Жизнь после плена
Фото: Vadim Ghirda / АР

Фото: Vadim Ghirda / АР

Как возвращаются к жизни те, кто побывал в украинском плену

На этой неделе власти ДНР заявили о том, что планируют провести обмен пленными с украинской стороной по схеме «всех на всех». Предварительная договоренность с Киевом есть, сказал вице-спикер Народного совета ДНР Денис Пушилин.

В ожидании этого события, которое проходит во взаимных обвинениях в пытках военнопленных и несоблюдении Минских соглашений, «Русская планета» выяснила, как изменилась жизнь тех, кто побывал в подвалах СБУ.

Закончить начатое

Даже спустя полгода после возвращения из плена мой собеседник не хочет говорить о тех событиях. Евгений воюет в составе вооруженных сил ЛНР — он вернулся в ряды добровольцев после нескольких месяцев украинского плена.

— Думаю, не стоит лишний раз описывать, как там к нам относились. Мучили сильно. Лично меня избивали подряд пять дней. Остальные дни — просто сидишь, тебе не дают никуда позвонить, с едой и водой тоже проблемы. В помещениях, где держат, как правило, сыро. В одном из подвалов нас пристегивали к каким-то прутам под потолком, некоторых пленных били резиновыми палками с залитой внутрь непонятной субстанцией. Я видел, как потом выглядели их спины: словами не описать. Единственная помощь, которую может получить избитый человек, — от сокамерников. Семье о том, что человек задержан и находится там-то и там-то, не сообщают.

Статистика о том, сколько пленных находится сегодня у противоборствующих сторон, противоречива. В ЛНР и ДНР — около 400 плененных украинцев, заявил Владимир Рубан, руководитель украинского Центра освобождения пленных общественной организации «Офицерский корпус». В свою очередь, в комиссии по делам военнопленных ДНР данные о числе украинских военных не озвучивают.

На Украине, по информации этой комиссии, находятся примерно 200 военнопленных из ДНР. «Это не считая гражданских, которых часто задерживают за несогласие с политикой, проводимой в стране», — говорит РП Лилия Родионова, член комиссии. По ее словам, точное количество пленных ополченцев назвать сложно. Поскольку военного положения на Украине официально нет, то и военнопленных не существует, а задержанные проходят по другим статьям: от обвинений в терроризме до измены родине.

Ополченец Донецкой Народной Республики из Крыма демонстрирует ожоги, которые он получил в плену в результате пыток украинскими силовиками. Фото: Геннадий Дубовой / РИА Новости

Большинство бойцов после плена предпочитают уехать в Россию — кто из чувства страха, кто просто хочет быть подальше от войны. Евгений, который родился на Украине, не уехал: вместо этого он, едва оправившись, вернулся обратно на фронт — по его словам, «чтобы закончить то, что начал».

Неделю после освобождения Евгений не мог ходить. «Ноги — то место, по которым бьют сильнее всего: делается это намеренно, чтобы человеку в будущем было сложнее воевать. Сейчас я, например, уже не полноценный боец, — говорит он. — Еще могут отрезать пальцы. У них там эта система уже отработана. Кто не выжил — закапывают. Поймать русского для них — счастье. А местным прописывают 111-ю статью: предатели Родины».

Плен как книга

Анну Мохову, внештатного корреспондента «Первого Крымского» телеканала, освободили из плена в сентябре прошлого года.

— Мы были в составе службы военкоров при политотделе ДНР, — рассказывает молодая женщина. — Эти пропуска давали нам возможность посещать все места, куда обычную, гражданскую прессу не пускали. Каждый день мы делали по 2–3 выезда: узнавали о попадании, приезжали, фиксировали разрушения, опрашивали свидетелей. Искали снаряды и их остатки, если могли, фотографировали маркировку. А потом выпускали в эфир ролики.

В плен, рассказывает Анна, они угодили случайно — подвело плохое знание территории. Случилось это 23 августа 2014 года: «Мы не знали, что село, через которое ехали, находилось именно в тот момент под украинцами. Силы ДНР вошли туда буквально через два дня. В общем, подъехав на блокпост, мы до последнего надеялись, что это свои. Обычно украинские блокпосты очень яркие, заметные, украшенные флагами, а все военные — в форме с иголочки. А тут ни одного опознавательного знака, люди одеты непонятно во что. Позже мы узнали, что там стоял батальон «Айдар» и после его ухода на той территории были обнаружены места массовых захоронений. Видимо, они и нервничали, потому что набедокурили». Мохова добавляет, что они на автомобиле с надписью «Пресса» на лобовом стекле и раньше сталкивались с украинскими военными, но никаких проблем не было.

Анна Мохова, военкор крымской газеты, освобожденная в сентябре из плена. Фото: Елена Горбачева /«Русская планета»

Анна рассказывает, что первые дни их непрерывно били. Затем пошла череда допросов, на которых ее обвиняли в том, что она помощница Стрелкова: «А я видела его один раз, и то по телевизору. Нас били и заставляли звонить Путину: происходящее напоминало какой-то анекдот. Ответить на такие бредовые обвинения было совершенно нечего. Самым обидным было, когда они орали на меня и спрашивали, зачем я приперлась в их страну — а я почти 15 лет в Киеве прожила. Там я работала над журналом о боевых искусствах — «Тэнгу». Мы с друзьями секции организовывали, устраивали семинары, пытались доказать всему миру, что Украина — не Африка, а красивая европейская страна, где все, в том числе и спорт, может быть на очень высоком уровне». После Киева Анна несколько лет прожила в Крыму, где и встретила «Русскую весну» и референдум.

Анну освободили спустя месяц — в ночь на 22 сентября. Когда ей помогали спуститься из автобуса, уже после освобождения, все плакали. Одежда, в которой Анна попала в плен, истрепалась. После плена три дня приходили в себя, прошли медицинское обследование, с ними беседовали представители Минобороны.

Напарник Анны, которого взяли вместе с ней, уехал в Россию. Уехала поначалу и она, но зимой вернулась в Донецк. «Тут своя атмосфера, и здесь постоянно есть события», — объясняет корреспондент.

Анна говорит, что физически уже не ощущает последствий плена. Сегодня она сосредоточилась на гуманитарной миссии: «Мы ездим по проблемным местам, рассказываем, где чего не хватает: лекарств, еды, помощи. Раньше, пока шла война, люди больше помогали. А теперь вроде как и не нужно помогать, раз перемирие.

Впрочем, плен для девушки не прошел даром — она написала книгу воспоминаний о нем. Совсем скоро, говорит Анна, книга уйдет в печать.

«Саша Одессит»

Александр был среди группы военнопленных, которых привезли на обмен в город Счастье Луганской области 28 октября 2014 года. В плену он пробыл больше полугода.

— Самое смешное, что меня обменяли как военнопленного, хотя арестовали меня в Одессе еще в марте: война тогда даже не началась, — вспоминает он.

История, больше похожая на анекдот, пестрит совсем не смешными подробностями. Александр — коренной одессит. По образованию политолог, работал помощником депутата горсовета от «Партии регионов».

— «ПР» в те времена в регионе считалась карманной партией Коломойского: многие ее члены были у него на зарплате. Но все равно до всех этих событий к этому относились иначе. После крымских событий всем «регионалам» в приказном порядке сказали вступать в партию Виталия Кличко «Удар». А я отказался и начал собирать вокруг себя единомышленников. Как выяснилось позже, люди в масках — это была киевская «Альфа» — выехали тогда за другим человеком, а я попал под арест, как говорится, за компанию, случайно.

Казаки ведут под руки раненного в бою соратника. Фото: Peter Leonard / АР

Александр рассказывает, что ему вменяли «захват зданий и аэропортов»: « У меня был шок. Никто ничего не мог объяснить. Допросы проходили очень жестко. Сперва я 2,5 месяца провел в СБУ, затем меня перевели в СИЗО, все это происходило на фоне постоянных судов, где мне каждый раз продлевали срок заключения. Доказательств моей причастности к «захвату зданий и аэропортов», понятное дело, не было, но прокурор вставал и говорил: «В Одессе тяжелая политическая ситуация, мы не можем его отпустить!».

На очередном суде, который состоялся 2 октября, Александр лично не присутствовал: трансляция велась прямо из тюрьмы. Срок в очередной раз был продлен. «И тут в камеру заходит милиционер и говорит: ты свободен, вот документы. Я удивился, ведь только что я видел на экране прокурора, который продлил мне срок, а мне протягивают документ об освобождении за неимением улик — за его подписью. Я вышел радостный из здания, но тут ко мне подошли люди в масках и снова защелкнули наручники».

Как выяснилось, его повезли на обмен в Харьков. Затем Александра передавали из рук в руки — от одного батальона к другому — и в конечном счете он оказался в составе группы военнопленных.

Тот факт, что обычного жителя Украины, не имеющего отношения к конфликту на Донбассе, причислили к военнопленным, Александр объясняет так:

— Они просто выдавливают инакомыслящих за пределы страны, вот и все. Поэтому гражданские оказываются якобы военнопленными — и таких людей много.

После обмена он остался в ДНР — работал в парламенте Новороссии, пытался заниматься политикой.

— Под флаги Украины я и мои друзья не встанем больше никогда: для нас это они настоящие террористы и сепаратисты, уничтожившие страну, — говорит Александр.

Раскол в стане «Шахтера» Далее в рубрике Раскол в стане «Шахтера»Как война в Донбассе развела фанатов местного футбольного клуба по разные стороны фронта

Комментарии

06 июля 2015, 09:42
Отношение к пленным - и есть самый основной показатель адекватности силовых структур. Когда они наполнены отморозками и садистами, получается так, как описано в статье. А вот кто-нибудь из пленных бойцов ВСУ рассказывал про подобное отношение со стороны бойцов ДНР и ЛНР? Максимум, что делают ополченцы, это давят морально, водят по улицам, показывают разрушения.
пока так получается, что украинский вопрос, это тест на адекватность, если человек поддерживает украинскую власть, то с данным человеком нужно моментально прекращать отношения, такой вот водораздел, и отношение к пленным это еще один штрих
10 июля 2015, 11:56
Хочется верить, что эти публикации дойдут до своего читателя и на самой украине озверевшие от западной пропаганды люди придут в себя и оглянутся - что мол мы наделали - страну развалили, войну учинили, тысячи женщин и детей поубивали....
10 июля 2015, 12:46
Когда "хочется верить", идут в храм. Ну, или - дОма молятся, кто - как. А не постят в интернете всяко-разно...
06 июля 2015, 12:48
Как можно вообще называть людьми тех, кто целыми днями занимается лишь истязанием своих земляков? Каким нужно быть животным, что бы делать такое? Да еще прикрываясь каким-то там патриотизмом.. Надеюсь, рано или поздно придет возмездие к этим животным, как оно приходит по сей день к нацистам-садистам из гитлеровской Германии
10 июля 2015, 11:33
Скоро отвечать всем придется за свои преступления. Все задокументировано и запротоколировано. Истязателей и убийц ждет международный трибунал, если повезет, или народный суд - безжалостный и беспощадный.
10 июля 2015, 11:45
Да, народ Украины сейчас озлоблен: ещё бы - получить такое от "братьЁв"! Но не до такой же степени. Будьте спокойны, с бандитами поступят цивилизованно.
***
10 июля 2015, 14:10
Народ Украины, если он не растерял последние мозги, должен понимать, что все сегодняшние "ништяки" они получили от безграмотных своих правителей. При чем тут "братьЯ"? БратьЯ всю жизнь чем могли, помогали.
10 июля 2015, 14:53
Да, смешно. Особенно - про "братьЁв". Но до задорнова с лавровым не дотягивает.
***
Открою вам тайну. Помощь - это, когда попросили. Украина же не просила у России - ни гиркиных, ни бородаев.
***
Вы, полагаю, - человек не глупый. И знаете, что я прав. Впрохем, вы вольны удалить мой пост - истины этим не изменить.
***
10 июля 2015, 14:27
кто пишет эту хрень ,мне просто смешно читать))))
15 июля 2015, 20:35
мдя ребята, я конечно всегда приветствую журналистскую работу на Донбассе. Даже если пишите криво, то хоть сами будете знать, что тут на самом деле. Я вообще сторонник того, что это место ДОЛЖНЫ УВИДЕТЬ СОБСТВЕННЫМИ глазами как можно больше людей. иначе не поймут. НО...
Если вы приводите прямую речь, то либо приводите точнее, либо переформатируйте ее и скажите от себя. Потому что я сильно сомневаюсь, что я допустила в речи мысль, что где-либо на Донбыссе украинскими флагами можно украсить что-либо. И уж точно не могла охарактеризовать массовые расстрелы словом "набедокурили".
Так что, коллеги, базар фильтруйте, ваще и тем более при публикации. Особенно при попытке цитирования....
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»