«Нам придется все культурологически переосмыслить»
«Нам придется все культурологически переосмыслить»

Максим Григорьев об искусственном интеллекте и технологической сингулярности

Технологические процессы становятся все быстрее. Один из возможных сценариев будущего – симбиоз человеческого мозга и искусственного интеллекта. Насколько реальна эта перспектива и какими возможностями обладают российские компании в области развития высоких технологий, «Умной Стране» рассказал Максим Григорьев, экс-рукводитель центра финансовых технологий в ЦБ РФ, сооснователь консалтинговой и тренинговой компании IT Expert, партнер Московской школы коммуникаций MACS­.

 «Умная страна» (УС): В своей презентации факультета цифровой трансформации MACS вы говорили, в том числе про технологическую сингулярность, а у этой теории есть не только приверженцы. Насколько она состоятельна?

Максим Григорьев (МГ): Технологическая сингулярность - это достаточно объективная вещь, я не представляю, что должно произойти, чтобы этого не случилось. Логика очень простая: для того, чтобы развиваться, улучшаться и улучшать технологии, нам требуется много времени, иногда, целые поколения.

Когда искусственный интеллект станет сильным и универсальным, он сможет не хуже нас выполнять всю нашу работу, в том числе развивать и совершенствовать себя, технологии, что угодно. Но на самом деле для того, чтобы он начал эволюционировать, он даже не должен быть универсальным. Уже сейчас существует реальный пример, когда нейронные сети создают и тренируют другие нейронные сети. Был пример, когда нейронная сеть научилась играть в Го, не зная правил, просто тренируясь, проходя поколения и играя сама с собой.

Технологическая сингулярность – теория, согласно которой в 40-50 годах 21 века, технологический прогресс станет настолько быстрым, что выйдет из под контроля человека. Это произойдет из-за искусственного интеллекта и самовоспроизводящихся роботов. Одним из возможных выходов считают интеграцию человека и компьютера.

Так вот, когда появится искусственный интеллект, который может самостоятельно эволюционировать, сравнимый по мощности с дизайнером систем искусственного интеллекта, то цикл бесконечно ускорится. Он сможет тут же создать новое поколение, ему не понадобится для этого много времени. Понятно, что наш мозг и наш интеллект не развиваются с такой скоростью. Тут то и возникнет сингулярность, за границей которой мы очень быстро получим супер-интеллект.

УС: Какие опасности предполагает технологическая сингулярность, и работают ли над их преодолением в России?

МГ: Один из возможных позитивных сценариев – это интеграция человека и искусственного интеллекта через нейроинтерфейсы, в США этим занимается Илон Маск, например. В России идут работы в рамках дорожной карты АСИ (Агентство стратегических инициатив – ред.)/НТИ (Национальная технологическая инициатива - ред.) - Нейронет. Это сложный процесс, нам придётся всё культурологически переосмыслить. Меньшее из всех зол – это симбиоз человека и искусственного интеллекта (машины). Другая версия уже из области «Матрицы», когда искусственный интеллект захватит и поработит человека и придёт к выводу, что это абсолютно ненужное звено эволюции. В целом, это вызов, с масштабами которого человечество не сталкивалась давно, если вообще когда-либо сталкивалось. 

Полную версию интервью читайте на сайте нашего спецпроекта «Умная страна».

Цифровая революция в армии Далее в рубрике Цифровая революция в армииКак цифровые технологии могут усилить военную мощь Вооруженных сил РФ

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»