Вернет ли Абдулатипов мир Дагестану

31 января 2013, 13:42
Вернет ли Абдулатипов мир Дагестану

Илья Филатов

Аналитики указывают на то, что новый назначенец — фигура «из прошлого»

Депутат Госдумы Рамазан Абдулатипов назначен исполняющим обязанности главы Дагестана вместо отправленного в отставку Магомедсалама Магомедова. Последний не оправдал надежд Кремля и не смог стабилизировать ситуацию в регионе. Сделать это предстоит опытному Абдулатипову, однако эксперты сильно сомневаются, что ему это удастся.

Увы, именно в годы правления Магомедова, начиная с 2010 года, Дагестан медленно, но верно превращается в самую «горячую точку» страны. В итоге он отобрал у Ингушетии статус лидера среди субъектов РФ по уровню криминала и напряженности. Есть ли заслуга в этом Магомедова, сказать трудно, но предотвратить такое развитие событий он не смог, за что и был уволен. Формально он переведен на более спокойную работу заместителя главы администрации Президента РФ. Эксперты уже окрестили эту почетную синекуру данью уважения отцу Магомедова — Магомедали, в свое время немало сделавшему для сохранения территориальной целостности России.

Абдулатипову же предстоит теперь разгребать настоящие авгиевы конюшни, оставшиеся после предшественника. Экстремизм и терроризм стали нормой жизни в Дагестане, практически ежедневно там гибнут люди — из числа силовиков и мирных жителей, их все больше. Число недовольных как местными властями, так и центром в регионе зашкаливает. Молодежь массово покидает республику, где единственный доступный способ заработать для них — уходить в бандподполья, примыкать к ваххабитам.  

Особенно развит в Дагестане этносепаратизм в отношении русского народа и славянства в целом. Накал страстей подогревается постоянными разговорами о создании Исламской Республики и отделения Дагестана от России, что также усиливает миграцию. В итоге происходит неконтролируемый массовый исход русскоязычного населения. На этом фоне обостряются отношения титульных этносов Дагестана — в основном аварцев и даргинцев с казаками.

Со всем этим ворохом проблем придется столкнуться Абдулатипову. Чтобы понимать, насколько ему будет трудно, достаточно взглянуть на его биографию. Врио президента Дагестана родился 4 августа 1946 года в семье председателя колхоза в дагестанском селе Гаргута. По образованию фельдшер, работая секретарем райкома комсомола, заочно окончил исторический факультет Дагестанского университета. С 1978 года, с небольшим перерывом, жил в Центральной России. Защитил в Ленинграде кандидатскую и докторскую диссертации о национальных отношениях при развитом социализме, преподавал научный коммунизм.

В 1988 году был приглашен на работу консультантом в Отдел национальных отношений ЦК КПСС, спустя два года избран в Верховный Совет РСФСР от Буйнакского округа Дагестана, стал председателем Совета Национальностей российского парламента.

В марте 1991 года в составе известной «шестерки» руководителей Верховного Совета добивался смещения с поста председателя Бориса Ельцина, в июне баллотировался в вице-президенты России в паре с Вадимом Бакатиным. Впоследствии нашел общий язык с новой властью, был вице-премьером и министром по делам национальностей в кабинетах Виктора Черномырдина и Сергея Кириенко. В 2005–2009 годах был послом России в Таджикистане, затем два года работал ректором Московского государственного университета культуры и искусств. В общей сложности четырежды избирался депутатом, последний раз в декабре 2011 года.

Человек он не военный, в органах безопасности не служил, особого влияния в этих структурах не имеет. Абдулатипов, несомненно, политик с большим стажем, но академическая, научная работа всегда была ему ближе. Серьезного опыта работы антикризисным менеджером, к тому же в условиях реальных боевых действий — а именно такой человек нужен сегодня во главе Дагестана, — у него, увы, нет. Хотя в регионе его уважают, и авторитет его там довольно высок.

Как отмечает политолог Максим Шевченко, в Дагестане есть две условные группы — даргинцы и аварцы. Даргинцы, по его словам, условно обеспечиваются связкой клана Магомедовых, так называемого левашинского клана и мэра Махачкалы Саида Амирова и его приближенных. Им противостоит неорганизованное «аварское пространство» (неорганизованное, потому что не имеет единого лидера), которое косвенно поддерживали лезгины и южный Дагестан. Абдулатипов является аварцем, но при этом не является ставленником ни одного клана. По словам эксперта, Абдулатипову необходимо искать союзников, и «главным союзником, главной его опорой станут не олигархи, не бароны, не силовики, а именно люди — ждущие перемен, надеющиеся на них».

К сожалению, этого может не хватить для успешного управления взрывоопасной республикой. Сложная социально-экономическая ситуация в регионе, чрезвычайно криминогенная обстановка замешаны на крайне непростых религиозных коллизиях, где слишком много подводных камней и незаметных, но очень важных нюансов даже для аварца Абдулатипова. Дагестанский политолог Руслан Курбанов подчеркивает: врио главы Дагестана — светский человек, про которого никак не скажешь, что он глубоко разбирается в тонкостях мусульманского права.

– Увы, он далек от проблем развития современного мусульманского общества, мало представляет себе все глубину идеологического раскола современного дагестанского общества на верующих и неверующих, на суфиев и салафитов, на сторонников аварских шейхов и сторонников кумыкских шейхов и т.д., — продолжает эксперт. — У него весьма смутное представление о причинах радикализации, о вине чиновников и силовиков в этой радикализации, об исканиях, стремлениях и терзаниях самой верующей молодежи, об их идеалах и претензиях старшему поколению.

По мнению Курбанова, Абдулатипову, скорее всего, не удастся выстроить конструктивные отношения с религиозными группами дагестанских мусульман, «не удастся вдумчиво и глубоко проанализировать тектонические процессы ломки традиционного общества в Дагестане и прихода ему на смену новой формы мусульманского общества постиндустриальной эпохи». Все это будет серьезно затруднять работу Абдулатипова в остальных сферах, где он призван навести порядок. Впрочем, по словам Курбанова, в помощь новому руководителю республики может прийти мирно настроенная молодежь. «Это раньше в горах старики были хранителями истины. Сегодня такими хранителями стало молодое поколение. И в этом парадоксе еще не все чиновники и ученые успели разобраться», — отмечает он.

Как считает, со своей стороны, политолог Ростислав Туровский, приход Абдулатипова поменяет расстановку сил в регионе, что в итоге приведет к переделу власти в Дагестане. «Проблем республики это не решит, поскольку в Дагестане нет лидера, способного сплотить все элиты», — полагает эксперт.

Член Общественной палаты резидент информационно-аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин отмечает, что Абдулатипов приходит к власти в очень тяжелое время.

– Количество экстремистов, опирающихся на псевдомусульманскую идеологию, то есть преступно использующих ислам, очень велико. Абдулатипов находится в очень сложной ситуации, потому что, с одной стороны, ему надо проявлять твердость, ловкость, мягкость и хитрость и вместе с тем идти и продолжать переговоры с экстремистами. А их нельзя продолжать. Многое зависит от того, какой путь он изберет. Ему можно только посочувствовать, — резюмирует Гришин.

– Абдулатипов — хорошая фигура, но это фигура начала 90-х, — говорит депутат Госдумы от «Справедливой России» Валерий Зубов. — В связи с рядом объективных причин ему не удастся окончательно подавить ту латентную отрицательную энергию, которая накопилась сегодня внутри республики. Тем более что экономически Дагестан почти не развивается — вот в чем одна из главных проблем. В тактическом плане он будет удерживать ситуацию, но только до первого серьезного толчка. Для меня назначение Абдулатипова — сигнал того, что за все прошедшие годы власть в Дагестане не смогла создать настоящего социального лифта. В критической ситуации она оказалась вынуждена обратиться к тем кандидатурам, которые были проверены в начале тех самых «проклятых 90-х». Это не очень хороший показатель сложившейся ситуации.  

Член Совета Федерации, коммунист Николай Рыжков соглашается:

– Абдулатипову будет тяжело: Дагестан — весьма сложная республика. Там проживает много национальностей, сильно развита клановость — есть несколько ведущих кланов. Во властных структурах республики действует принцип жесткого разделения по этническому признаку. Если меняется кто-то из глав — самого субъекта, правительства, парламента, вслед за этим обязательно следует рокировка среди региональных элит. В данном случае Магомедов был даргинец, а Абдулатипов — аварец, следовательно, во власти грядут национальные перемены. Поэтому я не думаю, что с назначением Абдулатипова все пройдет гладко. Трудностей будет много. Остается только надеяться на силу и разум Рамазана Гаджимурадовича, — заключает сенатор.

Известно, что Рамазан Абдулатипов отправил в отставку правительство Дагестана. Временно исполняющим обязанности премьер-министра он назначил заместителя председателя кабмина Дагестана Мухтара Меджидова. Пока не будет сформирован новый кабинет министров, правительство будет выполнять свои функции.

0
1465

Комментарии

От имени
Авторизуйтесь
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»