В Алжирской войне на стороне Франции воевали 60 тысяч арабов
Харки в Алжире, 1957 год. Фото: weaponsandwarfare.com

Харки в Алжире, 1957 год. Фото: weaponsandwarfare.com

После войны арабские солдаты оказались не нужны ни новым властям Алжира, ни бывшей метрополии

В 1848 году Франция объявила Алжир своей территорией, и он был разделен на департаменты во главе с префектами. Управлял территорией французский генерал-губернатор. В таком статусе Алжир просуществовал до середины XX века.

В 1954 году в Алжире возник Фронт национального освобождения (ФНО) — социалистическая партия, которая возглавила восьмилетнюю войну за независимость (1954—1962). Для достижения этой цели в ее рядах была создана полноценная военная организация — Армия национального освобождения.

Но далеко не все алжирцы поддержали соотечественников в этой борьбе. Несмотря на то что страна так и не стала «плавильным котлом», а этнические и культурные границы между арабами и французами были значительными, многие алжирцы демонстрировали стабильную лояльность Парижу. Они составляли основу «каидов» — арабов, служивших чиновниками и военными. Когда же разгорелась Алжирская война, жителей страны, вставших на сторону французов, прозвали «харки».

С февраля 1956 года они стали организовываться в особые вооруженные силы — «хараку»: вспомогательные мусульманские формирования, поддерживавшие французскую армию в борьбе с алжирскими повстанцами. Чаще всего они обороняли мелкие населенные пункты от вторжения сил ФНО. В рядах хараку сражались 60 тысяч арабов. Всего же в той или иной степени лояльными французскому правительству во время Алжирской войны были около миллиона арабов (население Алжира в 1950-м составляло около 9 млн человек). Ряды профранцузски настроенных жителей Алжира пополнялись из-за террора, развязанного ФНО в отношении мирного населения, которое не поддерживало идею независимости.

В марте 1962 года было подписано Эвианское соглашение, положившее конец войне. С этого момента ФНО усилил репрессии против харки. Те после перемирия сложили оружие, и оказались практически беззащитными перед сторонниками независимого Алжира, которые начали резню.

Дорога во Францию оказалась закрытой. После того как Париж столкнулся с массовым наплывом беженцев — алжирских французов, было решено не пускать арабов в страну. Одним из основных доводов в пользу этого решения было опасение, что они усилят ряды правоэкстремистских группировок, создаваемых беженцами-французами.

Однако поток нелегальной миграции арабов, оставшихся верными Франции, только усиливался. Точных данных относительно количества алжирцев, бежавших на другой берег Средиземноморья, не существует. Наиболее распространенная в литературе цифра — 88 тысяч человек.

Репатриация харки проходила по-разному. Большинство из них по прибытии во Францию оказывались в лагерях на юго-востоке страны. Трудоустройство беженцев шло очень медленно. Бывшие солдаты маргинализировались и не стремились интегрироваться во французское общество.

В тот же период возникло противостояние между харки и алжирскими гастарбайтерами, которые также активно ехали во Францию на заработки. Последние считали своих бывших соотечественников коллаборационистами. Часто вспыхивавшие между ними открытые конфликты убедили французское правительство продолжить держать харки в гетто.

Первый бунт харки против условий содержания случился в декабре 1962-го. Но он, как и все последующие акции неповиновения алжирцев, не привлек к себе общественного внимания. Только после вступления в активную жизнь второго поколения харки, которые уже выросли во Франции и были настроены более радикально, чем их родители, правительство стало пересматривать свою политику в их отношении. Чтобы преодолеть маргинальность и выключенность харки из общественной и экономической жизни, было решено создать на Лазурном побережье 75 лесных хозяйств. Они дали работу 10 тысячам алжирцев. Последнее из этих хозяйств закрылось в 1994 году.

Сегодня харки и их потомки остаются изолированной социальной группой во Франции. По распространенному мнению, они оказались преданными страной, которую защищали с оружием в руках. В самом же Алжире на тему террора против харки до сих пор не принято говорить.

Источник: Энциклопедия изгнаний: Депортация, принудительное выселение и этническая чистка в Европе в XX веке. — М.: РОССПЭН, 2013.

Комментарии

28 ноября 2013, 11:36
Критиковать харки вряд ли есть смысл, в конце концов, надо задать вопрос, а был ли Алжир "оккупированной" территорией? Вряд ли, это было в большей степени мезанизм использования алжирских ресурсов в обмен на социализацию арабов и карьерный рост во франции отдельных представителей арабов. Как у нас с туркменами и таджиками было - думали, расширим империю, а на деле кормили 70 лет чужие народы
29 ноября 2013, 10:42
Ну, это вы зря такое сравнение использовали - у них совсем иная история отношений, нежели у нас с туркменами и таджиками (не знаю почему вы остановились только на этих двух среднеазиатских народностях), Наполеон только 17 лет воевал с ними, а потом еще лет 20 беспощадно подавлял вооруженные восстания. У нас же отношения в Средней Азии складывались на протяжении долгих-долгих лет, но более мирно.
28 ноября 2013, 12:06
Люди по всему миру и в 90 процентах войн не понимают за что воюют и не понимают за что отдают столько молодых жизней грязи и свинцу из-за политических игр не всегда здоровых людей.
28 ноября 2013, 13:20
Я не понимаю одного - как им не стыдно было воевать под чужими знаменами и флагами против своих же, по-сути, земляков!?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»