Половина головы
Фото: Jay P. Morgan / Getty Images / Fotobank.ru

Фото: Jay P. Morgan / Getty Images / Fotobank.ru

Что такое мигрень и можно ли с ней бороться

Мигрень — едва ли не самое известное из всех заболеваний. Мы знаем о ее проявлениях практически все, но только в конце XX века узнали о ее наследственной природе. Мы знаем, как и что при ней болит, но до сих пор не очень понимаем, как это лечить и нужно ли это лечить. При этом от мигрени в той или иной форме страдают примерно 6% мужчин и 18% женщин по всему миру, и это только те, кому поставлен официальный диагноз.

«Наблюдая своего первого пациента с мигренью, я полагал поначалу, что мигрень — это особая форма головной боли — не больше и не меньше. Столкнувшись с многими пациентами, страдавшими мигренью, я начал понимать, что головная боль никогда не бывает единственным симптомом этой болезни. Потом до меня дошло, что головная боль вообще не является обязательным симптомом мигрени. Я решил глубже вникнуть в предмет, который не желал поддаваться исследованию, ускользал, становился все сложнее, неопределеннее и непонятнее по мере того, как я все больше и больше о нем узнавал. Я принялся читать литературу по мигрени, я погружался в нее с головой, потом выныривал, лучше поняв одно, но совершенно запутавшись в другом. В конце концов я вернулся к больным, которые были более поучительными, нежели любые книги... Человек при этой болезни мог в течение нескольких минут перенести все, что угодно – от мельчайших расстройств восприятия, речи, эмоций и мышления до весьма чувствительных вегетативных нарушений. Каждый больной с классической мигренью оказался подлинной неврологической энциклопедией», — так начинает предисловие к своей книге «Мигрень» знаменитый американский невролог и нейропсихолог Оливер Сакс.

Оливер Сакс. Фото: Adam Scourfield / AP

Оливер Сакс. Фото: Adam Scourfield / AP

Основные клинические проявления обычной мигрени были описаны еще во втором веке нашей эры. Это головная боль, которая обычно локализуется в одной половине головы (отсюда второе название мигрени — гемикрания, что на латыни значит буквально «полуголовие»). Она сопровождается боязнью света, непереносимостью громких звуков, головокружением, тошнотой и слабостью. Все эти симптомы могут появляться раньше, чем сама головная боль, формируя так называемую ауру. Боль может продолжаться до нескольких суток и полностью лишает человека работоспособности на это время. При некоторых формах мигрени (а их много) приступы развиваются без ауры.

Мигрень могут спровоцировать недостаток или избыток сна, резкая смена погоды, продукты, богатые тирамином (шоколад, красное вино, сыр, орехи и т. д.), любой алкоголь, а также стресс и прием противозачаточных средств.

Мигрень может возникнуть в любом возрасте, хотя чаще всего она начинается в период полового созревания и проходит после 50. Люди начинают обращаться к врачу из-за мигрени в среднем в 20-25 лет, пожилые люди обращаются значительно реже. Среди тех, у кого в детстве и юности был хотя бы один приступ мигрени, 30-40% с возрастом избавляются от приступов и у 30% частота и интенсивность приступов в дальнейшем уменьшаются. У всех остальных мигрень может продолжаться до глубокой старости. На продолжительность жизни она никак не влияет, только на ее качество.

Кроме обычной мигрени, Сакс выделяет еще несколько необычных симптомокомплексов, которые полностью удовлетворяют клиническим критериям мигрени, но при этом проходят без головной боли. В течение жизни они могут переходить в обычную мигрень. В их числе, например, то, что он называет «абдоминальной» мигренью, то есть приступы болей в желудке. «В моем архиве есть истории болезни более сорока пациентов (из 1200), обращавшихся ко мне с симптомами простой или классической мигрени. Эти пациенты рассказывали, что приступы болей в животе наблюдались у них в прошлом — в течение нескольких месяцев или лет», — пишет он.

Впрочем, вернемся к мигрени обычной. Ее-то уже известно, как лечить? А вот и нет. Существует множество различных способов, каждый из которых может помочь, а может оказаться абсолютно бесполезным для конкретного пациента с мигренью.

Прием нестероидных противовоспалительных препаратов (ибупрофена, нимесулида и пр.) и парацетамола. Обладает довольно низкой эффективностью, чаще всего рекомендуется сочетать НПВС и кофеин. Но анальгетики купируют исключительно слабые приступы и при очень раннем приеме, то есть необходимо застать приступ в самом его начале, что отнюдь не всем и не всегда удается.

Прием эрготамина и его производных (препараты спорыньи). Эти препараты сужают расширенные сосуды головного мозга. Считается, что это один из самых эффективных методов, однако у эрготамина огромное количество побочных действий, включая тошноту, рвоту и галлюцинации. Эрготамин также сочетают с анальгетиками.

Часто при мигрени прописывают антидепрессанты, которые, с одной стороны, снимают сопутствующую мигрени депрессию, а с другой — влияют на медиаторную систему мозга, уменьшая боль и усиливая действие тех же анальгетиков.

Наконец, самыми эффективными считаются так называемые триптановые препараты, которые являются производными серотонина (5-гидрокситриптамина) и действуют на рецепторы к нему. Именно их для лечения мигрени рекомендует применять Европейская федерация неврологических сообществ (EFNS). Триптаны, в отличие от анальгетиков, можно принимать, когда голова уже заболела.

Тем не менее, их не рекомендуется применять больше 9 дней в месяц, потому что есть свидетельства того, что вместо мигрени вы получите так называемую триптановую абузусную головную боль.

Все названные лекарства помогают далеко не всегда. Но ученые не сдаются и исследуют все новые методы того, как можно помочь людям, которые стонут по три дня в темной комнате от головной боли.

Например, сейчас проводятся исследования антагониста CGRP-рецепторов олцегепанта, который потенциально при внутривенном введении должен предотвращать паралитическое расширение сосудов головного мозга — процесс, лежащий в основе мигрени.

В 2006 году ученые из университета Огайо провели исследование по использованию транскраниальной магнитной стимуляции для прерывания мигрени с аурой. Современная теория предполагает, что мигрень начинает развиваться с затылочной доли, в которой повышается электрическая активность, после чего импульс распространяется и вызывает ауру. Ученые решили попробовать прервать эту активность с помощью электромагнитного импульса. В результате исследования больше двух третей пациентов заявили, что через два часа после процедуры боль исчезла или заметно уменьшилась.

Ну а если все это вас никак не утешает, то помните, что мигренью страдали Иммануил Кант, Зигмунд Фрейд, Фредерик Шопен и многие другие известные люди. По крайней мере, вы в хорошей компании.

Stayin’ Alive Далее в рубрике Stayin’ AliveКак помочь человеку без сознания Читайте в рубрике «Здоровье» Погибшие в Алеппо медики – две медсестры из БиробиджанаУ обеих женщин остались дети Погибшие в Алеппо медики – две медсестры из Биробиджана

Комментарии

18 декабря 2014, 21:06
Самое главное изначально при повторении подобных симптомов - определить "а мигрень ли это вообще"!? Потому как есть масса различных скрытых недугов, о которых мы можем и не подозревать. А потому в случае регулярных периодических головных болей (даже при первом повторном их возникновении) - срочно обратиться в хорошему специалисту, а при хронических болях - сделать томограмму головного мозга, дабы точно знать что именно не в порядке и как это лечить.
19 декабря 2014, 14:47
У нас хронические боли у всех, правда периодичны, но хоть изредка дают о себе знать, так что понятие хрон тут относительное.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»