Силуан Афонский вернется в Россию
Преподобный Силуан Афонский. Фото: ierei-korenev.ru

Преподобный Силуан Афонский. Фото: ierei-korenev.ru

Мощи святого пронесут по шести городам страны

31 августа в Россию будут впервые принесены мощи преподобного Силуана Афонского. Они пробудут в стране до 24 сентября, сообщает пресс-служба Фонда святителя Василия Великого. За это время мощи побывают в шести городах: в Брянске (до 3 сентября), Орле (до 6 сентября), Ельце (до 9 сентября), Тамбове (до 12 сентября), Екатеринбурге (до 15 сентября) и Москве (до 24 сентября). Перед этим мощи принесут в Минск, где они пробудут до 31 августа.

Силуан Афонский — подвижник Свято-Пантелеимонова монастыря. Выходец из крестьян, он пришел на Святую гору из Тамбовской губернии в конце XIX века. «Русская планета» вспоминает, как проходил этот удивительный путь.

Найти Бога

Его первая попытка найти Бога случилась в четыре года. В дом Семена (так звали Силуана в миру, до пострига) отец зазвал книгоношу — крестьянин Тамбовской губернии хотел узнать от продавца книг, что в мире делается. Книгоноша оказался из нигилистов: в нигилисты шли студенты, молодые люди из дворянских семей. Они ниспровергали авторитеты и «отживший старый мир», в первую очередь отрицая религию. Нигилисты носили длиннополые шляпы, которые, как полагали они сами, должны были придать им демонический облик. Про эти шляпы позже напишет бытописатель Владимир Гиляровский: через десяток лет, скажет он, этот смешной фасон будут носить только разбойники в провинциальных театральных постановках.

Книгоноша, испив чаю в крестьянском доме, завел с отцом Семена разговор.

 — Христос не Бог! — сказал он. — И Бога в принципе нет. Где он, Бог-то?

Вот тогда Семен, слушая странного человека в шляпе, и решил про себя: «Вырасту, пойду по свету Бога искать».

Когда ушел продавец книг, мальчик спросил у отца: «Как же так? Ты говоришь, что Бог есть, а вот человек Его отрицает?» Отец ответил: «Я думал, он умный человек, а он дураком оказался. Не слушай его».

Силища

Уже став монахом, Силуан вспоминал: в молодости была у него необыкновенная физическая сила. Он гнул гвозди пальцами, ударом кулака разбивал доску, мог пить водку, когда остальные уже лежали под столом, и не пьянел.

Эта сила сыграла с ним злую шутку. Однажды в праздник Семен на улице играл перед людьми на гармонике. Тут навстречу ему вышли два брата-сапожника. Были они навеселе и решили покрасоваться: старший брат, не уступавший силой Семену, попытался отнять у него гармошку.

 — Сначала подумал я уступить, но вдруг стало мне стыдно, что девки будут смеяться, и я сильно ударил его в грудь, — рассказывал в старости Силуан. — Он далеко отлетел от меня и грузно повалился навзничь посреди дороги; изо рта его потекла пена и кровь. Все испугались, и я; думаю: убил. И так стою. Долго пролежал сапожник на дороге; люди сбежались и помогали ему, омывали холодной водой. Прошло не менее получаса, прежде чем он смог подняться, и его с трудом отвели домой. Месяца два он проболел, но, к счастью, остался жив.

Это был урок, запомнившийся Силуану на всю жизнь. Впредь, даже служа в армии, он прятал свою физическую мощь и никогда не кичился ею.

Несостоявшийся уход

До армии Семен работал в деревенской артели. Строила артель усадьбу князю Трубецкому. Была у артельщиков кухарка, баба набожная и богомольная, и в один из дней рассказала она молодому столяру Семену о святом, некогда подвизавшемся в соседнем селе.

 — Звали того святого Иоанном, а прозвище — Сезеневский, по названию села. Жил он молитвой и постом, имел дар прозорливости. При жизни мог исцелять, и после смерти, бывает, приложится человек к его могиле и обретает здравие, — поведала стряпуха.

После этих слов, которые подтвердили другие артельщики, вспомнил Семен виденного в детстве книгоношу и подумал: «Если есть святой, значит, и Бог есть. Значит, не надо Его по свету искать». Вечером юноша попросил отца: «Отпусти меня, отче, в Киево-Печерскую лавру. Хочу уйти туда, Бога молить».

Отец отказал, пояснив, что еще не время и что надо сначала отслужить военную службу: «А уж потом — останется желание, иди в лавру».

Впоследствии старец Силуан вспоминал отца: «Был он человек безграмотный, и даже "Отче наш" читал с ошибкой — как заучил в церкви, по слуху. Но тянулся к знаниям и по существу своему был он кроток и мудр».

Святая гора

Биограф святого Силуана и его ученик архимандрит Софроний пишет: мысли об Афонской горе появились и стали все сильнее занимать будущего подвижника во время службы в армии.

Бывало так: в трактире, куда выбирались в редкие дни солдаты, все пили и смеялись, а Семен сидел печален и задумчив. «Отчего ты печалишься?» — интересовались у него. «Оттого, — отвечал он, — что сейчас на Афоне творят бдение, а мы сидим в трактире, водку пьем и веселимся. И когда встанем на Страшный суд, кто даст лучший ответ — мы? Или они?»

Уже в годы службы он стал отправлять денежные пожертвования на Афон, выделяя их из скромного солдатского жалования. А когда службе подошел срок, решение ехать на Святую гору у Семена созрело окончательно. Архимандрит Софроний пишет: окончив службу, поехал Семен в Кронштадт — испросить благословения на монашескую жизнь у отца Иоанна Кронштадтского, чье имя гремело тогда и кого называли «народным батюшкой» (Иоанн Кронштадтский был канонизирован в 1990 году). Увидеть «народного батюшку» своими глазами Семену не удалось, и тогда он оставил ему записку: «Хочу пойти в монахи. Помолитесь, чтобы мир меня не задержал».

В 1892 году мечта Семена исполнилась: он поступил в монастырь святого великомученика Пантелеимона. Все дорогу до Афона вокруг него гудело адское пламя — так силы дьявольские препятствовали его желанию посвятить жизнь Богу, вспоминал он.

Христос в келье

На Афоне Силуан с первых дней установил себе распорядок строгий и изнурительный. Он спал по 15–20 минут несколько раз в день, сидя на стуле, непрестанно творил молитвы и брался за самые сложные физические работы.

Тогда, по его собственным словам, приступили к нему бесы. А он, по молодости не распознав их, стал разговаривать с ними, «как с людьми». «Святой ты!» — нашептывали одни. И он сам порой думал так же: он покаялся, он проводит дни в молитве и, значит, живет свято.

Однако чем больше молитв творил Силуан, тем сильнее становилось давление. И однажды, доведенный до отчаяния, он закричал: «Невозможно умолить Бога!» В тот же день во время молитвы он узрел живого Христа.

Он говорил потом, что в этот момент мир вокруг него воссиял светом, а сердце зажглось огнем. На миг он увидел взгляд Христа, полный безмерной и непостижимой любви. «Когда Сам Господь является душе, то она не может не узнать в Нем своего Творца и Бога», — так рассказывал про чудесное явление Силуан. Тогда же открылся ему урок: от бесов страдают люди гордые, а корень благодати — в смирении.

На закате лет старец Силуан имел беседу с одним монахом-аскетом. «Бог накажет безбожников! Будут гореть в вечном огне», — провозглашал с удовлетворением монах. Силуан спросил его: «Скажи, если тебя посадят в рай и оттуда ты увидишь, как горят чьи-то души в адском огне, неужели ты будешь спокоен и доволен этим?» «Они сами виноваты», — ответил монах. «Любовь не может этого понести… — сказал старец. — Молиться нужно за всех».

Константинопольский патриархат канонизировал Силуана Афонского в 1988 году. В 1992 году его имя внесли в месяцеслов Московского патриархата по благословению патриарха Алексия II.

Преображение Господне Далее в рубрике Преображение ГосподнеИстория, значение и традиции одного из главных церковных летних праздников

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»