Как предавали Россию. Ельцин. Часть 1

11 декабря 2012, 07:44
Как предавали Россию. Ельцин. Часть 1

Дмитрий Трунов

При выдвижении Ельцина как-то просмотрели, что происходит он из неблагонадежной семьи репрессированного. Не случись этого, все могло бы пойти в России иначе

Во власти Борис Ельцин прошел путь от энергичного, властного руководителя до путающегося в реальности немощного старика, не владеющего ни страной, ни собой. Этот процесс произошел в нем пугающе быстро.

Все годы правления Ельцина окружение первого президента России старательно прятало информацию о его состоянии, как алкоголик прячет за темными стеклами очков глаза. Это было бессмысленно — любые повороты в самочувствии Ельцина страна чувствовала на себе: и депрессию, и бессилие, и деградацию — все это моментально отражалось на целой стране.

Скрывать состояние Бориса Николаевича было смешно хотя бы потому, что по происходящему было ясно: ни один находящийся в трезвом уме и твердой памяти, ни один адекватный человек делать то, что делал Ельцин, не станет. Так Россия и прожила десятилетие преступлений, крови, позора и нищеты.

Уральская аномалия

Борис Ельцин родился в Свердловской области в семье строителя и портнихи. Его отец Николай Ельцин в 30-е получил за антисоветчину три года и трудился в подмосковном Талдоме, в Дмитлаге, на строительстве канала имени Москвы. Главным воспоминанием Бориса о глубоко пьющем отце были его приступы бешенства и жестокие наказания ремнем.

Освободившись в 1937 году, Николай Ельцин вернулся на стройку. Он работал мастером при возведении калийного комбината в Березниках Пермского края. В этом городе Борис вырос, окончил школу, здесь же впервые проявился его бунтарский характер.

Учился Ельцин недурно, однако уже тогда обладал непредсказуемыми повадками вроде организации вылазки всего класса через окно на улицу во время урока немецкого. На вручении семиклассникам аттестатов Борис выкинул номер: вскарабкался на трибуну и принялся ни с того ни с сего обличать эту самую учительницу немецкого, классную руководительницу: что и учитель она плохой, и детей унижает, и тяжелой линейкой их бьет. Мероприятие было сорвано, Ельцин остался без аттестата, но потом все же его отбил. Впоследствии буйное красноречие в течение жизни у первого президента будет прорываться регулярно. Однажды, внезапно прозрев, Ельцин обругает вскормившую его КПСС, рассорится с Политбюро и Горбачевым, а потом много лет будет громить и сводить со света ненавистных партийных соперников, хотя в общем-то по жизни никаких таких идеологических разногласий с коммунистами не испытывал, и уже тем более никаким демократом по натуре не был.

Но присутствовала в характере Ельцина такая черта: когда его критикует старший товарищ по партии, взять стул и пойти на него словно с шашкой наголо. Или когда районные начальники не доделали дорогу — высадить их в грязь, пусть пешком идут. Или когда пресс-секретарь раздосадовал — выбросить его с теплохода за борт, в реку. По натуре Борис был царь и буквально зверел, когда кто-то этого не признавал.

В своем пути наверх Ельцин иногда показывал недюжинную волю. Поступив после института на работу в трест «Уралтяжтрубстрой», например, он дал себе слово освоить двенадцать рабочих специальностей за год — строго по одной в месяц. Довольно скоро он уже руководил домостроительным комбинатом, а в 1968 году был назначен на партийную работу в Свердловский обком КПСС, где возглавил отдел строительства. Упорнее других выходца из народа двигал первый секретарь обкома Яков Рябов, который потом вспоминал: «Так получилось, что несколько моих друзей учились вместе с Ельциным. Я решил спросить их мнение о нем. Они говорили, что он властолюбив, амбициозен, что ради карьеры готов переступить даже через родную мать. "А если ему дать задание?" — спрашиваю. Они говорят: "Любое задание начальства он разобьется в лепешку, но выполнит"».

Так оно и вышло в 1991–1999 годах: Ельцин разбился в лепешку, потратился до полусмерти, угробил здоровье, но задание выполнил — страну и партию разрушил.

Товарищи настоятельно не рекомендовали Рябову так уж благоприятствовать непредсказуемому и вздорному Борису. «Имейте в виду, — предупреждали они старого партийца, — у него неуравновешенный характер». Но главное — каким-то роковым образом сотрудники КГБ просмотрели при выдвижении Ельцина на высокие партийные посты, что происходит он из неблагонадежной семьи репрессированного. Не случись этого, все могло бы пойти в России иначе.

Свердловск в 70–80-х годах прошлого века был настоящей аномалией. К 1976 году регион был четвертым по численности в РСФСР после Москвы, Ленинграда и Краснодара, с населением в 4 млн 383 тыс. жителей. Свердловская область была третьей по объемам промышленного производства.

С 1974 года, когда была создана первая рок-группа «Слепой музыкант», в Свердловске начинает бурно развиваться рок-клуб, который породит на свет «Чайф», «Урфин Джюс», Настю Полеву, «Наутилус Помпилиус», «Агату Кристи».

В эти же годы уральских партийных функционеров и хозяйственников начинают активно зазывать в Москву: директор «Уралмаша» Николай Рыжков стал первым замминистра тяжелого машиностроения, а потом дослужился до председателя совета министров СССР. Директор Уральского турбомоторного завода Михаил Неуймин шагнул на должность первого замминистра транспортного и энергетического машиностроения. Следом за ними и покровителя Ельцина Якова Рябова забрали в Москву, назначив секретарем ЦК КПСС.

После этого Ельцин стал в Свердловске первым секретарем обкома КПСС — фактическим руководителем Свердловской области. В это время он начинает проявлять особенные качества, которые доселе были не в ходу у советской партноменклатуры. Борис Николаевич, например, каждую неделю стал вести прямые эфиры на местном телевидении, принимая звонки горожан. На все жалобы и критические замечания он реагировал незамедлительно — тут же устраивал кому надо публичную порку. Эта черта — рубить головы — станет фирменной в годы его президентства. Постановками молниеносных задач, имеющих далекое отношение к действительности, вроде полного перехода на контрактную армию к 2000 году, или заявлениями типа «снимаю все боеголовки» впоследствии были ошарашены не только в России, но и во всем мире.

Еще одним умением, как говорят биографы, Борис Николаевич был известен в менее публичном кругу. В особенно хорошем настроении, как правило, после четвертой рюмки, Ельцин частенько показывал подчиненным свой коронный номер — «двустволку»: широко распахивал рот и вливал в себя водку сразу из двух бутылок. При таких недюжинных нагрузках первый сердечный приступ настиг Бориса Николаевича уже в 1982 году.

Исключительные качества и взрывное, шокирующее поведение — это и многое другое еще предстояло узнать всей стране.

Материал из цикла "Как предавали Россию", продолжение читайте здесь.

0
13521

Комментарии

От имени
Авторизуйтесь
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»