним из наиболее обсуждаемых в кулуарах встречи эпизодов стало откровение Виталика о том, что в настоящее время Центробанк РФ проводит активное тестирование разработок на платформе Ethereum. При этом, заметил Бутерин, подобные тестовые программы запустили Центробанки других стран. Впрочем, он оговорился, что о внедрении тестируемых наработок в сферу реальной экономики говорить пока рано, как и давать прогнозы.

При этом, блокчейн, как и все мы, вполне себе смертен, о чем Виталик рассказал в эксклюзивной беседе с корреспондентом РП. На вопрос есть ли в мире такая сила, что способна «убить» блокчейн в нынешнем виде, герой дня ответил неожиданно:

- Блокчейн 2.0 (смеется). На самом деле, если серьёзно, я тоже думал об этом. Думаю, что где-то через 5-10 лет мы станем свидетелями огромного числа самых разных децентрализованных сетей, которые ко всему прочему еще будут сливаться, умножая преимущества друг друга,  укрупняться, централизовываться и тем самым представлять собой гораздо более мощную систему. Мне кажется, это неизбежный процесс.

Чуть более полутора часов встречи пролетели как будто минут за 10-15, руки продолжали тянуться и тогда, когда со сцены прозвучало фатальное «Всё». С тем большим нетерпением будем ждать новых встреч с Виталиком.

Пока же, на выходе из зала мы поинтересовались мнением о выступлении Виталика Бутерина у гостей вечера.

Станислав Протасов, сооснователь и старший вице-президент по проектированию и разработке ПО компании Acronis, кандидат физико-математических наук:

К сожалению, у Виталика Бутерина оказалось не так много времени, чтобы ответить на все интересующие собравшихся вопросы, но надеюсь, что по незаданным вопросам мы с ним еще лично сможем пообщаться.

Я думаю, что в конечном итоге блокчейн будет принят широко так же, как оказался в итоге принят Интернет, для меня это очевидно. Кроме того, на этой встрече я открыл для себя действительно много нового – в том числе и в вопросах back-up

Сергей Безделов, исполнительный директор Фонда попечителей РЭУ им. Г.В.Плеханова, ​кандидат экономических наук: 

Безусловно, очень интересно было послушать человека нестандартного мышления, хотя многое из того, что он говорил – процентов на 80% - мне, как экономисту, было совершенно понятно и естественно. В частности, если говорить о перспективе развития рынка криптовалют, ICO, технологий блокчейна.

Особенно меня впечатлили такие вроде бы и на поверхности находящиеся вещи, но, что важно, лично Виталиком  сформулированные и произнесенные. Например, интересно, что технологии блокчейна тестируют центральные банки – говорил он при этом о Центральных банках России, Сингапура и Великобритании. Это органы, отвечающие за эмиссии национальных валют. И это важный сигнал того, что тема блокчейна получит своё развитие на самом высоком уровне.

Интересно было признание Виталика в том, что он сомневается, что криптовалюта может стать национальной валютой или полноценным платежным средством в виду ее огромной волатильности. И об этом говорит создатель одной из ведущих криптовалют! Такое признание дорогого стоит.

И еще одна парадоксальная мысль прозвучала: чем дольше живёт криптовалюта, тем  неизбежнее она становится централизованной. Потому что число токенов или альткоинов сокращается, майнинг данной конкретной криптовалюты усложняется, оборудование для майнинга требует все больше мощностей и вложений, становится дороже.

В итоге работать с ней могут только крупные богатые структуры, которые в своем активе имеют достаточные средства и вкладывают их в оборудование для того, чтобы затянуть на себя максимальное количество монет. Богатые станут богаче, а малые и средние формы майнинга просто утратят свою работоспособность.  

Эксперт по вопросам формирования советов директоров, рекрутименту CEO и планированию преемственности представил свою новую книгу для управленцев

Управляющий директор российского офиса международной компании Spencer Stuart, выпускник РЭУ им. Плеханова и лидерских программ бизнес-школы INSEAD и Singularity University Ярослав Глазунов широко известен как один из лучших российских консультантов частных и публичных компаний по вопросам подбора CEO, формирования и развития советов директоров и управленческих команд. Один из немногих экспертов отрасли, понимающий всю буквальность крылатой фразы «Кадры решают всё» и уточняющий – в особенности, управленческие кадры!

Мы встретились в уютном кафе на Патриарших, чтобы за какие-то полчаса попытаться понять, какие личные «ахиллесовы пяты» мешают некоторым управленцам держать свои компании на плаву и почему «кризис» - это всегда то, что внутри, а не снаружи. Об этом, кстати,  говорится и в только что вышедшей книге эксперта «Анти-Титаник. Как выигрывать там, где тонут другие. Руководство для CEO».  

Страшно, больно и полезно!

«Русская Планета» (РП): Ярослав, Вы взялись за анализ очень непростой темы – кризиса. Что это такое, если мы говорим с точки зрения бизнеса? 

Ярослав Глазунов (ЯГ): Моя книга про то, как можно извлечь пользу из кризиса. Не секрет, что кризис – это то, чего 99% людей пытаются избежать. Потому что это страшно, это больно... Но есть и тот оставшийся 1%, который смотрит кризису в лицо и ждёт его, притягивает его. Потому, что из кризиса можно не только выйти выжившим, но и с ещё большими силами, нежели ты в него входил.

Кризис – это вещь неизбежная.  Он всегда возникает тогда, когда человек переходит черту  разумности. Если злоупотреблять алкоголем, то рано или поздно, но практически неизбежно заработаешь цирроз печени и инфаркт в придачу.  Если внутри семьи супруги пренебрегают уважением друг к другу – неизбежен кризис в отношениях, развод. В бизнесе кризис наступает тогда, когда руководитель переходит черту здорового управления компанией, становясь жертвой своей самонадеянности.  

(РП): Готовы привести пример?

(ЯГ): Когда-то СЕО из Lehman Brothers также перешёл черту, потому что считал, что у него есть все рычаги и все возможности, чтобы провернуть любую сделку. И ему не было дела до негативного баланса банка и прочих проблем, на которые ему указывали советники – он стал жертвой этого губительного «Я всё смогу».

(РП): Это пример негативный, на слуху. Но ведь бывало в истории и так, когда компании могли не просто встретить непростой период во всеоружии, но и выиграть?

(ЯГ): Разумеется, когда ты готов к удару кризиса, то ты получаешь преимущество. И в своей книге я привожу очень показательный пример компании «Крайслер». К началу Великой Депрессии о ней вообще никто не знал – тогда на вершине уже были такие гиганты, как «Форд» и «Дженерал Моторс».

Но «маленькие» оказались в итоге «удаленькими» – именно потому, что им нечего было терять. И «Крайслер» в итоге стал одним из крупнейших автопроизводителей в мире.

Просто действуйте!

(РП): Нередко приходится слышать от тех или иных топов, что, дескать, всё шло хорошо, ничего не предвещало, но тут курс рубля рухнул, акции упали, конкуренты козни плетут, да и вообще санкции…

(ЯГ): Я не верю во внешнюю конъюнктуру, которая может разрушить успешный бизнес. Есть оправдание, а есть результат. Оправдание и результат вместе не могут существовать.

К примеру, на улице пошёл снег или дождь, но нам при этом нужно куда-то добраться – что мы для этого сделаем? Оденем дождевик, тёплую одежду и всё же доберёмся до нужного места. Если же мы решим остаться дома, объясняя это тем, что за окном непогода – зачем тогда сетовать на то, что что-то у нас не получается?

(РП): А что остаётся?

(ЯГ): Нет смысла ждать, что новые возможности придут к тебе домой – за ними нужно выйти на улицу. Как мы подстраиваемся под изменение погоды – так же надлежит подстраиваться и под кризис. А не произносить вечные мантры про «не ту страну», «не ту экономику» и «не то общество».

Доверяйте людям!

(РП): Максима «Кадры решают всё» у всех на устах. Насколько важен фактор команды в бизнесе?

(ЯГ): Команда – это вообще универсальный инструмент для организации успешного дела. Ни один яркий и успешный бизнес никогда не был построен одним человеком, каким бы харизматичным и сильным он изначально не был. Везде выигрывали только грамотно сложенные команды.

Отбор команды-мечты – это тот навык, который грамотный руководитель оттачивает всю свою жизнь, при этом зачастую полагаясь на свои инстинкты и интуицию. Я, к примеру, чувствую, что этот конкретный человек мне подходит – это не всегда можно объяснить рационально. Конечно, одной лишь интуицией руководствоваться невозможно – необходимо применять и стандартные инструменты оценки претендента.

(РП): Но ведь бывает так, что руководитель от природы мега харизматичный, сильный, «давящий» авторитетом и при самой профессиональной команде предпочитающий принимать решения без учёта её позиции. Чем это чревато?

(ЯГ): Если руководитель не доверяет своей команде – это его личная и очень серьёзная проблема, которая уверенно хоронит всё дело. Есть ли в мире более эгоцентричная страна, нежели США? Но именно там в свет вышла книга Джима Коллинза «От хорошего к великому», где говорится очень важная вещь: как раз не СЕО-эгоцентрики преуспевают в своём деле, а их куда более скромные коллеги, которые делают ставку на команду. И это работает в любой стране.

Ярослав Глазунов

Читайте!

(РП): Хороший, сильный CEO – этому вообще можно научиться на бесчисленных тренингах?

(ЯГ): Научиться на самом деле можно всему, каждый навык в бизнесе поддаётся тренингу. Вопрос лишь времени и усердия. Допустим, у вас совсем нет талантов, но зато есть упорство и трудолюбие – вы уже попадаете в 20% лучших, а если у вас развит тот или иной деловой талант – вы уже в числе 5% лучших.

Возьмём для примера нашего прославленного пианиста Дениса Мацуева: к его удивительному усердию и трудолюбию добавился талант – и мы уже говорим о нём, как об одном из лучших исполнителей современности.

При этом есть десятки и сотни отличных музыкантов, прекрасно владеющих техникой и работающих, скажем, в больших симфонических оркестрах, а есть ещё тысячи откровенных середнячков, которые ежегодно выпускаются из музыкальных школ и консерваторий. Те же принципы работают и в бизнесе.

(РП): И как сегодняшняя индустрия бизнес-образования может помочь развиться в эти заветные 5%?

Я, если честно, не сильно слежу за тем, что сегодня происходит в отечественной индустрии бизнес-образования, но я недавно встречался с Робертом Кочаряном – вторым президентом Армении. Он мне рассказывал, как в начале 90-х увлечённо читал книги Дейла Карнеги и Стивена Кови.

Повторюсь, это было начало 90-х годов, когда американскую деловую литературу было довольно сложно достать, а большинство наших сограждан о ней просто не знали. Но если ты осознаёшь, что у тебя есть цель и для её достижения тебе нужно развить в себе определенные способности и компетенции, ты их развиваешь.

(РП): Самостоятельно?

(ЯГ): Именно так. В любом книжном магазине сейчас на тебя буквально обрушиваются с полок книги о том, как строить бизнес и развивать себя в нём. Но беда в другом – люди разучились читать. Большинство людей не берут в руки книг, при этом если мы посмотрим, сколько книг читают все без исключения топовые управленцы, то окажется, что это минимум одна книга в месяц, а для большинства из них минимальная планка составит две-три в месяц.

Люди, возглавляющие Топ-50 компаний, за год прочитывают в среднем 30-40 книг. Билл Гейтс читает минимум одну книгу в неделю, Уоррен Баффет выделяет на эту же цель не менее 5 часов в день, прямо заявляя «Чем больше я читаю, тем больше зарабатываю». Разве с этим поспоришь? Что мы сеем, то и пожинаем.

То же и про тренинговые программы – успешные топы всегда их лично мониторят, выискивают наиболее интересные и готовы даже сорваться и  полететь в другую страну, чтобы пройти нужный курс.

Запад не поможет…

(РП): Хорошо, а если, допустим, инвестор решает просто «сделать ход конём» и сразу взять в команду хорошо зарекомендовавшего себя на родине иностранного управленца?

(ЯГ): Я вижу пользу экспатов в единственной области – отраслевой экспертизе. К примеру, мы с вами решаем открыть какой-то уникальный ресторан и не знаем, как создать какие-то фишки, которые обеспечат нам хороший трафик. И тут узнаем, что где-то за пределами нашей страны есть удивительный человек, который умеет такие фишки придумывать. Мы его приглашаем в свою команду. Но он будет хорош именно как эксперт, а не как человек, решающий вопросы с пожарниками или СЭС – он просто не будет знать, как вести с ними диалог.

То есть зона применения экспатов на самом деле весьма ограничена – как правило, это трансфер знаний. Если вы посмотрите на опыт Царской России, то тогда повсеместно из-за границы приглашались инженеры, архитекторы и т. п., но никак не люди на роли управленцев.  Уровень потенциального неуспеха компании сразу повышается, если на высшую управленческую позицию поставить иностранца. Это касается, кстати, не только России. Если поставить итальянца на управление немецким бизнесом – поверьте, из этого тоже ничего хорошего не выйдет. Потому что есть региональные особенности построения бизнеса, особенности работы с командой.

Кто уволит Ивана Петровича?

(РП): Убедили. Ищем CEO на внутреннем рынке. И тут новая дилемма – растить лидера внутри команды, что имеет свои неоспоримые преимущества, или размещать вакансию, рискуя получить «кота в мешке» даже после испытательного срока?

(ЯГ): Если говорить в целом, то идеальная ситуация, когда СЕО выращивается внутри компании. Но, как и всё идеальное, это практически не реально. Дело в том, что этот процесс долгий  – минимум 15 лет.  И я, если честно, не могу назвать себе компанию, где руководитель показал бы пальцем на стажёра и сказал: «Вот из этого парня мы будем растить главу нашей компании».

(РП): Стажёра – наверное, нет. Но почему бы, на худой конец, не повысить замруководителя?

(ЯГ): Ситуация выглядит таким образом, что если у вас стабильный бизнес, не требующий серьёзных хирургических вмешательств, то лучше назначение на руководящую позицию сделать изнутри. Потому что у такого назначенца уже есть понимание правил работы внутри компании, есть налаженные связи, и он сможет плавно принять бразды правления от предшественника.

Другое дело, если компании требуется, по сути, спасение -  тут внутренний рекрутинг будет уже гораздо менее эффективен. Потому что психологически тяжело сказать «Ты уволен» условному Ивану Петровичу, с которым проработал долгие годы. А у «варяга» со стороны нет моральных преград для этого, он просто понимает, что ему нужно сократить расходы и повысить эффективность.

Будьте примером!

(РП): Один из азов лидерства звучит «Делай как я!», в Вашей книге есть кейсы, показывающие важность личного примера. Насколько этот фактор важен в управлении?

(ЯГ): Окружающие нас люди делают не то, что мы говорим, а то, что мы сами делаем. Если я вам говорю «три раза подпрыгни», а сам три раза приседаю, вы, скорее всего, также будете приседать вслед за мной.

Лидер компании – хочет он того или нет – всё равно является примером для подражания, на него смотрят. Если он «забивает» на решение той или иной проблемы – подчинённые тоже будут на неё «забивать», а если идёт на прорыв – все последуют за ним.

(РП): Спортивная мотивация особенно в моде. Достаточно посмотреть на велогонки Олега Тинькова или Ваш опыт марафонских забегов…

(ЯГ): У 90% известных мне руководителей бизнеса очень хорошие отношения со спортом. Спорт – прекрасный союзник для любого управленца. Это не только так нужный нам адреналин и борьба со стрессом, но и, конечно, поддержание себя в хорошей физической форме.

Навязывать такой образ жизни подчинённым контрпродуктивно, но можно помочь человеку увидеть те преимущества, которые для его развития даст следование твоему примеру. Я лично серьёзно занимался марафонным бегом и могу сказать, что где-то 70% моих подчинённых также попробовали себя в этом виде спорта.

Да, не у всех получилось, не все увлеклись, но кто-то нашёл себя в этом спорте – и это был личный выбор.

Главный секрет Грефа

(РП): Вам, конечно, тут же возразят. Мол, где время взять на весь этот спорт и саморазвитие, когда денно и нощно в работе?

(ЯГ): Успешный СЕО – это всегда дисциплина и способность управлять своим временем. Когда мне говорят подчиненные, что у них нет времени на книги, на хобби, на семью, потому что они всё время в работе – я это называю «занят своей занятостью», понимая, что к такому дефициту времени ведёт скорее просмотр Фейсбука и прочий интернет-серфинг.

В ответ я всегда привожу пример Германа Грефа, который руководит крупнейшим банком страны, ездит с конференции на конференцию, имеет график, плотность которого явно несравнима с таковой у простого клерка, но при этом каждое утро он идёт в спортзал и каждый месяц прочитывает по 400-500 страниц литературы.

<p><strong>«Русская Планета» взяла серию эксклюзивных интервью у одного из ведущих экономистов СССР и России</strong></p>

Вторая часть/Третья часть/Четвертая часть/Пятая часть

В последнее время мы с нетерпением ждём положительных эманаций от нашей экономики. С вопросом есть у нас кризис или уже нет, мы обратились к мэтру российской экономической науки, академику РАН, заведующему кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абелу Гезевичу Аганбегяну. Во времена «перестройки» Абел Гезевич работал советником у Михаила Горбачёва. Послушаем, как оценивает сложившуюся ситуацию в экономике страны уважаемый учёный.

«Русская Планета» (РП): Расскажите, пожалуйста, Абел Гезевич, что на самом деле происходит с нашей экономикой? Средства массовой информации наперебой рапортуют якобы о её росте, инфляция снизилась до 4%. Однако роста как-то особо не ощущается.

Абел Гезевич Аганбегян (АГ): На сегодняшний день есть данные Росстата за три квартала года – речь идёт об увеличении внутреннего валового продукта (ВВП). Его рост за январь-сентябрь 2017 года составил 1,6% – это официальная цифра. А небольшой рост экономики (0,3%) начался в четвёртом квартале года 2016-го. Так что можно сказать, рецессию или снижение мы преодолели.

Но от рецессии, по моему мнению, мы перешли к стагнации. Потому что главная причина роста конъюнктурная – увеличение цен на нефть с 39 долларов за баррель в первом полугодии 2016 года до 50 долларов в первом полугодии 2017-го. В связи с этим объём экспорта нефти вырос больше, чем на 28% – на 60 миллиардов долларов за полгода. Такой рост экспорта и обусловил в основном рост нашей экономики от нуля к полутора процентам.

РП: Всё произошло лишь благодаря экспорту нефтепродуктов?

АГ: Рост экспорта в основном произошёл из-за роста цены на нефть. Надо сказать, цены и экспорт чёрных металлов тоже выросли. Это из существенных причин. Там были и другие подвижки, но менее существенные. Но всё-таки главная – нефть. А это первый аргумент в пользу того, что мы всё-таки находимся сейчас в застое.

Второй аргумент: рост нашей экономики идёт в отрицательной зоне, мы ещё не восстановили потерянный объём ВВП. В рецессию 2014 и 2015 годов он снизился на 3%, а восстановился на 1,6%. Мы идём «минус полтора» от исходного. Промышленность выросла на 3%: на 1,1% в прошлом году и на 1,9% – за прошедшие месяцы, а снизилась в 2015-м на 3,4%, поэтому тоже находится в отрицательной зоне. Строительство находится в большой отрицательной зоне, потому что упало на 11% в 2015 - 2016 годах и ещё снизилось на 2% в январе-сентябре 2017 г. В отрицательной зоне находятся инвестиции – на 11% в 2015 -2016 годах, а теперь приподнялись за полугодие на 4,8%. То есть они всё ещё существенно ниже «нуля». Ни один важный экономический показатель пока не вышел из отрицательной зоны! И это тоже подтверждение тому, что мы в застое.

И есть третий аргумент, если рассматривать социально-экономическое развитие: у нас розничный товарооборот находится близко к «нулю» (+0,5% в январе-сентябре 2017 года), а за время рецессии упал на 15%. При этом реальные доходы населения продолжают снижаться вплоть до последнего месяца. Сни-жа-ют-ся! Хотя они упали уже на 11%. За время рецессии, включая и этот год, у нас почти на 12% сократился ввод жилья. Вспомним 2013 год, который все экономисты признают годом стагнации, рост экономики составлял 1,3%, а сейчас – 1,6%. Но тогда не было такого снижения реальных доходов и розничного товарооборота, и тогда мы не были ни в какой отрицательной зоне. Да и рост был вызван не конъюнктурными факторами.

РП: А что у нас происходит с инфляцией?

АГ: За девять месяцев она составила 4,1%. А если взять месячную инфляцию последних месяцев, то она снизилась до 3%, ещё меньше. Месяц к месяцу – не очень показательно. Но тренд такой. Почему снизилась инфляция? Это не наше достижение, а продукт сильного сокращения розничного товарооборота и продолжающегося снижения реальных доходов. Товары не раскупаются, и цены растут все медленнее.

РП: Такое впечатление, что просто денег стало не хватать.

АГ: У нас очень много людей живёт в бедности. Мы – единственная страна, где официальная минимальная зарплата ниже прожиточного минимума. Прожиточный минимум у нас составляет около 11 000 рублей для трудоспособного населения, а минимальная зарплата – 7 800, и её получают 5 млн. человек. И ещё 5 млн. получают от 7800 до 11000. Российский парадокс: 10 миллионов малообеспеченных работают полный рабочий день! А, кроме того, в значительной мере бедными являются труженики и с более высокими зарплатами, имеющие детей. Зарплата полностью работающего день человека на Западе регулируется так, что её хватает на всё. Если он один, то вообще шикует даже при низкой квалификации, а если у него есть дети, то он во всяком случае не находится на прожиточном минимуме. Бедные у них - это в основном или безработные, или инвалиды, или какие-то временные работники, но не основной контингент, работающий постоянно. И конечно, не пенсионеры. А у нас среди малообеспеченных очень много пенсионеров.

РП: Известно соотношение?

АГ: 60% бедных составляют работающие полный рабочий день и члены их семей.

РП: А Центробанк как-то содействует экономическому росту?

АГ: Центробанк, к сожалению, давно отвернулся от социально-экономического роста страны. А ведь главные источники развития: первый – инвестиции в основной капитал, второй – инвестиции в человеческий капитал. Эти два фактора дают 80% экономического роста. Но наш Центральный банк влияет на них в минимальной степени. Он, наоборот, сократил инвестиционный кредит в основной капитал в 2013 - 2015 годах на 27%, которые и так у него были мизерными – меньше 10% всех инвестиций – и довёл их до 5,9% от всех инвестиций. Хотя банковские активы – главный денежный мешок государства. У нас банковские активы насчитывают примерно 80 триллионов рублей – это близко к величине нашего ВВП, а инвестиционный кредит на основной капитал довели до – 1,1 триллионов рублей. Активы наших банков в два с лишним раза больше всех государственных денег – то есть федерального бюджета, всех региональных и муниципальных бюджетов, и внебюджетных государственных фондов – пенсионного, социального, здравоохранения.

Кроме того, наши банки очень мало финансируют прирост человеческого капитала. Сбербанк ввёл было небольшое инвестирование в обучение людей – платное профессиональное обучение, выдал полмиллиарда рублей кредитов. Но в последнее время прекратил. Полмиллиарда в большой стране – это ничего. Во всех странах можно получить большой кредит на 15 – 20 лет для учёбы в магистратуре, аспирантуре, для получения профессионального образования, возмещая этот кредит по очень низкой процентной ставке со своей повышенной зарплаты, когда обучение закончится. Но у нас этого, к сожалению, нет. Наши банки такими кредитами не занимаются!

РП: А что у нас с фондовым рынком? Он есть вообще?

АГ: Фондовый рынок есть, но он – ущербный, во многом спекулятивный. Частично принадлежащий иностранному капиталу – много акций находится в его ведении. Фондовый рынок не восстановился после кризиса 2008 – 2009 годов. Он больше всех упал в мире у нас в кризис – в 4,5 раза и пока ещё не вернулся на прежние позиции – составляет две трети старого фондового рынка. Это единственный показатель из существенных (вместе со строительством), который до сих пор не восстановился. А в других странах фондовые рынки после снижения в кризис не только восстановились, но существенно двинулись вверх.

РП: Но вот Центробанк ключевую ставку снизил…

АГ: Да, снизил до 8,25%. Но реально кредиты выдаются обычно в размерах более 10%. Даже по ипотеке сейчас средний кредит – 10,5%. Попробуйте подсчитать, сколько надо отдавать за 5, 10, 15, 20 лет – на такой срок во всём мире берут ипотечные кредиты.

У нас 8,25%. Недавно до 1% поднял ставку банк Великобритании. 0,5 - 0,75% – в США 0,00% – у Европейского центрального банка. 4, 35% – в Китае, 0,1% – в Японии, 0,9% – в Венгрии, 1,5% – в Польше.

Главное – Центральный банк, выдавая крупные кредиты, мало занимается финансированием экономического роста и не интересуется этим. Центральный банк никогда ничего не пишет про инвестиции и ими не занимается – а это главный источник. Заметьте, что даже Д. Трамп, представляя будущего главу Федеральной резервной системы США, то есть руководителя их Центробанка, сказал с самого начала, что его задача – развитие экономики.

РП: Может, Эльвира Набиуллина не умеет?

АГ: Она – глубокий макроэкономист и умеет это делать лучше других. Но она неправильно понимает задачи Центробанка. Она считает, что главное – сокращение инфляции, с чем Центробанк в принципе не может справиться по той причине, что инфляция зависит не от него. Инфляция существенно зависит от того, какой бюджет, сколько денег он «впрыскивает» в народное хозяйство. Второе – это государственные и олигархические монополии, на которую Центробанк никак не влияет. Монополии государства каждый год повышают цены на электроэнергию, воду, коммунальные услуги. Услуги РЖД – тоже государственная монополия, и каждый год тарифы повышаются. И конечно, это противодействует снижению инфляции. Поэтому, как ни странно, в самые плохие периоды, когда крайне важно, чтобы инфляция была низкая, особенно в кризис, у нас инфляция повышается. Вот мы перешли от 2007 года, когда инфляция была 11%, к кризису 2008-го – она поднялась до 13,3%. Перешли от стагнации к рецессии 2014 и 2015 годов. В первом годовая инфляция была 7,8%, во втором – 15,5%. В самый момент, когда она не нужна, она вырастает! И Центробанк ничего не может ей противопоставить.

Почему мы на пустом месте, без видимых причин, за полтора года до событий на Украине, присоединения Крыма, снижения нефтяных цен, в благоприятнейшей ситуации, после восстановления основных и социальных показателей докризисного 2008 года вдруг с 2013 года попали в стагнацию? Кто виноват? Минфин и Центральный банк вместе с Минэкономразвития! Потому что главная причина прекращения экономического роста – сокращение инвестиций. Центробанк сократил инвестиции с 2012 по 2015 год на 27%. Да ещё государственные корпорации сократили инвестиции на 30 с лишним процентов. А консолидированный госбюджет их сократил на 25%. И только частные компании подняли инвестиции на 10%.

И это после Указа Президента РФ В.В. Путина от 7 мая 2012 года «О долгосрочной государственной экономической политике», где содержалось задание поднять инвестиции в составе ВВП до 25% в 2015 году и 27% в 2018-м (с 21% в 2012-м), а государственные ветви экономики опустили их до 17% ВВП, загнав страну в застой.

РП: Они стали придерживать деньги, что ли? Не хотели рисковать?

АГ: Нет, «Газпром» строил «Северный поток», а потом «Северный поток» закончился, а «Южный поток» он не начал – изменилась структура инвестиций. У «Росатома» некоторые государства отказались, чтобы мы строили им атомные станции. На железные дороги пришёл новый министр – он должен был разобраться, поэтому в 2015 году не увеличивал инвестиции, и так далее.

А главное – важнейшее указание В.В. Путина о форсированном увеличении инвестиций до 2015 - 2018 годов для обеспечения значительного экономического роста. Но это указание не сопровождается заданиями конкретным госорганизациям, а также стимулами частному бизнесу, так как у нас, в отличие от Франции, Японии, Индии, Китая, Южной Кореи и других стран, нет планирования – «забыли» его взять на вооружение из СССР, разогнав к тому же высококвалифицированные кадры Госплана.

О влиянии санкций на Российскую экономику читайте на Русской Планете далее

В настоящее время нахожусь я в Крыму. Здесь мы наконец-то открыли Международную молодежную школу морских исследователей Севастопольского государственного университета, основной целью которой является апробация инновационных форм образовательного проц...

В настоящее время нахожусь я в Крыму. Здесь мы наконец-то открыли Международную молодежную школу морских исследователей Севастопольского государственного университета, основной целью которой является апробация инновационных форм образовательного процесса в ходе подготовки студенческих и молодежных команд для участия в морских научно-исследовательских проектах. И уже 15 июля будет дан старт главному проекту сезона 2017 года – экспедиции «Под Андреевским флагом».

Участники экспедиции – учащиеся старших классов, студенты и аспиранты, всего 18 человек. Вместе мы совершим трехдневный переход на шестивесельных ялах, посетим исторические места полуострова: греческие колонии-поселения, в том числе древний Херсонес.

Одна из важных задач, которую мы поставили перед собой - уборка побережья и акватории Крымского полуострова. Очень надеемся, что эта акция станет началом большого пути по защите живой природы и окружающей среды в Крыму.

Общая протяженность маршрута составит без малого 120 километров по морю и еще 250 километров по суше, экспедиция будет состоять из трех этапов и завершится в  Феодосии. Сюда юные мореплаватели прибудут на автомобилях Toyota Hilux, которые нам любезно предоставила компания "Ключавто".  Вместе мы поднимем  старинные колокола и якоря в закладываемую по моему проекту часовню святителя Николая Чудотворца на мысе Горновского.

Будут у нас стоянки и разговоры у костра. И не только с участниками экспедиции. Вот в поселке Андреевка придут ребята, мы им расскажем о путешествиях, об университете, и им захочется учиться.

P.S. От "Русской Планеты": 

Для тех, кто не сможет встретиться с Федором Филипповичем во время крымской экспедиции, но хотел бы приобщиться к его удаче, мы предлагаем уникальный сувенир с автографом великого путешественника. Верим, что артефакт принесет успех во всех Ваших благих делах и начинаниях!

Легенда мирового кино посетил в Москве ежегодный спортивно-музыкальный фестиваль «Арт-футбол»

В российской столице в эти дни продолжается уникальное культурно-спортивное событие – футбольно-музыкальный фестиваль «Арт-футбол». На 10 дней спортивный комплекс «Локомотив» на востоке Москве стал настоящим центром притяжения для тех, кто в футболе видит нечто большее, чем просто игру, и для кого музыка – сила, способная объединять людей не слабее, чем тот же футбол со своими «мундиалями».

В это верит и лидер группы «Машина времени» Андрей Макаревич, который уже готовит для участников и гостей фестиваля в ближайшее воскресенье, 3 июня, роскошный концерт.

В том, что футбол не просто вид спорта, а одно из явлений искусства, убеждён и легендарный Эмир Кустурица. Режиссёр, вписавший своё имя в историю мирового кино такими своими работами как «Помнишь ли Долли Белл», «Время цыган», «Чёрная кошка, белый кот», приехал в Москву поболеть за земляков из Сербии, а также представить старые и новые хиты своей группы «The No Smoking Orchestra», где сам Эмир прекрасно реализовал себя как вокалист.

Программу визита для самого себя господин Кустурица выбрал настолько насыщенную, что на притязания многочисленной прессы об интервью отвечал отказом. Впрочем, для «Русской Планеты» наш герой сделал небольшое, но приятное исключение.

РУССКАЯ ПЛАНЕТА: Вы  известны миру не только как автор культовых кинолент, но также как серьёзный ценитель футбола и музыкант. Надо понимать, что именно поэтому Вас так привлёк этот интересный формат фестиваля, где музыка и футбол слились воедино? Каково это – быть одинаково горячим поклонником этих двух, казалось бы, настолько разных стихий?

ЭМИР КУСТУРИЦА: Всё просто. На самом деле, искусство и спорт меня в равной степени увлекали с  раннего детства. Когда-то, как, наверное, все до единого югославские мальчишки, я мечтал стать профессиональным футболистом – и, пожалуй, я им всё же в итоге стал, потому что футбол и кино во многом потрясающе похожи.

Собственно, вот и ответ на вопрос, что я делаю сейчас здесь, в Москве, на фестивале «Арт-футбол» – здесь творчество и спорт становятся единым целым, я просто получаю удовольствие от каждого мгновения на этом празднике. Тут потрясающая энергия – её излучают люди, которые буквально горят своим делом.

РП: Вы говорите, что кино и футбол потрясающе похожи. Тогда, если смотреть на футбол глазами Кустурицы-режиссёра – что роднит эту игру с кинематографом?

ЭК: Во-первых, футбол, как и кино, это динамика. Потрясающая, зрелищная динамика и драматургия! Во-вторых, в футбол играют на большом поле, то есть это пространственная игра, а, как вы понимаете, для режиссера выстраивание пространства в фильме – едва ли не самое важное.

РП: А ещё кино и футбол в последнее время стали орудиями в информационной войне. Но есть же и такое мнение, что настоящее искусство должно быть вне политики, оно должно быть «над схваткой», что пушки должны молчать, когда говорят Музы?

ЭК: Для меня искусство вообще имеет исключительную ценность. Для меня это религия. Так, как я верю в искусство, я верю только в Бога. Да, искусство не способно изменить мир, но оно способно воздействовать на определённую группу людей, на их мировоззрение. Известны случаи, когда прослушивание музыки и созерцание живописи даже излечивали людей от болезней.

Я считаю, что основная миссия искусства – созидание, поэтому его никак нельзя отождествлять с политикой, где преследуются совсем другие цели и решаются совсем иные задачи. Я хочу быть вне политики настолько, насколько это вообще может быть возможно. Именно потому я сейчас большую часть времени работаю в городе Дрвенград, который я построил и где живет искусство.

РП: Актриса Мэрил Стрип как-то очень точно сказала про Голливуд, будто бы единственное, что там готовы слышать люди, это шелест денег.  Вы, в своё время, покоряли Голливуд, но так и не стали там «своим». Почему? По той самой причине? Что такое Голливуд сегодня?

ЭК: Я не имею ничего против Голливуда 50–60х годов, с его американской мечтой, когда он стал центром мирового идеализма. Такие мэтры старой школы как, к примеру, Эрнст Любич и Фрэнк Капра, внесли огромный вклад в мировой кинематограф. Именно они научили меня снимать настоящие мелодрамы.

Но сейчас Голливуд – это огромная машина по производству денег, где всё и вся поставлено «на поток». Увы, там сегодня уже нет места глубоким, вечным ценностям, производимые там фильмы в абсолютном большинстве своём не заставляют зрителя задумываться над вечными вопросами о «смысле бытия», в них не осталось места состраданию, лишь сплошная идеология, продиктованная веяниями времени.

Я не стал работать в Голливуде потому, что не переношу прагматизм и ложь. Киноиндустрия сегодня создаёт фильмы, базируясь на людской глупости – и только. Очень грустно, что именно такое кино сегодня считается «кассовым» и, соответственно, именно этим заполнены все кинотеатры.

РП: Вы очень тяжело переживали крушение Югославии и пронзительно отразили эту боль в своих картинах «Андерграунд» и «Жизнь как чудо». Но… Вот недавно лидеры Северной и Южной Кореи встретились и пожали друг другу руки, сразу пошли разговоры о возможном историческом воссоединении этих государств. А Югославия? Вы верите, что она возродится?

ЭК: Я хочу верить в это. Но в мире есть некоторые центры  силы, управляющие всеми глобальными процессами и способные воссоединять, образовывать или разрушать государства.

Мы все были свидетелями того, как эти силы сперва разрушили Советский Союз, а затем и Югославию. Соответственно, остаётся лишь надеяться на добрую волю тех, кто рулит этими глобальными процессами – от них и только от них зависит, будет ли возрождена новая Югославия.

Президент Московского международного кинофестиваля откровенно ответил на вопросы журналистов

В финальный день 40-го Московского международного кинофестиваля его президент Никита Михалков встретился с журналистами, чтобы подвести итоги недельного кинофорума и ответить на вопросы, большая часть которых касалась тем куда более глобальных. Из предыдущей части изложения брифинга наши читатели узнали о том, почему Никита Сергеевич не любит делиться своими творческими планами, как относится к женщинам-режиссёрам и поделился своим главным секретом достижения гармонии в работе с актёрами.

Представляем продолжение откровений нашего героя.

Никита Михалков…

О цензуре:

Цензуры нет и не было во всей современной истории нашего фестиваля, но когда-то она, конечно, была - достаточно вспомнить, какие неприятности свалились на Чухрая, когда в 1963 году гран-при Московского фестиваля получила картина «8 ½ недель» Федерико Феллини. И после этого на протяжении лет пятнадцати главные призы получали советские картины.

У нас на ММКФ нет цензуры, мы полагаемся исключительно на вкус отборщиков. Мы их ценим, мы им верим. Признаюсь, не всегда вкус отборщика по той или иной картине совпадает с моим вкусом, но никогда я не позволял себе воспользоваться своим положением, чтобы настоять на своём. Фестиваль - это когда люди могут продемонстрировать на широком экране то, что не будет иметь большого зрительского успеха.

Это  рафинированное кино, это странное кино, но все равно это кино и чем больше будет картин, где мы будем сталкиваться с непривычным, но профессиональным (непрофессиональное я терпеть не могу) - тем будет прекраснее.

Кстати, мы договорились с Министерством культуры, что попадающим в программы ММКФ фильмам в рамках фестиваля не требуется прокатное удостоверение. Это единственно верное из всех решений, потому что фестиваль должен оставаться фестивалем.

О будущем доме для ММКФ:

Работа по созданию фестивального центра активно продвигается, уже подписаны все бумаги, уже есть проект. Сроки назвать не могу, но работа с разными документами, с архитектурными проектами и договорами не останавливается ни на минуту, находясь под бдительным контролем нашего продюсера Леонида Верещагина. Он находится все время в прямом контакте и с заказчиками и с исполнителями, так что за судьбу Дворца фестивалей я спокоен.

Конечно, нам нужно иметь уже своё здание, чтобы не быть «пасынками» на чужих территориях. Я благодарен, конечно, дирекции Театра-мюзикла, благодарен руководителям и владельцам «Октября» - всё же место уже «прикормленное», туда люди ходят и знают, куда идти и что смотреть. И если в прошлые годы мои прогнозы по созданию этого центра носили декларативный характер, то теперь всё есть на бумагах.

Вопрос Никите Михалкову от «Русской Планеты»

В Конкурс попала прекрасная картина Царь-Птица из Якутии (и получила гран-при, - прим. ред). В ходе пресс-конференции её создатели признались, что мечтали бы увидеть свой фильм в большом общероссийском прокате. Но понятно, что это вообще большая проблема, когда прокат, в принципе,  фестивальное кино не очень жалует. Если и удаётся для него что-то выторговать, то несколько кинотеатров по всей стране и пару недель проката от силы. А тут ещё и региональное кино, которое широкий экран почти никогда не получает вообще. В чем здесь проблема?

Понимаете, всё же прокат – это коммерция, это деньги, это довольно циничная ситуация, когда важно лишь то, соберёт та или иная картина деньги или нет. На мой непросвещённый взгляд должны быть какие-то муниципальные кинотеатры, которые крутят такое кино. Не кассовое, но нужное. Были же раньше «кинотеатры повторного фильма», они и сейчас вроде где-то есть даже, но их крайне мало.

Это должны быть кинотеатры на государственной дотации, им не должны ставиться задачи приносить прибыль, они должны быть для того кино, которое не может выйти на широкий экран, не может попасть в мультиплексы. Я бы очень хотел, чтобы у Союза кинематографистов получилось посодействовать тому, чтобы в каждом городе появился хотя бы один такой кинотеатр.

Понимаю, что то, что я сейчас говорю – в некоторой степени «маниловщина», но если мы хотим, чтобы наше кино развивалось – какие-то жертвы всё равно нужны.

История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»