Дмитрий Донской: святой полководец
Благоверный Великий князь Димитрий Донской. Фото: ussur-nikola.cerkov.ru

Благоверный Великий князь Димитрий Донской. Фото: ussur-nikola.cerkov.ru

Как вера помогла в борьбе с иноземными захватчиками

1 июня Русская православная церковь вспоминает святого благоверного князя Дмитрия Донского. Он первым бросил вызов ордынскому игу и начал объединение русских земель вокруг Москвы.

Враги внешние и внутренние

Будущий князь был сыном Ивана II и внуком Ивана Калиты, первого князя московского. Бразды правления Дмитрий получил в 12 лет, после смерти своего отца. В первые годы юного князя опекал митрополит Алексий, во многом поспособствовавший утверждению Москвы в качестве собирательницы земель русских. Мудрый и талантливый, Алексий сумел использовать свой авторитет и поддержку людей, чтобы ярлык на великое княжение отныне выдавался именно московским князьям.

Мира на русской земле в те времена не было: хозяева уделов постоянно воевали между собой, мятежные новгородцы не желали признавать за Дмитрием титул великого князя, а с запада грозили литовцы во главе с Ольгердом. Но главной заботой Дмитрия стала южная граница, откуда Руси постоянно угрожали ордынцы. Более века Русь страдала под их игом, но о том, чтобы сбросить его, никто даже не задумывался: слишком сильны были междоусобные противоречия между князьями, которые предпочитали соперничать между собой за ярлык от татар, нежели дать им отпор.

Почти 20 лет занял у князя Дмитрия путь до заветной цели — до первой победы над ордынцами. А пока он занялся укреплением собственного княжества. Пришлось повоевать с соседями: с суздальско-нижегородским князем Дмитрием, а также с тверским князем Михаилом, заручившимся поддержкой литовцев. Для похода на Тверь Дмитрий Иванович сумел собрать двадцать русских князей. Местом сбора войска князя Дмитрия стала вся Русь. Тверской князь запросил мира, отказался от претензий на великое княжение и от самостоятельной внешней политики в отношениях с Ордой и Литвой, пишет историк Вадим Каргалов. Вскоре все пути в Орду оказались под наблюдением московских застав.

Великая победа Москвы

В 1380 году Мамай собрал отряд для очередного похода на Москву. Войско, собранное ханом, было огромным: Мамай привлек большое количество наемников, а также рассчитывал на силы литовцев и рязанского князя Олега. С другой стороны к Дону шел хан Тохтамыш, противник Мамая. Дмитрий решил выйти к Мамаю первым, оставив в Москве стратегический резерв войск. «То, брате, не соколы вылетели из каменного града Москвы, то выехали русские удальцы со своим государем, с великим князем Дмитреем Ивановичем, и хотят наехать на великую силу татарскую», — гласит «Сказание о Мамаевом побоище».

По преданию, перед Куликовской битвой князь отправился к преподобному Сергию Радонежскому, «потому что великую веру имел в старца». Дмитрий просил благословения: «Прикажешь ли, отче, идти против безбожных?» На что Сергий ответил: «Иди. И если Бог поможет тебе, с великой честью вернешься». Вместе с благословением старец послал с князем двух иноков — Александра Пересвета и Андрея Ослябю. Вернуться из этой битвы им не пришлось: первый погиб в поединке с татарином Челубеем, предварявшем сражение, второй, по преданию, переоделся в княжьи доспехи и повел за собой войско, когда самого князя ранило.

8 сентября 1380 года на Куликовом поле в верховьях Дона войско московского князя Дмитрия наголову разбило ордынцев под предводительством Мамая. «Народ, привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом и встал на поработителей, — пишет историк Василий Ключевский. — И не только нашел в себе мужество встать, но и пошел искать татарские полчища в открытой степи и там навалился на врагов несокрушимой стеной, похоронив их под своими многотысячными костями». Самого князя после исторической битвы прозвали Дмитрием Донским.

Бежав с поля боя после поражения, Мамай спешил собрать в Крыму войско для нового похода на Русь, но был разбит Тохтамышем, который стал новым ханом Золотой Орды. Перво-наперво новоиспеченный хан напал на Москву, разорил ее, а затем сжег дотла: Дмитрий не успел собрать войско для отпора и был вынужден оставить город. В итоге московскому князю пришлось вновь платить дань Золотой Орде. Однако, несмотря на разорение, Москва вскоре отстроилась заново, сохранив за собой статус главного русского города. И пусть до окончательного избавления от ига было еще далеко, русский народ знал: час победы настанет.

Прославление

В 1389 году в возрасте 39 лет Дмитрий Донской скончался. Он был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. Долгое время Дмитрий почитался исключительно как полководец и государственный деятель. Но не менее важным был тот факт, что сам Дмитрий Иванович был человеком глубоко верующим и религиозным. Как правило, царей и князей, особо отличившихся в укреплении православия на Руси, причисляли к лику святых и именовали с тех пор благоверными, как, например, Александра Невского, Ярослава Мудрого.

Так наставлял он свои войска перед историческим походом на Мамая: «Лепо есть нам, братие, положити главы своя за правоверную веру христианскую, да не прияти будут грады наши погаными, не запустеют святии Божии церкви». На каждое свое дело, включая Куликовскую битву, великий князь всегда просил благословения Церкви.

Современники Дмитрия видели в нем человека богобоязненного, чтущего христианские традиции. В одном из древних памятников, в «Слове о житии и преставлении», написанном, предположительно, в XIV–XV веках, автор обращается к князю, как к святому, прося его о заступничестве перед Господом за всю русскую землю.

Почему же князь был прославлен Церковью лишь спустя 600 лет, в год тысячелетия Крещения Руси, когда для многих современников святость его была очевидной? Причин тому несколько. Это и непростая личность митрополита Киприана, присланного на Русь из Греции после кончины митрополита Алексия: он недостаточно хорошо знал внутреннюю ситуацию в стране. И то, что некоторые не могли простить Дмитрию оставления Москвы. Да и перед смертью князь, в отличие от многих своих предшественников, не принял монашеский постриг, пишет священник Игорь Бычков. По его мнению, часто бывает, что Церковь прославляет святых и призывает их в молитвах тогда, когда их помощь особенно нужна народу Божию: «В конце ХХ века, видимо, настало такое время. Распад нашей страны, постоянные приступы сепаратизма в разных ее частях заставляют вспомнить времена шестивековой давности».

Неделя о самарянке Далее в рубрике Неделя о самарянкеКак одна грешница уверовала в Христа, а затем стала мученицей

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»