Протоиерей Максим Обухов: аборт не должен быть позитивной категорией
протоиерей Максим Обухов / фото: agregator.pro

протоиерей Максим Обухов / фото: agregator.pro

Узаконенные аборты - серьезная угроза институту семьи и государства

Подпись Патриарха Кирилла в петиции против абортов вновь напомнила о проблеме, которая уже много лет обсуждается в нашем обществе. Впрочем, для самой Церкви тема аборта не является дискуссионной, аборт по христианскому учению - это убийство.

Почему наше общество по-прежнему сохраняет атеистический взгляд на аборты, «Русской планете» рассказал протоиерей Максим Обухов, руководитель православного медико-просветительского центра «Жизнь», председатель Общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейный ценностей».

- Вслед за Патриархом Кирилла свою подпись в петиции против абортов поставили медийные лица Григорий Лепс, Дмитрий Певцов, Оксана Федорова. Если пойти с подписным листом по артистам, то можно будет собрать серьезный список. Почему, когда многие в нашей стране против абортов, перевешивает «за», и закон о запрете абортов до сих пор не принят?

- Здесь есть несколько причин. Я публично выступаю за запрет абортов с 1993 года и вижу, что поддержка в защиту жизни продвигается, но очень медленно. Часть населения нашей страны считает себя православными, но до сих пор не прониклась христианскими ценностями.

Одно дело иконку повесить у себя в квартире, другое дело серьезно пересмотреть свою жизнь и провести в ней изменения, например, отказаться от абортов. И еще, у нас очень серьезное абортное лобби. В начале 1990-х годов была создана Российская ассоциация планирования семьи (РАПС), которая является филиалом международной организации с центром в Лондоне. Этой организации, (ей, кстати, 16 октября исполняется 100 лет) удалось сформировать абортное и антисемейное лобби, которое существует до сих пор.

Сейчас эта организация перерегистрировалась как РАНИР. Другим фактором, препятствующим запрету абортов, являются либеральные тенденции. В результате за запрет абортов на законодательном уровне выступают не более 10% депутатов.

- Большинство депутатов Госдумы из партий, разделяющих традиционные ценности. Там нет либералов от «Яблока» или ПАРНАСа. Как можно говорить о лобби? Или оно все-таки есть?

- Несмотря на позиционирование себя патриотами и государственниками, подавляющее большинство депутатов выступают за аборты. Против абортов только Елена Борисовна Мизулина и еще несколько депутатов.

С законом об абортах происходит то же самое, что и с другими «семейными» законами. Посмотрите, что происходило с законами о так называемой ювенальной юстиции, о терроре против родителей. Русская Православная Церковь просила не принимать этот закон, но ее просьбу проигнорировали. Госдума приняла и узаконила суррогатное материнство, к мнению Церкви она также не прислушалась. Мы просили остановить закон о лишении родительских прав. Нас опять не услышали.

- Можно ли назвать депутатов, выступающих за антисемейные законы агентами тех сил, что ведут против России демографическую войну?

- Я бы так радикально не говорил, наши депутаты столько зарабатывают, что я не знаю, какие нужны ресурсы, чтобы их заинтересовать. Вряд ли здесь действует такая простая схема подкупа, здесь все гораздо сложнее. В первую очередь депутаты выступают как проводники либеральных тенденций или находятся под их влиянием.

Не совсем понятно, почему они выступают против семьи и за новые репродуктивные технологии, которые являются вызовом институту семьи и угрожают самому ее существованию. Проблема заключается в том, что надо менять общественное сознание, стандарты мышления и формировать новую политическую элиту. Сегодняшняя элита менять ситуацию с абортами не собирается.

- Может, в борьбе с абортами имеет смысл ограничиться уже существующими мерами, противоабортным консультированием, 7 днями тишины и т.п.?

- Действительно в 2012 году был принят закон «Об охране здоровья граждан РФ» женщине дается время обдумать свое решение. Это правильные шаги, но для жизни слишком медленные. Что такое российская система здравоохранения? Это огромный бюрократический механизм, в котором участвует десятки тысяч единиц. И он еще не заработал по такому принципу, что каждой женщине, идущей на аборт, скажут «Стоп!», проведут доверительную беседу и окажут реальную помощь.

Если бы это работало, мы бы получали 10-20% отказов от абортов. Но этого не происходит. Пока мы на пути к этому. Другим важным шагом является требование Патриарха Кирилла и православной общественности прекратить государственное финансирование абортов. Этим требованием мы хотим убрать юридическое препятствие, которое заключается в поддержке абортов как позитивного права.

Если государство платит за аборты, получается это хорошо? Вывод абортов из системы Обязательного медицинского страхования будет переломным моментом.

- А можно спрогнозировать, когда это случится?

- Это произойдет, когда организуется все общество и заявит о своем нежелании оплачивать аборты. Отказ платить за аборты – это первый шаг к их запрету. Здесь дело не в деньгах, а в принципе. Понятно, что те средства, которые направляются с наших налоговых отчислений на аборты, ничтожны. Здесь дело принципа – аборт сначала должен перестать быть позитивной категорией.

- Пока этого не произошло, как пролайф организациям, а их в России достаточно много, повысить эффективность своей работы?

- В одном городе борцы за жизнь спасли 200 младенцев, в другом 100, в третьем – 300. Если суммировать деятельность российских пролайф организаций, то в масштабах страны получатся хорошие цифры – ежегодно пролайферы спасают от смерти столько детей, численность которых равняется небольшому городку.

Для улучшения показателей нужен стопроцентный охват всех медицинских учреждений, которые предлагают такие «услуги». Чтобы в каждом городе, в каждой деревне, женщина, решившаяся на такой поступок, встречала человека, который бы сумел ее убедить не делать этого, который бы предлагал помощь.

Также надо организовать систему просвещения, просвещение людей и передача знаний о моменте зарождения жизни произведет двойной эффект. Во-первых, люди будут отказываться от абортов и, во-вторых, они смогут влиять на законы. Но влиять на принятие законов очень трудно, гораздо труднее, чем нам кажется.

- Будет ли иметь какое-либо значение для принятия закона подписной лист с миллионом подписей?

- Это акция имеет характер демонстрационный, она показывает, что часть нашего общества выступает за запрет абортов. Сторонников радикального запрета абортов порядка 20%, это означает, что нас очень много. Но не большинство. Если допустить, что сторонники абортов могут организовать всероссийский референдум о разрешении или запрещении абортов, то он может оказаться выигрышным для них и проигрышным для нас.

- Какая-то динамика в увеличении или уменьшении числа противников абортов наблюдается?

- Я недавно изучал результаты общественного мнения за последние годы в отношении населения к абортам и с уверенностью могу сказать, количество противников абортов постепенно растет.

У противников абортов больше детей, у них демографическое преимущество, они таким способом влияют на демографическую ситуацию и опосредованно на результаты голосования. Эти процессы очень сильно затянуты во времени, но количество противников абортов действительно постоянно растет.

У нас есть очень серьезная юридическая проблема, пока мы не знаем, как ее решить. Это положение Конституции РФ, которое говорит: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (глава 2, ст. 17). И это очень плохо.

Если было бы написано «с начала жизни», тогда была бы возможность интерпретации этого пункта, а что же является началом жизни? Но согласно главному закону нашей страны человек наделяется правами с момента первого вздоха, а не с момента начала жизни. И это положение Конституции является юридическим капканом, который будет блокировать принятие законов, направленных на защиту жизни.

Поэтому в стране нужно провести референдум, на котором нужно поставить два вопроса. Первый, дать определение брака, «Брак – это союз мужчины и женщины», второй, «Жизнь человека начинается с момента зачатия». Это краеугольные камни семьи. Это и есть те семейные самые настоящие ценности. Если наше общество впитает и усвоит их, тогда у нас будет будущее.

Иоанн Богослов, апостол любви и автор Апокалипсиса Далее в рубрике Иоанн Богослов, апостол любви и автор АпокалипсисаСегодня Православная Церковь празднует память апостола и евангелиста Иоанна Богослова Читайте в рубрике «Интервью» История одной аварииКрушение Ми-29КР – повод для более серьезного отношения к эксплуатации единственного авианосца ВМФ РФ История одной аварии

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»