Как предавали Россию. Ельцин. Часть 2

12 декабря 2012, 07:56
Как предавали Россию. Ельцин. Часть 2

Дмитрий Трунов

Его развод с КПСС и СССР был больше всего похож на разрыв неудачливого претендента с красоткой, которая им пренебрегла

Наделать из СССР «нормальных» государств

В Москву Ельцина призвал Михаил Горбачев, решивший, что руководить страной должны люди помоложе тогдашних членов Политбюро. Став первым секретарем Московского городского комитета КПСС, Борис Николаевич продолжал пользоваться теми же трюками, что и раньше: приходил с внезапными проверками в магазины, ездил в общественном транспорте, дарил налево и направо часы «со своей руки», которые ему поставляла охрана.

Путь к власти через опалу и баррикады Ельцину открыли его царские амбиции. Претензии на самые заповедные позиции в партии Борис Николаевич обнаружил, как всегда, внезапно и не смог их удержать: амбиции оказались, как обычно, сильнее его и сильнее всякой предосторожности.

Потерпев неудачу в частных стычках за власть, 21 октября 1987 года Ельцин резко выступил на Пленуме ЦК КПСС, объявив темпы перестройки вялыми, а Лигачева и Горбачева, вытащивших его в Москву, обвинил в авторитаризме и формировании нового культа личности. Вся эта история с разладом между партией и Ельциным продолжалась унизительно долго и извилисто для человека, который имел бы совесть, но Борис Николаевич ее не только отыграл до финала, но и продолжил, по сути, до конца дней своих. Его развод с КПСС и СССР больше всего похож на разрыв неудачливого претендента с красоткой, которая им пренебрегла: в этом сюжете изначально заложена месть до последнего вздоха.

После скандального выступления Ельцин, перепугавшись, покаялся (как же жить без НЕЕ!), потом отправил Горбачеву письмо с просьбой оставить его в прежней должности, но был отстранен. 9 ноября 1987 года Борис Николаевич то ли из-за сердечного приступа, то ли из-за неудавшейся попытки самоубийства попал в больницу, но затем оклемался, был избран делегатом XIX Всесоюзной партконференции от Карелии и попросил считать все свои прежние пардоны недействительными, а Лигачева — все же удалить из Политбюро. То есть Борис Николаевич попросил отменить отмену своей скандальной речи.

С тех пор нашла коса на камень. Прежней любви своей — партии и Советскому Союзу — Ельцин пренебрежения не простит.

Однако задачу развалить и то и другое Ельцин самостоятельно осилить не мог. Для этого нужны были идеи, но как раз в этом Борис Николаевич испытывал дефицит. Оставалось перейти на сторону врагов партии и Союза, и Ельцин сделал это без колебаний. В 1989 году Борис Николаевич был избран народным депутатом СССР и вступил в Межрегиональную депутатскую группу (МДГ) вместе с Андреем Сахаровым, Гавриилом Поповым, Анатолием Собчаком и Галиной Старовойтовой. Все эти местами выдающиеся люди сформулировали еще в конце 80-х ряд предательских идей, воплощаемых в жизнь до сих пор.

«Их было очень трудно объединить, потому что Сахаров и Ельцин были совершенно несовместимыми людьми, — вспоминал Гавриил Попов… — Я думаю, большую роль сыграло предложение Сахарова. Когда обнаружилось, что общих идей и программ у членов оппозиции нет, он предложил самую плодотворную идею. Не искать то, что нас позитивно объединяет. На это годы уходят. <…> Выделить только то, что нас объединяет в отрицании».

Таким образом, «демократы» объединились в отрицании — отрицании КПСС и СССР. Сошлись на ненависти. Праотец всех нынешних оппозиционеров и правозащитников, икона либерального движения, оторванный от всяких реальностей гуманистичный создатель водородной бомбы Андрей Сахаров уже тогда выдал идею, питающую эту почву до сих пор: разделить СССР на 50, а то и 150 «нормальных» государств. Это Ельцина устраивало. Ну хоть в одном из них он точно сможет стать царем. В 1994 году, на 73-ю годовщину со дня рождения Сахарова, Сергей Филатов, тогда глава ельцинской администрации президента, говорил: «В этом зале собрались те, кто считает себя учениками Андрея Дмитриевича… кто взял на себя тяжкую обязанность реализовать многое из того, о чем Андрею Дмитриевичу мечталось… Тем большая ответственность лежит на нас, на людях, кому выпало сегодня осуществить то, о чем мечтал Андрей Дмитриевич Сахаров… Да помогут нам выполнить эту нелегкую миссию опыт Сахарова, мысли Сахарова, идеи Сахарова и чувства Сахарова».

План развала СССР и создания государства, в котором Ельцин мог бы стать царем, реализовался вовсе не в декабре 1991 года в Беловежской пуще. 29 мая 1990 года Борис Николаевич был избран, вопреки воле союзного руководства, председателем Верховного Совета РСФСР. В июне 1990 года I Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о суверенитете. Она декларировала раздел общенародного достояния СССР и верховенство республиканских законов над законами СССР. Это был первый правовой акт, означавший начало ликвидации Союза. В октябре 1990 года принимается карательный Закон РСФСР «О действии актов Союза ССР на территории РСФСР», который устанавливал наказание для граждан и должностных лиц, исполняющих союзные законы, не ратифицированные ВС РСФСР. Ельцин раньше всех сепаратистских лидеров республик СССР санкционировал саботаж распоряжений союзного руководства. Например, министр здравоохранения РСФСР Вячеслав Калинин в те годы приказывал всем облздравам и горздравам: «Категорически запрещаю исполнение каких-либо приказов и распоряжений Минздрава СССР, а также контакт с их функционерами».

В самом начале президентского пути Ельцина в Ново-Огареве уже сдающим позиции Горбачевым ведется переговорный процесс о подписании нового союзного договора без участия в нем союзного правительства. Чтобы уж подчистую не проигрывать, президент СССР призывает на помощь соотечественников, и они весной 1991 года отвечают: мы — за Советский Союз, устами 76,4% участвовавших в голосовании. Однако единственная идея, которую вынесли из этого плебисцита разрушители СССР — что Союз может быть разрушен. Тогда этот вопрос был поставлен впервые. До сих пор граждане об этом и думать не могли, а теперь пришлось.

Ельцин, Кравчук и Шушкевич, мечтавшие каждый о своем царстве, не могли допустить никакого, даже самого глупого, новоогаревского договора, и в местечке Беловежская пуща под Минском 8 декабря 1991 года тайно подписали соглашение о ликвидации СССР «с целью сохранения единства».

Важно это зафиксировать: никто, даже Прибалтика, в период 1989–1991 годов не прилагал таких усилий к оформлению «суверенитета», как Борис Ельцин.

Преступление, которое совершил Ельцин, разрушая Советский Союз, нельзя назвать государственным, поскольку оно было бы в такой формулировке преуменьшено. Это, безусловно, международное преступление, поскольку падение СССР на самом деле было геополитической катастрофой. Это решение, в частности, разрушило двухполярный мир и создало предпосылки для оформления нынешнего мира — однополярного. Тем фактом, что сегодня некая государственная идеология объявляется единственно верной и непогрешимой, а отклонения от нее служат оправданием для уничтожения целых стран и народов, мы обязаны тоже Борису Ельцину. Благодаря ему страна, победившая фашизм, согласилась больше не бороться с фашизмом как признанием одной идеологии главенствующей над всеми остальными, в том числе методами вооруженного насилия.

Начало читайте здесь, продолжение в третьей части. Материал из цикла "Как предавали Россию".

0
7414

Комментарии

От имени
Авторизуйтесь
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»