0
73
Мы постоянно повторяем: «Он еще слишком маленький, он без меня не справится» Но поверьте, - дети, за которыми родители делают все на свете, рискуют превратиться в инфантильных взрослых. Сначала они будут приносить из школы плохие оценки (разуме...

Мы постоянно повторяем: «Он еще слишком маленький, он без меня не справится»

Но поверьте, - дети, за которыми родители делают все на свете, рискуют превратиться в инфантильных взрослых.

Сначала они будут приносить из школы плохие оценки (разумеется, вы будете нервничать и психовать), а потом вы поймете, что вдруг ребенок у вас получается не таким, каким вы его хотите видеть. Но ведь вы же сами ему не даете таким стать!

Мы сами делаем из своих детей псевдослабых. Но они не слабые. Поверьте, маленький ребенок очень быстро обучается. Доверьте ему сделать что-то самому. Делаете тефтели в мультиварке, пригласите ребенка помочь вам. Он слепит пару котлет, мультиварка все приготовит, но зато за ужином вы сможете сказать, какой у вас растет помощник.

Здесь очень важна похвала! Это серьезный стимул, поверьте!

Я не убирала за детьми. Я предлагала сделать это вместе. И еще я отказалась от принципа «Сделаю сама, потому что так быстрее и качественнее».

0
69
По моему глубокому убеждению, нашему образованию не хватает практики и знаний основ экономики. В институтах учат лишь рисовать и все... В результате из стен художественных заведений выходят неоперившиеся «птенцы», которые создают порой нелепые, ни...

По моему глубокому убеждению, нашему образованию не хватает практики и знаний основ экономики. В институтах учат лишь рисовать и все...

В результате из стен художественных заведений выходят неоперившиеся «птенцы», которые создают порой нелепые, никому непонятные вещи, которые невозможно продать. Редкое исключение составляют люди, которые поистине талантливы, Богом одаренные – их сразу признают…

На неделях моды показываются оригинальные, смелые коллекции, но они не идут в производство. К сожалению, с деловыми контактами на неделях моды у нас еще очень сложно. Ведь помимо коллекции также нужна и финансовая поддержка. Без нее модельер никому не будет нужен. Вся западная мода держится на спонсорской поддержке.

Было бы хорошо, если бы государство обратило внимание на интеллектуальные возможности своих граждан и оперативно использовало в национальных проектах потенциал одаренных молодых модельеров.

Многие из них сегодня едут работать на Запад, потому что в России для них нет необходимых условий, а государственная поддержка у нас отсутствует.

Некоторые российские дизайнеры имеют за границей свои магазины, но все же большая часть нашей талантливой молодежи являются безвестными тружениками в командах мировых Домов моды. С одной стороны это хорошо, опыт работы в престижных марках никогда не повредит карьере, но с другой – возможность создать свой бренд без спонсорской поддержки, практически, нереальна.

Надо стремиться развивать национальные модные бренды, как часть экономической программы государства. Помимо высоких доходов fashion-индустрии, развитие текстильной и легкой промышленности решает задачи занятости населения и обеспечения обороноспособности страны.

Текст подготовила Татьяна Захаржевская

0
54
Наша жизнь - это сплошное путешествие и только от нас зависит, каким оно будет. Какими дорожками мы будем передвигаться, и кто будет нашими попутчиками. Самое главное, не бояться новых путей и перекрестков, иначе так и будете ездить по кругу без ш...

Наша жизнь - это сплошное путешествие и только от нас зависит, каким оно будет. Какими дорожками мы будем передвигаться, и кто будет нашими попутчиками.

Самое главное, не бояться новых путей и перекрестков, иначе так и будете ездить по кругу без шансов заглянуть за горизонт. А ведь встретить красивый закат в дороге - бесценно!

Сегодня прислали фото разворота официальной книги «Дакар 2017», где мой пыльный фейс на всю страницу! Похоже, теперь я официально попала в «историю». Будет что рассказать внукам!

Выступать на «Дакаре» я хотела еще тогда, когда ездила по полям вокруг родительской дачи. Это была некая заоблачная мечта, но одновременно и ясная цель. Шаг за шагом я двигалась вперед.

Начинала с местных локальных соревнований, Национального чемпионата по ралли. Показывала неплохие результаты, начали появляться первые спонсоры, благодаря которым удалось выехать на международные соревнования и получить первый серьезный опыт. И в этот раз, участвуя в гонке, несмотря на запредельную жару, вязкий песок и другие тяжелые погодные условия, я шла вперед к своей заветной цели.

И хотя временами мне приходилось проводить по 19 часов подряд в седле любимого байка, я с удовольствием вспоминаю свое приключение!

Текст подготовила Татьяна Бутурлина

0
254
Однажды близкая подруга написала мне в личку такое сообщение: «Яна, можно что-то сделать, чтобы убить во мне рабыню?» Оказалось, что она постоянно чем-то занята: то готовит, то убирает, то еще каким-то домашними делами занимается. В результате к к...

Однажды близкая подруга написала мне в личку такое сообщение: «Яна, можно что-то сделать, чтобы убить во мне рабыню?»

Оказалось, что она постоянно чем-то занята: то готовит, то убирает, то еще каким-то домашними делами занимается. В результате к концу дня она еле доползает до кровати, а лежа думает — что она в этой жизни сделала не так, почему так происходит.

Ее семья относится к ней потребительски! Даже на отдыхе, когда все расслабляются, она не сидит ни минуты. В итоге мечтает, чтобы отпуск поскорее закончился, чтобы выйти на работу. Кто виноват в этой ситуации? Она сама!

Я вам могу сказать, что и сама была такой же. Конечно, любое действие — от мытья посуды до сбора игрушек — вы сделаете лучше всех.

Все в наших семьях держится на женщинах — менталитет у нас такой. Но если вы понимаете, что своими действиями обездвижили уже всю семью, стоит сказать: «Нет, я больше этого делать не буду».

Нужно постепенно отпустить вожжи. Если вы все тащили на себе, переложите маленький кусочек своих забот на мужчину или на самого ребенка.

Текст подготовила Татьяна Бутурлина

0
133
(продолжение интервью) Русская Планета: Куда сейчас все-таки движется художественная фотография? Андрей Каменев: Фотография как таковая сейчас находится, как мне кажется, в таком состоянии, что дальше ей особо развиваться некуда! И поскольку бу...

(продолжение интервью)

Русская Планета: Куда сейчас все-таки движется художественная фотография?

Андрей Каменев: Фотография как таковая сейчас находится, как мне кажется, в таком состоянии, что дальше ей особо развиваться некуда! И поскольку бумага, бумажные издания и полиграфия вообще «сливаются» по экономическим и экологическим причинам – на первое место выходит интернет. И соответственно, надо делать мультимедийные проекты. Если хочешь как-то тронуть зрителя, уже нужно снимать видео! Потому что девайсы улучшаются, качество улучшается.

РП: Это что ты имеешь в виду?

АК: Есть Full HD Video – сейчас только-только появились телевизоры Full HD. Но уже появляются телевизоры 4К – это в четыре (!) раза качественнее, чем Full HD.

РП: Это зависит от количества точек?

АК: Да, и возникает полная реалистичность картинки. И сейчас появились доступные камеры, которые позволяют снимать видео 4К. Уже у последних Cannon, у Sony все мелкие модели 4К снимают. Раньше это могли делать только RED’ы, ALEXА и всякие дорогие по 100 000 рублей видеокамеры. Сейчас это все спускается на бытовой уровень, поэтому становится доступным. Короче, помимо фото, надо, конечно, снимать видео. Надо записывать звук, и использовать все остальные компьютерные программы.

РП: То есть фото ушло, что ли?

АК: Просто фотографией уже никого не сразишь. Поэтому надо делать какие-то такие интерактивные истории, сейчас очень развито 360 фото и видео. Чтобы зацепить зрителя, надо использовать весь арсенал современных средств! Я работал на сотни журналов, во всех стилях – сейчас, во-первых, журналов уже нет, во-вторых – если раньше эти фотографии кто-то покупал для журналов, то сейчас подписка на 10 000 000 фотографий, допустим, Travel, стоит 100 евро! Журналам проще подписаться на 10 млн. фотографий за 100 евро в год, и они получают весь мир вообще в самых лучших фотографиях. Почему? Потому что цифровая техника двинула это все настолько широко в массы… Теперь, если хочешь заработать денег фотографией, как ты хорошо ни снимай – не получится! Ну, никак.

РП: И чего же сейчас делаешь?

АК: Сейчас снимаю видео 4К на очень дорогие камеры. Есть такое понятие бит-рейта (beat-rate). Качество записи. И если у Sony 25 бит запись, то у меня 400 бит-рейт – вообще убиться! У меня флэшка на 128 Гб улетает за 20 минут. Диска двухтерабайтного хватает на три дня при нормальной работе. Три дня – 2 терабайта!

РП: Это что же за картинка получается?

АК: Она настолько качественная, что я сейчас даже фотоаппарат с собой не беру – просто делаю скриншоты с видео, и они качеством, как с Cannon Mark III.

РП: А видео-то у тебя какое?

АК: Sony.

РП: Большая камера? Сколько кило?

АК: Четыре. Тяжелая.

РП: Ну, как старая Betacam.

АК: Да, такая большая.

РП: А сколько стоит?

АК: Миллион. Без объектива. А оптика – вообще…

РП: Ну, в общем, самый знаменитый фотограф ушел в видео.

АК: Ну, мне видео интересней, потому что фото для меня уже слишком просто. Я все вижу, много чего знаю, чего-то снять - для меня проблемы вообще никакой. Была бы задача! Ну, я фото снимаю, поскольку я шеф-фотограф журнала National Geographic Россия. Я все равно снимаю фото.

РП: Лет десять назад в «Фотоцентре» на Гоголевском бульваре была выставка Вадима Гиппенрейтера – все ходили: «О! А! Камчатские вулканы, Долина гейзеров!»

АК: Это все старая история. Сейчас это уже все снято. Он снимал Толбачик в 1975 году, а в 2012-м Толбачик шарахнул еще раз. И туда съездило, я не знаю, сколько тысяч фотографов! А тогда Гиппенрейтер был единственным фотографом, который там вообще побывал, и его снимки обошли весь мир. Теперь на конкурсах, которые я сужу, я такие фотографии даже не очень и рассматриваю. Потому что их стало очень много: с молниями, с лавой, днем, зимой, ночью, так, сяк, с людьми, без людей. Возможности другие.

РП: Слушай, но вот терпение-то осталось?

АК: Терпение осталось. Если говорить про город, то еще три фотографа осталось типа Кости Кокошкина. Вот он в городе черпает вдохновение. Ему надо ждать, чтобы на башню правильный закат упал. Всегда можно чего-то найти, даже в городе. Но я снимаю природу.

РП: В National Geographic монтаж, коррекция применяются?

АК: Коррекция применяется, разумеется, монтаж – нет. Дефекты убирать можно. Просто границы сложно провести. Вот скажешь, можно убирать объекты. Один уберет объект, который мешает, а другой все нарисует заново. И тоже скажет: «Я просто убрал объекты». Поэтому желательно, конечно, снимать одним кадром. Потом вот с воздушной съемкой у меня проблема – стрижи.

РП: М-м-м?

АК: Где бы ты ни летал, стрижи тут же начинают тусить вокруг коптера. Получаются черные смазанные точки, которые портят картинку. Поэтому приходится их замазывать. Потом извини, комары перед камерой летают! Я снимаю сериями в комариных местах, потому что комар может загородить объект, включая лицо человека! Серия – чтобы найти хотя бы один кадр без дефекта! По-моему, это все допустимо.

РП: Некоторые делают странную цветокоррекцию – наполняют фотографию едкими красками – это зачем?

АК: Надо понимать, для чего фотография. Если она используется для полиграфии, то ее все равно будут цветокорректировать, ну, будет предпродакшн некий – переводить в другие цвета и так далее. В принципе для печати у любой фотографии нужно немножко поднимать контрасты и цвет – это допустимо. Ну, понятно, что «кислотные» цвета не применимы.

РП: Помнишь, при печати все время мешали резкие переходы из света в тень, «проваленные» тени, выпячивание оранжевого или красного.

АК: Ну, это другое: это широта матрицы – сейчас это все позади, поскольку техника быстро развивается. Обрабатывать фотографии, конечно, можно. Вот по поводу притемнений, затемнений: сейчас многие пейзажисты используют ND-фильтры и всякие фильтры-оттененники. У тебя яркое небо – ты надел фильтр сверху, у тебя небо «пригасло». В принципе, то же самое можно сделать в Photoshop’е, наложив «маску» на небо, и «вытянув» из картинки все, что там есть. Кто-то скажет: «Ой, он небо вытянул!» Могу и не вытянуть! Могу купить фильтр за 300 долларов, поставить его – будет то же самое! Тут еще и бюджет играет роль. Поэтому я считаю, все допустимо.

РП: Но вот бывают картинки – у них нарочито искусственный вид.

АК: Есть еще технологии типа там HDR – сложения разных трех-пяти фотографий в одну. Это технология, она позволяет яркие и темные объекты совмещать на одном кадре. Ну, снимается брекетинг – по выдержке, и потом это совмещается автоматически. Брекетинг - это один кадр у тебя по норме, один в минус, один в плюс. Ты как бы увеличиваешь широту матрицы – матрица не безгранична.

РП: Ну, то есть ты драматизма добавляешь? Вот Луна огромная, когда в небе висит?

АК: Когда у тебя Луна и весь город – ну вот если Луна высоко в небе, как ты ни снимай, чтобы город получился, она всегда будет белым пятном. Ты можешь на другом кадре поставить выдержку по ней, и два кадра потом совместить. У тебя будет Луна с проработкой и город.

РП: А мы будем такие фотографии на конкурс принимать?

АК:  Это работа. Надо додуматься. Надо технически исполнить – это сложно. В этом ничего такого нет.

РП: То есть пусть работают полным спектром средств, чего есть, чего найдут? И фото с гаджетов будем брать?

АК: Думаю, да. Есть креативные люди, которые снимают только гаджетами. У меня в фототур люди иногда приезжают с планшетами и айфонами! Конечно, на биллборд это не растянешь. Если себе в Instagram – бога ради! Или на интернет-фотоконкурс. Ну, можно потом их распечатать небольшие.

РП: Какое должно быть минимальное количество пикселей?

АК: Желательно не меньше 8 МГп. Меньше – чуть «полезет», выглядеть будет хуже.

РП: Селфи не присылать?

АК: Селфи нет, и ограничить всякие там семейные портреты. Если они жанровые – то есть, ребенок играет, мама чего-то делает – то да. А если они сидят на диване по стойке «смирно» или стоят на фоне какого-то объекта – не надо.

РП: Море?

АК: Да пусть креативят!

РП: Так лето на даче можно прекрасно снять! Так, что дыхание захватит.

АК: Реально интересная тема: российские дачи – это же нечто уникальное! У кого из проволоки кровати, у кого нереальные хоромы… И это не дом – это дача. Нечто другое. Все эти помидоры, огороды, как тетки в купальниках копают, мужики чего-то пилят – это хорошая жанровая история!

РП: А что же в свете вышесказанного делать Ольге Свибловой-то?

АК: Она занимается историей фотографии – артом. Есть арт-фотографии…

РП: Есть еще черно-белые фотографии!

АК: Это все галерейная и арт-фотография. Это как раз для ценителей, для любителей, для специальных эстетов, а трэвел, репортажная фотография, обычная, любительская – она про другое. Любительская и профессиональная отличаются абсолютно не качеством. Профессионалы своими фотографиями деньги зарабатывают, а для любителей это хобби. Вот, собственно, и вся история. Качество аппаратов одинаковое – не важно, 6-й у тебя Cannon или 6000-й. Практически разницы никакой нет – ни по автоматике, ни по каким-то другим параметрам. Ты купил аппарат за 15 000 рублей, и можешь уже работать в высоком качестве. Поэтому грань стерлась, а все, что относится к арт-фотографии: специальная, коммерческая, профессиональная совсем – это вот к Свибловой туда. Ретро, историческая…

РП: Всякие Шойхеты и Родченки?

АК: Да, да, да. Мы уважаем всех старых фотографов, но мир меняется!

РП: А вот ты говоришь, «Художественная фотография - на пике». Что же, ее не будет?

АК: Нет, она будет, как и бумага, которая тоже умирает, как пленочная история. Еще есть люди, которые снимают на пленку. Снимают мануальными объективами (с ручной настройкой). Ручными камерами. Но если брать в общей массе, то это тысячные доли процента! Все равно все перейдет с бумаги на экран, и чем ты снимаешь, уже не имеет значения! Я имею в виду пик использования фотографии. То есть для себя все как снимали, так и будут снимать. Ну, как раньше были придворные художники: они знали секреты красок, держали разные секреты – это закрытая каста была – а сейчас ты можешь пойти купить любые кисти, краски и приспособления для живописи, и, в общем, тебе никто не мешает творить! Все инструкции есть в интернете. Можешь хоть Микеланджело повторить при желании. Уже нет той секты. Как и в фотографии: было 20 - 50 профессионалов в Москве, а теперь их сотни. Не только профессионалов, но и любителей, которые на высоком уровне снимают. Появилась куча информации, куча девайсов…

РП: А вот сейчас какие-нибудь признанные корифеи, кроме тебя, есть?

АК: Я не считаю себя корифеем. Просто у меня большой опыт. Я развиваюсь. Сейчас вот видео снимаю. Освоил разные типы съемок. И макро, и подводные, и панорамные - уже чего только не пробовал! В ремесло не хочется, чтобы это превращалось. То есть, в тупое зарабатывание денег. Поэтому приходится двигаться другими путями – видео и так далее. Заниматься тем, что сложнее. И сейчас это интереснее. Видео тоже есть куча: воздушное, подводное, сложное технически. Все эти рельсы, краны, коптеры, сложные камеры – это вообще не просто. Поэтому я опять ушел в некую «зону недосягаемости» для большинства. Потому что мне интересно. Но это сейчас будет догонять, потому что все упрощается: 360о появилось в прошлом году в январе, а сейчас уже бытовые камеры 360о продаются. Пока они по качеству плохие, но вопрос двух-трех лет, и они тоже будут 4К 360о снимать и «сшивать» прям сразу!

РП: Ну, вот в Америке есть яркие природные объекты: Гранд-каньон в Аризоне и Колорадо, Башня Дьявола в Вайоминге – не понятно, как она вообще образовалась. А в России нет таких ярких объектов… чтобы прям умереть-не встать.

АК: Есть, е-е-есть всякие объекты! В России есть все. Я последние три года ни разу не выезжал из России, путешествую по России. Много есть мест, локальных, таких, сяких. Сейчас мы снимаем 50 разных фильмов как раз для «Года экологии».

РП: Это вы решили BBC положить на лопатки?

АК: Ну, в общем, ты угадал – я хочу свой продакшн, которой может работать на уровне ВВС. Именно по природе. Не по всей этой ерунде – политика, новости, туризм, а прямо жесткая природа, уникальные съемки, очень качественные. Мы в 4К сейчас все снимаем – это дорого и сложно, но зато уровень, надеемся, потянем – HD уже не интересно в мире никому. На HD уже все снято.

РП: Ну знаешь, платить 300 000 за телевизор тоже желающих немного.

АК: Когда-то он станет дешевым. В свое время на «Рубин» копили всю жизнь! А сейчас уже и не найдешь его.

РП: Но все равно картинка на наших телеканалах плохая. Потому что все копированное, ворованное. Ну, только у Матч ТВ репортажи непосредственно с «живых» камер. Поэтому смысла в таком телевизоре у нас не вижу!

АК: Мы изначально не ориентируемся на наше телевидение. Не потому, что на весь мир, а на будущее – потому что скоро наступит эра телевидения 4К. И когда она наступит, а она наступит очень быстро, все кинутся снимать 4К. И если всякие новости, города и всякую ерунду можно будет снять достаточно быстро силами телевизионных команд, то чтобы качественно снять природу – на это уйдут годы. А у нас – архив! А у нас было! Ты же знаешь, я все время в стол снимал. Стол работает до сих пор! По фото. Про видео, думаю, будет то же самое.

РП: Но «цифра» сыплется…

АК: Если информация не скопирована два раза – ее нет! Это правило цифровой фотографии. То есть ты снял на флешку, скопировал и еще раз скопировал. Диск сдох – еще раз скопировал! Это правило. Конечно, ты можешь лишиться всех данных. Потом сейчас есть облачные сервисы – закачиваешь туда, оно не пропадет!

РП: Так «облако» в Америке!

АК: А какая мне разница, где это все хранится? Найди наше «облако»! Дата-центры находятся по всему миру. Вот Facebook – уже 2,5 млрд. человек. Где все это хранится? Короче, творите! Практика ведет к совершенству! Вариант «Расскажите мне, научите меня, я сейчас послушаю курсы и все буду уметь» - ничего подобного! Чем больше снимаешь, тем выше результат.

Текст подготовил Алексей Щербаков

0
236
Я очень рада, что я стала послом Универсиады - 2019, которая пройдет в Красноярске. Быть послом для меня привычное дело. Я очень хорошо понимаю задачи, которые стоят передо мной, ведь, я была послом олимпиады Сочи, 3-их всемирно военных зимних игр...

Я очень рада, что я стала послом Универсиады - 2019, которая пройдет в Красноярске.

Быть послом для меня привычное дело. Я очень хорошо понимаю задачи, которые стоят передо мной, ведь, я была послом олимпиады Сочи, 3-их всемирно военных зимних игр, и все эти грандиозные спортивные мероприятия мы выиграли.

Надеюсь, что и в этот раз принесу нашей сборной успех, удачу и победу! Уверенна, что наши спортсмены покажут на Универсиаде отличный результат и  свое мастерство и завоюют множество медали для нашей страны.

Церемония проходила на Красной площади в Москве во время праздника Дня спорта, который состоялся в рамках Международного военного фестиваля «Спасская башня 2017».

Я сделаю все возможное, чтобы наши студенческие игры прошли на самом высоком уровне. В то же время я хочу пожелать ярких побед спортсменам, всем студентам, желаю, чтобы у них все получилось и ребята достигли самого главного результата — выиграли медали для нашей страны!

Текст подготовила Татьяна Бутурлина

0
522
Случившийся на прошлой неделе визит Виталика Бутерина в «Физтехпарк» произвёл на меня серьёзное впечатление. Действительно много интересного узнал – одно лишь честное признание в том, что криптовалюта слаба по определению в силу своей огромной волати...

Случившийся на прошлой неделе визит Виталика Бутерина в «Физтехпарк» произвёл на меня серьёзное впечатление. Действительно много интересного узнал – одно лишь честное признание в том, что криптовалюта слаба по определению в силу своей огромной волатильности дорогого стоит, учитывая, что произнёс это сам создатель «эфира» - второй по популярности после биткойна криптовалюты.

Но подробнее хотел бы остановится на аргументах скептиков, коих не мало как в научной, так и в бизнес среде. В частности, господствуют два тезиса: криптовалюта есть путь к «электронному концлагерю» и что вообще все эти «биткойны» с «эфирами» - по сути «мыльный пузырь», пустышка и вообще авантюра вроде банальной финансовой пирамиды.

Гипотетически можно предположить, что рано или поздно наступит время, когда наличных денег уже не будет и за товары и услуги расчитываться мы будем лишь электронными деньгами.  Соответственно и все без исключения электронные транзакции будут под контролем.

Разумеется все это будет означать определенное ограничение нынешней свободы в денежном обороте, когда твой личный счет уже сегодня можно дистанционно заблокировать. При отсутствии наличных как таковых это будет означать полное лишение средств к существованию.

Я уже не говорю о том, что с полным замещением наличных денег электронными какие-то привычные нам сегодня действия станут технически недоступными – например, подать милостыню у храма  можно лишь наличными. И в этом смысле беспокойство тех, кто оперирует понятиями «электронный концлагерь» понятно и оправдано  более чем.

А вот с определением «мыльный пузырь» применительно к криптовалюте я не соглашусь категорически. Оперировать таким понятием можно лишь тогда, когда ты не сильно погружен в технологию блокчейна и, мягко говоря, не слишком глубоко понимаешь саму его суть.

Ну какой можент быть мыльный пузырь, когда у тебя миллион мастернод, миллион майнеров, а капитализация составляет 26 миллиардов? Если даже что-то критическое произойдет с одним сервером, на всей системе это вообще никак  не отразится. Как можно технически уничтожить такую мегасистему, элементы которой рассредоточены по всему миру?  Лично мне это тяжело представляется. Это по определению невозможно.

Хотя можно сказать, что теоретически возможен вариант ограничения развития криптотехнологий, технологий блокчейна на административно-законодательном уровне.

Скажи майнерам, что завтра ты их просто будешь сажать – рынок сам сократится процентов на 90. Но и это обстоятельство скорее служит подтверждением тезису, что говорить о криптосистеме с применением понятия «мыльный пузырь».

Кроме того, криптовалюта вообще не привязана к эмитентам, любые токены создаются под конкретный проект, причем в разных странах. Так что это уж точно никакой не мыльный пузырь.

Просто на рынке криптовалют как ни на каком рынке, в наше время, действуют на цену в чистоте схема спроса и предложения. В чистоте потому, что нет регулятора и это уникально само по себе и это уникальное время надо запомнить.

0
458
Самые интересные фрагменты состоявшейся 30 августа 2017 года в «Физтехпарке» исторической встречи с одним из лидеров блокчейн-комьюнити — канадским программистом российского происхождения Виталиком Бутериным. Виталик, многих интересует твое семейн...

Самые интересные фрагменты состоявшейся 30 августа 2017 года в «Физтехпарке» исторической встречи с одним из лидеров блокчейн-комьюнити — канадским программистом российского происхождения Виталиком Бутериным.

Виталик, многих интересует твое семейное положение. Ты женат?

Виталик Бутерин: Какой следующий вопрос?

Расскажи, зачем ты здесь?

ВБ: Здесь — в «Физтехпарке»? Или на Земле?

В России.

В России можно очень серьезно, интересно, качественно использовать блокчейн-технологии! Прогресс очень серьезен. Еще два года назад говорили: «Не нужно ли посадить людей, занимающихся биткоином, в тюрьму?». Сегодня ситуация изменилась. Россия очень перспективна для блокчейна!

Ты не мог бы объяснить, в чем идея биткоин-кэш?

ВБ: Это очень долгая история. Сегодня биткоин-кэш – это независимый блокчейн! Есть люди, которые поддерживают кэш.

Майнеры?

Не только майнеры.

Зачем им биткоин-кэш?

ВБ: Эти люди видят payment-систему нового поколения. Среди них, прежде всего, те, кто хочет отойти от банков, Paypal, кредитных карточек, у которых очень высокий «fee».

Что самое важное для этих людей в биткоин-кэш?

ВБ: Самое важное для людей, чтобы этот новый вид денег не был никем контролируем.

На твой взгляд, какие компании будут успешны в наступающую Эпоху Блокчейна — предлагающие продукт либо те, кто предлагает услугу?

ВБ: Физический продукт не будет очень востребован. Его сложно масштабировать. Есть два вида компаний. Первые – делают продукт для массы и пробуют, используя какой-то механизм, зарабатывать деньги. Вторая – предприятия, которые делают сервисы для другой компании – банка, правительства, другой компании. Это более простая история. Им платят деньги, они делают продукт. Такой второй вид деятельности более безопасен. И так проще достичь успеха!

Хотелось бы поговорить о волнующем многих вопросе легальности криптовалют…

ВБ: Легально ничего в нашей сфере пока что сделать нельзя. Как, например, просто собирать деньги, если нет законодательства о криптовалютах? Советник Президента по криптовалютам сказал нам, что участники рынка должны создать СРО.

У тебя какое представление о сроках легализации?

ВБ: Туманное. Нужно понять, как учитывать интересы государства при работе?

И как ты это видишь?

ВБ: Можно посмотреть на то, как структурировать проект, чтобы он максимально соответствовал законам России. И учесть опыт других стран. Мы ничего специального для легализации не делаем. Просто работаем над протоколом. Поэтому такие вопросы нам не задают. И конкретных предложений у меня нет.

Какова сегодня роль государства в блокчейне?

ВБ: То, что они регулируют не технологию, а ее применение, это уже большой плюс!

Есть ли у вас законодательное взаимодействие с Центробанками разных стран?

ВБ: Законодательного нет. Нам задают вопросы. Мы отвечаем. Ведем диалоги!

Получается, любой человек, который пользуется сегодня криптовалютой…

ВБ: Нарушает закон!

Какой ты видишь судьбу ставших уже привычными для большинства пользователей баз данных? Останется ли для них место в Эру Блокчейна?

ВБ: Да и очень большое! Не нужно ничего навязывать. Человек сам должен делать выбор и решать, доверяет ли он блокчейну или традиционным решениям.

Но будет ли блокчейн дружить с привычными базами данных?

ВБ: Конечно. Более того, в каждом эфириум-клиенте мы предусматриваем возможность для хранения локальных баз данных.

«Русская Планета»: Какие на ваш взгляд перспективы у технологии блокчейна, как у бытового инструмента? Каким может быть его применение в реальной жизни?

ВБ: Первое – инвестиции. Второе — платежи между странами. Например, у нас есть программисты в 10 странах, каждому надо платить зарплату. Мы используем криптовалюту. Иначе нам приходилось бы анализировать, как работает банковская система каждой страны. Это очень сложно! У блокчейна будет много применений там, где уровень безопасности должен быть более высоким.

«Русская Планета»: Речь о неких финансовых системах?

ВБ: Не обязательно. Реестры, базы данных, DNS-системы. А дальше – посмотрим, как пойдет!

Сложно ли бороться с хакерами, которые воруют средства?

ВБ: Уровень безопасности сети – нормальный. Проблема в том, что уровень безопасности применения на сети – бывает высокий, а бывает низкий.

Можно сделать исключительно высокий уровень безопасности?

ВБ: Совсем-совсем высокий? Этого никогда не будет.

Основной «козырь» блокчейна – его децентрализация. Но сейчас происходит централизация майнинговых мощностей. Мелкие майнеры уходят. И происходит та же централизация крупными майнерами! Есть ли риски при таком раскладе?

ВБ: Да, если валюта станет централизованной – это большой риск!

Можно ли мотивировать маленьких майнеров?

ВБ: А как это сделать? Нет никакого алгоритма, как определять, маленький майнер или большой. Большой всегда может притвориться и сказать: «Привет, я 10000 маленьких майнеров!».

Какова главная уязвимость криптовалюты?

ВБ: Разумеется, это ее волатильность.

Сможет ли в перспективе криптовалюта заменить доллар?

ВБ: Давайте сначала решим проблему волатильности.

Способны ли спецслужбы контролировать криптовалюту?

ВБ: Технически взять под контроль протокол невозможно, даже если взять под контроль майнеров.

Насколько технологию можно применить в избирательной системе в тех странах, где нет доверия власти?

ВБ: В избирательных системах одна большая проблема: нужно доказать, что все правильно работает. И нужна конфиденциальность! Даже если ты хочешь доказать, за кого ты голосовал, то это невозможно. А если это станет возможно, то это дает тебе шанс продать свой голос!

Какой следующий этап вашей легализации в РФ? Центробанк на эфир не переходит?

ВБ: Пока нет. Есть три центробанка разных стран, которые на эфире делают тесты.

ЦБ РФ в их число входит?

ВБ: Да!

Каков уровень вашей прибыли?

ВБ: Мы некоммерческая организация. У нас нет прибыли.

Можно ли тебя привлечь, как эдвайзера?

Нет.

Каким ты видишь мир через пять лет?

ВБ: Интерес к криптовалютам вырастет. Преимущество будет за настоящими командами и настоящими технологиями. Какой-то уровень майнинга будет, но меньше, чем сейчас!

Материал подготовил Андрей Карелин

0
190
Тревога по поводу и без — это то, что происходит практически с каждой современной мамой. Ой, а вдруг случится что-то плохое? Ой, а вдруг я плохая мать? Помню, как однажды подруга сказала мне: «Поплавская, у ленивых родителей очень самостоятельн...

Тревога по поводу и без — это то, что происходит практически с каждой современной мамой.

Ой, а вдруг случится что-то плохое? Ой, а вдруг я плохая мать?

Помню, как однажды подруга сказала мне: «Поплавская, у ленивых родителей очень самостоятельные дети». И, знаете, это правда. Но тут есть один нюанс. Когда я наблюдаю за очень ленивыми родителями, у меня возникает вопрос: а готовы ли они были на самом деле к тому, чтобы стать родителями?

Когда родился мой сын Никита, я столкнулась с тем, что не могу оставить ребенка ни на минуту. Я даже в соседний магазин выйти не могла.

За месяц я совершала 3 попытки, но доходила до половины пути и возвращалась обратно. Мне казалось, с моим малышом, которого я оставила с няней, что-то обязательно случится. Справиться я с собой просто не могла.

В итоге мы сделали по-другому: няня ходила в магазин и пыталась готовить, а я сидела с ребенком. В какой-то момент я поняла, что у меня просто психоз, что мне нужно договориться с собой. Самое сложное — это «обмануть» свой мозг. Но если вы сумеете договориться с собой — будет вам необыкновенное счастье. Действовать нужно поэтапно.

Сначала я договорилась с няней, что буду разговаривать с ней по телефону, когда иду в магазин. А в это время мой старший сын присматривал за няней. Когда выросла степень доверия к няне, я уже смогла выходить на работу. Но с работодателями тоже договорилась, что если мне звонят из дома, даже во время моего прямого эфира, кто-то должен поднять трубку и узнать, что произошло.

Потом в какой-то момент я поняла, что проблема у меня не с ребенком, не с няней, а со мной.

Текст подготовила Татьяна Бутурлина

0
5 476
Каждый художник в творчестве есть то, что он сам из себя представляет. Как говорил великий русский философ Иван Ильин, «Пустой человек не создаст чего-то высокого. Пошлость проистекает из человеческой слепоты к божественному». Мы делаем то, что м...

Каждый художник в творчестве есть то, что он сам из себя представляет. Как говорил великий русский философ Иван Ильин, «Пустой человек не создаст чего-то высокого. Пошлость проистекает из человеческой слепоты к божественному». Мы делаем то, что мы сами есть. И Никита Михалков в каждом фильме есть Никита Михалков, хотя у него абсолютно разные по жанру фильмы: «Свой среди чужих…», «Пять вечеров», «Обломов», «Утомленные солнцем», «Солнечный удар», и к ним можно по-разному относиться.

23 августа при мне прошла коллегия Министерства культуры, на которой Никита Сергеевич сидел рядом со мной. Сел, хотя там было, где сесть – ну, увидел друга детства и сел рядом, потому что здесь тепло и здесь понимают. И он мне говорит: «Ты будешь выступать? Я буду. Сейчас ты услышишь…». Я говорю: «И ты услышишь»! А коллегия была посвящена Фонду кино. Отчитывались, что там все прекрасно. Я говорю: «Никит, я буду критиковать этот фонд». Я не знал, что он будет делать дальше. А он вышел на трибуну и сделал то, что взорвало наш информационный день. Даже Серебренникова затмил. Он сказал: «Я уже в таком возрасте, что не могу играть в эти игры». А ведь он был практически инициатором создания Фонда кино! Он сам просил Президента создать этот фонд, выручить кинематографистов, дать туда денег, чтобы работали люди. Потому что кино наше загибалось. И фонд создали. И он вошел в Попечительский совет. А 23 августа он вышел на трибуну и сказал: «Я говорю лично от себя: я не могу принимать участие в этой безответственности. Нет ответственных. И я безответствен в этом фонде. От меня ничего не зависит. Я выхожу из состава Фонда кино». При всех. И ушел. После этого мне пришлось тоже выступать, он, правда, уже покинул зал. Я ему сказал: «Жаль, что ты уходишь, сейчас будет самое интересное!» И я начал анализировать перед Министром культуры, перед Натальей Тимаковой - представительницей премьер-министра, перед Владимиром Толстым – советником Президента по культуре, Иосифом Кобзоном, еще был ряд замминистров. Я сказал им то, что я - профессионал кинематографа, отдавший ему 60 лет – должен был сказать. Фонд кино создал за семь лет 150 фильмов. А чем мы можем гордиться? Из них я лично могу назвать всего пять, которые можно определить как искусство. Это фильмы того же Михалкова – «Солнечный удар», «Цитадель», фильм Котта - «Брестская крепость», Киселева - «Время первых»… А у нас все говорили, как же, наконец, стало хорошо: деньги потекли! Но они потекли частным лицам, прокатчикам. Рядом со мной был Владимир Толстой, мой старый друг и глава Попечительского совета фонда. Я не хотел его обижать и подчеркнул, что он тоже заложник того, что Правительство дало указание Фонду кино делать коммерческие проекты, чтобы побороться с Голливудом. И они наснимали! «Дабл-трабл», «Крякнутые каникулы»… Я там перечислил штук двадцать – оторопь берет от одних названий. Мне можно возразить: ну, если Правительство дало такую команду, там ведь тоже люди, они могут ошибаться. Но ни один здравомыслящий государственный деятель не позволит делать деньги на понижении духовного уровня народа! Что и делает сейчас наш Фонд кино. Поэтому Никита Сергеевич из него и ушел. Он сам об этом не говорил – я как бы расшифровал то, почему у нас с ним такое отношение к этому фонду.

И только вышел я с этой коллегии, еду из «Сколково» в Москву, а «Эхо Москвы» уже передает: «Вот, Михалков с Тимаковой там чего-то не поделили. Что ж ему, мало, что ли? Ведь ему в фонде все дают!» А это поступок художника мирового уровня! Который смело говорит, что в нашем кинематографе неблагополучно. И я его тут же с этим поздравил: «Ты молодец!»

А сколько злости! Откуда эти люди? Откуда они берутся? Я не знаю. Почему такая ненависть? Как они, живя в России, ее не чувствуют и не любят?

Я в детстве был всего где-то месяц в далекой деревне – но остались такие впечатления! Поход в ночное с мальчишками, верхом на лошади без седла, босиком по траве, по глине по влажной… Их можно только пожалеть. Но они настолько агрессивны! Включишь «Эхо Москвы» - ну столько ненависти!

Эта проблема, кстати, была еще в XIX веке. Были «соль земли» - художники, поэты, писатели, и такие люди, которые вроде живут с нами, в России, с которыми мы вместе учились, нам читали лекции одни и те же педагоги, читали одни и те же книжки, но выросли мы с ними совсем разными. Таких людей сейчас очень много, и их пиарят по телевизору,

Вот о них все написал еще друг Пушкина, русский поэт Николай Языков. О котором Пушкин говорил: «Это единственный поэт, которому я могу завидовать». Пушкин еще добавлял: «Николай, я надеюсь на вас, как на скалу!» Пушкин погиб в 1837 году, а в 1844-м Языков написал стихотворение «К ненашим». Я его прочел в программе Соловьева, когда мы дискутировали по поводу провокационной оперы «Тангейзер» в Новосибирске. А передо мной были оппоненты, которые отстаивали: «А чего, уже сделано! Художник имеет право на все! Все можно!» Как говорил Достоевский, «Если бога нет – все можно». И Новосибирск тогда надругался над Христом. Не буду говорить о постере, который смог себе позволить молодой постановщик. Плакат, который возмутил новосибирскую общественность, и в частности православную. Этот мальчик Кулябин, которого потом быстро перетащили в Москву. Ему стали предлагать место Марк Захаров, Большой театр, требуя защитить провокатора. И то, что сейчас творится с «Гоголь-центром», с Серебренниковым - это все суть одного и того же. Поднялись все: «Ах, арестовали!» Ну, суд разберется, 70 миллионов – вполне ощутимая сумма. Судят ведь не за творчество растлителя Серебренникова! Который превратил театр Гоголя – а ведь у него была своя аудитория, играли классику, на нее ходили, залы были полны. К этому можно по-разному относиться: хватит традиционного, надо чего-то новенького! Вот и сделал «новенькое», превратив Театр имени Гоголя в «Гоголь-центр», который люди прозвали «Гей-центром». И начал делать то, что он может делать.

Кстати, Пушкина убили как раз за то, что он был, как называли его оппоненты-русофобы из правительства в письмах друг другу, «Главой русской партии». А разве дадут «Главе русской партии» долго жить? Как выяснил все тот же Михалков, когда начал делать фильм о Грибоедове и поднял австрийские архивы, что масон Карл Нессельроде был австрийский шпион – это Министр-то иностранных дел России!

Выписали лучшего стрелка из Франции – двадцатипятилетнего Жоржа Шарля Дантеса. Он прибывает в Москву. Его усыновляет – при живом отце в Париже, заметьте! – нидерландский посланник, гомосексуалист, барон Геккерн. Для чего? Чтобы ввести этого мальчика туда, куда приходит Пушкин. А дальше подметные письма и убийство!

И вот что написал о таких людях Николай Языков. Его дважды вызывали за эти стихи на дуэль, и может быть, потому он напрочь забыт сейчас литературоведами. Один из них, некий покойный Рассадин, писал, что Языков - «ура-патриот». Почитайте ура-патриота:

Народный глас - он божий глас -
Не он рождает в вас отвагу,
Он чужд, он странен, дик для вас.
Вам наши лучшие преданья
Смешно, бессмысленно звучат;
Могучих прадедов деянья
Вам ничего не говорят;
Их презирает гордость ваша.
Святыня древнего Кремля,
Надежда, сила, крепость наша -
Ничто вам! Русская земля
От вас не примет просвещенья,
Вы страшны ей: вы влюблены
В свои предательские мненья
И святотатственные сны!
Хулой и лестию своей
Не вам ее преобразить,
Вы, не умеющие с нею
Ни жить, ни петь, ни говорить!
Умолкнет ваша злость пустая,
Замрет неверный ваш язык: -
Крепка, надежна Русь святая,
И русский бог еще велик!

Когда лет пять назад я прочитал эти стихи, то подумал: «Какой русский бог? Где он? Все погибает. Россия, что с ней делают в этом нашем капитализированном обществе? Что делается с нашей культурой?» Но вот, Президент издал в 2014 году указ, к которому причастен наш фестиваль «Золотой витязь». О чем мы говорим 26 лет! Что в стране нет стратегии государственной культурной политики. Что то, что сейчас делается - антикультурная политика.

Сначала мне удалось эту мысль выразить на Патриаршем совете по культуре – я член Патриаршего совета. Патриарх услышал меня и обратился к Президенту. Прошло полгода, я еду за рулем, слушаю радио, и слышу, что идет заседание Президентского совета по культуре, и Президент говорит прямо наши слова о том, что в стране нет стратегии государственной культурной политики, и ее надо вырабатывать. Прошло еще полгода, и Президент подписал указ «О новой государственной культурной политике». Хотя она вовсе не нова. Это наша традиция. Наши корни.

Одному учителю задали вопрос ученики: «Что делать, если в этом мире такая мощная линия зла? Как с ней бороться?» Он ответил: «А не надо напрямую бороться. Если уж есть такая линия зла, надо над ней проводить более мощную линию добра». То, чем и занимается наш фестиваль «Золотой витязь» в области кино. За 26 лет мы показали 8250 фильмов, но вы их не увидите на широких экранах. Редко что показывают. Я предлагал Швыдкому, когда он еще был Главным редактором ВГТРК: «Михаил Ефимович, у меня 5000 фильмов – могу насытить телеканал на два-три-четыре года». Он мне ответил, как человек опытный: «Ну, сейчас у нас вся сетка собрана, в марте приходите – поговорим». А в марте его уже сделали Министром культуры, и он начал публично говорить о культуре. Именно ему мы обязаны тем, что кинематограф ввергнут в сплошное акционирование и приватизацию. Кинематографа уже как искусства не существует. А есть несколько удачливых на рынке продюсеров, создавших «дневные дозоры – ночные позоры». Их раскручивают каналы, которые их же и породили. И дают рекламу: «Иди, смотри, Россия, «Дневной позор»!» И Россия идет и смотрит. Я, кстати, говорил на коллегии Министерства культуры о Фонде кино: «Вот смотрите, у вас в экспертном совете двадцать человек - отдельно существует экспертный совет, отдельно попечительский – из них пятнадцать продюсеры и прокатчики, которые делят три миллиарда между собой, никого не подпуская к своей «кормушке». Разве это нормально? Нет».

А вопросов очень много. Почему одни продюсеры? Это еще раз говорит о том, что нашим Правительством взята неверная ориентация на коммерциализацию нашей культуры. Младореформаторы из Правительства ввергли в рынок абсолютно все, не понимая, что культура и рынок - понятия несовместимые абсолютно! Разные задачи у культуры и рынка. Но Правительство настаивает. У них планы уже до 2020 года довести все до самоокупаемости. Как говорил Швыдкой на коллегии министерства, «Нужно культуру подвинуть на панель». Это говорил Министр культуры! И подвинул – теперь мы должны ее оттуда вытащить. И Никита Сергеевич Михалков как раз сделал шаг именно в этом направлении. Он показал, что художник с мировым именем не согласен с тем, что делает Фонд кино. Смелый, мужской поступок.

Что же делать? А то, что делает наш фестиваль «Золотой витязь»: за год мы проводим десяток крупномасштабных форумов, и у каждого форума есть свой Почетный председатель. У живописного – великий русский художник Александр Шилов, у кинематографического – великий русский режиссер, об этом уже можно говорить, хотя он мой ровесник и друг детства, Никита Сергеевич Михалков, у музыкального – великий русский дирижер Владимир Федосеев, у литературного – был с самого начала Валентин Распутин, у театрального – выдающийся русский актер, художественный руководитель Малого театра Юрий Соломин. Мы собрали элиту, работающую над сохранением традиций. То, что пытаются разрушить вот эти «инноваторы».

Сейчас идет борьба и в Министерстве культуры. Оно потихонечку очищается. Потому что там есть Общественный совет, а это придумал Путин. Общественные советы есть при всех министерствах, чтобы люди приглядывали за чиновниками, чтобы не «зарывались». Я - член Общественного совета по культуре, первый заместитель Председателя, которому поручили курировать кино, театр, музыку, литературу – тем, чем я занимаюсь всю свою жизнь. От нас отмахиваются, а я 23 августа говорил министру Мединскому, что до сих пор нет ответа ни на одну нашу резолюцию, которую мы отправляли им от Общественного совета. А мы предлагали очень серьезные вещи. Мы разбирали то, что делается в современном театре – какое идет уничтожение русского психологического репертуарного театра под давлением «инноваторов» типа Серебренникова, Богомолова, наголову разрушающих традиции. Ответа нет. Мы предлагали стратегию сохранения и развития культуры, показывали, где можно брать деньги. А то все говорят: «Нет денег на культуру!» Есть деньги в нашей стране. «Газпром» каждый день по телевизору нам сообщает, что он – «Национальное достояние». Тогда пусть и послужит национальной культуре! Мы в Общественном совете предложили, чтобы «Газпром» отчислял от суммы, вырученной от идущих на Запад углеводородов, 1% в Фонд культуры, который мы будем распределять на проекты, соответствующие новой государственной культурной политике. Ответа нет. И нет ответа ни на один вопрос! Мы попросили, чтобы нам показали фильм «Матильда». Потому что Общественный совет при Министерстве культуры – это единственная в стране контролирующая организация в области культуры. Этих прав нет даже у Министра культуры! А по нашему уставу мы должны контролировать. В Общественный совет пришло 20 тысяч подписей против фильма «Матильда» - ну разве можно пройти мимо этого, зачем нам грядущие потрясения? Мы попросили показать Общественному совету, чтобы мы разобрались. Пригласили историков, профессионалов, и вынесли свое решение. Как мы вынесли по опере «Тангейзер». И я думаю, ее закрыли. Кричат: «Это что, цензура?» А почему так ее боимся? А что говорил о ней Пушкин – я, кстати, недавно приводил его слова о цензуре 10 апреля в программе Соловьева. Я открыл текст Пушкина, и он пишет, что в любом государстве под любой формой правления должна быть цензура. «Государство имеет право остановить раздачу рукописей – это текст Пушкина! – и не позволять никому что угодно говорить на площадях!» Это Пушкин говорил! Поспорьте с ним. На что Соловьев мне ответил, что «Пушкин тоже бывает разный… Вон у него в «Руслане и Людмиле» какие-то эпизоды есть!» Чего он там увидел? Вот так.

А сейчас создана новая организация – Общественная палата Союзного государства России и Белоруссии. Я не был на учредительном собрании, я был в это время на Афоне, и мне позвонили: «Вас предлагают в Председатели. Как вы относитесь?» Я спросил благословения, и получил его. И тут же отправил им уже готовый у меня проект «Кодекс деятеля культуры Союзного государства», где прописано – я бы очень хотел, чтобы это стало законом - что можно и что нельзя делать деятелю искусства. А подтолкнул к этому меня Путин в 2011 году на встрече с деятелями кино, когда начали жаловаться, что стало много пошлости, разврата и вседозволенности. И вдруг Путин говорит: «А в Америке в 1930 году был создан этический кодекс Хейса». Я не знал об этом. Открыл «Кодекс Хейса» и был потрясен тем, что там все было прописано продюсерам Голливуда, что можно показывать на экране, и что нельзя. Отношение к религии, к флагу, к семье как высшей ценности, к чрезмерным поцелуям, к патологиям, к порокам, ко всему. Я переработал этот кодекс для России – я думаю, он не будет принят, потому что здесь есть разные веяния. А вот Союзному государству я его предложил, и отклики есть всех членов палаты. Так что вот так и будем бороться!

текст подготовил Алексей Щербаков

0
203
Фото Андрея Каменева (Продолжение интервью) Русская Планета: А вот у меня был случай: у «Смены-8М» всегда заедал лентопротяжный механизм, и кадры часто накладывались друг на друга. И как-то раз получилось, что девушка идет по верхушкам античных...

Фото Андрея Каменева

(Продолжение интервью)

Русская Планета: А вот у меня был случай: у «Смены-8М» всегда заедал лентопротяжный механизм, и кадры часто накладывались друг на друга. И как-то раз получилось, что девушка идет по верхушкам античных колонн. Вот это художественное фото и нет?

Андрей Каменев: В фотографии нет ограничений – это твое выражение вообще. Ты как художник выражаешь себя, как хочешь. Хочешь не резко – значит, не резко. Хочешь пересвет – значит, пересвет. Это вообще все твое! Кто об этом будет судить – это уже его дело. Если это конкурс – ну, есть какие-то правила, да, некие ограничения. В личном творчестве ограничений нет вообще никаких! Если в правилах не прописано – значит, можно!

РП: То есть главное, получается, что?

АК: Главное – получить результат, который тронет зрителя.

РП: Психо-эмоциональное воздействие? А как оно сделано – не важно?

АК: Аболютно! Ну, мы не занимаемся графикой – можно и динозавра в кадре нарисовать – не отличишь от подлинника. Но вот это вот исключается.

РП: То есть, нам можно принимать и с фотоаппаратов, и с айфонов, и с пленочных, и с мыльниц…

АК: Даже если кто-то пришлет чего-нибудь с пленок – то это люди-герои. Ты попробуй, найди сейчас пленку - обработай, напечатай. Это сейчас не просто. Можно и с пластинки проявить. Но это в некотором роде подвиг.

РП: А что сейчас модно снимать? Вот раньше модно было все в быстрой смазке – помнишь, начало 1990-х годов?

АК: Тогда все пробовали разные способы.

РП: Когда-то стала модной светотень: снимать через всякие дырочки разные, на границе света и тени.

АК: Чего угодно! Можно снимать природу, дома, улицы, людей, семью, домашних животных, натюрморты…

РП: Не знаю, натюрморты надо ли? Какая же Россия в натюрмортах?

АК: Ну, так красиво поставь свет, подсвети световыми кистями – пельмени там или веник, кадушка, мыло – ясно: баня в России! Или букет полевых цветов с яблоками – может быть красиво.

РП: Трамваи какие-нибудь, троллейбусы.

АК: То есть можно взять город, и туда отнести все, что угодно: уличный жанр. Пусть люди покажут, как они видят Россию. Допустим, в городе можно снимать не только дома, но и людей в городе, детей и взрослых, машины и людей. Можно снимать с воздуха.

РП: Это с дронов, что ли?

АК: Да. Сейчас много кто снимает.

РП: Я слышал, надо разрешение получать чуть ли не в Министерстве гражданской авиации.

АК: У меня самого три дрона дома лежат. Уже давно с воздуха снимаю и фото, и видео. Имеет смысл. Заодно посмотреть, сколько народу с воздуха снимает.

РП: Помню, в National Geographic был поразительный кадр: орел выдыхает пар. Такой выдох орла. Пар из пасти. Что нужно, чтобы сделать такой снимок?

АК: Фотограф должен дождаться своего кадра. В National Geographic сложно работать, потому что там очень высокий уровень не только качественный, а именно - по сюжету. Снято уже все, и ты должен снимать либо как еще никто не снимал, либо то, что еще никто не снимал. За 125 с лишним лет существования журнала было опубликовано приблизительно 12 – 13 тысяч тем. Разных. Лучших фотографий. Немногие люди 12 тысяч слов знают. А уж 12 тысяч тем придумать – это должен быть не просто какой-нибудь восход на Курилах, а некая история. Поэтому прокреативить, чего-то новое придумать достаточно сложно. А уж про техническое исполнение тут речи вообще даже не идет. Это должно быть абсолютно необычно, абсолютно как-то ново и так далее.

РП: Наш многопрофильный интернет-портал, помимо прочего, развивает онлайн-викторину «Интуит». Имеет ли в фотографии и видео значение интуиция?

АК: Скорее не интуиция, а пространственное 3D-мышление. Понимание, как будет выглядеть объект с cамой выгодной для будущего снимка или фильма точки. Сверху, снизу, сзади, сбоку. Вот, скажем, передо мной замок на горе, а я вижу, что там далеко, за мостом через речку, вид на него будет самый лучший. Ну, и не ленюсь - бегу туда пару-тройку километров! При съемке в горах идти на нужную точку порой приходится целый день. А то и два. Так что это сродни интуиции.

Вот расскажу историю. Когда я работал в спорте и приехал Марадона, на футбольное поле пришло 350 фотографов. Обычно 10 - 12 снимали матчи, все друг друга знали, а тут откуда-то взялось сразу столько! Я тогда чуть прощелкал момент, когда аргентинский футболист должен был выйти на поле, все фотографы уже встали вокруг этого места плотным кольцом, а с моим ростом даже если подпрыгнешь – ничего не увидишь. А без фотографии в редакции меня убьют! Тогда я забежал по трибунам наверх крыльца, откуда он должен был выйти. Он вышел, и было видно его спину, голову кучерявую и толпы фотографов. Такой кадр есть только у меня. У остальных – одинаковые кадры с некоторыми вариациями. Я понял, что всегда надо бежать в другую сторону. Если все бегут направо, значит, надо брать левее.

(Продолжение следует)

подготовил Алексей Щербаков

0
191
Представляем вниманию читателей «РУССКОЙ ПЛАНЕТЫ» нового героя - фотографа, которого сегодня можно именовать культовым - послужной список Андрея Каменева уже сейчас может стать предметом зависти и подражания для сотен и тысяч коллег. В фотоконкурсе «...

Представляем вниманию читателей «РУССКОЙ ПЛАНЕТЫ» нового героя - фотографа, которого сегодня можно именовать культовым - послужной список Андрея Каменева уже сейчас может стать предметом зависти и подражания для сотен и тысяч коллег. В фотоконкурсе «Я люблю Россию!» у него особая роль - главного эксперта отборочного жюри присылаемых работ. Но для начала - несколько общих вопросов о таком непростом и красивом ремесле...

РУССКАЯ ПЛАНЕТА: Андрей, чем и как снимать нашим конкурсантам? Ведь будут присылать что-нибудь с телефона. Встроенная камера телефона, как мы понимаем, это аналог объектива-«полтинника». Вот с айфона – это художественная фотография или нет?

АНДРЕЙ КАМЕНЕВ: Ну, сейчас к нему есть телевики и все, что угодно. Есть даже специальные мастер-классы по съемке айфонами. Так что айфоном вполне себе можно снимать, и не только айфоном – самсунгом и прочими. Камеры достаточно хорошие: если это не какая-то супер-полиграфия, то вполне достаточно.

РП: Там ведь всего 12 мегапикселей…

АК: Более чем! Даже видео HD все снимают – и это для интернета хорошо, для телевизора – тоже можно. Не годится для кинотеатров. По фотографии - то же самое. Я мечтаю на самом деле, когда у меня будут фототуры с айфоном просто. Потому что таскать тяжелое железо уже не хочется. Если опять про айфоны говорить, то у них гиперфокус – всегда все резко, есть автофокусы, есть сменная оптика к ним, не весит ничего, автоматика. Очень классная штука! Есть даже подводные боксы. То есть айфоном можно делать все, что угодно!

РП: Фотографии редактируются только в формате RAW, но айфоны в нем не снимают!

АК: В RAW не снимают. Ну, понятно, как бы… Будем смотреть. Вообще для фотоконкурса: если печатать большие фотографии и потом организовывать фотовыставку – конечно, желательно зеркальные камеры. Ну, а по поводу фотографии – неважно, чем вы получили изображение, главное, чтобы картинка трогала! Вот это - главное. Ценность картинки заключена как бы в ее сути: чем дольше человек смотрит на картинку, тем эта картинка лучше.

РП: Некоторые любят обрабатывать свои фотографии, у них там тучи клином смыкаются, двойная картинка, прибой на небе – вот они занимаются художественной фотографией или нет?

АК: Неважно, как получена картинка, есть там дефекты или нет, но если говорить про айфон – у него есть функция панорамы, например! Уже не надо ничего сшивать – просто провел… Допускается на конкурсах сшивка картинок, но в умеренных, как говорится, пределах.

РП: Я имел в виду, у некоторых на фотографиях излишне драматичное небо, какого не бывает в природе. Небо такое… явно наведенное.

АК: Ну, наведенное, конечно! Обработка всякая нужна, потому что матрица снимает сырой сюжет. Ты глазами, своими ощущениями воспринимаешь по-другому – грозовая туча тебе кажется прям черной, хотя на самом деле она светло-серая. После обработки ты достигаешь как раз не натуральности цвета, а своих ощущений, которые испытывал в тот момент.

РП: Психологический ход?

АК: Конечно, воздействие на зрителя! Поэтому сделать тучу чернее вполне себе допустимо. Осветлить какие-то объекты или затемнить, еще что-то.

РП: А смонтировать чего?

АК: Любой монтаж… Я в принципе для себя допускаю любой монтаж или убирание объектов из кадра - ну, условно: стоит столб на красивом пейзаже или там провода тебе мешают, через красивое небо проходят – их можно, конечно, стереть.

РП: Я как-то читал на форуме: кого-то ругали, что подтер кусок ноги, который попал в кадр.

АК: Да это не важно.

РП: Все возмущались, как можно стирать!

АК: Значит, это не фотографы.

РП: Писали, надо уметь фотографировать, кадрировать!

АК: Ума много не надо: я стою – мне мешают провода! Я сниму красивый закат, а потом провода уберу. Ну и все! Другой вопрос, если ты добавишь чего-то.

РП: А если цвета добавлены?

АК: Цвета – ерунда! Это восприятие. Есть дальтоники, которые вообще по-другому видят. Поэтому тут вопрос весьма спорный.

РП: Ну то есть что, с фотографией можно делать все, что угодно?

АК: Все, что угодно! Нельзя добавлять объекты: вот если ты снял одну утку, а потом из этой летящей утки сложил целую стаю – это как бы не очень хорошо! Если у тебя какие-то пятна светлые – снимаешь лес, и у тебя два куска, в которых небо пробивается через ветки и пересвет – ну, берешь и заляпываешь другими листьями. Ничего страшного – только улучшишь картинку. Здесь не надо думать, как оно было – надо думать, что люди увидят.

РП: То есть полная свобода?

АК: В принципе, свобода. Но безо всяких грубостей. Можно и столбов понаставить, и уток налепить, людей расставить. Хотя сейчас, кстати, технологии позволяют одному человеку быть два-три раза в кадре!

Рассказываю, как. Реально одним кадром, и никакая экспертиза не подкопается. Снимаю на айфон: человек стоит, с девушкой обнимается - я начинаю вести панораму – как только он вышел у меня из кадра, он меня обегает и становится с другой девушкой – я провожу – он опять меня обегает и становится с третьей. На одном кадре он будет с тремя разными девушками! Один кадр? – Один. Извините.

РП: То есть пусть и с айфона присылают?

АК: Пусть. С чего угодно.

(Продолжение следует)

0
273
По моему мнению, форма для детей должна быть унифицированной. В советские времена, когда я учился, я очень не любил свою школьную форму - тогда она еще была серого цвета, полувоенного покроя, ужасная ткань. С другой стороны, каждая частная школа и...

По моему мнению, форма для детей должна быть унифицированной. В советские времена, когда я учился, я очень не любил свою школьную форму - тогда она еще была серого цвета, полувоенного покроя, ужасная ткань.

С другой стороны, каждая частная школа или пансион в Европе и Америке вводят свою форму, тем самым подчеркивая принадлежность учащихся к тому или иному учебному заведению, отсекая возможность возникновения капризов со стороны детей или конфликтов на почве «У кого одежда побогаче».

Так что, на мой взгляд, форма - если она хорошо продумана и для нее используются натуральные материалы, для наших школьников нужна.

Когда-то совместно с ООО «Уфимский трикотаж», мною была разработана коллекция одежды для школьников 1-4 классов. Но, к сожалению, по независящим от меня причинам, проект не состоялся.

Мною были разработаны модели одежды из темно-синего трикотажа с отделкой красного и белого цвета. Коллекция была основана на принципах взаимозаменяемости моделей, многофункциональности и трансформируемости изделий, ведь в одежде для детей особое внимание должно быть уделено гигиеническим свойствам материалов.

Я предполагал использовать материалы с содержанием натуральных волокон не менее 50%. Коллекция одежды для школьников младших классов включала в себя: кардиганы, пуловеры, жилеты, юбки в складку, юбки-шорты и трикотажные брюки для повседневного ношения. Этот вид брюк сейчас очень популярен у молодежи. Также мы придумали целый ряд аксессуаров: головные уборы, шарфы, гетры, гольфы и так далее.

Хочу сказать несколько слов об учителях. Я разработал эскизы одежды - трикотажные платья и костюмы в черно-белой гамме цветов.

Одежда для педагогов должна быть выдержана в классическом стиле двух направлений: в стиле Коко Шанель с имитацией знаменитой ткани «гусиная лапка» и конструктивизма, где фигурной вязкой подчеркиваются конструктивные элементы. Эта - удобная база, которая за счет ярких блуз и аксессуаров поможет учителям каждый день выглядеть по-разному.

0
175
Если говорить о моем эталоне русской женщины, то это  - Любовь Орлова, Валентина Серова, Марина Ладынина. Широкая душа, доброта.  От нее исходит свет, она умеет плакать и смеяться одновременно. Первозданная красота. И коня на скаку остановит. И об...

Если говорить о моем эталоне русской женщины, то это  - Любовь Орлова, Валентина Серова, Марина Ладынина.

Широкая душа, доброта.  От нее исходит свет, она умеет плакать и смеяться одновременно. Первозданная красота. И коня на скаку остановит. И обладает интеллектом. Она чувствует среду обитания, в которую попадает, и одевается соответственно.

Мой тип – статные женщины. Прямодушные, имеющие право говорить то, что они думают.

Пожалуй, самый мой любимый «русский комплект», - это  душегрея-фуфайка стеганая, юбка из павлопасадских платков, рубаха, чулки, валенки…

В 1963 году в первый раз его сделал и до сих пор люблю. В 2000 году к данной идее  вернулся вновь, и вот теперь, в 2017-м  подхожу в совсем в другом качестве в своей юбилейной коллекции.  Она вся сделана из павлопасадских платков, с ними я работаю уже больше 40 лет.

Сейчас мы делаем 680 образцов рисунков из шелковых и шерстяных тканей, прекрасное качество! Из них рождаются коллажи, которые позволяют обогатить палитру  и в итоге получается совсем новое прочтение самобытного русского  костюма.  

подготовила Татьяна Захаржевская 

0
381
Есть три категории детей. Одни изначально умеют чувствовать и понимать мир без переводчиков. Вторая категория — дети, которым очень нужен «переводчик». Собственно, для этого мы, родители, и нужны: чтобы вместе с ребенком посмотреть кино, спектакл...

Есть три категории детей. Одни изначально умеют чувствовать и понимать мир без переводчиков. Вторая категория — дети, которым очень нужен «переводчик». Собственно, для этого мы, родители, и нужны: чтобы вместе с ребенком посмотреть кино, спектакль, поделиться своим собственным опытом, взглядом, да еще и провести сравнительную характеристику с тем, что думает ребенок.

Третья категория — дети из неблагополучных семей (где родители пьют или употребляют наркотики), которые ничем не интересуются и в точности повторяют образ жизни своих родителей.

Детей из первой категории, как и из третьей — очень мало. Потому что даже дети из неблагополучных семей тянутся к тому, чтобы им объясняли и расшифровывали.

Не секрет, что ребенок непослушный, ярко проявляющий свои личностные качества всегда сильно неудобен для всех — и для учителей, и для семьи. Потому что для окружающих выгоднее и спокойнее, если маленький человек тихий и послушный. Однако зачастую вот эти тихие и послушные дети «срываются с цепи» и пускаются во все тяжкие — пьют, курят, гуляют. В основном это происходит, потому что на них не обращают внимания — они ведь «удобные».

Есть только одна проблема: нежелание родителей договориться со своими детьми, нежелание услышать друг друга. Самые конфликтные и страшные истории, включая самоубийства детей, происходят только от нежелания родителей понять своих детей.

Нужно сделать так, чтобы семья была все время рядом. Не говорить: «Ты никто, я думал, что ты будешь вот этим и вот этим». Конечно, все родители строят планы на детей, но ребенок — это не индюшка к рождественскому столу, которую откармливают, закалывают и потом едят!

Чтобы не потерять то, что было, или создать, единственный путь — терпение и любовь. Запугивая ребенка, вы разрушаете с ним родительскую связь Семья — это то место, где ты нужен любой — больной, здоровый, успешный, неуспешный. Это такая безусловная любовь. Ведь все этого хотят?

подготовила Татьяна Бутурлина

0
964
Учитывая общее число людей, способных в принципе проголосовать за то, что у нас сейчас именуется оппозицией - любые распри между Удальцовым, Навальным, Просвирниным, Касьяновым и прочими есть не более, чем «буря в стакане воды». Власть заведомо не до...

Учитывая общее число людей, способных в принципе проголосовать за то, что у нас сейчас именуется оппозицией - любые распри между Удальцовым, Навальным, Просвирниным, Касьяновым и прочими есть не более, чем «буря в стакане воды». Власть заведомо не достанется никому из них уже в силу того, что она предполагает проведение в жизнь какой-то внятной и реально выполнимой программы.

И Удальцов в этом плане определенно лучше Навального уже потому, что представляет какое-никакое, но идейное движение. Он, конечно, донельзя опошлил социалистическую идею, но все же за его спиной - определенная социалистическая традиция, на которую он может опираться. У Навального же за душой и вовсе ничего нет. Когда мелкий воришка кричит о том, что все его оппоненты – воры, только покрупнее, ему стоит подумать о том, как все эти его слова будут выглядеть со стороны. Его позиция вообще не подкреплена какими бы то ни было доказательствами и обречена на фиаско в любом суде – не только российском.

Не исключено, что Удальцов действительно может перетянуть у Навального звание «несистемного оппозиционера №1», но проблема их обоих именно в том, что они не системны и не могут ни один ни второй предложить сколько-нибудь внятную и разумную программу. Разве что в самом лучшем случае сказать «При мне все будет иначе», не силясь при это конкретизировать - как именно иначе.

То, что у Удальцова нет президентских амбиций, показывает, что он как минимум здраво мыслит. Понятно же, что ни у кого из нынешней несистемной оппозиции нет ни малейших шансов занять хотя бы второе место на предстоящих выборах, а значит, нет смысла выкидывать деньги и вопли на ветер.

Но возглавить левых Удальцов, скорее всего, тоже не сможет... Во-первых, потому что левые у нас далеко не однородны. Даже в Думе левая идея делится двумя партиями – КПРФ и Справедливой Россией, а уж за пределами парламента число, различных левых течений, уже давно, по-моему, перевалило за сотню.

И это, к сожалению, на нынешнем этапе неизбежно, поскольку пока что не до конца осмыслены причины развала социалистической России в 1991 году, не осмысленны и причины того, что вообще привело Россию к распаду. Левый дискурс сегодня всё больше сводится к обвинениям в адрес Горбачева, Ельцина и их ближайших соратников. При этом совершенно не слышим и не видим мы честного анализа того, как такие личности вообще попали на руководящие посты.

Собственно потому сейчас и существует множество разных левых течений, каждое из которых видит какой-то фрагмент ключевой проблемы, на основе чего предлагает свои рецепты ее преодоления. Естественно рецепты у всех разные потому, что никто не способен увидеть картину в целом.

подготовили

Виктор Мартынюк

Константин Скляров

0
201
Мне кажется мечта, - это как любовь, которая возникает вот так вот вдруг, из ниоткуда, будто ее приносит какой-то неожиданный порыв ветра перемен. Или даже не так. В самом начале это лишь маленький еле заметный ветерок, который со временем перерождае...

Мне кажется мечта, - это как любовь, которая возникает вот так вот вдруг, из ниоткуда, будто ее приносит какой-то неожиданный порыв ветра перемен. Или даже не так. В самом начале это лишь маленький еле заметный ветерок, который со временем перерождается в сильный упругий ветер и заканчивается все ураганом, сносящим все на своем пути.

В далеком 1998 году легким дуновением в мою душу занесло первые песчинки - мечты о Дакаре. Из фотографий и рассказов о самой сложной и загадочной гонке планеты, которая тогда еще проходила на Африканском континенте.

В тот момент, глядя на легендарного Александра Нифонтова, я даже во сне не могла себе представить, что когда-нибудь сама окажусь среди участников этой великой Одиссеи.

Я помню, как далекие мысли о бескрайних пустынях и манящих песках переросли в огромный постер со Стефаном Петранселем, мчащимся на своей ямахе к очередной победе на Дакаре, над кроватью.

И вот, спустя 19 лет, когда я пишу эти строки, тот самый, но уже слегка постаревший, Петрансель сидит со мной в одном самолете в соседнем ряду после 13й победы на Дакаре.

Мы мило общаемся, как будто так было всегда и в голове полное ощущение того, что в какой-то момент жизнь разделилась на две части «до» и «после» Дакара, но обе эти части навсегда связаны одной мечтой, без которой ничего бы не было.

подготовила Татьяна Бутурлина

0
445
Мне кажется, что сумма трансфера, которую заплатил французский «ПСЖ» за переход бразильского нападающего Неймара, не оправдывает себя. Ни один футболист не должен столько стоить, будь то Неймар, Месси, Криштиану Роналду или любой другой игрок мира. Н...

Мне кажется, что сумма трансфера, которую заплатил французский «ПСЖ» за переход бразильского нападающего Неймара, не оправдывает себя. Ни один футболист не должен столько стоить, будь то Неймар, Месси, Криштиану Роналду или любой другой игрок мира. Но если трансфер все-таки состоялся, значит, это оказалось кому-нибудь нужно. Думаю, что подобных переходов больше не случится, потому что игроков такого уровня просто нет, а те, кто есть – не продаются.

О финансовом фэйр-плей и возможных санкциях со стороны ФИФА говорить не приходится. С юридической точки зрения парижский клуб сделал все красиво, и придраться здесь просто не к чему. Молодцы, нашли лазеечку!

Что же касается российского трансферного рынка, то здесь очень солидно усилился питерский «Зенит». У Манчини аргентинцы были и в миланском «Интере», и в английском «Манчестер Сити», поэтому такое обилие игроков из Аргентины не кажется удивительным. Он очень хорошо знаком с этим рынком. Безусловно, эти игроки должны помочь питерцам в еврокубках, и, надеюсь, «Зенит» в Лиге Европы пройдет далеко.

К сожалению, ничего не могу сказать о новичке московского «Спартака» Марио Пашаличе. Однако думается, что до конца сентября московский клуб должен подписать еще пару игроков. Остается только ждать результатов жеребьевки, по итогам которой станут известны группы Лиги Чемпионов, и уже по ее итогам оценивать шансы «Спартака» на успех в еврокубках!

подготовил Даниил Онищенко

0
1 402
Православные по всей стране вышли с пикетами против грядущего проката фильма Алексея Учителя «Матильда». Непростая ситуация, ведь, казалось бы, какие могут быть чувства по поводу ленты, которую ты сам ещё не видел? Но есть определенные чувства по ...

Православные по всей стране вышли с пикетами против грядущего проката фильма Алексея Учителя «Матильда». Непростая ситуация, ведь, казалось бы, какие могут быть чувства по поводу ленты, которую ты сам ещё не видел?

Но есть определенные чувства по поводу того, что творится вокруг этого произведения. Я лично избегаю критических оценок прежде, чем вижу фильм, поскольку сам ранее находился в ситуации, когда моей картине «Лермонтов», за считанные месяцы до ее выходы на экран, была объявлена война...

Но, вполне допуская, что одаренный режиссер Алексей Учитель сделал действительно интересный фильм, я прекрасно понимаю и тревогу российской православной общественности, а это подавляющее большинство наших сограждан - порядка 85% россиян соотносят себя с православной верой. В Православии же, как мы знаем, последний российский император Николай II причислен к лику Святых. И уже в связи с этим каждому режиссеру, берущемуся за бытописание Царской семьи, надлежит быть очень осторожным. Подчеркну – каждому, какими бы регалиями и заслугами он ни обладал и какими бы благими мотивами ни объяснялся.

Просто нельзя копаться в грязном белье такого человека, которого миллионы и миллионы почитают как Святого. Неэтично. И потому у меня есть определенные вопросы к Алексею Учителю, с которым я хорошо знаком и которые, я надеюсь, развеются после того, как я увижу этот фильм.

подготовил Виктор Мартынюк

0
281
Наши десантники неоднократными примерами самопожертвования доказали, что они – верные сыны России, беззаветно преданные отеческому долгу и готовые в любой день и час вступить в бой с любым противником на любой территории. Проводящаяся в вооруженны...

Наши десантники неоднократными примерами самопожертвования доказали, что они – верные сыны России, беззаветно преданные отеческому долгу и готовые в любой день и час вступить в бой с любым противником на любой территории.

Проводящаяся в вооруженных силах в целом и в  ВДВ в частности военная реформа, которой уделяют особое внимание Президент Российской Федерации Владимир Путин, бывший  командующий ВДВ генерал-полковник Владимир Шаманов и ныне действующие командование Воздушно-десантных войск, позволила оснастить наши войска качественно новым вооружением. Достаточно лишь будет упомянуть о новых боевых машины десанта, и, конечно, о самоходной артиллерийской плавающей установке «Спрут», которая имеет на вооружении 125-миллиметровую танковую пушку, способную уничтожать любую бронетехнику противника и поражать самые сложные точки на поле боя.

День Воздушно-десантных войск стал уже без преувеличения всенародно любимым праздником. 2-го августа, в день Илии Пророка, народ приветствует свою крылатую гвардию. Поздравляю учащихся Ульяновского и Тульского суворовских училищ, где готовят достойнейшую смену нашим героическим десантникам. Особую благодарность хотел бы при этом выразить начальнику Ульяновского гвардейского суворовского военного училища - полковнику Владимиру Шкиркову. Это училище продолжает лучшие традиции советских вооруженных сил.

Сердечно поздравляю командующего ВДВ Андрея Сердюкова, моего командующего генерала-полковника Владимира Шаманова, а также однополчан 31-й отдельной воздушно-десантной бригады (104-й дивизии ВДВ) и ее командира, генерал-майора Вадима Орлова. Всем им желаю крепкого здоровья, новых побед в учебе и на поле боя, любви ближних и с гордостью встретить этот день в кругу своих боевых товарищей.

подготовил Виктор Мартынюк

Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»