Как предавали Россию. Кох. Часть 1

08 октября 2012, 07:50
Как предавали Россию. Кох. Часть 1

Сбежав из страны после «Распродажи советской империи», бывший госчиновник с радостью ждал ее распада

11 августа 1997 года заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Альфред Кох внезапно взял отпуск и улетел с семьей в США. На следующий день, 12 августа, было объявлено о его отставке. По словам Коха, это было плановое событие. Несмотря на это, 14 августа ему пришлось ненадолго вернуться в Москву, чтобы сдать дела, а затем продолжить отпуск в Америке. В интервью одной русской радиостанции в США, в 1998 году, Альфред Кох скажет, что уволился, как только перестал видеть перспективы в развитии страны. По его словам, через 10–15 лет Россию ждет развал, превращение в десяток государств приемлемых размеров и массовая эмиграция людей, которые «умеют думать».

Более очевидной, впрочем, выглядит другая причина спешного отъезда зампреда правительства за океан. Скорее наоборот — он вдруг увидел перспективы, только не для России, а для себя в России. 11 августа того же 1997 года генеральный прокурор Юрий Скуратов объявил, что его ведомство начало проверку сведений о сотне тысяч долларов, которые Кох получил в качестве гонорара за книгу, которую еще не написал. Уголовное дело на бывшего государственного чиновника было заведено 1 октября. Коху дали достаточно времени на то, чтобы удалиться и даже передать дела.

Спасибо за «приватизацию»

Книгу с ярким названием «Распродажа советской империи» Альберт Кох все-таки написал. Она вышла в свет в 1998 году. «Дело писателей», в котором оказались замешанными первый вице-премьер Анатолий Чубайс, глава Госкомимущества Максим Бойко и еще несколько отцов приватизации в России, прокуратура прекратила в декабре 1999 года. Чиновников амнистировали, несмотря на то что размер их гонорара походил на опухоль во время слоновьей болезни — около 3 тыс. долларов за страницу машинописного текста.

Немилосердно щедрый аванс Коху за книгу, которой могло и не быть, «отслюнявила» швейцарская фирма Servina Trading S.A., сотрудниками в которой значились всего пять человек. Среди них был человек швейцарского филиала «ОНЭКСИМ банка», принадлежавшего Владимиру Потанину. Другой сотрудник «ОНЭКСИМ» эту крохотную, но прозорливую компанию возглавлял. Гонорары Чубайсу и компании выплатило издательство «Сегодня-пресс», которое также контролировалось группой «ОНЭКСИМ».

Таким образом, структуры Владимира Потанина очень высоко оценили старания авторов книг о приватизации. Но куда больше бизнесмен ценил труд «писателей» по созданию самой системы приватизации. Ведь в результате залоговых аукционов, например, АКБ «ОНЭКСИМ банк» получил 51% акций «Норильского никеля» и стал, таким образом, обладателем контрольного пакета акций этой компании. Как тут не отблагодарить.

Идею залоговых аукционов сформулировал сам Владимир Потанин и активно поддержал Анатолий Чубайс. Курировал их проведение Альфред Кох. Суть этого мероприятия ошеломляюще проста и элегантна. Российское правительство в 1995–1996 годах разместило на счетах нескольких коммерческих банков свободные деньги. Эти же самые государственные деньги «Менатеп», «Империал», «Инкомбанк», «ОНЭКСИМ банк» давали в долг государству под залог весьма привлекательных кусков рентабельных предприятий — таких, как «Норильский никель», «ЮКОС», «ЛУКойл», «Сибнефть», «Сургутнефтегаз». Долги эти были обречены на невозврат, и доли предприятий переходили в собственность банков — таким многомудрым образом составлялись договоры. Аукционы были по сути притворными и договорными — лишь в 4 из 12 конечная цена заметно превысила стартовую. Деньги, якобы поступившие в казну в ходе аукционов, проведенных в России в ноябре–декабре 1995 года, ничтожны: 886 млн 135 тыс. долларов. Для сравнения: состояние Владимира Потанина, четвертого номера в списке Forbes, в 2012 году составило 14,5 млрд. Но это не самое смешное. По данным Счетной палаты, деньги, которые банки якобы давали стране в долг, продолжали оставаться на счетах этих банков. Ну просто потому, что они и так государственные.

Для всяких хапуг есть свой предел наглости: средь бела дня, из-под носа, квартирами, грузовиками, борзыми щенками. В приватизации по схеме залоговых аукционов пройдены все пределы: будущие олигархи кредитуют правительство его же деньгами, на деле не давая этих денег и отнимая потом у государства крупнейшие предприятия за невозврат денег, которых они не давали.

Не знала особых пределов и благодарность будущих капитанов российской экономики подручному Коху, который выносил им предприятия в свертках. Однажды выяснилось, например, что он присутствует в наблюдательном совете компании TNK International Ltd и много лет помогает вести дела владельцам ТНК, которую когда-то помог им приватизировать.

Вскрылось также, что в «ОНЭКСИМ банке» ему открыт кредит, о котором идет речь во внутреннем письме, адресованном управделами банка Дмитрию Журу: «…1 сентября 1997 года для финансирования расходов г-на Коха А. Р. мною было открыто разрешение на расходы на сумму $ 6 550 000. В 1997 году было израсходовано $ 176 714. Таким образом, переходящая сумма на 1998 год составила $ 6 373 286. В 1998 году было израсходовано $ 155 360... <…> Считаю, что все вопросы по получению материальных благ от системы г-н Кох А. Р. должен решать исключительно с Вами…»

«Народу ничего не принадлежало»

«Может быть, я вас разочарую, но в моей жизни нет места для оправданий, — написал Кох в своем блоге год назад. — Более того, сейчас я еще более чем когда либо, убежден в правильности сделанного мною. Но это — бесконечный разговор. Здесь мы никогда не договоримся».

Сегодня Альфред Кох снова в оппозиции. С ним это происходит каждый раз, когда его выгоняют из власти. Впервые это случилось как раз после его отъезда в США. Именно тогда он дал свое знаменитое, полное ненависти и злорадства интервью.

По словам бывшего первого вице-премьера, в самодостаточной мировой экономике Россия не нужна — там есть все, чтобы развиваться без нее. Миру не нужна российская нефть, потому что дешевле добывать ее в Персидском заливе, не нужен алюминий — его производят и в Америке, не нужен российский лес, потому что достаточно и того, что растет в Бразилии. Никаких особенных гигантских ресурсов, которыми якобы обладает наша страна, на самом деле нет, они миф. Россия только мешает мировому рынку демпингом. Россия даже не может быть рынком сбыта, поскольку для этого она должна что-то заработать, но русские ничего заработать не могут.

Объясняя все это, автор недвусмысленно радовался тому, что участь страны, в высшем руководстве которой он работал, «безусловно, печальна». Может быть, потому, что российский народ это вполне заслужил:

— «Многострадальный народ» страдает по собственной вине, — говорил автор «Распродажи советской империи». — Их никто не оккупировал, их никто не покорял, их никто не загонял в тюрьмы. Они сами на себя стучали, сами сажали в тюрьму и сами себя расстреливали. Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил.

Свою роль в истории России Альфред Кох обозначил, заявив, что результаты ельцинских реформ скажутся лет через 200–300. Путь к этим светлым годам пролегал через неизбежный развал страны, которого, напомним, бывший российский чиновник ждал в ближайшие десятилетия.

— Народ ограблен не был, поскольку ему это не принадлежало. Как можно ограбить того, кому это не принадлежит? — отринул претензии главный инженер ельцинского цеха, несколько лет занимавшегося демонтажем страны, сопровождая его матом, похабными шутками и злобой.

Продолжение читайте в материале: "Кох. Часть 2" из цикла статей "Как предавали Россию"

текст: Дмитрий Трунов

фото: © РИА Новости, Владимир Федоренко

0
45735

Комментарии

От имени
Авторизуйтесь
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»