«Мы наших мам учим петь колыбельные, они не умеют»
Врач-реаниматолог Сергей Шелепин. Фото из личного архива Сергея Шелепина

Врач-реаниматолог Сергей Шелепин. Фото из личного архива Сергея Шелепина

Почему растет количество недоношенных детей, и как изменились молодые мамы в эпоху интернета

Тамбовскую областную детскую клиническую больницу отметили на всероссийском уровне. Врач-реаниматолог Сергей Шелепин стал в этом году обладателем премии «Первые лица» в номинации «Открытие года». Награда учреждена Российской ассоциацией специалистов перинатальной медицины и вручается второй год подряд. За премию боролись 64 врача из 36 городов страны. Корреспондент «Русской планеты» побывала в главной детской больнице региона и поговорила с номинантом премии и его коллегами — заведующей отделением патологии новорожденных и недоношенных детей врачом-неонатологом Еленой Мурзиной и психологом Татьяной Загузовой — о развитии перинатальной медицины в Тамбове и о проблемах этой сферы.

Сергей Шелепин: Вы хотите поговорить о проблемах? Тогда начнем с демографии. Рождаемость падает. Те усилия, которые правительство предпринимает — материнский капитал, социальные выплаты и т.д., частично решают проблему, но в целом детей рождается не так много, как хотелось бы.

— Почему же в школах и детских садах уже много лет подряд не хватает мест?

С.Ш.: Это в городах, а в деревнях все очень печально. В Тамбовской области сейчас ежегодно рождается чуть более 10 тысяч детей. Наше отделение занимается недоношенными малышами. Таких деток не так много — не больше 5%, но все они требуют интенсивной помощи, и, если мы не успеем ее оказать вовремя, они просто не выживут.

— Какие факторы влияют на то, что ребенок рождается недоношенным?

С.Ш.: Очень сильно это зависит от здоровья мам, которое за последние 10–15 лет стремительно ухудшается. Причин много, но это не моя специализация, я могу рассуждать об этом лишь на обывательском уровне — экологический фактор, социальный уровень жизни, гинекологические и соматические заболевания, перенесенные аборты. Если женщина перенесла даже один аборт, вероятность того, что ребенок родится недоношенным, во много раз увеличивается. Точных цифр не скажу, но в прошлом году у нас в стране было порядка 900 тысяч абортов. Вот с чего надо бы начать решать проблему демографии. Но это, конечно, совсем другая тема — этическая и религиозная.

– Мамы стали старше?

С.Ш.: Я бы не сказал. Мы не проводили специальных статистических исследований. Но у нас, как и прежде, самый разный возрастной контингент.

— В справочниках написано, что перинатальная медицина занимается выхаживанием недоношенных детей, родившихся начиная с 22-й недели беременности, в течение первой недели жизни.

С.Ш.: Нет, конечно, у нас в реанимации малыши лежат столько, сколько нужно. По закону дети, родившиеся на 22-й неделе беременности, уже считаются полноправными гражданами Российской Федерации и имеют такое же право на жизнь, как мы с вами. Любой врач, находящийся в родильном зале, обязан оказать такому ребенку медицинскую помощь.

Специалисты отделения патологии новорожденных и недоношенных детей

Специалисты отделения патологии новорожденных и недоношенных детей. Фото: Екатерина Жмырова/«Русская планета»

— Вы работаете в детской больнице 17 лет, но награду в номинации «Открытие года» вам почему-то присудили только сейчас.

С.Ш.: Я не считаю, что это моя награда. Это награда всей нашей больницы и оценка организации здравоохранения в Тамбовской области в целом. Это такая сугубо профессиональная премия, которую вручает Ассоциация перинатальной медицины — сообщество врачей, ученых, производителей передового технологического оборудования. Никаких материальных стимулов она не несет. Это, скорее, общественный бонус, признание в профессиональной среде. И мы получили ее заслуженно, потому что та система, которая функционирует в нашей области, работает как часы. Это наше новшество, в других регионах такого нет. Частично наш опыт сейчас перенимает только Воронеж.

— Что это за система?

С.Ш.: У нас создана жестко регламентированная структура маршрутизации детей. Если где-то в области рождается или должен родиться недоношенный ребенок (а в большинстве случаев это прогнозируется), мы сразу же об этом узнаем. Если в этом населенном пункте опыт акушеров-гинекологов недостаточен, из областного роддома выезжает акушерская бригада. Плюс выезжает наша бригада, укомплектованная инкубатором и другим необходимым оборудованием для спасения жизни малыша. Наша бригада — это госпиталь на колесах. Нам не нужны стены больницы, у нас есть все. Причем акушерская бригада выезжает далеко не всегда, а мы — всегда. Недоношенный ребенок может не закричать, не задышать, и, если мы успеем оказать ему помощь в первый — «золотой» — час жизни, скорее всего, мы спасем ему и жизнь, и здоровье. Иначе из-за кислородного голодания пострадают мозг, почки, другие внутренние органы. Скорее всего, малыш или погибнет, или останется инвалидом. И мы в силах управлять этим процессом. Пока состояние ребенка нестабильно, мы находимся рядом с ним столько, сколько потребуется. Как только оно нормализуется, проводим щадящую межгоспитальную транспортировку.

— И одной такой бригады на всю область хватает?

С.Ш.: Как правило, да. Если возникает необходимость, быстро комплектуется вторая бригада. Эта система у нас работает с первого дня основания отделения, с 1998 года, но она видоизменялась. Мы очень сильно продвинулись вперед в техническом плане, стратегия лечения изменилась. С 2009 года появился тот самый жесткий стандарт оказания медицинской помощи. И это очень важно. Иначе кто как хочет, так и лечит — кто в лес, кто в огород. Я очень уважительно отношусь к нашему главному врачу Анатолию Петрову, благодаря которому система работает. Вы же знаете, как у нас в России все делается? Сдвинуть что-то с места, заставить человека работать очень сложно. К сожалению, даже в нашей медицинской сфере. Но у нас не так. Я могу дежурить сутки, потом остаться в рабочий день, потом прийти домой, мне могут позвонить и сказать: «Уважаемый доктор, вы сейчас едете в Москву, везете тяжелого пациента». У недоношенных детей нередко бывает врожденный порок сердца, и мы возим их на операции в Москву или Пензу. А вообще, самым главным показателем функционирования системы здравоохранения, как бы некрасиво и грубо это ни звучало, является показатель летальности. В прошлом году в Тамбовской области показатель смертности составлял в среднем 4,5 промилле (то есть сколько детей из тысячи умерли). Средний показатель по РФ — порядка 7 промилле. Мы в Центральном федеральном округе первые, по России — третьи. И я считаю, что это как раз результат нашей жестко регламентированной системы, того, что мы выезжаем на роды сами. У врача из далекой деревни задача какая? Увезли бы с глаз долой. Ему неинтересно то, что с мамой и ребенком дальше будет. А если мы выезжаем к этому ребенку, мы берем его на себя и заинтересованы, чтобы он как можно быстрее поправился и все с ним было хорошо.

— Сколько у вас сейчас детей в реанимационном отделении?

С.Ш.: Отделение рассчитано на 18 мест. И почти всегда они заполнены. Проблема глобальна на самом деле. Детки недоношенные рождаются все чаще. Искусство врачевания еще далеко не совершенно, особенно в нашей отрасли. Есть еще такой момент, как выхаживание самых маленьких детей, родившихся на сроке 22–24 недели. Вероятность того, что у такого ребенка будут проблемы со здоровьем, весьма велика. Мамам очень тяжело. Врач должен рассказать им и о тех проблемах, которые есть у ребенка, и дать понять, что не все еще потеряно, что можно бороться.

— У вас дети с мамами лежат?

С.Ш.: В реанимации — нет. Как правило, мамы еще в родильных домах. Это самый тяжелый момент, когда женщина видит, как других деток приносят кормить, а ее ребенок в другом месте находится. Это морально очень тяжело. После реанимации детей переводят в отделение второго этапа выхаживания. Там они уже лежат с мамами.

Елена Мурзина: Мы продолжаем выхаживать детей после реанимации до момента выписки домой. И с мамами проводится очень серьезная работа. У нас в штате есть психолог, который нам очень помогает.

Елена Мурзина, заведующая отделением патологии новорожденных и недоношенных детей

Елена Мурзина, заведующая отделением патологии новорожденных и недоношенных детей. Фото: Екатерина Жмырова/«Русская планета»

Татьяна Загузова: У нас две основные вехи в работе перинатально-психологической службы. Первое, и это естественно, субъективное чувство утраты. Ребеночек родился не так, как мечталось и представлялось, все планы на будущее с красивой выпиской, фото, видео и шарами рушатся. Изменяются жизненные планы. Мама впадает в состояние возбуждения, депрессии. На фоне измененного состояния сознания вести усиленную психотерапевтическую работу нельзя, так как меняется физиология, эмоциональное состояние еще не адаптировалось к ситуации. В основном мы даем маме обратную связь, объясняем, что с ней происходит и что она чувствует. Самой женщине понять и осознать это в такой ситуации очень сложно. Мы объясняем, что она будет чувствовать дальше и к чему семья должна быть готова. Вторая, самая сложная задача — подготовить маму к конкретному ребенку, к его особенностям, динамике и темпам развития. Не поверите, но мы наших мам колыбельные петь учим, они не умеют. Учим не смотреть постоянно в телефон, кормить и одновременно не играть в планшет и на форумы не заходить.

— Изменились молодые мамы за последние годы?

Т.З.: Очень. Зачастую социальный контакт в интернете является главенствующим. Иногда за счет времени, которое мама могла бы провести с ребенком. Мнение лечащего врача порой очень сложно донести, потому что читаются комментарии каких-то там экспертов на форумах. Мало того что врач должен назначить лечение, он должен еще и неимоверным каким-то способом доказать маме, что лечить надо именно так. Снижен родительский потенциал, многие действительно не готовы к материнству. Постоянно слышится очень странная фраза: «Мы давно хотели завести ребенка». То есть детей «заводят» в последнее время, как собачек. Или, наоборот, излишняя тревожность — совершенно ненужная, мешающая и маме, и ребенку. У нас же единая система: мать — дитя. Нестабильная мама — сниженная динамика в развитии малыша. Поэтому нам всенепременно надо стабилизировать маму, чтобы мы спокойно могли заняться ребенком. Работы у нас непочатый край. Пеленать учим, кормить учим, взаимодействовать с малышом...

Е.М.: Любить учим!

— Любить-то можно научить?

Т.З.: Ну, по крайней мере, рассказываем, как это бывает. Рассказываем, что нужно малышу, что есть специальная измененная речь с уменьшительно-ласкательными функциями, когда мы обращаемся к ребенку на первых этапах жизни. Малыш ведь не реагирует на вербальный компонент, он реагирует на интонацию. Бабушек с дедушками пытаемся «отодвинуть», маму с папой вперед поставить, уверенности им придать. Объяснить, что есть материнский инстинкт — вытаскивайте его и пользуйтесь. Это очень большая работа, которая кажется такой банальной, но она крайне необходима. В общем, работаем под девизом: мы учим быть мамами.

Минута на спасение Далее в рубрике Минута на спасениеКак в Тюмени учат горожан оказывать первую помощь на улице Читайте в рубрике «Здоровье» В России разработают профессиональный стандарт и кодекс этики гериатровоответствующее поручение дала заместитель председателя Правительства России Ольга Голодец В России разработают профессиональный стандарт и кодекс этики гериатров

Комментарии

27 октября 2015, 23:23
Отличный девиз!
Спасибо огромное Сергею Шелепину и всем его коллегам за прекрасную и достойную работу! Да бог вам здоровья и долгих лет счастья за ваш невероятный труд!
28 октября 2015, 22:43
Девиз-то хороший, да вот только не от хорошей жизни, так сказать...
Женщинам есть к чему прислушаться и над чем серьезно задуматься...!
28 октября 2015, 22:55
Будущим мамам надо прежде всего вести здоровый образ жизни, заботиться о своем здоровье, понимать, что это не только ИХ здоровье, но и здоровье ИХ ДЕТЕЙ!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»