«Дети слышат телом»
Если проблемы со слухом выявить сразу после рождения и заниматься, то ребенок будет говорить вполне нормально, считают педагоги. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»

Если проблемы со слухом выявить сразу после рождения и заниматься, то ребенок будет говорить вполне нормально, считают педагоги. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»

Как вовремя выявить нарушения слуха у ребенка и можно ли избежать инвалидности

По данным ВОЗ, в России сегодня живут 13 млн людей с нарушениями слуха, около 300 тыс. из которых имеют инвалидность. Среди них — дети, которые учатся жить с этой особенностью и при этом общаться с другими людьми. Для таких ребят в Омске на протяжении 30 лет реализуется программа по кохлеарной имплантации — ребенку в ухо вживляется приемник, в котором находится передатчик. С его помощью пациент может научиться различать звуки, в том числе и человеческую речь. Но в реальности используют этот метод единицы, даже несмотря на то, что последние три года программу активно поддерживает государство, выделяя деньги на имплантаты. «Русская планета» выяснила, как в дальнейшем специалисты работают с особенными детьми.

В адаптивном интернате №7 живут 70 детей с ограниченными возможностями слуха. Ребята учат здесь русский и математику, химию и физику. Только для этого им приходится надевать наушники, усиливающие звук, и читать по губам педагогов.

— Остатки слуха есть у всех, — рассказывает Альбина Ченская, сурдопедагог-дефектолог. — По крайней мере, дети могут слышать низкочастотные звуки, вроде громкого шипения. Но на занятиях по развитию речевого слуха мы учим понимать и обычную речь. Сначала слухо-зрительно, считывая по губам, потом губы закрываем специальным экраном, изучаем слова, предложения — ребята должны запоминать их звучание, высоту, длину, чтобы потом распознать. Тут все дело в тренировке, поэтому занимаемся каждый день. Если проблемы со слухом выявить сразу после рождения и вовремя начать заниматься, то ребенок будет говорить не медленно и по слогам, а вполне нормально, слушая телом. К сожалению, скрининг детей первого года жизни на тугоухость стал в России обязательным только в 2007 году.

— Но скрининг — только полдела, нужна еще система ранней помощи и просвещение мамочек, — объяснила Акрап Котевски Вишньа, профессор логопедии из Загребской поликлиники СУВАГ Хорватии. — Чаще ребенок не рождается с проблемой, а приобретает ее после болезни, когда вступает в действие наследственная предрасположенность. Как я поняла из бесед с российскими родителями, в провинции часто даже врачи пропускают время, когда можно помочь ребенку. Заметив, что годовалый ребенок не лепечет, они приходят к медику, а тот успокаивает: «Не волнуйтесь, заговорит». В итоге — только в 3–4 года малыши начинают заниматься с дефектологом. И все, время упущено! А ведь он мог бы говорить, как мы с вами. Сейчас появился новый метод, позволяющий при хорошей реабилитации учиться в обычной школе — кохлеарная имплантация. Но с ним тоже все непросто.

Профессор логопедии Акрап Котевски Вишньа и лингвист Жустра Миа из Загребского университета недавно приезжали в интернат №7, чтобы поделиться опытом и перенять российский.

— Они рассчитывали, что у нас тут инклюзия, а нам пока похвастать особо нечем, — разводит руками Елена Фомина, заместитель директора адаптивного интерната №7. — У нас 70 детей с проблемами слуха и только один — с кохлеарной имплантацией.

Главное в кохлеарной имплантации — не столько сама операция по установке приемника с передатчиком, сколько работа после нее. Фото: Наталья Яковлева /«Русская планета»

Кохлеарная имплантация — операция, при которой в ухо пациенту вживляется крошечный приемник, имеющий снаружи передатчик — микрофон и процессор. Она достаточно нова для России, проводится всего 30 лет, но только в последние три года обрела популярность — государство стало выделять на нее средства.

— Главное в кохлеарной имплантации — не столько сама операция по установке приемника с передатчиком, сколько работа после нее, — объясняет дефектолог. — Ребенок начинает слышать, но ему нужно помочь наладить связь между ухом и мозгом. Причем, как можно быстрее, иначе этот прибор стоимостью около полумиллиона рублей будет попросту бесполезен — шум в голове, не более того. Я видела, как тщательно подходят к выбору пациентов на имплантацию в Институте коррекционной педагогики Российской Академии образования. Важно, чтобы операция была проведена ребенку до семи лет. Обязательно учитывается, занимаются ли с ребенком родители и педагоги, будут ли продолжать эти занятия после имплантации, чтобы она не оказалась бессмысленной и ненужной. К сожалению, у нас в Омской области нет такого отбора — кто встал на очередь, тот и попал в квоту… Часто после этого мамы и папы не всегда понимают, куда податься с ребенком, терпеливо ожидают очереди в садик для слабослышащих. В лучшем случае — занимаются со специалистом.

— Дочке поставили кохлеарный имплантат, когда ей исполнилось восемь лет, — рассказывает Анна из Омска на условиях анонимности. — Это поздно, но мы не отчаялись. В Омске дефектолога не нашли, каждые полгода ездим в Москву, в Институт коррекционной педагогики на одну-две недели, и много занимаемся дома. Дочка ходит в обычную школу. Да, многого не понимает, дело идет трудно, но движется, и я надеюсь, что она вольется в нормальный ритм. Главное, чтобы ребенок понимал: все возможно, если есть желание, можно всего добиться.

Понятно, что не все способны на такой подвиг ради ребенка. Мама 10-летнего Толи — единственного воспитанника с кохлеарной имплантацией в адаптивном интернате №7, живет в деревне, не работает, воспитывает еще пятерых детей. Толя пришел сюда в октябре, только через два года после операции:

 — Толя по-прежнему не слышит, не говорит, не знает элементарных слов, — вздыхает Ченская. — Показываю карточку с коровой, собакой, включаю записи с мычанием, лаем — он не реагирует ни на звуки, ни на картинки, потому что не знает, кто это! Бабушка или мама, как я теперь поняла, каждую субботу снимают с Толиного уха процессор — на всякий случай, чтобы не повредить. Он действительно дорогой, через 3–4 года его поменяют опять же на государственные деньги, а в случае механической поломки это придется делать самим. Но это почти то же самое, что снять живое ухо — каждый раз заново приходится привыкать к аппарату, к звукам, болит голова, не до учения. Тем более что дома с мальчиком говорят на языке жестов, а ведь для него главное — языковая среда. Мама у Толи — выпускница коррекционной школы, вряд ли она может заниматься с ребенком, но бабушка — воспитатель на пенсии, просто ей так удобнее и привычнее, да и внук понимает лучше. Сейчас он дома, болеет, и я с ужасом думаю, что придется начинать все сначала, хотя мальчик уже начал делать успехи. У нас много таких родителей. Я, например, договариваюсь с общественной организацией, чтобы мама возила туда девочку на мероприятия — это и общение, и языковая среда, но мама не хочет, хотя и не работает: далеко, долго, все будут смотреть. А я понимаю — ей нравится, что ее все жалеют, она 15 лет так живет. Есть положительные примеры — наша выпускница Маша, позднеоглохшая дочка художника, поступила в Санкт-Петербургскую академию художеств. Матвей, потерявший слух уже в подростковом возрасте, добился серьезных успехов в спорте уже в интернате, поступил в Сибирский институт физкультуры. Но это в первую очередь — огромная работа родителей. Мы, дефектологи, можем только помочь ребенку и его родителям, дать методику, а трудиться надо самостоятельно. У большинства наших учеников — задержка психического развития, хотя дети могли бы развиваться нормально. Поэтому они учатся вместо девяти лет — 12.

Самый понятный урок — технология. Фото: Наталья Яковлева /«Русская планета»

По данным Министерства образования региона, в Омской области уже 70 проимплантированных детей. Одни ходят в детский сад или школу для слабослышащих, другие занимаются самостоятельно, третьи терпеливо ждут школы, положив аппарат в коробочку. Таких, по словам Ченской, немало — иногда приходят на консультацию и не возвращаются.

— У наших детей другая мотивация к посещению школы, — объясняет Елена Фомина, заместитель директора адаптивного интерната №7. — Им больше требуется не столько получение знаний, сколько общение. В 1996 году жестовый язык признан государственным. Но 40 педагогам школы-интерната №7 на нем говорить запрещено. Но часто бывает, что по-другому до ребенка не достучаться.

— Наши ребята редко находят работу, — считает Елена Кузовлева, председатель омской общественной организации «Вместе». — В основном это неквалифицированный труд, низкооплачиваемые рабочие места. Уборщики, дворники, каменщики, штукатуры... Одно время учебный комбинат «Ориентир» готовил вязальщиц с нарушениями слуха. Как часто бывает, человек, ущемленный в чем-то одном, одарен в другом. Выпустил две группы мастериц, причем замечательных, потому что у людей с нарушениями слуха очень чувствительные пальцы. Но работы девочки не нашли. В Челябинске обучают мальчишек обувному делу. Только это не близко, не всем по карману, да и не могут все ботинки ремонтировать, выбор у детей должен быть. Нужна социализация. И ведь им не требуется оборудовать рабочие места. Достаточно времени и внимания — благодаря школе они разбирают речь, могут говорить, только все это очень медленно. С 2012 года Омский профессиональный колледж начал принимать ребят с ограниченными возможностями здоровья, обучая рабочим профессиям, и адаптивный интернат №7 с ним активно сотрудничает. Ждем выпуска… 

Будь здоров и кашляй Далее в рубрике Будь здоров и кашляйПочему один кашель у ребенка может говорить о развитии серьезных заболеваний, а другой — принесет пользу организму Читайте в рубрике «Здоровье» История одной аварииКрушение Ми-29КР – повод для более серьезного отношения к эксплуатации единственного авианосца ВМФ РФ История одной аварии

Комментарии

06 декабря 2015, 21:55
родители которые не занимаются лечением своих глухих детей воистину преступники ну что за отношение к своей кровиночки вредительство надо строго карать
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»